Самуил Виноградов: Проблема гендерного равенства и природа человека. Окончание

 294 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Полноценная гетеросексуальная семья как, социальный институт, никуда не исчезнет, как бы ни пытались её разрушить сторонники «сексуальной свободы» в самых разных её проявлениях. Другое дело, что существенное ослабление зависимости женщины от общественного мнения даёт ей свободу выбора в построении личной жизни.

Проблема гендерного равенства и природа человека

Самуил Виноградов

Окончание. Начало

Диалектика природы, то есть раздвоение всего сущего на противоположности, без чего невозможно никакое развитие, проявляется, в частности, и в разделении почти всего мира животных (как и высших растений) на два пола. К почкованию, характерному для простейших животных, человечество, увы, не вернётся. Но иллюзия абсолютной свободы пьянит некоторую, численно незначительную, часть человечества, тех, кто уже пресытился потреблением материальных благ, наподобие старухи из пушкинской сказки о рыбаке и рыбке. Желаемое в мире общества уже достигнуто, теперь можно и естественную природу человека подстроить под свои желания.

Да, природа отдельного человека не всегда совершенна. Какая-то, относительно незначительная часть человечества страдает от генетических нарушений, от негативных мутаций организма, вызванных наследственными факторами. Да, существуют женоподобные мужчины и мужеподобные женщины, существуют гермафродитизм и врождённая гомосексуальность. Да, человеческое общество не должно отвергать этих людей, а, наоборот, должно помогать им адаптироваться в социальной среде. Но если это общество, поддавшись заполонившей средства массовой информации агитации, поставит знак равенства между мужчиной и женщиной как биологическими существами, а также между магистральным развитием человеческой природы и отклонениями от этого развития (соответственно влияя на социальное поведение людей), последствия могут оказаться непредсказуемыми, как и любые другие последствия произвола по отношению к природе.

Любой здравомыслящий человек понимает, что мужчина не должен рожать детей, хотя теоретически это возможно. Но для того, чтобы родить здорового ребёнка, сама женщина должна быть здоровой. Только о каком здоровье можно говорить, если женщина, в погоне за деньгами и славой, поднимает тяжёлую штангу, занимается боксом и восточными единоборствами, изнуряет себя на спортивных тренировках, подвергая свой организм чрезмерным нагрузкам и физическому воздействию. Дело доходит до того, что, например, девушки, призываемые на службу в Армию обороны Израиля, часто требуют направления в танковые, авиационные, артиллерийские подразделения, не задумываясь о негативных последствиях такой службы для своего организма (подобная тенденция существует и в некоторых других странах). А между тем изначально практика призыва женщин на военную службу была обусловлена исключительно необходимостью замены мужчин на должностях, не требующих значительных физических усилий. Причина же извращённого понимания женщинами, особенно молодыми, идеи гендерного равенства вполне очевидна — это распространяемая средствами массовой информации псевдофеминистская идеология, рождённая в воспалённых умах довольно многочисленных экзальтированных особ, имеющих доступ к этим средствам. Суть данной идеологии — доказать, что женщины, вне зависимости от своих природных особенностей, способны не уступать мужчинам в любом без исключения виде практической деятельности.

Не менее громко звучат призывы к равенству, когда речь заходит о сексуальных меньшинствах. Но только какое равенство имеется в виду? Казалось бы, никому не должно быть никакого дела до того, чем занимаются взрослые люди у себя в постели. Но вдруг в нашу эпоху появляется довольно многочисленное и, главное, очень шумное движение гомосексуалистов и лесбиянок, устраивающих «парады гордости», требующие равноправия с гетеросексуальными парами в отношении заключения официальных браков и усыновления детей. Даже в Израиле, где подавляющее большинство населения всегда придерживалось традиционных, основанных на Торе, представлений о семье и браке, ежегодные «парады гордости» проходят не только в либеральном Тель-Авиве, но даже в весьма консервативном Иерусалиме. Что же касается целого ряда других стран Запада, то там всё чаще принимаются законы о приравнивании гомосексуальных браков к гетеросексуальным, а также о праве гомосексуальных пар на усыновление чужих детей. И если указанное движение не только вдруг возникло, но и приобрело столь массовый характер, то у него должны быть очень серьёзные причины, которые необходимо понять.

Общеизвестно, что основной идеологической формой регулирования социальных отношений в обществе на протяжении многих веков была религиозная мораль. При этом все основные религии, существующие на протяжении последних двух тысяч лет, рассматривали моногамную семью как единственную допустимую форму осуществления людьми функции деторождения. Создание семьи обставлялась различными ритуальными действиями, направленными на придание браку священной роли в жизни семейной пары. Соответственно в массовом сознании сформировался устойчивый стереотип брачного поведения, отклонения от которого осуждались общественным мнением и, зачастую, влекли за собой жестокие юридические санкции.

Что касается гомосексуальных отношений, то они, начиная с законов Торы, были категорически запрещены во всех монотеистических религия. Такой запрет можно объяснить стихийным стремлением социума, особенно, на ранних стадиях его развития, обеспечить своё воспроизводство в последующих поколениях. Ведь, как известно, люди с гомосексуальными наклонностями в таком воспроизводстве практически не участвует. В то же время гомосексуализм никогда не исчезал полностью, о чём свидетельствуют многочисленные исторические источники. Он лишь был загнан в глубокое подполье. Но полностью истребить его так и не удалось, поскольку настоящая гомосексуальность, как показали научные исследования последних десятилетий, является отклонением от нормы, имеющим биологическую основу.

В чём же причина нынешней социально-политической активности приверженцев однополого секса, проявляющейся в последнее время во всё более массовых формах? Казалось бы, наиболее интимная сторона жизни людей, каковой, без сомнения, является секс, не имеет прямого отношения к социальной, а, тем более, к политической жизни общества. Наоборот, всему развитию человеческой цивилизации сопутствовал процесс определённого подавления в людях животного, биологического аспекта их сущности за счёт усиления аспекта человеческого, то есть общественного. Система моральных ценностей цивилизованного общества, даже и в настоящее время, обязательно включает в себя табу на публичное проявление сексуальности. На практике это означает, что человек, оставаясь биологическим существом, должен быть способен подавлять в себе животные инстинкты, вступая в любые формы общественных отношений. Нарушение же такого табу объективно означает доминирование в человеке животного начала над человеческим.

Казалось бы, сторонники «однополой любви», будучи членами общества, не должны, как и все остальные цивилизованные люди, публично декларировать интимную сторону своей жизни. Но раз они так поступают, то, следовательно, у них есть соответствующая потребность. И пока мы не поймём, в чём сущность этой потребности, мы не сможем сформулировать оптимальный ответ на вызов, бросаемый обществу «сексуальными меньшинствами».

Любая потребность человека есть не что иное, как отношение этого человека к окружающей среде. В биологических потребностях выражается отношение к природе, породившей жизнь и являющейся первичным условием её физического существования. Другие же, более высокие потребности, представляют собой, в конечном счёте, отношение человека к его социальной среде, к обществу. Чем больше таких потребностей, тем богаче внутренняя жизнь личности, тем больший интерес такая личность вызывает у окружающих. Но если рассматривать социальную активность сексуальных меньшинств как форму их специфического отношения к обществу, легко обнаружить, что внешне такая активность — это протест против существующего ныне отношения гетеросексуального большинства человечества к сексуальным меньшинствам как к неполноценным существам.

Как известно, на протяжении, по меньшей мере, двух тысячелетий, в странах, где господствовали монотеистические религии, в глазах подавляющего большинства членов общества гомосексуалисты считались олицетворением грязи и мерзости, людьми, недостойными какого-либо уважения. К настоящему времени этот стереотип претерпел существенные изменения, прежде всего, в наиболее демократических странах. Однако ещё очень рано говорить о его полном преодолении. Стереотипы массового сознания вообще чрезвычайно консервативны, особенно когда речь идёт о наименее образованных слоях общества. Поэтому видимая цель социально-политической активности сексуальных меньшинств — полностью изменить отношение общества к гомосексуальным отношениям, сделать эти отношения в глазах всех людей разновидностью нормы.

В действительности, однако, рассматриваемая проблема является гораздо более сложной. Фактически, представители сексуальных меньшинств образовали определённую социальную группу, чётко обозначившую своё отличие от людей, придерживающихся традиционной сексуальной ориентации, то есть, подавляющей части общества. Принадлежность же к какой-либо социальной группе означает наличие у людей специфических потребностей, не присущих остальным членам общества и, следовательно, существование у них определённого социального качества, в той или иной мере определяющего их поведение. Гомосексуальная ориентация, в данном случае, не является социальным качеством, поскольку изначально носит биологический характер. Но социальное поведение значительной части представителей сексуальных меньшинств действительно отличается от поведения гетеросексуалов. Такое поведение зачастую эпатирует окружающих своим несоответствием традиционно сложившимся нормам. Вопрос здесь в том, какими объективными факторами оно определяется?

Истории известно немало людей, имевших гомосексуальную ориентацию, которые внесли большой вклад в развитие мировой культуры. Но они, в своём большинстве, не выпячивали, а, наоборот, старались скрыть от посторонних глаз интимную сторону своей жизни. В памяти же человечества эти люди остались исключительно благодаря своему творчеству. Да и в настоящее время есть немало сторонников однополого секса, которые заняты сложным квалифицированным трудом и не склонны афишировать интимные аспекты своего бытия.

Совершенно очевидно, что тех людей, которые участвуют в «парадах гордости» и других открытых проявлениях своей нетрадиционной сексуальной ориентации (прекрасно зная об отношении основной массы людей к подобным явлениям), совершенно не заботит, как такое участие отразится на их социальном статусе. Следовательно, этот статус, который выражается, прежде всего, в содержании и значении для общества их основной деятельности, либо им безразличен, либо их не устраивает. В данном случае мы сталкиваемся с одной из иллюзорных форм социально-психологической компенсации — явления, чрезвычайно распространённого в обществе.

Именно трудовая деятельность, в конечном счёте, является основным способом существования любого человека, важнейшим проявлением его подлинно человеческой, то есть, общественной сущности. Но для сознания огромной массы людей характерно острое противоречие между потребностью в такой деятельности и отчуждением от её конкретных проявлений — различных видов труда, не удовлетворяющих человека своим характером, содержанием и общественной значимостью.

Труд, не дающий работнику хотя бы минимального удовлетворения, угнетает его, вызывает спонтанный протест, и, следовательно, постоянный психологический дискомфорт. К тому же такой труд лишает человека возможности индивидуального самовыражения, обезличивает его. Без достаточной компенсации подобный дискомфорт может довести до душевной депрессии даже человека с сильной психикой. И если человечество сумело избежать этого в массовых масштабах, то только потому, что неудовлетворённость людей своим трудом чаще всего компенсировалась иллюзорными формами жизнедеятельности, к каковым относятся употребление алкоголя и наркотиков, развлечения, игры, увлечение зрелищами и многое другое, чему люди посвящают время, свободное от основной работы и быта. Поэтому нет ничего удивительного в том, что те сторонники однополого секса, которые не находят интереса в занятиях, обеспечивающих им возможность физического существования, в качестве компенсации выбирают формы социальной активности, отражающие нетрадиционные особенности их интимной жизни. Иначе говоря, не имея реальной возможности самовыражения в социально значимой деятельности, эти люди ищут альтернативу в публичной демонстрации животной стороны своей сущности.

Несомненно, социальная и политическая активность сексуальных меньшинств, выражаемая в эпатирующих общество формах, постепенно будет уменьшаться естественным путём. Имеется в виду увеличение числа рабочих мест, дающих людям более высокий уровень удовлетворения интеллектуальным содержанием их труда, и, следовательно, более высокий социальный статус. Но процесс этот чрезвычайно долог, в то время как растущая политическая активность организованной части сексуальных меньшинств, требующей для себя полной легитимации, должна получить от общества адекватный ответ уже сейчас.

В чём же должен заключаться такой ответ? Прежде всего — в констатации и юридическом закреплении основного условия оформления брачных отношений — возможности рождения ребёнка. Только существование в семье детей придаёт браку реальную силу, которая выражается в юридической ответственности родителей за обеспечение детям материального содержания и полноценного воспитания. Государство, обеспечивающее эту ответственность, представляет собой социальный институт, регулирующий только те отношения между людьми, которые затрагивают существенные интересы общества. Поэтому оно должно публично заявить о том, что любые формы сексуальной связи, в случае, если они не приводят к рождению детей (и, естественно, не сопровождаются насилием, совращением малолетних, распространением опасных для здоровья и жизни заболеваний), находятся вне его компетенции и являются сугубо личным делом людей. Особенно опасно, в данном случае, усыновление гомосексуальными парами малолетних детей. Ведь в таких «семьях», в отличие от семей гетеросексуальных, интимная сторона жизни не только не скрывается от посторонних глаз, но, наоборот, постоянно выпячивается как основа отношений между близкими людьми. Соответственно, у детей, усыновлённых этими «семьями», с детства будут формироваться стереотипы социального поведения, препятствующие их полноценной социализации и адаптации в социуме.

В целом же сам факт вынесения различных аспектов интимного поведения людей на общественное обсуждение, появление в средствах массовой информации огромного количества научных и публицистических материалов, касающихся самых разных аспектов этой стороны жизни человека, свидетельствует о весьма существенном переломе в общественном сознании. Буквально на наших глазах тает прежняя табуизация сексуальности. То, что ещё в первой половине прошлого века казалось людям совершенно невозможным — пляжный нудизм, имитация и даже откровенная демонстрация интимных сцен, массовое распространение порнографии и т.п. — в настоящее время превратилось в обыденное явление. Да и эволюция женского нижнего белья, в течение каких-нибудь ста лет прошедшего путь от панталон с завязками ниже колен до стрингов, — вовсе не результат глобального потепления. Одновременно едва ли не нормой стала ныне добрачная сексуальная жизнь молодёжи. Всё сказанное выше означает не что иное, как постепенное и неуклонное сокращение влияния отношений частной собственности на сферу семьи и брака. Хорошо это или плохо — вопрос риторический. Но каковы перспективы сохранения семьи как важнейшего социального института в обозримом будущем?

Распад кровнородственных общностей когда-то сделал невозможным совместное содержание и воспитание детей в рамках социума, и данная функция целиком перешла к моногамной семье. Обратный процесс, в весьма отдалённой перспективе, вероятно, возможен. Но это произойдёт лишь в случае уничтожения нынешнего разделения труда на основе полной автоматизации сферы материального производства, что будет способствовать отмиранию отношения частной собственности и преодолению отчуждения между людьми. Пока же человеческое общество не в состоянии без участия семьи материально обеспечить содержание и комплексную социализацию подрастающего поколения. Естественно, что молодые люди, выросшие вне полноценной семьи, в массе своей не в состоянии конкурировать за престижные рабочие места с ровесниками, находящимися, благодаря такой семье, в более комфортных условиях социализации. Поэтому семья ещё очень долго будет оставаться для социума одной из важнейших ценностей. Так что любые попытки «сверху», то есть со стороны определённых средств массовой информации и некоторых безграмотных политиков, вольно или невольно нанести вред данной сфере общественной жизни, неизбежно наталкиваются на мощное сопротивление «снизу», поскольку вступают в противоречие с материальными интересами как отдельных индивидов, так и целых социальных групп.

Соответственно, полноценная гетеросексуальная семья как, социальный институт, никуда не исчезнет, как бы ни пытались её разрушить сторонники «сексуальной свободы» в самых разных её проявлениях. Другое дело, что существенное ослабление зависимости женщины от общественного мнения в отношении её социальной роли в качестве жены и матери даёт ей свободу выбора в построении её личной жизни. Никто не осудит её желания не вступать в брак, либо отказаться от регистрации брака, либо воспитывать ребёнка вне брака, либо сменить сексуальную ориентацию, и даже изменить пол. При этом возрастает в её жизни роль трудовой деятельности, особенно, если такая деятельность интересна, престижна и высокооплачиваема. Тогда вполне возможна ситуация необходимости выбора между такой работой и созданием семьи. Впрочем, сказанное в полной мере относится и к мужчинам. Поэтому не стоит удивляться непрерывному снижению уровня рождаемости в странах т. н. «золотого миллиарда». Исключение в данном случае составляет только Израиль, где стереотипы брачного и репродуктивного поведения во многом обусловлены многовековой еврейской традицией, основанной на предписаниях Торы. В целом же увеличение численности людей, не имеющих собственной семьи и не оставляющих после себя потомства, увы — объективное следствие современных процессов в развитии общества, которое мы должны принимать как данность. Либерализация же общественной жизни, ослабляющая зависимость личности от государства, дающая этой личности всё большую свободу выбора социального поведения, существенно усложняет социальные отношения, делает будущее человечества всё более непредсказуемым.

Вместе с тем, в области отношений между мужчиной и женщиной существует и другая тенденция. Рост интеллектуализации трудовой деятельности, благодаря которой стираются социальные аспекты гендерных различий, выравниваются условия достижения представителями обоих полов общественно значимых жизненных целей, неизбежно ведёт ко всё большему «очеловечиванию» интимных отношений. Ведь чем более творческий характер носит деятельность личности, тем меньше отчуждение такой личности от общественных целей и ценностей, а значит, и от других людей. Для того, чтобы увидеть в представителе противоположного пола не только объект физиологического влечения, но и подлинно богатую индивидуальность, надо самому обладать таким же богатством, способностью к интеллектуальному общению, сопереживанию, бескорыстному самопожертвованию, всему тому, что составляет содержание любви. Решение проблемы достижения реального гендерного равенства во многом зависит, в конечном счёте, от того, станет ли данная тенденция доминирующей, сумеет ли она противостоять идеологии и пропаганде сексуальной вседозволенности. Иначе говоря, сумеет ли вторая, общественная природа человека обуздать его первую, биологическую природу? Однозначного ответа на этот вопрос пока не видно. Остаётся лишь надеяться, что общество, как система, способно, посредством моральных и правовых норм, к самосохранению, помимо всего прочего включающему в себя защиту и поддержку семьи.

Цитированная литература

1 Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М., Госполитиздат, 1961. Т. 21. С. 162.

2 Ирина Мишина. Плоды оптимизации. Смертность в России поднялась до уровня национального бедствия.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Самуил Виноградов: Проблема гендерного равенства и природа человека. Окончание»

  1. «Соответственно, полноценная гетеросексуальная семья как, социальный институт, никуда не исчезнет, как бы ни пытались её разрушить сторонники «сексуальной свободы» в самых разных её проявлениях. »

    Непонятно, на каких данных основан оптимизм автора.
    Для меня очевидно обратное.

  2. Интересное исследование темы, которая неоднократно обсуждалась в Гостевой.
    Моя позиция, как и многих, вполне достойна:
    Личные дела, включая секс, исклчительно дело двух партёров.
    А вот т.н. парады гордости — пропаганда ИХ образа жизни, как говорит Сэм, мерзость и ничем не может быть обоснована.

    1. С возвращением Вас — это во-первых и в-главных!
      Во-вторых, полностью согласившись с Вами, хочу добавить вот что. Все эти «феми-наци, гомо-наци» и прочие цветут и пахнут из-за отсутствия храбрости у нас, у реалистов. Я имею в виду не ту храбрость, при которой ты с винтовкой в руках бежишь на немецкие позиции, зная, что шансов добежать нет, — в конце концов на миру и смерть красна, — а в том, чтобы пойти против мнения «широких масс», т.е. той храбрости, которой обладали Черчилль или Оруэлл. Потому никто не осмеливается сказать, что гендерное равенство не означает гендерное тождество (именно Советская власть по настоянию Коллонтай первой в мире запретила использование женщин на тяжелых работах, хотя сама Коллонтай была такой феминсткой, что дальше некуда). Боятся заявить, что джентльменское (рыцарское по определению Жаботинского) поведение по отношению к женщине есть не ее унижение, но, наоборот, ее уважение, да и самое лучшее средство от «харрасмента», который в 99% — самое обыкновенное жлобство и невоспитанность. А кто набрался мужества сказать, что все эти «парады гордости» туды их в качель — самое лучшее средство для распространения гомофобии, как перекосы в полтикорректности — лучшая среда для расизма. Короче, перевелись витязи…

    2. Слово «мерзость», уважаемый Соплеменник (עד 120!) я теперь буду использовать только в исключительных случаях — чтобы не доставлять радости моему (не)ведомому поклоннику…
      Так что просто напишу:
      1. то, что многие понимают под «полноценной» семьёй — не больше (но и не меньше), чем продукт того общества в котором:
      а) из-за чрезвычайно высокой детской смертности, главным делом женщины было рожать.
      б) из-за полного отсутствия таких достижений цивилизации, как стиральная и посудомоечная машины, кухонный комбайн, холодильник, супер с набором полуфабрикатов и пр. и пр., главным, после супружеской постели, местом женщины была кухня.
      Короче 2 пункта из знаменитой триединой формулы:
      Kinder, Küche, Kirche
      2.Одновременные заявления типа «мне всё равно, как и с кем» кто-то занимается в спальне и возмущение «Маршем Гордости» не более, чем лицемерие.
      Участники маршей, такие же граждане, как мы с вами, и поэтому имеют полное право на ВСЁ ,законам не противоречащее.
      3. Перечень лиц, «нетрадиционной», а на самом деле даже очень традиционной, если смотреть в проекции истории, внёсших неоценимый вклад в развитие нашей цивилизации настолько громаден, что нет смысла даже начать его воспроизводить.
      (Прошу прощения у Георгия – я пока что придерживаюсь «традиционной» истории человечества.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *