Михаил Ривкин: Недельный раздел Бо

 136 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Важно понимать, что новое духовное содержание праздника Пэсах не отменило его древнейшее значение, как праздника природы. Это прежнее значение было удержано, но при этом очищено от всех примитивных языческих коннотаций. Сегодня для нас Пэсах — это праздник Исхода из Египта, но это и праздник Весны.

Недельный раздел Бо

Михаил Ривкин

Центральное место в нашем недельном разделе занимает описание специального пасхального ритуала, который сынам Израиля заповедано провести в ночь Десятой казни, непосредственно перед Исходом из Египта. Этот ритуал становится по-настоящему понятен лишь в сравнении с двумя более ранними ритуалами Пэсаха. Мы уже писали о том, что представлял собой Пэсах скотоводов в пустыне и Пэсах древних земледельцев в Стране Израиля. И тот, и другой праздничный ритуал уходят корнями в древнейшие обычаи освящения и прославления природного плодородия. Можно сказать, что оба эти ритуала находятся на первом «этаже» праздника Пэсах, и тот и другой целиком относятся к сфере Природы. Пэсах, как он описан в книге Шемот, находится на втором «этаже» — он относится уже к сфере Истории. Что же происходит, когда мы поднимаемся с первого «этажа» на второй? Визуально ритуалы и обряды Пэсаха практически не изменились, но кардинально изменилось то духовное содержание, которым евреи наполняли эти обряды, тот смысл, который они приписывали каждому своему жесту, то объяснение, которое они давали важнейшим символам и терминам Пэсаха.

Такого рода глубокое переосмысление праздничных обрядов отражает глубочайшие изменения в мировосприятии древнего Израиля. Пэсах поднядся от уровня природного праздника до уровня праздника исторического в тот момент, когда Израиль поднялся от архаичного, «вневременного» статичного восприятия мира к видению и осмыслению исторических процессов. Такого рода переход, разумеется, происходит не скачком. Это длительный процесс, занимающий в истории любого народа столетия. Уже после перехода основной массы Израиля к оседлому образу жизни оба праздника, скотоводческий и земледельческий, продолжали мирно сосуществовать в их первозданных формах, и свято соблюдались всеми израильтянами, и скотоводами, и земледельцами. Это были просто привычные обряды, освящённые авторитетом древности, не подлежащие никаким переменам и не требовавшие никаких мотивировок. Подобно тому, как неизменными оставались приёмы земледелия и скотоводства, неизменными оставались и те ритуалы, которые в мировоззрении древних так же насущно необходимы, как хорошая вспашка земли перед посевом и своевременный выпас скота на весенних пастбищах. Но с течением времени происходит тектонический сдвиг в сознании Древнего Израиля. Вера в Единого Б-га властно потребовала ревизии всех культовых атрибутов прежних времён. Для старых культов, весь смысл которых сводился к тому, чтобы задобрить злых богов и щедро отблагодарить богов добрых, в новой религии места не осталось. И тогда, как это не раз бывало в истории разных народов, древняя форма наполнилась новым содержанием. Родился новый праздник, который зримо выражал мировоззрение Пророков Израиля. Праздник Пэсах и Праздник Мацы постепенно слились в единый праздник — Праздник Исхода из Египта.

Издревле бытовал у Сынов Израиля эпос об Исходе из Египта в весеннем месяце Авив. В.О. Ключеский писал: «история любого народа начинается с того события, которое первым сохранила коллективная народная память». Для евреев таким событием, несомненно, является Исход. Именно к этому событию и были, постепенно, в течение длительного времени, адаптированы ритуалы древних весенних праздников. Весна, которая была временем тревог и надежд и для земледельца, и для скотовода, как нельзя лучше соответствует общей радостной атмосфере освобождения из рабства и смелого шага к свободе, каким и был для евреев Исход.

Соответственно изменился и смысл всех церемоний и символов двух древних прадздников. Все они стали символическим отображением того, что пережили Сыны Израиля в египетском рабстве и в час Исхода. Сам праздник, как и поедаемый ягнёнок, по-прежнему, назывался Пэсах, однако это слово обрело новую, вторичную этимологию. Теперь его возводили не к глаголу, обозначающему прыжкии скачки молодого ягнёнка, а к глаголу «миновал», «прошёл мимо»:

«… это жертва пэсаха Г-споду, который прошел мимо домов сынов Исраэйлевых в Египте, когда Он поражал Египтян, а наши дома избавил». (Шемот 12:27)

Обязанность есть мацу и запрет есть квасной хлеб в течение семи дней также наполнилась новым смыслом. Изначально она символизировала начало нового земледельческого цикла, надежду на хороший урожай в наступающем году, кардинальное обновление всего хозяйства. Отныне маца символизировала быстроту и поспешность Исхода:

«И испекли они тесто, которое вынесли из Египта, лепешками пресными, ибо оно еще не вскисло, потому что они выгнаны были из Египта и не могли медлить, и даже пищи не приготовили себе». (Шемот 12:39)

Как и встарь, одним из центральных ритуалов оставалось кропление кровью пасхального агнца входа и запрет покидать жилище до утра. Если древние скотоводы окропляли полог шатра, то люди, живущие в стационарных жилищах выполняли этот обряд несколько по-другому:

«И пусть возьмут крови (его) и наведут на оба косяка и на притолоку в домах, в которых будут есть его /…/ И возьмите пучок эйзова, и обмакните в кровь, которая в сосуде, и приложите к притолоке и к обоим косякам кровь, которая в сосуде; а вы не выходите никто за двери дома своего до утра». (Шемот 12:7. 22)

Сохранился «защитный» смысл этого ритуала. Правда, в роли защитника теперь выступает уже Г-сподь Б-г, но упоминание про некоего «губителя», которому не дают войти в дом, осталось:

«И пойдет Г-сподь для поражения Египтян, и увидит кровь на притолоке и на обоих косяках, и пройдет Г-сподь мимо дверей, и не даст губителю войти в дома ваши для поражения». (там 12:23)

Видна некая амбивалентность в новом истолковании этого ритуала: с одной строны, это должен быть знак «для вас», т.е. Для самих евреев, с другой стороны это защита от неких высших сил:

И будет та кровь для вас знаком на домах, где вы находитесь, и увижу кровь, и пройду мимо вас, и не будет среди вас язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую (там 12:13).

Обязательная при поедании агнца поспешность сохраняется и дополняется зримыми признаками, прямо связанными с Исходом:

«И так ешьте его: чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посох ваш в руке вашей, и ешьте его с поспешностью; это пэсах Г-сподень». (там 12:11)

Не только смысловое наполнение главных атрибутов Пасхального ритуала разительно изменилось. Изменилась их эмоциональное восприятие участниками церемонии. Пасхальные символы «обрели дар речи». Некогда все церемонии праздника скотовода и праздника земледельцев сопровождались лишь короткими ритмическими восклицаниями. Никаких объяснений происходящему не требовалось, поскольку смысл всех обрядов и значение всех символов прекрасно понимал и стар, и млад. Но эта самоочевидность исчезала, по мере того как символы теряли свой первозданный смысл и наполнялись новым, историческим содержание. Ночной ритуал Исхода построен как диалог между поколениями: «млад» всё время справшивал, а «стар» всё время отвечал. Новый смысл, который обрели все важнейшие символы Пэсаха был вовсе не самоочевиден, наоборот, без пояснений он, наверняка, остался бы для молодого поколения Израиля совершенно непонятным:

И когда скажут вам дети ваши: “что это за служение у вас?” То скажите: “это жертва пэсаха Г-споду, который прошел мимо домов сынов Исраэйлевых в Египте, когда Он поражал Египтян, а наши дома избавил”. (Шемот 12:25-27)

И вот, когда спросит тебя в будущем сын твой, говоря: «что это?», то скажи ему: “силою руки вывел нас Г-сподь из Египта, из дома рабства. И было, когда Паро ставил преграды в отпущении нас, умертвил Г-сподь всякого первенца в земле Египетской, от первенца человеческого до первенца скота: поэтому жертвую я Г-споду все, разверзающее недра, мужского пола, а всякого первенца сынов моих выкупаю. И да будет это знаком на руке твоей и начертанием между глазами твоими, что силою руки вывел нас Г-сподь из Египта”. (Шемот 13:14-16).

И хотя Пасхальная Агада вопрос «что это за служение у вас?» вложила в уста Злодея, а вопрос «что это?» в уста Простака (Наивного), в описании пасхального ритуала в книге Шемот оба эти вопроса звучат вполне достойно и уместно.

Важно понимать, что новое духовное содержание праздника Пэсах не отменило его древнейшее значение, как праздника природы. Это прежнее значение было удержано, но при этом очищено от всех примитивных языческих коннотаций. Сегодня для нас Пэсах — это праздник Исхода из Египта, но это и праздник Весны. Это праздник освобождения от рабства, но это и праздник пробуждения и расцвета Страны Израиля. Не случайно именно месяц Авив всегда упоминается в Торе как первый, по порядку, месяц еврейского календаря.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Михаил Ривкин: Недельный раздел Бо

  1. «…Ритуалы уходят корнями в древнейшие обычаи освящения и прославления природного плодородия. Можно сказать, что оба эти ритуала находятся на первом «этаже» праздника Пэсах, и тот и другой целиком относятся к сфере Природы. Пэсах, как он описан в книге Шемот, находится на втором «этаже» — он относится уже к сфере Истории. Что же происходит, когда мы поднимаемся с первого «этажа» на второй? Визуально ритуалы и обряды Пэсаха практически не изменились, но кардинально изменилось то духовное содержание, которым евреи напотняли эти обряды, тот смысл, который они приписывали каждому своему жесту, то объяснеие, которое они давали важнейшим символам и терминам Пэсаха.
    Такого рода глубокое переосмысление празднияных обрядов отражает глубочайшие изменения в мировосприятии древнего Израиля…»
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::;
    Таким образом, если еврей не поднимается :»на 2-ой этаж» , оставаясь попрежнему «на 1-ом», то его истолкования/понимание ТАК ЖЕ остаются вместе с ним, внизу?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *