Джонатан Сакс: История, которую мы рассказываем о себе. Перевод Бориса Дынина

 164 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Я верю, что я действующее лицо в истории нашего народа, со свой ролью в ней, также как мы все. Быть евреем — значит, видеть себя частью этой истории, хранить ее живой в наше время и делать все возможное, чтобы передать ее тем, кто придет за нами.

בס״ד

История, которую мы рассказываем о себе

The Story We Tell About Ourselves (Bo 5780)

Джонатан Сакс
Перевод с английского Бориса Дынина

Иногда другие знают нас лучше, чем мы сами себя. В 2000 году Британский еврейский исследовательский институт (British Jewish research institute) предложил считать британских евреев этнической группой, а не религиозной общиной. И интересно было увидеть, как нееврейский журналист Эндрю Марр (Andrew Marr) напомнил евреям очевидную вещь:

«Все это мелкая вода, и чем дольше вы бродите, тем менее глубокой она становится».

Меня вдохновили его слова:

«У евреев всегда были истории для всех нас. У них была Библия, одно из великих творческих достижений человеческого духа. Они стали жертвой худшего преступления, на которое оказалась способной современность и в котором отразилось безумие Запада. Но прежде всего, у них есть история культурного и генетического выживания от Римской империи до двадцать первого столетия, история успехов среди европейских народов, непонимающих их и враждебных им».[1]

У евреев всегда были истории для всех. Мне по душе это свидетельство. И, действительно, с самого начала повествование истории было центральным в еврейской традиции. Конечно, в каждой культуре есть свои истории. (Эли Визель как-то сказал: «Бог сотворил человека, потому что Бог любит истории».) Почти наверняка, эта традиция восходит к тем временам, когда наши предки были охотниками-собирателями, рассказывающим истории у костра ночью. Человек это животное, рассказывающее истории.

Но чрезвычайно примечательно видеть, как в конце Исхода Моисей наставляет израильтян рассказывать историю Исхода детям всех будущих поколений. Трижды он говорит:

[1] И когда скажут вам дети ваши: что это за служение?
скажите: это пасхальная жертва Господу, Который прошел мимо домов сынов Израилевых в Египте, когда поражал Египтян, и домы наши избавил. И преклонился народ и поклонился. ‘(Исх. 12: 26-27)

[2] И объяви в день тот сыну твоему, говоря: это ради того, что Господь сделал со мною, когда я вышел из Египта. (Исх. 13: 8)

[3] И когда после спросит тебя сын твой, говоря: что это? то скажи ему: рукою крепкою вывел нас Господь из Египта, из дома рабства. (Исх. 13:14)

Израильтяне еще не покинули Египет, но Моисей уже учит рассказать их историю. Исключительный факт! Почему? Откуда эта одержимость рассказывать истории?

Самый простой ответ заключается в том, что мы — это наша история, которую мы рассказываем о себе.[2] Между нарративом и идентичностью существует внутренняя, возможно, необходимая связь. По словам Аласдэра Макинтайра, сделавшего больше других для усвоения этой идеи современными мыслителями:

«Человек в своих действиях, на практике и в своих вымыслах представляет животное, которое повествует истории».[3]

Мы узнаем, кто мы, узнав, к какой истории или историям мы причастны.

Джером Брунер (Jerome Bruner) убедительно доказывал, что нарратив является основой конструкции смыла, и именно смысл придает условиям жизни человеческое измерение.[4] Ни один компьютер не нуждается в осмыслении цели своего существования, прежде чем сделать то, что должен делать. Гены не нуждаются в мотивационном поощрении. Никакому вирусу не нужен наставник. Нам не нужно проникать в их мировоззрение, чтобы понять, что они делают и как они это делают, потому что у них нет мировоззрения, в которое можно проникнуть. Но люди имеют. Мы действуем в настоящем в свете того, что делали или что случилось с нами в прошлом, и для того, чтобы реализовать искомое нами будущее. Даже просто объяснить, что мы делаем, уже значит рассказать историю. Возьмите трех человек, которые едят салат в ресторане: один, потому что ему нужно похудеть, второй, потому что он принципиальный вегетарианец, третий из-за религиозных диетических законов. Три акта, внешне похожих, но укорененные в разных историях и имеющие разные значения для вовлеченных в них людей.

Но почему я говорю об этом в связи Исходом?

Один из самых ярких замечаний, когда-либо прочитанных мною, о еврейской истории содержится в «Соображениях об образе правления в Польше и о плане его переустройства, составленном в апреле 1771 г.» Ж.-Ж. Руссо. Маловероятно было найти здесь глубокое наблюдение о жизни евреев, но оно есть. Руссо говорит о величайших политических лидерах. Первым из них, по его словам, был Моисей, кто

«… первый задумал и совершил удивительное дело — основал нацию как единый организм из скопища несчастных беглецов, не знавших ни ремесел, ни оружия, не имевших ни талантов, ни добродетелей, ни мужества, не владевших ни одной пядью собственной земли, представляя собою чужеродную толпу на Земле. Моисей взял на себя смелость превратить эту раболепствующую толпу бродяг в политический организм, в свободный народ; и когда они бродили в пустыне, не имея и камня, чтобы преклонить голову, Моисей даровал им прочное установление, неподвластное времени, судьбе, завоевателям,-то устройство, которое не могли ни испортить, ни даже изменить пять тысячелетий… Вот почему эта своеобразная нация, столь часто находившаяся под гнетом, разбросанная по свету и, казалось бы, уничтоженная, неизменно почитала усвоенные правила и все-таки сохранилась до наших дней, оказавшись рассеянной среди других народов, но с ними не смешиваясь».[5]

Гениальность Моисея, по словам Руссо, проявилась в природе законов, которые хранили евреев как особый народ. Но это только половина дела. Другая половина заключается постановлению рассказывать историю Исхода в каждом поколении. Это одна из основных религиозных обязанностей евреев. Они должны ежегодно вспоминать события Исхода, и, что особенно важно, вовлекать в рассказ о них детей. Таков центральный момент пересказа истории Исхода. Заметьте, в трех из четырех частей этой истории (три в главе «Бо» и еще один в следующей главе) дети задают вопросы, Мудрецы считали, что нарратив в ночи Седера должен быть рассказан в ответ на вопрос, заданный ребенком (когда это возможно). Если мы — это история, которую мы рассказываем о себе, то до тех пор, пока мы храним свою историю, мы никогда не потеряем нашу идентичность.

Эта идея нашла выражение несколько лет назад в увлекательной встрече. Тибет управляется Китаем с 1950 года. Во время восстания 1959 года Далай-лама, находившийся в опасности, бежал в Дхарамсалу в Индии, где он и многие его последователи жили с тех пор. В 1992 г., понимая, что изгнание может быть долгим, он решил спросить совета у евреев, которых он считал мировыми экспертами по сохранению идентичности в изгнании. В чем, он хотел знать, был их секрет? История этой недельной встречи была рассказана Роджером Каменцем (Roger Kamenetz) в книге «Еврей в лотосе» (The Jew in the Lotus).[6] И евреи сослались на важность памяти и пересказа историй для поддержания культуры и идентичности народа. Они говорили о Песах и, особенно, о Седере. В 1997 году раввины и видные американские евреи провели в Вашингтоне специальную службу Седера с Далай-ламой. После он написал:

«В нашем диалоге с раввинами и еврейскими учеными тибетский народ узнал о секретах духовного выживания евреев в изгнании. Один из секретов — Пасхальный Седер. В течение 2000 лет, даже в очень трудные времена, еврейский народ помнил свой путь от рабства к свободе, и это хранило надежду в трудные времена. Мы благодарны нашим еврейским братьям и сестрам за то, что они добавили к своему празднику свободы мысль о свободе для тибетского народа».

Культуры формируются историями, которые возникают в них. Некоторые из них играют особую роль в формировании самосознания тех, кто их рассказывает. Мы называем их «мастер-нарративами». Они о больших, сохраняющихся группах людей: племени, нации, цивилизации. Они держат группу вместе горизонтально в пространстве и вертикально во времени, придавая ей общую идентичность, хранимую от поколения к поколению. Ни один из «мастер-нарративов» был более могущественным, чем история об Исходе, рамки и контекст которой изложены в главе Торы «Бо». Это дало евреям самую стойкую идентичность среди народов. В эпоху угнетения она дала надежду на свободу. Во времена изгнания она хранила веру в возвращение. Она открыла двуустам поколениям еврейских детей их идентичность, кто они и частью какой истории они являются частью. Она стал главным повествованием о свободе в мире, воспринятым поразительным разнообразием групп, от пуритан в 17 веке до африканских американцев в 19-м и сегодняшних тибетских буддистов.

Я верю, что я действующее лицо в истории нашего народа, со свой ролью в ней, также как мы все. Быть евреем — значит, видеть себя частью этой истории, хранить ее живой в наше время и делать все возможное, чтобы передать ее тем, кто придет за нами.

I believe that I am a character in our people’s story, with my own chapter to write, and so are we all. To be a Jew is to see yourself as part of that story, to make it live in our time, and to do your best to hand it on to those who will come after us.

Шаббат Шалом,

___

[1] Andrew Marr, The Observer, Sunday 14 May, 2000

[2] See Alasdair MacIntyre, After Virtue: A Study in Moral Theory, London, Duckworth, 1981; Dan P. McAdams, The Stories We Live By: Personal Myths And The Making Of The Self, New York, Guilford Press, 1997.

[3] MacIntyre, op. cit., 201.

[4] Jerome Bruner, Actual Minds, Possible Worlds, Harvard University Press, 1986.

[5] Jean-Jacques Rousseau, The Social Contract and other later political writings, Cambridge University Press, 2010, 180. (Жан-Жак Руссо. Политические сочинения. С-Пб, 2013, С. 500-501).

[6] Roger Kamanetz, The Jew in the Lotus, HarperOne, 2007.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Джонатан Сакс: История, которую мы рассказываем о себе. Перевод Бориса Дынина

  1. Суть статьи в последнем абзаце:
    «Я верю, что я действующее лицо в истории нашего народа, со свой ролью в ней, также как мы все. Быть евреем — значит, видеть себя частью этой истории, хранить ее живой в наше время и делать все возможное, чтобы передать ее тем, кто придет за нами.»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *