Борис Гулько: Долгое восхождение в Сион

 279 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Наша семья попала в «отказ». С каждым годом таяли наши с Аней шансы побороться за высшие титулы в шахматной иерархии. Однако 7 лет ожидания и борьбы оказались для нас более важными, чем невыигранные соревнования. Возможность покинуть «империю зла» мы завоевали предельным напряжением наших сил.

Долгое восхождение в Сион

Борис Гулько

Два главных гения русской литературы Пушкин и Лермонтов имели общую страсть — загадку предопределённости судьбы. В «Песне о вещем Олеге» у Пушкина «вдохновенный кудесник» верно предсказал князю источник его смерти. Но если судьба предопределена, велик ли риск играть ей? Например, в карточной игре.

Германн в «Пиковой даме» попытался овладеть своей судьбой, выпытав секрет трёх карт. Но в решающий момент:

— Туз выиграл! — сказал Германн и открыл свою карту.

— Дама ваша убита, — сказал ласково Чекалинский.

Германн вздрогнул: в самом деле, вместо туза у него стояла пиковая дама. Он не верил своим глазам, не понимая, как мог он обдернуться.

В эту минуту ему показалось, что пиковая дама прищурилась и усмехнулась.

Чему она усмехнулась? Попытке провести судьбу. Эта попытка тщетна. Вот Германн и обдернулся.

Та же тема — игра с судьбой в карты — в лермонтовской «Тамбовской казначейше» и в неоконченной повести «Штосс».

Особенно остро ощущение судьбы в игре со смертью. У Лермонтова в повести «Фаталист» поручик Вулич предложил пари: «Я вам предлагаю испробовать на себе, может ли человек своевольно располагать своею жизнью, или каждому из нас заранее назначена роковая минута».

Вулич наставил пистолет в свой лоб и нажал курок. Случилась осечка. Такая судьба?

Но в тот же вечер Вулича, возвращавшегося домой, зарубил шашкой пьяный казак.

Однако Лермонтов (в повести он — Печорин) ещё до выстрела Вулича заметил: «Мне казалось, я читал печать смерти на бледном лице его. Я замечал, и многие старые воины подтверждали мое замечание, что часто на лице человека, который должен умереть через несколько часов, есть какой-то странный отпечаток неизбежной судьбы, так что привычным глазам трудно ошибиться». Что же, предопределённость была?

Мне дважды приходилось прощаться с людьми, которым оставалось жить по нескольку часов. Оба были стары, но не то, чтобы больны. Я ясно запомнил их лица в момент, когда они, почему-то, хотели особо попрощаться со мной (с первым это произошло 55 лет назад). Кажется, они чувствовали, что мы расстаёмся навсегда. Лица их несли ту печать, о которой писал Лермонтов. Нечто подобное, кажется, называют «маской Гиппократа».

Игра с судьбой на свою жизнь, сперва пережитая Пушкиным и Лермонтовым при описании ими драматичных событий в их главных книгах, и стоила им жизни.

Я ощутил присутствие потустороннего в своей жизни рано, лет в шесть. Наверное, это потустороннее называется ангелом-хранителем. Мы с друзьями играли на втором этаже недостроенного здания. Неожиданно из тряпья в углу с рыком поднялся спавший в нём незамеченный нами пьяный. Я испугался и побежал от него по доске, перекинутой через стройку. Падение вниз на металлическую арматуру грозило увечьями. Вдруг я почувствовал, как некая тёплая волна поддерживает меня и переносит на другой конец стройки. Ощущение было столь ясным, что осталось в моей тактильной памяти навсегда. Я совсем не утверждаю, что связь с ангелом-хранителем всеобща. Более того, я догадываюсь, что случаются люди без судьбы. Другие её имеют.

Открывшаяся мне поддержка — не обязательно полезное знание. В иные моменты моей жизни я не прилагал необходимые усилия для достижения цели, предполагая, что результат и так предопределён. В другие — не понимал, что для меня лучше, и мой ангел вёл меня по уготованной мне тропе упирающимся.

15 мая 1979 года мы с женой Аней и трёхмесячным Давидом подали заявление о желании покинуть СССР. Мотивы подавантов 70-х годов грубо делились на две группы. Одни после чуда Шестидневной войны 1967 года почувствовали глубинную связь со своим народом и рвались на Святую Землю. Другие после оккупации советскими войсками Чехословакии 21 августа 1968 года ощутили омерзение к своей стране и стремились покинуть её. Я принадлежал ко второй группе. Во время той оккупации я играл в шахматы в маленьком чешском городке, и позор быть советским грыз мою душу.

Мы планировали обосноваться в Германии, где игра за клуб в Бундеслиге гарантировала безбедное шахматное существование. Мне виделось участие в элитных турнирах, проходивших в прелестных европейских городах.

Мне нравилась Европа. В моей генетической памяти осталось воспоминание о черепичных крышах покидаемого моей отлетающей душой места. Каббалистами высказывалась идея, что рождённые после Холокоста евреи являются реинкарнацией убитых европейских евреев. Моё младенческое пред-воспоминание соответствует этой теории.

Наша семья попала в «отказ». С каждым годом таяли наши с Аней шансы побороться за высшие титулы в шахматной иерархии. Однако 7 лет ожидания и борьбы оказались для нас как личностей более важными, чем невыигранные соревнования. Возможность покинуть «империю зла» мы завоевали предельным напряжением наших душевных сил — после месяца ежедневных (кроме шаббатов) демонстраций и арестов. Похоже, всё та же сила, что спасла меня в детстве, продолжала заботиться обо мне взрослом. Победив, мы отправились в Израиль.

Оказавшись здесь, мы, однако, призадумались: что дальше? Шахматной жизни в Израиле в те годы не было никакой. Между нами и этой жизнью пролегло широкое и глубокое Средиземное море. Я получил два приглашения на турниры и через месяц после прибытия в Израиль отправился в Марсель и в Америку. В Новом свете мне предложили спонсорство от существовавшего тогда «Американского шахматного фонда», и на 33 долгих года мы переселились в США.

Наши поиски пути тяжело отражались на нашем сыне Давиде. Мы с ним подсчитали: за 11 школьных лет ему пришлось сменить 11 школ на трёх континентах. К 12 годам Давид был несчастным американским мальчиком в новом для него городке, без друзей, распевавшим рекламные песенки из телепрограмм. Его ангел-хранитель явился ему в образе гостившей у нас моей сестры Бэллы.

Бэлла в детстве воспитывала и образовывала меня — она почти на 8 лет старше. К описываемому моменту они с мужем Володей Кисликом, «Узником Сиона» (из своих 16 отказных лет Володя три — в наказание за сионистскую активность — провёл в заключении), жили в Иерусалиме. Позже, в знак протеста против договора с Арафатом, они переедут в поселение Долев и станут «поселенцами». Бэлла пригласила Давида пожить год у них.

Через год из Израиля Давид вернулся другим человеком. После обучения в «государственной религиозной школе» он приобрёл веру. Казалось, что в него вдохнули душу. Поразительно — как много Давид выучил за год. После проигранных дискуссий с только что отпраздновавшим бар мицву парнем, соблюдать традицию стал и я (Анин поиск пути был динамичнее моего). Ещё через год Давид объявил нам, что навсегда уезжает в Израиль.

Но в судьбе значилось иное. 14-летний Давид совершил против Израиля серьёзное государственное преступление. В одну из ночей он был арестован за расклеиванием листовок с пропагандой убитого арабским террористом рабби Меира Кахане. Рабби Кахане был отвергнут Израилем, его учение запрещено. Возбудили уголовное дело. Давид улетел в США.

В следующие годы он получил от Колумбийского университета степени в экономике и в юриспруденции, стал магистром в еврейской истории от Yeshiva University, женился, родил четырёх дочерей. Наконец на адрес Бэллы пришло письмо, что за давностью совершённого преступления дело против Давида закрыто.

Он стал вновь бывать Израиле. Но к этому моменту Давид уже профессионально врос в американскую жизнь.

Старшая дочь Давида Несса последние два лета провела в Израиле. На последнюю Хануку мы с Аней полетели в Америку — праздновалась бат мицва Нессы (имя Несса происходит от ивритского Несс — чудо. Она родилась в праздник ханукального чуда несгорающего масла). «Привезли мне подарок?» — спросила Несса. Для ребёнка подарок — всегда чудо. Конечно, и Аня, и Бэлла приготовили для неё подарки.

Несса тоже готовила для нас с Аней подарок. К последнему вечеру нашего пребывания в Америке он был готов.

Мы приехали к дому Давида поздно — посещали лекцию нашего товарища. Несмотря на студёную погоду Несса ждала на улице. Она привела нас в свою комнату и представила законченную ею картину, вдохновлённую, очевидно, месяцем, проведённым у нас в Иерусалиме последним летом. У меня захватило дух. Как будто зазвучало любимое мной «Под небом голубым есть город золотой» на стихи Анри Волохонского (при участии пророка Йехезкэля). Хотя стих Нессе незнаком — русского она не знает.

Несса увидела то, что не видел я. К ней тянется нить, идущая через нас от далёких предков.

Когда-то мой дед кузнец Гилык купил Палестинский бонд. После Гражданской войны папа уговаривал деда совершить алию (алия на иврите означает восхождение, подъём — в Землю Израиля). Гилык не решился. Он не был уверен, сможет ли прокормить в незнакомой стране своих девятерых детей. Летом 41-го года, за 6 лет до моего рождения, деда убили немцы. Или соседи украинцы. А может, выдали его немцам.

Мой папа, офицер-связист, после окончания войны был оставлен служить в Германии. К нему приехали мама с Бэллой. А я уже родился на месте. Папа думал — не увезти ли семью в американскую зону, а оттуда в Палестину? Но в СССР оставались заложниками родственники.

Предназначено ли Нессе завершить то, что не удавалось предшествовавшим ей поколениям моей семьи?

Print Friendly, PDF & Email

19 комментариев к «Борис Гулько: Долгое восхождение в Сион»

  1. Очень впечатляющая исповедь. Верю каждому слову и чувству, им выраженному. Семья во всех поколениях достойна благословения и пожелания счастья.
    Но в реплике George Gerzon 24 января 2020 at 8:42 я на стороне GG: \»не надо демонизировать одну сторону и обелять другую. Все хороши\». Сегодня, по-моему, Израилю и еврейству галута надо, не забывая прошлого, идти вперёд, для чего — смотреть вперёд, что невозможно с головой, застывшей в повороте назад.

  2. Григорий Б.:…Читаю. Трогательно. Постановка не столь уж оригинальна и свежа, но да: раз уж суждено — все равно сбудется…
    Далее, пост нынче модного и угнетаемого (? — :)) модераторами Г.Герзона.
    Я уже говорил, что Георгий мне нравится. Не берусь судить о правоте его подхода к историческим открытиям (и закрытиям)…
    Г.Герзон оживил местное сообщество.
    Так вот, Георгий, автор изначально предупредил, что не глубинная связь со Святой Землей определила его эмиграцию. Поэтому упреки в стиле «Рыба ищет, где глубже» мимо денег. А что поздно открылась ему глубина Танаха — так это его личное дело. Так мне кажется…
    Г.Г.: “Но после того, как автор начал соблюдать традиции вслед за внуком, он еще добрых двадцать лет оставался в Америке, а не вернулся в Израиль вслед за тем же внуком. Опять же, его личное дело…” — Вот именно, личное. Зачем же упоминать-то? А дальше —
    “Но вот, вернувшись спустя 33 года, выставлять себя проповедником еврейских ценностей и патриотом Израиля, как бы это помягче сказать, не логично. И уж точно не личное дело. Потому, что за такими проповедями должны стоять соответствующие дела, а не только многолетняя успешная игра в шахматы…” — Сильно сказано, напоминает претензии, которые предъявляли салонные сионисты Н-Йорка — М. Кахане, незадолго до его отъезда из США в Израиль. После отъезда М.К. и его деятельности в Стране, после запрещения партии Кахане и его убийства, никаких существенных комментариев от такого типа оппонентов не последовало. Может быть, Кахане и его соратникам надо было играть в шахматы?
    Так или иначе, не нам – из-за бугров и проч. надолбов, критиковать Бориса Г.
    ОживЛЯть гостевые и проч. тусовки и предбанники – всё, что нам доступно в этом яростном виртуальном мире. Здесь уважаемый Григорий Б. прав.
    Однако, на мои забугорный взгляд и заокеанское обоняние, в оживителе-одеколоне м-сье Г.Г. многовато “тройного:” одеколончика и маловато “шипра”…О ландышах и “Красной Москве” было бы не к месту, не в тему.
    Шалом, хаверим!

    1. Для меня Кахане — террорист (признанный таковым и в Израиле) и идеологический враг. Но это террорист и враг, который свои убеждения подтвердил всей своей жизнью. Тут же случай прямо противоположный. Так что, Ваше сравнение не только не релевантно, но и прямо опровергает ваше «Так или иначе, не нам – из-за бугров и проч. надолбов, критиковать Бориса Г.». Из-за бугров, может быть, и не вам. А нам из Израиля — в самый раз, как по мне. Не говоря уже о том, что вы так и не раскрыли, почему вообще нельзя критиковать кого бы то ни было. Вы же вот критикуете меня за недостаток «шипра» и избыток «тройного», исходя только из своих восприятий, хотя я одеколонами вообще не пользуюсь, и флакон «Хьюго Босса» стоит у меня непочатый уже лет пятнадцать 🙂

  3. Как говорится, оба в чем-то неправы. В Южном Вьетнаме существовал не демократический, а насквозь коррумпированный диктаторский режим (помимо всего прочего, об этом мне говорили мои друзья-американцы, прошедшие через Вьетнам) — это к Борису Францевичу.
    Англия и Франция покаялись перед Чехословакией, но компенсацию не платили, ибо за что? — За то, что чехи не сделали ни единого выстрела?! Хиросима и Нагасаки были ничуть не хуже, чем бомбардировки Токио, и опять о какой компенсации может идти речь?! — Это была война, в которой Япония была агрессорм и агрессором варварским (о Нанкине слышали?). Это касается и Дрезденом, крупном ж/д узле, в котором скопились десятки воинских эшелонов — это к George Gerzon.
    Беда, не вина, а именно беда, Украины в том, что, во-первых, и Бандера, и Шухевич, и другие более мелкие деятели боролись за независимость Украины, идя на союз с теми, кто попадался под руку, и, во-вторых, в том, что в массе своей геноцид евреев осуществляли не столько бандеровцы, сколько простые люди, которые к бандеровцам никакого отношения (тем более, в Центральной и Южной Украине) не имели — немцы объявили евреев вне закона, точнее, лишили их, как и цыган, права быть людьми, что и привело к тому, что вся мразь получила карт-бланш на геноцид (Геринг был прав, когда сказал, что в каждом человеке сидит свинья, поэтому наша [нацистов] задача — научить ее хрюкать по нашей же команде). И еще об Украине — наши коллеги из Белоруссии не даду соврать, что там местная публика вела себя ничуть не лучше, чем украинская, а о немцах-колонистах в зонах румынской оккупации я даже не говорю — Это опять к Борису Францевичу

    1. Уважаемый Илья, какое отношение имеют скопившиеся на ж/д узле эшелоны к сожжению всего города с сотнями тысяч гражданских? И какое отношение имеет агрессия Японии и зверства в Нанкине к сожжению двух городов с опять же гражданскими? Или то, что Германия и Япония не соблюдали Гаагские конвенции о войне, освободило от них и другие подписавшие их державы?
      А о компенсациях я сказал лишь в ответ на требования г-на Гулько к России о выплате компенсаций полякам, без которых, по высказанному им мнению, в ней жить нельзя (судя по тому, что кроме требований признания вины и выплаты компенсаций других претензий не выдвинуто, это единственное препятствие к тому, чтобы в России — цитирую — «можно было бы жить»)

  4. Как многие, в неопределенных случаях начинаю читать с комментов. И как многие, с комментов, авторам которых доверяешь.
    В данном случае Б.Тененбаум («Совершенно замечательный материал!). Наверное, я невнимательный читатель произведений Б.Гулько, но мне казалось, что БМТ всегда его критиковал и, по-моему, довольно едко.
    А здесь такой неожиданный отзыв, — значит надо читать этот материал.
    Читаю. Трогательно. Постановка не столь уж оригинальна и свежа, но да: раз уж суждено — все равно сбудется. Массивную подводку в виде классиков и пьяного мужика можно было бы подсократить, но это дело вкуса.
    Далее, пост нынче модного и угнетаемого модераторами Г.Герзона.
    Я уже говорил, что Георгий мне нравится. Не берусь судить о правоте его подхода к историческим открытиям (и закрытиям), но такая манера ведения полемики, достаточно корректная, с аргументацией у меня вызывает симпатию. Оппоненты могут выходить из дискуссий, возвращаться и снова продолжать, — одно бесспорно: Г.Герзон оживил местное сообщество.
    Так вот, Георгий, автор изначально предупредил, что не глубинная связь со Святой Землей определила его эмиграцию. Поэтому упреки в стиле «Рыба ищет, где глубже» мимо денег. А что поздно открылась ему глубина Танаха — так это его личное дело. Так мне кажется.

    1. Уважаемый Григорий, спасибо на добром слове.
      По сути. Я ни словом и не упоминал о том, что автор покинул СССР по причине «глубинной связи со Святой Землей». В отличие от автора, я не позволяю себе приписывать другим людям того, что они не говорили, но что автору показалось. Например, я бы даже и выражения такого никогда не употребил, как «все дерьмо» (цитата из автора).
      Напротив, я оперировал исключительно утверждениями самого автора топика, и опирался только на них. А именно — на его «омерзение к стране», в которой он вырос и достиг высот. И на то, что за этим омерзением последовали расчеты на «безбедное шахматное существование» в Бундеслиге (снова цитата). А потом отъезд из Израиля в Штаты — это тоже от «омерзения к стране», или как? Или, все же, это и есть «рыба ищет, где глубже»?
      Открытие глубины Танаха, конечно, сугубо личное дело. Я и не утверждал иного. Но после того, как автор начал соблюдать традиции вслед за внуком, он еще добрых двадцать лет оставался в Америке, а не вернулся в Израиль вслед за тем же внуком. Опять же, его личное дело. Но вот, вернувшись спустя 33 года, выставлять себя проповедником еврейских ценностей и патриотом Израиля, как бы это помягче сказать, не логично. И уж точно не личное дело. Потому, что за такими проповедями должны стоять соответствующие дела, а не только многолетняя успешная игра в шахматы.

      1. George Gerzon: …. Но вот, вернувшись спустя 33 года, выставлять себя проповедником еврейских ценностей и патриотом Израиля, как бы это помягче сказать, не логично. И уж точно не личное дело. …
        ======
        Знаю я эту «логику»: если бы в Израиль из США приехала лево-либеральная (про-BDS) реформистка-лесбиянка, то это было бы «демократией».
        Именно эта «логика» это уж точно НЕ личное дело.

        1. Бенни, вероятно, Вы знаете больше меня 🙂
          И кто вообще говорил здесь о «демократии»?

          1. George Gerzon: …. И кто вообще говорил здесь о «демократии»?
            =====
            Я.
            Я говорил о взаимности, о демократии — и о ВАШИХ вопиющих двойных стандартах.

            P.S.: Если хотите, то последнее слово за вами. Я эту «дискуссию» закончил.

  5. George Gerzon, Вы, как я понимаю, принадлежите к типу людей, которые считают: «Всё дерьмо». Это очень опасный вид. Если идеальных людей нет – то всё позволено. Я бы не поворачивался к Вам спиной.
    Поясню на приведённых Вами примерах. 1)США. Коммунистический Вьетнам, с помощью СССР и Китая вёл войну против южного, демократического. США пыталась остановить эту агрессию, потеряв при этом несколько десятков тысяч человек. Проиграли. К чему это привело? Коммунисты посадили в лодки 2 миллиона вьетнамских китайцев и отправили на погибель в море. 2)Израиль. Арабские соседи уже более 70 лет пытаются уничтожить его. Ведут террористическую войну. Ни на какие компромиссы не идут. 3)Германия. Немцы – единственный народ из виновных в Холокосте, который покаялся, выплатил большие компенсации и учит своих детей о своей вине. Я наблюдал в Еврейском музее Франкфурта, как в зал, посвящённый Холокосту, постоянно приводят кассы школьников и читают тем лекции о вине немцев.
    Я думаю, в России можно было бы жить, если бы она повинилась за договор с Гитлером, начало с ним МВ2 и выплатило компенсации родственникам расстрелянным в Катыни, а не запрещала эту тему, как недавно. И на Украине, если бы они не героизировали деятелей, совершавших геноцид евреев.

    1. = Вы, как я понимаю, принадлежите к типу людей, которые считают: «Всё дерьмо». =
      Нет, не всё.

      =Если идеальных людей нет – то всё позволено.=
      Тоже не всё.

      По примерам. 1) СССР не посылал войска во Вьетнам, за исключением авиации. А его авиация не поливала джунгли напалмом и диоксином». 2) Белорусские террористы тоже не шли на компромиссы с немецкой администрацией. Хотя ПА с израильской администрацией идет. 3) Не «немцы покаялись», а оккупационные власти провели денацификацию. Поверхностно, не до конца, не полностью. Корни никуда не исчезали, затаились под землей, и сейчас опять прорастают. 4) Франция и Англия не повинились за мюнхенский сговор, не выплатили компенсации Чехословакии. США не повинились за Хиросиму и Нагасаки, и не выплатили компенсации родственникам погибших мирных жителей. Как и за 200 тысяч сожженых в в Дрездене без всякой нужды. Так что не надо демонизировать одну сторону и обелять другую. Все хороши.

  6. = Другие после оккупации советскими войсками Чехословакии 21 августа 1968 года ощутили омерзение к своей стране и стремились покинуть её. Я принадлежал ко второй группе.=

    С омерзением к своей стране понятно. А как с омерзением к чужой, которая в то же самое время вела вьетнамскую войну? Или к другой, которая свыше полувека держит под оккупацией несколько миллионов человек? Или к третьей, которая всего два десятилетия назад (на тот год) уничтожила десятки миллионов, включая несколько миллионов евреев? А вот как:
    = Мы планировали обосноваться в Германии, где игра за клуб в Бундеслиге гарантировала безбедное шахматное существование. Мне виделось участие в элитных турнирах, проходивших в прелестных европейских городах. Мне нравилась Европа.=

    Вот и вся идея. «Рыба ищет, где глубже».
    = через месяц после прибытия в Израиль отправился в Марсель и в Америку. В Новом свете мне предложили спонсорство от существовавшего тогда «Американского шахматного фонда», и на 33 долгих года мы переселились в США. =

    И только теперь, наконец, появилась возможность осесть на Святой земле, открыть для себя евреецентричность метаистории и глубины Танаха, и приобщать к этому все еще прозябающих в европейских и американских галутах несчастных. Рука ангела — она такая. Ведет путями окольными и странными, но строго по пословице «лучше поздно, чем никогда». Хотя иногда (или даже почти всегда) оказывается «лучше никогда, чем поздно». Но это уже, очевидно, происки дьявола, который долго прятался в деталях.

    1. Насчет второй — вы правильно поняли.
      Насчет третьей — страны не стало, но люди остались те же.

  7. Вас,уважаемый Борис,надежно оберегает ваш ангел-хранитель. Результат-счастливая и дружная семья. Достойное достижение для спокойной и, бог даст, продолжительной, деятельной творческой старости. С чем вас искренне поздравляю.У Нессе есть шансы оправдать ваши ожидания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *