Эдуард Гетманский: Евреи — военные капельмейстеры Российской империи. Яков Богорад

 938 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Яков Богорад был расстрелян фашистами в числе тысяч евреев Симферополя на той самой речке, что легла в основу его гениального марша… А полковник уже советской армии Василий Агапкин и не думал возвращать Якову Богораду авторство марша «Прощание славянки».

Евреи — военные капельмейстеры Российской империи

(Я. А. Богорад)

Эдуард Гетманский

Эдуард ГетманскийИмена великих еврейских военных дирижеров и композиторов — военных капельмейстеров 51-го Литовского полка Якова Богорада; 2-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Макса Кюсса; 26-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Евгения Дрейзена; Якова Фельдмана; Юлия Хайта и Семена Чернецкого — создавших произведения, получившие мировую славу, сегодня практически неизвестны в России. Важно отметить, что все эти еврейские военные капельмейстеры — и Яков Богорад, и Марк Кюсс, и Евгений Дрейзен — участвовали в русско-японской войне (1904-1905). По разному сложились их судьбы. Автор вальса «Амурские волны» Макс Кюсс вместе с тысячами евреев был зверски убит нацистами и их местными пособниками в 1942 году в Одессе. Автор «Прощания Славянки», Яков Богорад был расстрелян, в числе прочих евреев, в Крыму, в 1941 году, и похоронен в братской могиле-рву на 9-м км шоссе Симферополь-Феодосия. Там было уничтожено в декабре 1941 года 20 тысяч человек, а теперь находится известный мемориал, о котором Андрей Вознесенский написал поэму «Ров». Семен Чернецкий стал генералом, начальником и создателем военно-оркестровой службы Красной армии, он дирижировал сводным военным оркестром на параде Победы в 1945 году. Тульский график Владимир Чекарьков выполнил в память о еврейских военных капельмейстерах ряд мемориальных книжных знаков. Эти графические миниатюры уникальны тем, что это первый и единственный опыт в отечественном экслибрисном искусстве. Ведь древнекитайский философ Лао-Цзы считал, что:

«Кто умер, но не забыт, тот бессмертен».

Богорад Яков Иосифович (1879-1941) — военный дирижёр, композитор, нотоиздатель. Родился в Гомеле Могилёвской губернии Российской империи в еврейской семье меламеда, преподававшего в хедере (учителя начальных классов). В детстве овладел игрой на флейте. Окончил Варшавскую консерваторию в 1900 году, флейтист по специальности, получил два диплома (диплом военного капельмейстера и диплом учителя музыки). В 1900-1903 годах служил в 160-м Абхазском пехотном полку в Гомеле. В 1903 году Яков Богорад переехал в Симферополь, где служил капельмейстером 51-го Литовского пехотного полка. 30 июля 1904 года наследник цесаревич великий князь Алексей Николаевич был назначен полковым шефом, и полк назван 51-м пехотным Литовским Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полком. В Симферополе Яков Богорад создал издательство (Бюро военной инструментовки «Богорад и К°»), где печатались новые произведения для духовых оркестров. До революции это было одно из самых популярных музыкально-издательских предприятий. В 1920-е годы называлось «Бюро инструментовки пьес Я.И. Богорада», в 1927-1930 годах — кооперативная артель «Литограф» Якова Богорада. В 1904 году молодой капельмейстер Яков Богорад написал два военных марша для родного 51-го Литовского пехотного полка — марш «Тоска по Родине» (в качестве встречного полкового марша), и марш «Прощание Славянки» (как походный, прощальный марш полка).

Первый из маршей «Тоска по Родине» (как впоследствии оказалось, это был шедевр, один из лучших военных маршей мира), — Яков Богорад из карьерных соображений легко подарил двум симферопольцам с одинаковой фамилии — Трифонов. Первый, из них, был полицмейстером, а второй — интендантом 51-го Литовского пехотного полка. Богорад издал марш «Тоска по Родине» под благозвучной фамилией Трифонов с картинкою на обложке — с солдатом в форме и погонами 51-го Литовского пехотного полка. Подобный шаг Богорада был вызван определенными цензурными обстоятельствами, а именно — поднявшейся в то время волной панславянского шовинизма, сопровождавшейся, в том числе, резким ростом антисемитских настроений.

Судьба второго марша «Прощание Славянки» оказалась ещё трагичнее марша «Тоска по Родине». При написании марша, «Прощание славянки», Богорад, выросший в традиционной еврейской семье, не долго думая, использовал две старинные синагогальные мелодии, из пасхальной агады (אַגָּדָה — «повествование»), использованные, по отдельности, и до него, и после него, — множеством композиторов, в частности — Бетховеном, одна в «Эгмонте», другая — в 4-м квартете, произведения которого Богорад аранжировал и над которым очень пристально работал. В сущности, Богорад лишь сопоставил вместе и сплел в некое единство или целостность две старинные ашкеназийские музыкальные темы, оркестровал их, сменил традиционную синагогальную тональность ми бемоль минор, на более устойчивую фа минор, и сменил характерный еврейский литургический размер, три восьмых, на парадный маршевый, две четверти. Так и получился марш «Прощание Славянки».

В этом виде эта мелодия была популярна в Крыму среди как еврейского, так и нееврейского населения. В рассказе «Гусеница» Куприн описывает эту мелодию в 1905 году, т.е. за семь лет до официального издания марша, как песню подвыпивших балаклавских рыбаков. Богорад назвал свой марш с местным колоритом — «Прощание Славянки», из-за симферопольской речки Славянка, на берегу которой находились казармы 51-го Литовского полка. Там и сейчас располагается воинская часть. Богорад придумал подкупающее сердце каждого симферопольца название маршу в связи с городской культовой фигурой — статуей Славянкой — фонтаном, который считался в Симферополе нимфой речки. К этому фонтану-нимфе Славянке было принято приходить прощаться перед отъездом из города. И, также, Богорад назвал марш в связи с полковым фольклором — любимым полковым старинным стихом «Прощание славянки, провожающей своего любезного на войну», автором которого был Симеон Поликовский — приятель первого шефа Литовского полка, барона фон Розена. Яков Богорад был настоящим автором, издателем и первым исполнителем марша «Прощание Славянки». Казалось бы, что Богорад всё тщательно продумал с этим маршем, однако, обстоятельства складывались не в его пользу.

С самого начала, марш Якова Богорада «Прощание Славянки», исполняемый Богорадом с его духовым оркестром в городе Симферополе, не только быстро сделался довольно известным, но, к огорчению автора, имел неприятные последствия — на марш в народе стихийно стали сочинять, в связи с начавшейся Японской войной, протестные, издевательские и к тому же еще и антиклерикальные стишки и тексты, которые распевались по всему Крыму, а также и побережью, в Одессе. Эти злостные и издевательские подрывные песенки, на мелодию марша Богорада, к тому же пели еще и на Дальнем востоке крымские солдаты-призывники, отправленные на фронты провальной и позорной русско-японской войны, которые и завезли их туда. Это имело свои печальные последствия — специальным приказом по военному ведомству, был немедленно высочайше и окончательно «дарован» Литовскому полку другой марш. В 1910 году, к пятилетней годовщине позорнейшего разгрома русской армии под Мукденом, Богорад демонстративно исполнил со своим оркестром свой давний и нашумевший марш «Прощание Славянки» публично, в Симферополе, чем вызвал в городе настоящий скандал. Следующую попытку издать марш «Прощание славянки» Яков Богорад предпринял в 1911 году вместе с ровесником, другом и однокурсником Богорада по Варшавской консерватории, музыкантом Ильей (Элием) Шатровым — автором самого знаменитого из российских оркестровых вальсов — «На сопках Манчжурии».

Богорад, опытный издатель, выдал произведение за новое и только что написанное к случаю — поместил на обложке текст «Посвящается всем славянским женщинам, провожающим своих любимых на войну». Таким хитрым образом, борясь за успех «Прощания Славянки» (в смысле местной симферопольской речки Славянки) марш стал «Прощание славянки» (в смысле женщины — славянки). Однако, хоть со «Славянкой» — речкой, хоть со «славянкой» — женщиной, но издание марша с крымским картинками на обложке все ж получалось совершенно крымское. То есть прямо вело к автору марша — Якову Богораду. А от неприятных антиправительственных воспоминаний о первом появлении этого марша и связанных с ним скандальных песенках-пасквилях его автору, Богораду, очень хотелось отгородиться подальше. Ему хотелось, как человеку благоразумному, попросту заработать враз много денег, а не нарываться на неприятности. У него возникла идея издать и исполнить марш, как якобы новый и якобы впервые, не в Крыму и не в Симферополе, где эти песенки хорошо запомнились, а где-то подальше от Крыма. Для этого нужен был подставной условный автор, причём такой с кем Богорад никогда не встречался. И такой нашёлся в Тамбове, им волею судеб оказался трубач 7-го запасного кавалерийского полка Василий Агапкин.

С осени 1911 года без отрыва от службы стал заниматься в классе медных духовых инструментов Тамбовского музыкального училища. Это был подходящий персонаж — крестьянский сын, сирота с правильной для «славянского вопроса» титульной национальностью и фамилией. Агапкин дал своё имя для подписи под «Славянкой». Как показало время он оказался человеком без особых принципов. Но и из этой затеи тогда ничего не вышло. «Славянка» Якова Богорада вообще оказалась произведением несчастливым. Сначала помешала Первая мировая война и последовавшая за ней революция, от которой вообще все полетело кувырком. Частные предприятия Богорада — его журнал и частное бюро по аранжировкам, естественно, закрылись. Яков Исаакович остался просто почтенным преподавателем музыки в Симферопольском училище, которое он основывал в 1909 году, и дирижером местного провинциального духового оркестра. Первый текст на мелодию появился в 1914 году. Автор неизвестен, но похоже, что он был написан кем-то из студентов, добровольно уходивших на фронт Первой мировой войны. Произведение называлось «Песня добровольцев Студенческого батальона»:

Вспоили вы нас и вскормили,
Отчизны родные поля,
И мы беззаветно любили
Тебя, Святой Руси земля.

Припев:
Теперь же грозный час борьбы настал,
Коварный враг на нас напал,
И каждому, кто Руси сын,
На бой с врагом лишь путь один.

Приюты наук опустели,
Все студенты готовы в поход.
Так за Отчизну, к великой цели
Пусть каждый с верою идёт.

Мы дети отчизны великой,
Мы помним заветы отцов,
Погибших за край свой родимый
Геройскую смертью бойцов.

Пусть каждый и верит, и знает:
Блеснут из-за тучи лучи,
И радостный день засияет,
И в ножны мы вложим мечи.

Во время Гражданской войны музыка «Прощанья славянки» с почти теми же словами, что приведены выше, стала гимном студенческого батальона Добровольческой армии, который впоследствии стал составной частью Алексеевского полка. В 1918 году слова «Студенческого марша» были переработаны, и получился «Сибирский марш» Народной Сибирской армии:

Вспоили вы нас и вскормили,
Сибири родные поля,
И мы беззаветно любили
Тебя, страна снега и льда.

Теперь же грозный час борьбы настал, настал,
Коварный враг на нас напал, напал.
И каждому, кто Руси — сын, кто Руси — сын,
На бой с врагом лишь путь один, один, один…

Мы жили мечтою счастливой,
Глубоко Тебя, полюбив,
Благие у нас все порывы,
Но кровью Тебя обагрим.

Вперед, вперед, смелее…
Сибири поля опустели,
Добровольцы готовы в поход.
За край родимый, к заветной цели,
Пусть каждый с верою идет, идет, идет…

Мы знаем, то время настанет,
Блеснут из-за тучи лучи,
И радостный день засияет,
И вложим мы в ножны мечи.


Теперь же грозный час борьбы настал, настал,
Борьбы за честь, борьбы за светлый идеал,
И каждому, кто Руси — сын, кто Руси — сын,
На бой кровавый путь один, лишь путь один…

Затем, «Славянке» помешало и то, что одно время, в Гражданскую войну, этот марш «Через вал Перекопский шагая…» (1920) был весьма популярен в Дроздовской дивизии. Музыка с этим текстом стала маршем 1-й роты 1-го полка Дроздовской дивизии, воевавшей под Андреевским флагом:

Через вал Перекопский шагая,
Позабывши былые беды,
В дни весёлого светлого мая
Потянулись на север «дрозды».

Припев:
Марш вперёд
Народ нас ждёт,
Дроздовцы удалые!
Смело в бой
За край святой,
За поля родные.

В громе пушек и в пении пули
Снова дышится как-то легко,
Ведь былые грехи потонули
В Чёрном поре на дне глубоко.

Много славы и много печали
Мы оставили там позади,
Но, взирая на новые дали,
Веру новую чуем в груди.

Вышли с Крыма мы точно из гроба,
И ликующий враг посрамлён:
Ни латыш, ни китаец, ни Жлоба
Не чинят нам в дороге препон.

Никогда не срамили дроздовцы
Громкой славы полков боевых.
Вражьи силы, как жалкие овцы,
Разбегались под натиском их.

Все на север родной, заповедный
Мы стремим свой решительный шаг,
И над нашей главою победной
Вьётся бело-малиновый флаг.

Флаг свидетель немой и холодный
И победы и шествия вспять!
Верим мы, что на север свободный
Мы с тобою вернёмся опять!

При советской власти марш «Прощание славянки» прочно ассоциировался с белогвардейщиной и долгое время был, мягко говоря, нерекомендованным. Позже этот многострадальный марш публиковали в советских репертуарных сборниках, но с оговорками — как отрицательный и нерекомендуемый. Позже Михаил Калатозов поставил этот марш в свой фильм «Летят журавли».

Эта потрясающая сцена, 2 мин. 4 секунды, с уходящими на фронт солдатами, под древние хасидские мелодии, произвела в Каннах настоящий фурор. Зал стоя аплодировал. «Прощание Славянки», шедевр, стало шедевром признанным. Но это произошло уже в другую эпоху, десятилетия спустя, в 1957-1958 годах. После этого возникла теория, что в 1912 году к Якову Богораду приезжал Агапкин с набросками марша по мотивам песни времён русско-японской войны. Богорад помог записать клавир и оркестровал марш, а также придумал название — «Прощание славянки». Вскоре после этого в симферопольской типографии были напечатаны первые сто экземпляров нот. На обложке этого первого издания молодая женщина прощается с воином, вдали видны Балканские горы и отряд солдат. И надпись:

«Прощание славянки» — новейший марш к событиям на Балканах. Посвящается всем славянским женщинам. Сочинение Агапкина».

Яков Богорад более 40 лет работал в музыкальной школе Симферополя. Он был расстрелян фашистами в числе тысяч евреев Симферополя 12-13 декабря 1941 года в танковом рву на 11-м километре Феодосийского шоссе, то есть — примерно на той самой речке, которая легла в основу его гениального марша. Вот таким трагическим оказалось прощание Славянки для его автора. А полковник уже советской армии Василий Агапкин и не думал возвращать Якову Богораду его авторство марша «Прощание славянки». Зачем, он же признан мировым шедевром? Насквозь лжива история создания этого марша, представленная во всех без исключения российских СМИ и отечественной музыкальной литературе:

«Агапкин в конце 1912 года написал марш с использованием образно-интонационного материала патриотических произведений Бетховена и Чайковского»…. «Прощание славянки» — русский марш, написанный в 1912 году штаб-трубачом 7-го запасного кавалерийского полка, стоявшего в Тамбове, Василием Агапкиным под впечатлением от событий Первой Балканской войны (1912-1913). По существу является национальным маршем, символизирующим проводы на войну, на военную службу или в дальнее путешествие. За границами России является одной из самых узнаваемых музыкальных эмблем Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации… Впервые публично новый марш был исполнен осенью 1912 года в Тамбове на строевом смотре 7-го запасного кавалерийского полка».

Поистине ложь ложью прикрывается. Ложь, сказанная много раз, правдой не становится.

Приложение

Польская версия марша Якова Богорада «Прощание славянки» — песня бойцов Армии Крайовой «Rozszumiały się wierzby płaczące»:

Ивритская версия «Прощания славянки» — песня бойцов Еврейской Бригады «Меж границ» (בין גבולות):

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

22 комментария к «Эдуард Гетманский: Евреи — военные капельмейстеры Российской империи. Яков Богорад»

  1. > Не обессудьте, но я совершенно не понимаю ваш вопрос. Напомните хоть ту самую первую публикацию, я хоть память освежу. Кто там мистификатор, а кто нет.

    увы! та цепочка ответов окончилась

    пост за 24 декабря 2010 года нашелся, но Валентина Антонова в нем все еще благодарят (не перебить горшки я не могу 🙁 )

    https://rebeka-r.livejournal.com/98988.html

    а вот врезавшаяся мне в память благодарность

    «Спасибо, г-н Александр Джулай, за эту находку»

    sagittario.livejournal.com/163175.html

    загадочный массовик-затейник это он ?

    пс
    «реакция» на ваш комментарий о Чернецком и Петрове. давно ищу фотографию дирижера Владимира Гурфинкеля. может у вас есть и вам захочется поделиться ею с общественностью? 🙂

    1. sagittario? вряд ли. Он исследователь, который как и В.Антонов долго и плодотворно изучал историю этих двух маршей. Если применять ваш иносказательный стиль, то в моём понимании первый «массовик-затейник» это Ю.Е.Бирюков — много «насочинявший» про этот марш ещё в 2006-2007-х гг. (там, правда, Богорад ещё не стал полноценным «автором», а лишь выступил в качестве «соавтора-наставника»).

      К сожалению, фотографии Владимира Яковлевича Гурфинкеля нет, хотя был уверен, что она была у меня (оказалось, перепутал с Б.Г.Ривчуном). В своё оправдание могу сказать, что даже по более позднему периоду не всегда удаётся найти хоть какие-нибудь фотоматериалы…
      Возьму на карандаш и буду искать.

      1. как показало исследование гостевой, «Вася» успешно разбанен, а значит и я могу сменить карнавальное платье на обычные брюки. давно пора! ибо как говорил в «some like it hot» герой Джека Леммона : «снизу поддувает». а на дворе зима. 🙂
        теперь об «остальном»
        о Ю.Е.Бирюкове я слышу впервые, но это и не удивительно, учитывая мои крайне ограниченные познания в области русской военной музыки.
        и да, фотография В.Я.Гурфинкеля остается в поисковом списке. если мне удастся ее найти первым (шансы 1:100), то выставлю ее на сайте у Юрия Берникова. мне почему-то кажется, что его сайт вам хорошо знаком.
        спасибо за прекрасную беседу
        всегда к вашим услугам

  2. Некий «Фёдор» (зря он постеснялся указать свою реальную фамилию) привел большой ряд замечаний, вопросов и фактов в подтверждение того, что Богорад не является автором марша «Прощание славянки». Мне кажется, что господин Эдуард Гетманский ДОЛЖЕН ответить квалифицированным опровержением всех этих доводов или…

    1. > или…

      уважаемый г-н Тубли, моя нечеловечески развитая интуиция подсказывает, что переходить к этой покрытой многоточием части можно уже прямо сейчас. в связи с этим у меня всего лишь один вопрос: как вы считаете, ДОЛЖЕН ли теперь господин Гетманский на мне жениться? ведь получается, что я овдовела по его вине!

      1. Вы уклоняетесь от ответа и занимаетесь толизмом… Это говорит о том, что вы чувствуете себя весьма не уютно, как всякий дилетант, пойманный за руку…..

        1. > Вы уклоняетесь от ответа и занимаетесь толизмом…

          соседи мне свидетели: я ничем не занимаюсь, уважаемый г-н Тубли, а только денно и нощно горько скорблю о своем дважды навечно забаненном Васе!
          пс
          к сведению. второй раз Васю забанили за попытку увязать возможные особенности личности автора с некоторыми … эээ … шероховатостями опубликованного им текста
          ппс
          простите темную малограмотную женщину, но вот этот … неведомый «толизм» — это хорошо для евреек?

          1. Меня совершенно не интересуют «особенности личности автора». Меня интересует то, что он должен ответить на вопросы и замечания, высказанные в комментарии «Фёдора». Пока он скромно и красноречиво молчит. А к вам у меня вопросов нет : троль он всегда мелкий поганец…

  3. Титаническая работа! Какой полёт мысли, какой слог!
    Но вы бы хотя бы отчество этого человека в начале узнали, а то смешно, право…
    А теперь немного пройдёмся по тексту.

    1) «где служил капельмейстером 51-го Литовского пехотного полка» — никакими источниками это не подтверждается. Ни сын Богорада, ни его симферопольские ученики не упоминали его службу в 51-м полку. Если он и служил, то очень непродолжительное время в 1904-1907-х годах. Для решения этого вопроса нужно поднимать полковые архивы.

    2) «В Симферополе Яков Богорад создал издательство» — его создал И.Донской, настоящий (документально подтверждено) капельмейстер 51-го полка, в 1902 году, когда Я.Богорад ещё жил в Гомеле. Об этом говорится даже на штемпеле Бюро инструментовки — «фирма существует съ 1902 года». Скорее всего, Богорад выкупил эту фирму у Донского, а некоторое время она называлась как «Бюро инструментовки пьесъ для военной музыки И.А.Донского и Я.И.Богорада в Симферополе».

    3) «марш «Тоска по Родине» (в качестве встречного полкового марша)» — полковой встречный марш это официальная эмблема полка утверждавшаяся приказом по корпусу (дивизии) и замена просто так по воле капельмейстера не могла произойти. Марш «Тоска по Родине» никогда не был полковым в этом полку и ни в каком другом полку/части РИА. Полковой марш 51-го пехотного Литовского полка был утверждён 30 октября 1879 г. начальником 13-й пехотной дивизии генерал-лейтенантом барон Корфом и по воле императора им стал марш Л.Гв.Литовского полка, т.е. армейский полк заимствовал марш у своего гвардейского «однофамильца». И никто не менял эту музыку до 1917 года.

    4) «марш «Прощание Славянки» (как походный, прощальный марш полка)» — термина (понятия) «прощальный марш» не существует. Термин «походный марш» существует, но относится к более поздней эпохе.

    5) «Богорад издал марш «Тоска по Родине» … с картинкою на обложке — с солдатом в форме и погонами 51-го Литовского пехотного полка» — издал в Москве перед этим поменяв фамилию? Потому что на обложке чёрным по белому в нижнем левом углу указан издатель — и это А. Зейванг.

    6) «Подобный шаг Богорада был вызван определенными цензурными обстоятельствами, а именно — поднявшейся в то время волной панславянского шовинизма…» — а почему он им не продал свою фирму и везде ставил штемпели со своей фамилией? А почему другие произведения он издавал под своим именем, в т.ч. марши, а эти два нет? Логика где? А почему этот марш ещё под фамилией Данкман издавали? А под фамилией Кроуп?

    7) «…множеством композиторов, в частности — Бетховеном, одна в «Эгмонте»» — синагогальные мелодии в Эгмонте? Ну… А знаете почему тут Бетховен? Потому что один человек расслышал интонации этой увертюры в марше «Прощание славянки» (что очень спорно), и поэтому людям типа автора этой статьи теперь приходится уже и Бетховена в еврейские композиторы записывать.

    8) «сменил традиционную синагогальную тональность ми бемоль минор, на более устойчивую фа минор» — тщательные надо, тщательнее! Проверяйте хотя бы… Этот марш традиционно исполняется оркестром как раз в тональности es-moll, фортепианные переложения в c-moll, а вовсе не в тональности f-moll. Ну и там, конечно, не 2/4, а alla breve.

    9) «В рассказе «Гусеница» Куприн» — рассказа опубликован в 1918 году, а не в 1905. И мелодию в рассказе описать невозможно.

    10) «специальным приказом по военному ведомству, был немедленно высочайше и окончательно «дарован» Литовскому полку другой марш» — номер приказа сообщите.

    11) «Богорад демонстративно исполнил со своим оркестром свой давний и нашумевший марш «Прощание Славянки» публично, в Симферополе, чем вызвал в городе настоящий скандал» — где почитать в синхронных источниках про сей шкандалъ?

    12) «Следующую попытку издать марш «Прощание славянки» Яков Богорад предпринял в 1911 году вместе с ровесником, другом и однокурсником Богорада по Варшавской консерватории, музыкантом Ильей (Элием) Шатровым» — зачем ему для издания нужен был Шатров? Богораду, композитору, владельцу бюро инструментовки и типографии?

    13) «Богорад, опытный издатель, выдал произведение за новое и только что написанное к случаю — поместил на обложке текст «Посвящается всем славянским женщинам, провожающим своих любимых на войну» … но издание марша с крымским картинками на обложке все ж получалось совершенно крымское. То есть прямо вело к автору марша — Якову Богораду» — а зачем вы обложку обрезали? Не для того ли, что это «симферопольское издание Богорада с крымскими горами» на самом деле издание не кого-нибудь, а известнейшей фирмы Юлия Генриховича Циммермана и отпечатано в Москве в печатне Гроссе в начале 1913 года, а вовсе не в 1911 году?
    И нет там фразы «провожающим своих любимых на войну», просто нет… зачем вы врёте? Там указано на обложке следующее: «Посвящается всем славянским женщинам … новейший марш к событиям на Балканах», а на развороте: «Посвящается славянам Балканских государств». Что за «События на Балканах»? Имеется ввиду Первая Балканская война разразившееся в сентябре 1912 года…

    14) «Частные предприятия Богорада — его журнал и частное бюро по аранжировкам, естественно, закрылись» — вы сами выше писали, что его «кооперативная артель «Литограф» Якова Богорада» существовала в 1920-1930-е годы.

    15) «в Симферопольском училище, которое он основывал в 1909 году» — училище основало Русское музыкальное общество.

    16) «При советской власти марш «Прощание славянки» прочно ассоциировался с белогвардейщиной и долгое время был, мягко говоря, нерекомендованным» — и поэтому его издавали в 1928-1930-х годах?

    17) «но с оговорками — как отрицательный и нерекомендуемый» — и в 1944-1945-х годах его массово не издавали?

    18) » в симферопольской типографии были напечатаны первые сто экземпляров нот» — я уже сказал, что это Циммермановское издание. Найдите необрезанную версию обложки и убедитесь в этом.
    Примерно в 1912 г. Богорад действительно издавал марш «Тоска по Родине» и что самое важное, там нет имени автора — ни Трифонова, ни Данкмана, ни Кроупа, ни самого Богорада. А вот марш «Прощание славянки» Богорад, похоже, не издавал никогда. Поэтому подобным недобросовестным авторам и приходится обрезать обложку Циммермановского издания и выдавать её за издание Богорада.

    19) «женщина прощается с воином, вдали видны Балканские горы» — вы только что говорили, что горы эти «крымские картинки» и они «совершенно крымские». А тут уже Балканы…

    20) «Зачем, он же признан мировым шедевром?» — вы выше утверждали, что, кстати говоря, совершенно верно, что «шедевром признанным» он стал после фильма «Летят журавли» 1957 г., а как умерший в 1964 году В.И.Агапкин (купавшийся в «лучах славы» всего пару лет) мог «вернуть права» умершему в 1941 году человеку?
    А почему после Большевистского переворота обласканный властью Я.И.Богорад не потребовал назад «свои права» на марш? Раздавил бы этого гадёныша Ваську в 1920-е годы… Где здесь логика? Ау…

    21) «Поистине ложь ложью прикрывается. Ложь, сказанная много раз, правдой не становится» — совершенно верно! Браво! Хоть одна верная мысль в этом тексте. Ложь не станет правдой. Автор марша — Василий Иванович Агапкин, а Яков Исаакович Богорад, и без того выдающийся музыкант, не является автором ни марша «Тоска по Родине», ни марша «Прощание славянки».

    1. > Ложь не станет правдой.

      уважаемый (ну так и тянет мысленно вставить: отец 🙂 ) Фёдор

      (наверное) все правильно, но только ваш замечательный (без шуток) комментарий приземлился не по адресу. поверьте! ваши подлинные оппоненты «проживают» в жж. вот линки на некоторые из их публикаций по теме:

      1) https://rebeka-r.livejournal.com/147190.html
      2) https://shaon.livejournal.com/311348.html

      честно предупреждаю, что (как мне склеротически вспоминается) во время оно владельцы вышеуказанных журналов «с налета, с поворота» отвергли мнение Валентина Антонова. так что будьте осторожны: строчат там без предупреждения 🙂

      1. Спасибо, уважаемая Безутешная (а так хочется: черная…:)) вдова. Я комментировал именно эту статью на этом сайте за авторством Э.Д.Гетманского, поэтому, соответственно, всё по адресу.
        Что касается ссылок, то, позволю себе прокомментировать. Вторая ссылка на ЖЖ «Шаона» абсолютно вторична, а вот первая на ЖЖ «Ребеки» первична. Собственно, ув.Ирина, автор этого ЖЖ, и является автором-вдохновителем этой, не побоюсь так сказать, мистификации. Именно она придумала всё это от начала и до конца, опубликовала в 2010-2011 гг., а я на первом этапе даже ей помогал. К примеру, портрет Богорада и некоторую биографическую информацию для неё я собственноручно сканил из книг ещё в 2009 году.
        Любой может убедиться в том, проверив это в поисковиках поставив фильтры на даты, что версия про Я.Богорада как «настоящего автора марша» появилась только после 2010 г. и всё дороги ведут в этот ЖЖ к Ирине…
        Как вы уже поняли, мы немного знакомы, а мои аргументы, а так же аргументы ещё как минимум трёх человек (включая В.Антонова) ей известны. Все последующие «авторы» лишь добавляют свои штрихи и литературно (или не очень) развивают эту тему. Проблема лишь в том, что с 2010-2011-х гг. так и не появилось никаких доказательств, а все те давно опровергнутые предположения или откровенные подлоги, как-то издание 1913 г. выдаваемое за богорадовское (справедливости ради — не Ирина провернула этот трюк, за 3 года до неё один не очень умный автор уже публиковал так), так и кочуют из публикации в публикацию… Так что, может быть, кто-то сочтёт мой комментарий на этом сайте полезным.

        1. милый-милый (а если очень хочется, можно: «дядя»? 🙂 ) Федор!

          не подумайте, пожалуйста, плохого, но таки бархатный загар отлично смотрится из-под седой бороды

          но к делу, к делу!

          во-первых, я очень рада, что вы довольны: ваше блестящее (без шуток) очко каментов (до 21 считали вы!!!) приземлилось по адресу. всегда обидно, знаете, за радостный труд вдруг ставший скорбным

          во-вторых, кто есть «ху» в тех жэжэшках я приблизительно себе представляю («я тоже приложила к этому руку» 🙂 ). но вот вопросик: кажется, еше в своей самой первой публикации «Ребекка» объявила: у сэра Антонова — мнение не правильное, а вот у помогавшего ей с самого-самого начала сэра Имярека — правильное. Имярек — это и есть тот самый главный мистификатор?

          не дайте, пожалуйста, бедной одинокой старой женщине помереть круглой дурой!

          1. Не обессудьте, но я совершенно не понимаю ваш вопрос. Напомните хоть ту самую первую публикацию, я хоть память освежу. Кто там мистификатор, а кто нет.

  4. КРУГОМ ОДНИ ЕВРЕИ и БОГОРАД в их числе
    Автору благодарность за достойное освещение ещё одной темы еврейской значительной сопричастности культурам стран нашей диаспоры. В журнале «МИШПОХА» есть статья http://mishpoha.org/imya/187-kto-avtor-proshchaniya-slavyanki, где указаны истоки еврейских интонаций «Прощания славянки». В статье Википедии «Военные дирижёры» Богорад называется соавтором мелодии — якобы он доработал первооснову, переданную ему Агапкиным. А на сайте СИМФЕРОПОЛЬСКИЙ ФОРУМ simferopol.in/topic/4606-jakov-bogorad-i-proshanie-slavjanki/ Богорад однозначно назван автором этой маршевой песни.

  5. > Жаль, не могу указать источник, но с Яковом Богорадом был хорошо знаком Лагин….

    думаю, что это из статей Ирины Легкодух (rebeka-r) : https://rebeka-r.livejournal.com/147190.html

    дискуссия о возможном авторстве Богорода началась более 10 лет т.н. с мнением «за» можно ознакомиться (хотя бы) здесь: https://shaon.livejournal.com/311348.html

    имхо, более взвешенные доводы «против» приведены здесь

    https://www.vilavi.ru/pes/farewell/farewell-1.shtml
    https://www.vilavi.ru/pes/toska/heimweh1.shtml

    к сожалению, иллюстративная часть публикаций с этого сайта не доступна

  6. В Израиле между Акко и Нагарией есть кибуц Лохамей а-гетаот (им. Героев гетто) с соответствующим музеем. Там в экспозиции о еврейских партизанах в Литве я вдруг услышал мелодию известой в СССР песни «Терская походная» («То не тучи – грозовые облака») на слова поэта Алексея Суркова, музыка – братьев Дмитрия и Даниила Покрасс. Я попытался объяснить сотрудникам музея, что это песня казаков. Оказалось, что эту песню пели еврейские партизаны на слова узника гетто — молодого еврейского поэта Хирша (Гирша) Глика — на идиш “Зог нит кейнмол” (Никогда не говори никогда”). По некоторым данным, стихотворение было написано в ответ на известия о восстании в Варшавском гетто, которые дошли и до Вильно. Говорят, что кажется в Ашдоде есть памятник партизанам, и там звучит эта песня.

  7. В Российской Википедии автором марша «Прощание славянки» числится
    упомянутый в статье Агапкин. Интересно, существуют ли убедительные
    доказательства авторства Богорада для Википедии?

  8. Я помню была студенческая песня:

    Отгремела весенняя сессия
    ты глядишь мне тревожно в глаза
    что ж ты милая нос свой повесила
    что же ты не глядиш та меня
    ……………….

  9. Жаль, не могу указать источник, но с Яковом Богорадом был хорошо знаком Лагин,
    автор «Старика Хоттабыча», живым прототипом Хоттабыча и был сам Яков Богорад, Этот
    джинн из кувшина слишком сильно и не случайно напоминает доброго старого еврея. В заклинаниях Хоттабыча звучит скороговорка популярной еврейской молитвы. Впрчем, даже фамилия Богорад упомянута в книге, ее носит мальчишка Женя, между прочим — брюнет.
    Вот такую забавную «фигу в кармане» опубликовал Лагин в разгар Большого Террора
    тридцатых, оставив нам живой обаятельный образ великого композитора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *