Дмитрий Гаранин: Коммунизм, свобода и рабство

 308 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Возникает еретическая мысль о том, что дикари, живущие в единстве с природой и особо не задумывающиеся о своём предназначении, свободны, в то время как более цивилизованные люди начинают ломать голову в поисках смысла жизни и становятся несчастны, когда его не находят.

Коммунизм, свобода и рабство

Дмитрий Гаранин

Идея коммунизма – наверное, самая крупная и самая несгораемая идея в истории человечества. Она сверкает, как маяк, над пеплом многомиллионных жертв. В каждом поколении умы, ищущие добра, приходят к этой идее и находят её в своей основе правильной, несмотря на все неудачные попытки осуществления.

На поверхности в концепции коммунизма лежит желание свободы, свободы от эксплуатации, от тяжёлого подневольного труда, что вполне возможно в высокотехнологичном обществе будущего. В пакете также справедливость, гарантируемая высокой личной моралью, а также надзором государства, не допускающего неравномерного распределения благ. Конфликты в коммунистическом обществе должны быть навеки разрешены.

Лично я с детства выпадал из рядов прогрессивной интеллигенции и не верил в осуществимость коммунизма, хоть его построение и было записано в программе ныне несуществующего государства, в котором я родился и жил. Я крайне негативно реагировал на массированную пропаганду, которой подвергались мы все, считал её промыванием мозгов.

С тех пор утекло много воды. Многие из моих соотечественников, как и я, оказались за границей, и то плохое, что они пережили в стране происхождения, понемногу забылось. И основополагающая идея, очистившись от нежелательных наслоений, засияла с новой силой. Эти люди (всё-таки, меньшинство из бывших советских эмигрантов) хорошо интегрировались в кругах европейской и американской прогрессивной интеллигенции, которая менее резистентна по отношению к обсуждаемой идее, поскольку не имеет соответствующего личного опыта. Пожив достаточное время достойной человека жизнью и движимые представлениями о гуманности, эти люди настаивают на открытых границах, чтобы весь остальной мир мог переселиться в наиболее благоденствующие страны, а также на перераспределении богатств мудрым и всесильным государством между богатыми, бедными и пришлыми. И ненавидят президента Трампа, который всему этому досадно мешает. Всеобщее полевение с типичным стремлением ограничить свободу мысли и речи в форме так называемой «политкорректности» бросается в глаза. Стало возможным кого угодно выгнать с работы по недоказанному обвинению или просто за неугодное высказывание, на фоне рекламируемой «толерантности», которую так и хочется назвать «тоталерантностью».

У меня же с годами сформировалось понимание того, что коммунизм не только практически невозможен, но и ущербен по своей сущности. Дело в том, что именно конфликт, которого собирается избежать коммунизм, движет прогресс, поддерживает человека (да и животных) в форме. Если устранить конфликт, люди перестанут напрягаться и постепенно превратятся в дебилов, а потом вообще вымрут или будут истреблены агрессивными пришельцами. Для иллюстрации процитирую гениальное футуристическое стихотворение Баратынского, в котором всё описано по стадиям

Последняя смерть

Есть бытие; но именем каким
Его назвать? Ни сон оно, ни бденье;
Меж них оно, и в человеке им
С безумием граничит разуменье.
Он в полноте понятья своего,
А между тем, как волны, на него,
Одни других мятежней, своенравней,
Видения бегут со всех сторон,
Как будто бы своей отчизны давней
Стихийному смятенью отдан он;
Но иногда, мечтой воспламененный,
Он видит свет, другим не откровенный.

Созданье ли болезненной мечты,
Иль дерзкого ума соображенье,
Во глубине полночной темноты
Представшее очам моим виденье?
Не ведаю; но предо мной тогда
Раскрылися грядущие года;
События вставали, развивались,
Волнуяся подобно облакам,
И полными эпохами являлись
От времени до времени очам,
И наконец я видел без покрова
Последнюю судьбу всего живого.

Сначала мир явил мне дивный сад;
Везде искусств, обилия приметы;
Близ веси весь и подле града град,
Везде дворцы, театры, водометы,
Везде народ, и хитрый свой закон
Стихии все признать заставил он.
Уж он морей мятежные пучины
На островах искусственных селил,
Уж рассекал небесные равнины
По прихоти им вымышленных крил;
Всё на земле движением дышало,
Всё на земле как будто ликовало.

Исчезнули бесплодные года,
Оратаи по воле призывали
Ветра, дожди, жары и холода,
И верною сторицей воздавали
Посевы им, и хищный зверь исчез
Во тьме лесов, и в высоте небес,
И в бездне вод, сраженный человеком,
И царствовал повсюду светлый мир.
Вот, мыслил я, прельщенный дивным веком,
Вот разума великолепный пир!
Врагам его и в стыд и в поученье,
Вот до чего достигло просвещенье!

Прошли века. Яснеть очам моим
Видение другое начинало:
Что человек? что вновь открыто им?
Я гордо мнил, и что же мне предстало?
Наставшую эпоху я с трудом
Постигнуть мог смутившимся умом.
Глаза мои людей не узнавали;
Привыкшие к обилью дольных благ,
На всё они спокойные взирали,
Что суеты рождало в их отцах,
Что мысли их, что страсти их, бывало,
Влечением всесильным увлекало.

Желания земные позабыв,
Чуждаяся их грубого влеченья,
Душевных снов, высоких снов призыв
Им заменил другие побужденья,
И в полное владение свое
Фантазия взяла их бытие,
И умственной природе уступила
Телесная природа между них:
Их в эмпирей и в хаос уносила
Живая мысль на крылиях своих;
Но по земле с трудом они ступали,
И браки их бесплодны пребывали.

Прошли века, и тут моим очам
Открылася ужасная картина:
Ходила смерть по суше, по водам,
Свершалася живущего судьбина.
Где люди? где? Скрывалися в гробах!
Как древние столпы на рубежах,
Последние семейства истлевали;
В развалинах стояли города,
По пажитям заглохнувшим блуждали
Без пастырей безумные стада;
С людьми для них исчезло пропитанье;
Мне слышалось их гладное блеянье.

И тишина глубокая вослед
Торжественно повсюду воцарилась,
И в дикую порфиру древних лет
Державная природа облачилась.
Величествен и грустен был позор
Пустынных вод, лесов, долин и гор.
По-прежнему животворя природу,
На небосклон светило дня взошло,
Но на земле ничто его восходу
Произнести привета не могло.
Один туман над ней, синея, вился.

Евгений Баратынский, 1827

Для того, чтобы этого не произошло, в природе существует неистребимое зло, проявляющееся в форме амбиции и агрессии, борьбы за «место под солнцем». Зло движет прогресс и не даёт человеку размякнуть и одуреть. Говоря языком религии, существует Сатана, которого всемогущий Бог не посчитал нужным уничтожить, для нашего же блага как одного из видов жизни. Сатана – это «санитар леса», уничтожающий слабых, чтобы дать дорогу агрессивным. Очень коротко и ёмко это выразил Валентин Нервин:

Если мир устроить набело –
без наветов и химер –
каждый будет вроде ангела,
даже муха, например.
Станут все морально стойкими,
благодушными сполна
и за нами с мухобойкою
будет бегать сатана.

Валентин Нервин, Журнал ПОэтов № 3-4 (83) 2019

Конец этой замечательной миниатюры трагикомичен, что редко встречается в поэзии.

В начале этого текста говорилось, что, на первый взгляд, в идее коммунизма главное – свобода и справедливость. Но если заглянуть глубже себе в душу, мы увидим, что более существенны гарантии материального благополучия и стабильного социального статуса, которые коммунизм нам обещает. Фактически, гарантом этого может быть только государство, которое как раз и ограничит нашу свободу в форме обязательной политкорректности для охранения истончённых чувств и комплексов ближних, а также запрета других форм социальных отношений (например, капитализма), ведущих к неравенству. Такое положение вещей уже отдаёт рабством.

Что касается материальных гарантий существования, то в развитых странах это возможно уже сегодня без всякого коммунизма. Кроме помощи бедным, обсуждается программа «всеобщего минимального дохода», которая призвана обеспечить каждому достойную жизнь, включая оплату квартиры, без необходимости искать работу. Программа эта спорная. При экономической осуществимости, она может вызвать нежелательные социальные последствия. Для людей творческих эта программа хороша, потому что они найдут чем заняться. Но большинство людей лишится стимула в жизни и деградирует. В условиях полной личной свободы эти люди не будут видеть смысла жизни, который раньше заключался в борьбе за существование в поте лица. Эти люди возжелают возвращения к одной из форм рабства, вынуждающей их работать, – либо экономической кабалы, либо физического принуждения. Прозорливый Максимилиан Волошин написал потрясающий цикл «Китеж», финал которого приводится ниже:

Они пройдут— расплавленные годы
Народных бурь и мятежей:
Вчерашний раб, усталый от свободы,
Возропщет, требуя цепей.
Построит вновь казармы и остроги,
Воздвигнет сломанный престол,
А сам уйдет молчать в свои берлоги,
Работать на полях, как вол.
И, отрезвясь от крови и угара,
Цареву радуясь бичу,
От угольев погасшего пожара
Затеплит ярую свечу.
Молитесь же, терпите же, примите ж
На плечи крест, на выю трон.
На дне души гудит подводный Китеж —
Ваш неосуществимый сон!

Максимилиан Волошин, 18 августа 1919
Коктебель. Во время наступления Деникина на Москву

А выше в цикле есть такие строки:

Не в первый раз, мечтая о свободе,
Мы строим новую тюрьму.

Я всегда восхищался тем, как мог Волошин так далеко смотреть и недоумевал, почему вдруг народ «возропщет, требуя цепей». Из чего это следует? И лишь на днях, прочтя статью Эдуарда Бормашенко «Соблазн рабства» (Артикль, № 43 (11), декабрь 2019), я понял противоречие между свободой и смыслом жизни, которое упоминалось выше. В качестве иллюстрации я написал такое стихотворение:

Почто меня свобода угнетает?
Не подобрать занятия себе.
В бесцельной жизни дохожу до края.
На сердце холод, мусор в голове.

Куда ведут по замкнутому кругу
над пустотою шаткие мосты?
Слоняемся отдельно друг от друга.
Распался мир в угаре наркоты.

Найти бы смысл, и я бы стал стараться
для блага общего, с народом прочно слит.
Властители, позвольте мне хоть в рабстве
причастным быть к постройке пирамид!

Дмитрий Гаранин, Баден-Баден, 8 января 2020

Возникает еретическая мысль о том, что дикари, живущие в единстве с природой и особо не задумывающиеся о своём предназначении, свободны, в то время как более цивилизованные люди начинают ломать голову в поисках смысла жизни и становятся несчастны, когда его не находят. Тогда в игру вступают различные формы рабства как направляющие человеческого существования – духовные «скрепы», экономическая кабала, физическое принуждение. Поэтому, дорогие товарищи, давайте будем в новом 2020-м году просто жить и наслаждаться самим своим существованием, а вопрос о смысле жизни отставим куда подальше, чтобы он нас не лишал покоя и не толкал в рабство. Без фанатизма, друзья, без химер!

Print Friendly, PDF & Email

13 комментариев к «Дмитрий Гаранин: Коммунизм, свобода и рабство»

  1. Дмитрий, у вас хорошая статья, где взгляд на социальное устройство подкрепляется поэзией. В общем-то, все мы смотрим на идею коммунизма более-менее одинаково, о чём говорят и комментарии. Но, как ни крути, будущее растёт из прошлого, хотя мы и не замечаем некоторых корешков и связующих ниточек. Вы не случайно вспомнили первобытную культуру. И я хочу поддержать Инну в её оценках. Она безусловно права. Для того, чтобы понять, что свобода — осознанная необходимость, надо иметь соответствующий уровень сознания. Причём — общественного сознания. Для того, чтобы говорить о первобытном обществе, следует заглянуть в него поглубже. Я бы вам посоветовал прекрасную работу З. Фрейда «Тотем и табу». Если это вас, конечно, интересует.

    1. Самуил Кур 11 января 2020 at 23:48

      — Спасибо, Самуил! Труд Фройда про дикарей «Тотем и табу» возьму на заметку. Вообще, насчёт тезиса Спинозы о том, что «свобода есть осознанная необходимость» я думаю, что тезис этот глубокий и правильный. В реальности абсолютной свободы нет, а есть смесь свободы и ограничений (то есть, рабства). Например, можно свободно блуждать по лабиринту, но сквозь стены проходить нельзя. Если ограничения принять как данность, то в твоём распоряжении останется только свобода. В этом смысле раб может чувствовать себя свободным.

  2. Дмитрий Гаранин
    11 января 2020 at 15:46 | Permalink
    Существенно то, что дикари не мучаются вопросом о смысле своей жизни (если я правильно понимаю их психологию
    _________________________
    Ну-у, это как посмотреть. Древний человек каждому ответственному действию придавал магически-религиозное значение и космологический подтекст. Свое космо — биологическое участие в окружающей жизни хорошо демонстрирует, например, индейское племя хопи. Индейцы племени хопи считают, что пока они делают свои обряды, планета существует, а если они прекратят выполнять их, то Земля очень скоро погибнет. Вся их жизнь и быт подчинены вере в высокую значимость их роли(!) в этом процессе. Весь год по сложному календарю они несколько раз в месяц проводят специальные ритуалы и обряды, задача которых — сохранение отношений человека и окружающего его мира.
    Разве сравнить их представления о собственной высокой роли и предназначении в жизни с нашими примитивными потребностями и запросами.

  3. Дмитрий Гаранин:
    Пожив достаточное время достойной человека жизнью и движимые представлениями о гуманности, эти люди настаивают на открытых границах, чтобы весь остальной мир мог переселиться в наиболее благоденствующие страны, а также на перераспределении богатств мудрым и всесильным государством между богатыми, бедными и пришлыми. И ненавидят президента Трампа, который всему этому досадно мешает.
    ===============
    Инна Беленькая:
    Любые действия первобытного человека (дикаря) даже более каноничны, чем современных людей. Также иерархия первобытного общества несравнима с современным миром.
    ===============
    Оба вышеприведенных постулата верны. Бывшие принципиальные враги соцдействительности, ныне обретающиеся в Бостоне, Нью Йорке и Силиконовой долине, «чудесным» образом превратились в адептов социализма. Да, их меньшинство в русскоязычной общине, но они достаточно визгливы, чтобы быть услышанными. Эти пост-коммунистические перерожденцы, мутанты социализма, заразившись смертоносным вирусом левизны, распространяют свою болезнь через социальные сети. Есть такая фейсбуковская группа «Русские Американцы Против Трампа». Смердит вовсю. И невдомек новокоммунистам, что «перераспределив» и затем растранжирив богатства, накопленные годами и десятилетиями с помощью неимоверного труда наиболее способных членов общества, они начнут резать друг друга, а выжившие обратятся в дикарей с жесткой системой координат, о которых сказала Инна Беленькая.
    Допустим этого нельзя.

  4. Никогда в Коммунизм не верил Но приехал в США. поработал, ушел ная пенсию и живу в КОММУНИЗМЕ

  5. ДИКТАТОР

    Нечеловеческая музыка
    Над клавишами вознеслась
    Злодей с душою заскорузлою
    Энергией напился всласть

    Ему в аккордах щепки слышались
    Что брызжут из-под топора
    На ликвидацию превышены
    Все нормы были уж с утра

    Никто не может быть препятствием
    Закрылся в страхе каждый рот
    В пустыню рабства или братства
    Он сам решит куда ведёт

    New York, 20 March 2017

  6. Возражения Инны (регламентация соц. устройства) и Савы (неизбежность неравенства) справедливы, но они не касаются главной мысли статьи — для прогресса необходим вызов. Естественность его проявляется в природе: хищники необходимы для выбраковки слабых и больных животных в стадах травоядных. Чтобы хищники не уничтожали травоядных совсем, они охотятся в одиночку и их срвнительно мало. Только волки и гиены нападают стаями. Видимо по этому же принципу были организованы и человеческие сообщества: ведь злейшими врагами всегда были ближайшие соседи. Для противостояния им приходилось совершенствовать свои общественные структуры, создавать оружие и проч. Да и сейчас нашествию дальних «соседей» приходится противопоставлять национальную (не обязательно этническую) идентичность. Кроме сохранения собственно физической безопасности, эта идентичность противостоит ошибочной идее глобализации, которая угрожает свободе не меньше, чем коммунизм.

    1. В естественности нет никаких «для». Есть только «почему». В хищниках нет никакой необходимости, они существуют потому, что для них есть корм в виде травоядных. И стаями охотятся не только волки и гиены, но и львы. А численность хищников регулируется не соображениями охраны копытных, а численностью последних. И все это не имеет ни малейшего отношения к глобализации, неизбежность которой диктуется не соображениями свободы или наоборот, а развитием глобальных технологий. А свобода — где и когда вы ее вообще видели? Ну, разве что, как «осознанную необходимость денег».

  7. Учения о справедливости и равенстве- все это утопии с тщетными попытками их достижения, придуманные умниками -фантазерами,одержимыми идеями преобразования к лучшему человеческого общества. Неравенство в разных формах-неотъемлемый атрибут и вечный спутник человека ,равно.как и животного, на всех стадиях его существования. Его невозможно ни отменить, ни заменить, Ему суждено существовать вечно. И никакими социализмами, коммунизмами и прочими ‘измами’ его не анулировать . Оно существовало и у первобытных дикарей,не слишком обремененных поиском смысла жизни, и не менее стойко проявлялась во всех последующих эволюционных этапах развития рода людского.

    1. sava 9 января 2020 at 16:08

      Учения о справедливости и равенстве- все это утопии с тщетными попытками их достижения, придуманные умниками -фантазерами,одержимыми идеями преобразования к лучшему человеческого общества….

      — Полностью согласен. Всё это ненатурально и может держаться только на насилии.

  8. Возникает еретическая мысль о том, что дикари, живущие в единстве с природой и особо не задумывающиеся о своём предназначении, свободны, в то время как более цивилизованные люди начинают ломать голову в поисках смысла жизни и становятся несчастны, когда его не находят.
    ________________________________

    Это заблуждение. Любые действия первобытного человека (дикаря) даже более каноничны, чем современных людей. Также иерархия первобытного общества несравнима с современным миром. В основе ее лежат коллективные представления, по Леви-Брюлю. Они существуют независимо от индивидуумов, которые усваивают их с рождения, и обнаруживают себя после их смерти. Они передаются из поколения в поколение и навязываются всем членам социальной группы. Когда ученые спрашивали представителей туземных племен, почему те совершают тот или иной магический обряд, то в ответ слышали только одно: «Так делали боги». Так что, не завидуйте им. Что хорошего в том, когда вся жизнь строго регламентирована, заранее расписана и совершается строго по незыблемым правилам?

    1. Inna Belenkaya 9 января 2020 at 9:10

      Инна, спасибо за комментарий! Разумеется, Вы специалист по дикарям, а моё утверждение — не более чем ересь. Конечно, дикари крайне скованы в своём мышлении, их жизнь регламентирована массой обычаев. Но если опираться на тезис Спинозы о том, что «свобода есть осознанная необходимость», то неважно, как много у них реальных свобод, а важно то, как они положение вещей воспринимают. Если они воспринимают все ограничения как данность, то у них и не возникает мысли их преодолеть и они не страдают от ограничения своей свободы. Они свободны в узких рамках, которые им предоставлены. Существенно то, что дикари не мучаются вопросом о смысле своей жизни (если я правильно понимаю их психологию).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *