Михаил Ривкин: Недельный раздел Ваихи

 136 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Благословение Всевышнего — уникальное свойство Йосэфа, соединение и продолжение того совершенного духовного единства, той абсолютной неделимости Израиля, которые присутствовали в полной мере только в поколениях Трёх Патриархов, и были утрачены, когда Израиль разделился на двенадцать колен.

Недельный раздел Ваихи

Михаил Ривкин

Центральной частью раздела Ваихи является благословение умирающего Яакова двенадцати сыновьям (Брейшми 49:1-27). Это благословение интересно тем, что, зачастую, собирательный образ того или иного из двенадцати колен заслоняет индивидуальный образ человека — сына Яакова. Перед нами первый полный перечень двенадцати колен/сыновей, который позволяет понять, в чём же состояли характерные особенности каждого колена, как формировался и менялся, со временем, образ того или иного колена в коллективной памяти Израиля.

«Этот документ являет собой первый образчик поэтической формы в Торе. /…/ Эта глава представляет собой самую сложную часть книги Брейшит /…/ Изначально, это было просто собрание афоризмов о различных коленах, без внутреннего единства, без некоей внутренней повествовательной логики, которая соединила бы все части повествования в единое целое. Отдельные традиционные напевы колен вплетаются в общую поэтическую ткань, но они не связаны друг с другом и описывают отдельные, никак не соотносящиеся ситуации и эпизоды.

/…/ Видимость единства, стремление увязать в единое целое отдельные части было сознательно привнесено в эту компиляцию разнообразных текстов. Сама поэма, в свою очередь, вписана в прозаический повествовательный эпизод прощания Патриарха, что позволило найти для неё достойное место в общей фабуле рассказов про Йосефа. Такая увязка отражает народные верования в общее происхождение двенадцати колен и изначальное единство народа Израиля» 1

Разумеется, колен ровно двенадцать, как и сыновей Яакова, притом, что эти списки не совсем совпадают. Племенной союз двенадцати колен, или союз двенадцати различных племён, Амфиктиония — не столь редкое явление в древности, мы встречаем его у разных народов. Постараемся понять, что же сказано в этой древнейшей поэме хотя бы про некоторые, наиболее значительные колена, и как эти поэтичные притчи и «афоризмы» соотносятся с прозаической реальностью далёкого прошлого, известной нам из ТАНАХа.

Стоит отметить, что порядок благословения сыновей почти точно соответствует порядку их рождения, как он изложен в книге Брейшит, гл. 29-30. Благословение Реувена прямо отсылает нас к известному эпизоду с Билой (Брейшит 35:21-22), и этим объясняется то, что названный «первенцем» Реувен, тем не менее «не будет преимуществовать» (там же, 49:3-4). Для правильного понимания этих слов следует учесть, что колено Реувена занимало периферийное положение на карте Земли Израиля, и уже в силу этого не могло эффективно претендовать на первенство.

«С исторической точки зрения, утрата лидерства Реувеном отражает весьма раннюю традицию. У нас нет никаких исторических свидетельств о том, что этому колену некогда принадлежала гегемония, однако никаких особых причин специально приписывать первородство Реувену тоже нет. Остаётся допустить, что его положение во главе списка колен отражает положение вещей в седой древности». 2

Шимон и Леви получают благословение вместе, парой, что само по себе весьма необычно. Все остальные сыновья (колена), в том числе и малозначительные, получают каждый индивидуальное благословение. Более того, сказанное про Шимона и Леви назвать благословением можно только с большой натяжкой.

Шимон и Лейви братья, орудия хищничества свойственны им. В совет их да не войдет душа моя, с сонмом их не единись, честь моя! Ибо они во гневе своем убили мужей и по их воле подрезали жилы вола. Проклят гнев их, ибо силен; и ярость их, ибо тяжела; разделю их в Яакове и рассею их в Исраэйле.(Брейшит 49:5-7)

Скорее, это некий «афоризм», имевший хождение в других коленах, в первую очередь — в колене Иуды. Связан ли этот «афоризм» с событиями в Шхеме? Для нас эта связь самоочевидна, для завершающего редактора «поэмы Яакова» — тоже. Но сам по себе «афоризм» на историю в Шхеме никак не указывает. Метафора «подрезали жилы вола» сама по себе ни о чём не говорит. Можно допустить, что речь идёт о воинственном характере этих двух колен, точнее — колена Шимона. Леви «пристёгнут» к нему именно потому, что колена Леви никогда не существовало, особых отличительных черт, связанных с родом деятельности и местом жительства, у него не могло быть, а включить Леви в список было необходимо, ибо, наряду со списком двенадцати колен древняя традиция свято хранила и другой список — список двенадцати сынов Яакова.

Самые щедрые похвалы и недвусмысленное утверждение первенства отныне и во веки веков досталось Иуде (там, 49:8-12). Уже этого было бы достаточно, чтобы ясно указать нам, что «благословение Яакова», точнее, его окончательная редакция, обязано своим происхождением именно колену Иуды.

«Неоспоримая гегемония Иуды не всегда была очевидной. Это ясно видно и из сказанного про это колено в Деварим 33:7[т. н. Благословение Моше], и из того, что в период Судей его роль была сравнительно невелика. Колено Иуды не дало ни одного судьи, а в «Песне Деворы» (Судей, гл. 5) оно и вовсе не упомянуто. Только во времена Шауля это колено выходит из изоляции, и достигает вершины своего могущества при Давиде». 3

Тот факт, что в самом «благословении Яакова» это могущество уже самоочевидно, помогает нам сделать осторожное допущение, что знакомая нам версия «благословения Яакова» была окончательно зафиксирована не ранее времени первых двух царей Израиля.

Очень интересно благословение Йосэфа. Это второй пример имени, которое присутствует в списке сынов Яакова, но отсутствует в списке двенадцати колен. Как не раз бывало и в истории Израиля, и в истории других народов, исключительная красота и образность способствовали тому, что этот поэтический отрывок был удержан в окончательной редакции, притом, что многие его образы и эпитеты весьма архаичны, уникальны и не встречаются больше нигде в ТАНАХЕ.

«Благословение Йосэфа очень длинное, сравнимо только с благословением Иуды. /…/ Язык загадочный и туманный. Зачастую значения слов не совсем понятны. Этот текст перекликается с соответствующим отрывком из благословения Моше (Деварим 33:13-16). Четыре мотива присутствуют в этом благословении: характерные черты колена (ст. 22), исторические аллюзии (ст. 23), благословение Всевышнего (ст. 24f) и благословение изобилием (ст. 25f)». 4

Вот эти четыре мотива, нумерация в скобках указывает их порядок

(1) Росток плодоносный Иосэйф, плодоносный над источником; ветви его простираются над стеною. (2) И огорчали его, и стреляли, и враждовали на него стрельцы; И тверд остался лук его, и прытки были мышцы рук его, поддержанные Владыкой Яакова, (3) оттого пастырем стал и твердыней Исраэйлевой, От Б-га отца твоего, который да поможет тебе, и от Всемогущего, (4) Он да благословит тебя благословениями неба свыше, благословениями бездны, лежащей внизу, благословениями персей и утробы. Благословения отца твоего превышают благословения моих родителей до пределов холмов вечных (Брейшит 49:22-26).

Надо сказать, что если рассматривать Йосэфа, вслед за Н. Сарна, именно как «колено», то первые три мотива остаются совершенно непонятными. Но если мы посмотрим на тот образ Йосэфа, который рисует нам книга Брейшит, то все четыре мотива становятся понятными применительно к этому образу. Мы уже писали об этом, повторим вкратце:

  • характерные черты, но не «характерные черты колена», а характерные черты человека Йосэфа — «росток плодоносный, плодоносный над источником» — это метафора, выражающая особую духовную связь и преемственность Йосефа с тремя Патриархами, связь более тесную и преемственность более полную, чем у всех остальных сыновей.
  • Исторические аллюзии — «огорчали, стреляли, враждовали» — это агрессивное поведение и братьев, и египетских недоброжелателей. «Твёрд остался лук его» — колоритная, неожиданная в контексте Торы, но безошибочно понимаемая метафора, описывающая неудачные попытки соблазнить Йосэфа.
  • Благословение Всевышнего — «Пастырь и твердыня Израиля» — уникальное свойство Йосэфа, соединение и продолжение того совершенного духовного единства, той абсолютной неделимости Израиля, которые присутствовали в полной мере только в поколениях Трёх Патриархов, и были утрачены, когда Израиль разделился на двенадцать колен.
  • Благословение изобилием — «Он да благословит тебя благословениями неба свыше, благословениями бездны, лежащей внизу, благословениями персей и утробы» Тому, кто смог спасти от страшного голода и Египет, и все окрестные народы, было дано это особое свойство, делать тучным и изобильным всё, к чему он прикасался.

Как мы уже писали, благословение Йосэфа — единственное из двенадцати благословений, которое сохраняет свой персональный личный характер. Это благословение адресовано конкретному человеку, а не собирательному образу колена и не зодиакальному знаку. И именно поэтому оно так образно и поэтично. Из всего множества древних «афоризмов» и «традиционных напевов» благословение Йосэфа, надо полагать, самый древний. На это указывает не только архаичная лексика, но и та возвышенная духовность, то прозревание в даль веков, которого мы не встречаем ни в каком другом благословении.

Таково Благословение или Завещание Яакова, естественным образом завершающее книгу Брейшит, книгу рассказов про семью и род, и подводящее нас к книге Шемот — книге Истории Израиля.

___

1 Nachum A. Sarna The JPS Torah Commentary Genesis Philadelphia NY Jerusalem 1989, p 331

2 Nachum A. Sarna The JPS Torah Commentary Genesis Philadelphia NY Jerusalem 1989, p 332

3 Nachum A. Sarna The JPS Torah Commentary Genesis Philadelphia NY Jerusalem 1989, p 335

4 Nachum A. Sarna The JPS Torah Commentary Genesis Philadelphia NY Jerusalem 1989, p 342

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Михаил Ривкин: Недельный раздел Ваихи

  1. Шалом, уважаемый Рав,
    я думаю, в затронутом Вами вопросе логика такова: через Праотцев семейственность переходит в род, род Авраама Ицхака и Якова, а через Якова — Израиля род переходит в качество Народа (семейство народов), можно сказать, нацию. Она объединяется уже не родовыми связями, а Законом, который выходит от Всевышнего — Торой, которую мы получаем в Шемот. Таков, я думаю, замысел Всевышнего, пронизывающий и далее всю Тору и делающий ее единой. Далее последуют изучение законов, порядок службы в Храме — Ваикра, затем освоение этих законов — Бэмидбар и, наконец, напутствие для жизни в Зеле Израиля — Дварим.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *