Лазарь Берман: Невероятный новый договор показывает, что союзники Ирана в Багдаде теряют власть. Перевод с английского Игоря Файвушовича

 115 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Лазарь Берман

Невероятный новый договор показывает, что союзники Ирана в Багдаде теряют власть

Перевод с английского Игоря Файвушовича

Прозападно настроенный иракский Курдистан, имеющий связи с США и Израилем, выжал уступки из ослабленного шиитского премьер-министра Ирака Малики. Возможно, он не намерен соблюдать это соглашение, но тот факт, что он подписал его, говорит о многом.

Премьер-министр Ирака, шиит Нури аль-Малики (Фото: AP / Халид Мохаммед)

Всего шесть месяцев назад, Эрбиль, столица курдской автономной области Ирака, буквально гудела. Гуляя по улицам этого древнего города, где я жил и работал, можно было почувствовать напряжение, охватившее курдов, так они были настроены продолжать борьбу с Багдадом. «Мы не позволим премьер-министру Ирака Нури аль-Малики отнять у нас Киркук», — постоянно говорили мне люди.

Вооружённые силы курдских повстанцев и иракские правительственные войска лишь недавно были вовлечены в смертельные перестрелки вблизи северного города Тикрит. Теперь обе стороны направили десятки тысяч солдат в район спорного города Киркук, где они сталкиваются друг с другом в напряжённом противостоянии.

В последующие месяцы отношения между иракским центральным правительством в Багдаде и курдской администрацией в Эрбиле ещё более ухудшились. Обе стороны так глубоко увязли в спорах — за нефть, территорию и деньги, — что продолжение конфликта казалось неизбежным.

Курды не были единственной проблемой, стоящей перед администрацией премьера Малики, который обрёл политический вес благодаря тесным связям с Ираном. Скоро яростно запротестуют по всей стране иракские сунниты, оказывая на шиитского премьер-министра даже ещё большее давление.

Тогда случилось немыслимое. В начале прошлого месяца, премьер-министр Малики и премьер-министр Регионального правительства Курдистана (РПК) Нечирван Барзани ошеломили Ирак, объявив, что они достигли соглашения в решении основных вопросов, давно набивших оскомину в двусторонних отношениях.

В эти новости, казалось, было трудно поверить. После стольких лет крайней враждебности, как эти два лидера смогли найти так быстро столь много точек соприкосновения? И сразу же возник второй вопрос: «Насколько реально это соглашение, заключено ли оно окончательно, или оно просто даёт Малики некоторую передышку, прежде чем он вернётся к своей старой политике по отношению к курдам?»

И США, и Израиль, возможно, делают свои ставки в ответах на эти вопросы.

Друг в опасном регионе

Америка и Израиль весьма заинтересованы в судьбе курдов, особенно в северном Ираке. США потеряли тысячи жизней и потратили миллиарды долларов, пытаясь найти и поддержать демократических, проамериканских лидеров и правительства на Ближнем Востоке. Горький опыт в Ираке, Афганистане и Палестинской автономии показал, насколько это сложная задача. «Арабская весна», как рассчитывали многие в США — хотя в Израиле куда меньше — приведёт демократических лидеров в арабский мир, правда, до сих пор эта надежда явно не сбылась.

Хотя существует некоторое антизападничество на религиозной почве, курды в целом настроены весьма проамерикански. «Курдистан и Америка — братья!», — говорили мне водители курдского такси, когда они наклонялись ко мне слишком близко и предлагали бесплатный проезд. Часто цитируемая курдская пословица:«у курдов нет друзей, но у них есть горы», сегодня часто заканчивается так: «… и американцы». Региональное правительство Курдистана, пытаясь создать свой частный сектор, тратит много энергии, пытаясь привлечь западные, и, особенно, американские, инвестиции.

Кроме того, курды рассматривают партнёрство с США как жизненно важный стратегический актив в регионе с мощными соперниками. В то время как аль-Малики отказался продлить крайний срок — декабрь 2011года — вывода американских войск из Ирака, курды говорят, что они были бы рады принять у себя, в иракском Курдистане, постоянные американские базы вместо иракских. «Я думаю, что парламент, народ и правительство Курдистана будут тепло приветствовать этот предложение», — сказал президент РПК Массуд Барзани, дядя премьер-министра. Хотя эта идея совершенно нереальная, это — явный признак того, насколько глубоко курды готовы взять на себя обязательства в их отношениях с США.

Курдско-израильские отношения не могут быть столь же открытыми, но в сфере безопасности их связи укоренились глубоко. Офицер Моссада по имени Саги Чори, был послан, чтобы помочь своему близкому другу, ныне покойному, авторитетному курдскому лидеру Мулле Мустафе Барзани, возглавлять бои курдов с иракской армией в 1960-х годах. (Это партнёрство было широко отражено в курдских и израильских СМИ). А сообщения Израиля о подготовке курдских коммандос продолжают всплывать на поверхность и по сей день. Курдские националисты, как правило, считают Израиль образцом для подражания для независимого Курдистана, маленького народа, окружённого врагами, поддерживаемого стратегическим партнёрством с Соединёнными Штатами.

Израиль давно создал альянсы с неарабскими странами на периферии Ближнего Востока. Сегодня эта политика опирается на партнёрство с Кипром, Грецией, Болгарией, Кавказом и странами Центральной Азии. Курдистан прекрасно вписывается в эти рамки.

Между тем, администрация аль-Малики в Багдаде продолжает сближаться с Ираном. И Тегеран, и Дамаск поддержали его борьбу за обеспечение второго срока в качестве премьер-министра в 2010 году. Малики позволил Ирану летать над территорией Ирака в операциях по поддержке режима Асада в Сирии. Более напористое РПК и ослабленное Центральное правительство в Багдаде, могло бы затруднить Тегерану диктовать будущее Ирака, да и вообще, всего региона.

Малики под давлением

После относительно успешного первого срока на посту премьер-министра Ирака с 2006 по 2010 годы, Малики вошёл в свою вторую каденцию, согбенный под грузом своей власти. Это совсем не сработало.

Парламентские выборы сохранили ему небольшую поддержку новой коалиции, так что, после восьмимесячного тупика, и с поощрения Ирана, он убедил курдов поддержать его правительство в обмен на обязательство принять меры по разделению власти.

Малики не выполнил практически ничего из обещанного им и обнаружил, что его администрация находится под возрастающим давлением со всех сторон.

Арабы и курды всегда смотрели друг на друга с подозрением, но отношения между Багдадом и провинцией Эрбиль приняли резкий поворот к худшему.

Как и ожидалось, камнем преткновения была нефть. Курдское правительство никогда не было довольно установившимся порядком вещей, который требовал, чтобы обширные запасы курдской нефти, протекающей через трубопроводы, контролировались Багдадом, в обмен на долю в доходах. Разочаровавшись в аль-Малики, курды начали подписывать сделки напрямую с крупнейшими нефтяными компаниями, хотя поначалу у них не было никаких средств, чтобы экспортировать свою нефть.

Утверждая, что правительство Малики должно им более чем 4 миллиарда долларов за нефть, РПК прекратило весь экспорт нефти через Багдад ещё в январе. Багдад, со своей стороны, заявил, что сделки курдского правительства с зарубежными нефтяными компаниями, заключённые в обход федерального правительства, являются нарушением иракского законодательства. Это заявление чревато оказанием давления на курдов, чтобы они уступили контроль над всеми соглашениями по нефти центральному правительству.

Спорный город Киркук на севере Ирака был другой серьёзной, долгосрочной темой спора. Этнически смешанный город, где проживают туркмены, курды, арабы и ассирийские христиане, Киркук исторически сложился в провинции под сильным влиянием курдов. Тем не менее, когда Саддам Хусейн пришёл к власти в 1970-х, он начал кампанию арабизации, в результате чего заменил арабскими семьями 100 000 курдов, которых он изгнал.

Курды считают Киркук неотъемлемой частью своей исторической родины, который должен по праву находиться под курдской властью. Курды рассказывали мне, что считают его «курдским Иерусалимом». Референдум о будущем Киркука, который стал в 2005 году подмандатным иракской конституции, был отложен на неопределённый срок, и этот город в настоящее время разделён на этнические зоны со своими собственными силами безопасности. Бросьте взгляд на одно из крупнейших в мире нефтяных полей, расположенных под этим спорным городом, а ведь Киркук — это пороховая бочка, лежащая в середине уже пожароопасного Ирака.

Он почти взорвался насилием в минувшую зиму. Аль-Малики направил в Киркук иракскую армию, якобы для защиты города от террористов. Курды увидели в этом попытку взять город под контроль с помощью силы и послали подкрепление. В перестрелках между иракскими и курдскими солдатами в ноябре 2012 года вблизи Тикрита федеральные войска потеряли 12 человек убитыми, и обе стороны предвидят еще большее кровопролитие.

Через месяц, суннитское меньшинство Ирака — с сильными связями с бывшим режимом Саддама — разразилось яростными протестами против правительства Малики. После вынужденного побега из страны суннитского вице-президента Тарика аль-Хашеми в декабре 2011 года после обвинения его в терроризме, аль-Малики обвинил в подобных преступлениях суннитского министра финансов. Антиправительственные протесты суннитов в городе Хавиджа два месяца назад привели к кровопролитным столкновениям между правительственными войсками и демонстрантами. Это стало последней каплей для иракских суннитов, и насилие стремительно вышло из-под контроля во всех суннитских провинциях. Малики был не в состоянии остановить рост недовольства, и в продолжающихся беспорядках погибли более 300 иракцев.

Головная боль аль-Малики на этом не закончилась. Его рычаги влияния на курдов проскользнули даже дальше, так как не имеющий выхода к морю Курдистан нашёл способ экспортировать свои энергоресурсы через Турцию. Улучшение отношений с Анкарой привели в начале этого года к соглашению о строительстве нефтепровода в район их северного соседа. Связи между Турцией и РПК позволили сделать в конце марта ещё один важный шаг вперёд с подписанием исторического соглашения о прекращении огня между Анкарой и курдской террористической группой PKK (Рабочая партия Курдистана — И.Ф.)

Правительство Малики пыталось использовать бюджет 2013 года, чтобы наказать РПК. 7 марта в Багдаде прошло утверждение бюджета, что дало курдам всего $ 646 млн из $ 3,5 млрд, которых они ожидали. В знак протеста, курдские парламентарии и министры в Багдаде бойкотировали заседание Законодательного собрания и отправились по домам.

Один из путей выхода из создавшегося положения

В контексте нарастающей слабости аль-Малики, насильственных действий недовольных суннитов, а также роста доверия со стороны курдов, в прошлом месяце была предрешена судьба договора между Малики и Барзани.

«Малики был вынужден сделать этот шаг», — считает эксперт по Ираку, профессор Офра Бенджио из Тель-Авивского университета, — «из-за ухудшения отношений с суннитами. Его ранние попытки играть с помощью суннитов против курдов и наоборот, не сработали. Так что для того, чтобы не столкнуться с двумя врагами одновременно … он решил ещё раз прийти к соглашению с курдами».

Курдский премьер-министр Нечирван Барзани (Фото: Министерство обороны США)

На подписание договора собрались 1 мая, когда курдский премьер-министр посетил Багдад.

Соглашение, по крайней мере, на бумаге, состоящее из 7 пунктов, рассматривает давние основные спорные вопросы. В дополнение к компенсации жертвам нападения Саддама на курдов в 1980-х годах, это соглашение содержит положения, направленные на решение по разделению прибыли от нефти и газа, территориальные споры, а также долю курдов в федеральном бюджете.

Большой вопрос, — приведёт ли это соглашение к долговременному сотрудничеству или же расплывчатые, грандиозные официальные заявления будут нереализованными в очередной раз? Сами курды расходятся во мнениях, что означает эта сделка.

Союзники Барзани празднуют, а курды, с которыми я беседовал в Эрбиле, сказали мне, что они довольны этим договором.

Но партия курдской оппозиции «Горрана» («Перемены»), которая, во всяком случае, не склонна одобрять всё, что делает Барзани, заявила, что этот договор служит интересам нефтяных компаний.

Профессор Бенджио думает так же. Она говорит, что эта сделка вряд ли приведёт к длительному решению проблемы нефтяных ресурсов или судьбы Киркука. «Малики не хотел бы, чтобы его считали человеком, который распродал эти национальные активы», — подчеркнула она.

Со своей стороны, Иран будет делать всё возможное, чтобы предотвратить реализацию данного соглашения. Условия договора ослабляют Малики и его шиитских союзников и укрепляют курдов, настроенных проамерикански.

История Ирака, как и остальных стран региона, замусорена пустыми соглашениями и декларациями. Последний договор вполне может быть ещё одним. Тем не менее, сам факт, что аль-Малики публично согласился с его условиями, показывает, насколько резка его позиция, и до какой степени скользким стало положение Ирана.

Если эта тенденция сохранится, то существует реальная возможность для нового независимого, богатого энергией Курдистана, ищущего поддержку Запада. Демократически настроенная и разумно доброжелательная мусульманская страна, находящаяся прямо на границе Ирана, была бы благом для израильтян и американцев, заинтересованных в борьбе с враждебными силами и в создании прозападного альянса в этом регионе.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Лазарь Берман: Невероятный новый договор показывает, что союзники Ирана в Багдаде теряют власть. Перевод с английского Игоря Файвушовича

  1. Писан ли закон?..
    Уверенность в западнической ориентации курдов для меня не бесспорна. Курды (исторически, по языку, культуре) — западные «горные персы» в той же мере, в какой восточные (и тоже горные) — таджики. Да, большинство курдов — сунниты, но не менее четверти — шииты, как и иранцы; многие — придерживаются синкретических верований.
    Короче, курдам чужды арабы (в равной мере арабам — курды), но близки иранцы. Так что пока что «баба надвое гадала», куда качнётся маятник.

    Попутно — о том, о чём здесь (и не только) писал не однажды. Из государств Бл.Востока Ирану (если бы без спекуляций) симпатичнее других Израиль, Израилю (если бы без истерики) — Иран. Это — ЕСТЕСТВЕННЫЕ СОЮЗНИКИ. Иран спекулирует на вражде арабов к еврейскому государству , стремясь стать в позицию защитников первых и, т.с., «всего исламского мира». Израильские политики купились на словесном антисемитизме, на пустых угрозах Ирана, чем крайне потрафили политике аятолл.
    Как выбраться из нынешней политической помойки, не знаю; не надо было забираться в неё.

    То же — о Сирии. Ещё месяц назад победа Асада, вполне вменяемого лидера (пусть и с территориальными претензиями к Израилю: Голаны) была выгодна еврейскому государству. Провокационное, совершенно неоправданное вмешательство в чужую войну (в гражданскую!) — бомбардировка Дамаска — предельно усугубили вражду с территориально ближайшим соседом, где умный, отважный и дальновидный Асад вполне может сохранить власть.
    Короче: дуракам закон не писан.
    Жаль, но это так.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *