Александр Левинтов: Январь 20-го. Окончание

 344 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Понадобилось 12 миллиардов лет с момента Большого Взрыва, чтобы возникла музыка Бетховена — для того и произошёл Большой Взрыв. И мир вовсе не исчерпал себя в этой музыке, мир жив, чтобы возникли другие мелодии, такие же прекрасные и объясняющие нам, зачем вообще создан и существует этот мир.

Январь 20-го

Заметки

Александр Левинтов

Окончание. Начало

Квашеный интернационал

Этот небольшой экскурс вызван недельным пребыванием в Латгалии, на границе с Россией и Белоруссией. Здесь это — привычная зимняя еда.

Немецкое Sauerkraut

Несомненно, что первыми европейцами, освоившими квашение капусты, являются немцы. Резка капусты у них заметно тоньше, чем у нас, но сама капуста — кислее кислого. Преодолеть и компенсировать эту яростную кислотность можно единственным способом — пивом и горячими сосисками-сардельками-колбасками.

Чешская kysané zelí

Чешский вариант по своей кислости не уступает немецкому, но есть два заметных отличия: чехи предпочитают краснокочанную капусту и непременно подсыпают в капусту тмин. Это пикантно, но быстро поднаедает.

Прибалтийская польская kiszona kapusta

Литва (без побережья) и Латгалия (Восточная Латвия) долго входили в польские земли, поэтому квашеная капуста здесь польского пошиба. Она почти ничем не отличается от нашей на вкус, но рубится с немецкой ажурной аккуратностью.

Прибалтийская немецкая Sauerkraut

Вся остальная прибрежная Прибалтика употребляет квашеную капусту немецкого образца.

Допостсоветская и финская

Квашенная капуста — продукт по преимуществу северный (необходимо, чтобы кочаны на корню были прихвачены морозцем, что редко бывает на Украине, северном Кавказе и юге Черноземья. Образцовая капуста получается в Рыбном Рязанской области и в северных монастырях, а также в Финляндии, являющейся родиной многих блюд и рецептов, которые мы привыкли считать своими исконными.

В допостсоветской квашеной капусте существует два принципиально разных подвида: резанная и кочанная (небольшие кочаны, порезанные на половинки или четвертушки), которые квасятся в одной бочке, рядами/слоями. Нередко один-два слоя — мочёная антоновка, что в капусте мгновенно угадывается.

Постсоветская

Она отличается тем, что никто теперь не парится с огромными бочками, а квасит относительно небольшими порциями, от 2 до 100 кило и для ускорения процесса с добавлением уксуса. Такая капуста также похожа на свою предшественницу, как нынешний 100-рублёвый кока-квас — на раньший, по 6 копеек за большую кружку.

Корейская кимча

Как её делают — не представляю, но убивает любых микробов и бактерии, включая и полезные. Имеется несколько степеней ядрёности, но даже самая мягкая вариация способна оставлять дырки в желудке и пищеводе.

Необычно, на любителя, но мне нравится.

Китайская

Никогда не был в Китае, китайскую кухню тщательно обегаю, но уверен, что там непременно квасят капусту, скорей всего, близко к корейскому варианту, ведь Китай — родина капусты.

Признание

Мне кажется: я уже давно пишу мёртвым, давно умершим и ушедшим. Живые же как-то странно относятся к тому, что я пишу, то есть они вообще никак не реагируют, даже когда их прошу об этом: друзья, ученики и те, кто считают себя моими друзьями и учениками, просто отмалчиваются. Ну, хотя бы сказали: «Старик, ты такую хрень написал, что стыдно читать». Иногда, правда, раздаются реплики, мол, запятые не там и какие-то неубедительные — это из числа тех, кто в чужих текстах ищут только себя либо ищут там несоответствия себе.

Те мёртвые, которым я, оказывается, пишу, когда-то спорили со мной на кухнях и в пивных, мы обсуждали что-то пронзительно важное и витальное, мы мучились какими-то вопросами, но, вот, они ушли, а я остался и разговариваю — фактически с самим собой. Многие стали мёртвыми при жизни и уже давно не разговаривают на все эти темы. Они поглощены политикой, бизнесом, финансами, вложениями, выездами и отъездами, недвижимостью, домашними дрязгами и их продолжениями, типа разводов.

Когда-то меня тешила глупая мысль: это ничего, что тебя никто или почти никто не читает. Настанет время — и прочтут.

Не прочтут — те, кого я когда-то по наивности ждал, вообще не читают и читать не умеют. Для кого-то последней прочитанной книгой были «Приключения Буратино», для кого-то — «Устав гарнизонной службы», для большинства — сберегательная книжка, которая — вы не поверите! — всё ещё в ходу и в моде.

Двадцать лет тому назад я выдвинул самого себя в аристократы молчания — отказался от участия в разных сетях и могильниках типа проза.ру и стихи.ру — теперь приходится признать: я просто плебей молчания: что молчу, что не молчу — никакой разницы.

В общем, меня это уже и не удивляет, и не огорчает: моё время безнадёжно прошло, как и время тех, кто всё-таки утруждает себя чтением. Я стал стареть — на два-три года каждый год. И боюсь, с такой же скоростью стареют читатели, которых остаётся всё меньше и меньше.

Мне кажется: я уже давно пишу мёртвым…

Столетняя война

Масштабные события видятся лучше издалека.

Разумеется, субъекты Столетней войны (а это не только английские и французские короли) были движимы личными, почти всегда, пожалуй, лишь за исключением Жанны д’Арк, неприглядными мотивами: местью, жаждой власти, корыстью, завистью и т.п., но были и общеисторические причины этой войны.

Ей предшествовала эпоха крестовых походов (1096–1270 гг.). За два века сложилась военная инфраструктура Европы, вызрел мощный класс безземельного дворянства (рыцарство), сложилась культура и мораль захватнических войн — Европа уже не могла жить без войн и в них видела если не единственное, то основное средство решения всех споров, конфликтов, вопросов, проблем.

Угасая, Столетняя война (разные авторы и источники приводят разную её хронологию, одна из версий заключается в том, что она шла с 1337 по 1453 год, последняя киноверсия ограничивает её 1327-1434 годами) перешла в эпоху Великих Географических Открытий, начатых португальцами в 1418 году, вскоре к Португалии присоединилась Испания, за ней — Англия, Франция и Голландия.

Этот переход означал, что европейская захватническая агрессия перетекла в новое русло, превратилась в планетарный плацдарм войн, захватов и колонизации. Разумеется, внутриевропейские войны не стихли, не стихали и продолжаются по сей день, сместившись на восточную, славянскую окраину Европы (Югославия, войны России на Кавказе и с Украиной). Таким образом, Столетняя война — лишь звено в цепи европейской военной практики, правда, очень впечатляющее звено.

Вторым аспектом Столетней войны является её довольно странный итог: вся она проходила на территории Франции, что сильно подрывало экономику этой страны, прежде всего, города, сельское хозяйство и торговлю (именно в этот период муниципализация французских городов шла наиболее интенсивно, согласно мнению О. Тьерри). Более того, французы всё время терпели поражения и неудачи в этой войне (самое тяжелое поражение в битве при Креси 1346 года они потеряли от 10 до 30 тысяч человек, наиболее вероятная цифра 15 тысяч, потери англичан — от 150 до 250 человек, при этом франко-генуэзское войско троекратно превосходило английские силы), и побеждать стали только в самом конце войны (победа Жанны д’Арк в Орлеане в 1429 г. и при Кастильоне в 1453 году), после чего вся Аквитания стала французской, а у англичан сохранился лишь контроль над портом и городом Кале в Ла-Манше.

Одной из решающих причин победы Франции был тот факт, что в течение всей Столетней войны Сорбонна оставалась интеллектуальным ресурсом Парижа и королевства, а в Англии шла непрерывная война town contra gown («город против мантии») между Лондоном, с одной стороны, и Оксфордом и Кембриджем — с другой.

Именно после этой войны побеждать стали те, на чьей стороне были наука и университетское образование: США победили Англию, потому что на их стороне были Франклин и Джефферсон. Победы Бисмарка обеспечивали Кант, Гегель, Шопенгауэр и остальная профессура немецких университетов. Образно говоря, Вторая мировая война закончилась поражением Германии, которую покинул Эйнштейн и другие учёные.

Как бы ни был велик ракетно-ядерный потенциал России, её ситуация безнадёжна: госбюджет науки просто смехотворен и все научные таланты покинули и покидают страну.

Караимы при дворе короля Артура

Первым в Москве оказался караим Мордка (Мордехай) Кубрат Нарыш, приглашённый Иваном III в качестве военного советника. Караимы ещё в составе Хазарского Каганата представляли военно-жреческую элиту и сохранили свои позиции в Крымском Ханстве, наследнике Каганата. Вплоть до Ивана Грозного Московия сохраняла дружеские и союзнические отношения с Крымом, пока московский царь не предал подло хана Гирея, за что тот спалил Москву. Караимы высоко ценились как воины и военачальники не только в Московии, но и при дворе литовского короля Гидеминаса.

В отличие от литовской общины караимов, компактно живших вокруг Тракайского замка и сохранивших свою религиозную, культурную и этническую идентичность до наших дней, небольшая караимская колония в Московии ассимилировалась и за два века сильно обрусела.

Уже в 17 веке Нарышкиным принадлежало много московских и подмосковных имений, в частности, Кунцево, Фили, Братцево, Свиблово, Черкизово, Петровское, Троице-Лыково.

В 1671 году 20-летняя Наталья Кирилловна стала женой Алексея Михайловича Тишайшего. Вот описание её внешности и стати, сделанное немцем Яковом Рейтенфельсом: «Это — женщина в самых цветущих летах, росту величавого, с чёрными глазами навыкате, лицо имеет приятное, рот круглый, чело высокое, во всех членах приятная соразмерность, голос звонкий и приятный, и манеры самые грациозные»: иудейский тип и характер Натальи Кирилловны очевиден.

Наталья Кирилловна Нарышкина, по виду и нраву — типичная еврейская мама

На брачном ложе она сменила Марию Милославскую, что и тогда, и теперь означало смену приближённых: Милославские отступили в тень, а все или многие придворные позиции заняли худородные по сравнению с ними Нарышкины. В частности, отец царицы, воевода Кирилл Нарышкин, стал боярином.

Наталья родила царю троих детей: Петра, Наталью и умершую ещё в детстве Феодору.

После смерти Алексея Михайловича трон занял его сын Фёдор, из Милославских. Наталья Кирилловна жила преимущественно в Коломенском, Преображенском и на Измайловском Острове, где царь специально для неё построил огромный дворец. Там же была построена и белокаменная церковь во имя Иосафа царевича Индийского (Будды), от которой, собственно, и пошло знаменитое нарышкинское барокко, очевидно схожее с караимскими кенассами в Евпатории.

Регентом стала Софья, которая фактически являлась полновластной правительницей и полностью отстранила Наталью Кирилловну от управления страной. Трения между царскими «дворами» в Москве и Преображенском не прекращались. В 1689 г. по настоянию и указанию Нарышкиных и лично Натальи Кирилловны состоялся первый брак Петра с Евдокией Лопухиной. Любовник Софьи Василий Хованский совершил неудачный военный азовский поход в пределы Крымского ханства. В Москве вспыхнула Хованщина: попытка реконструкции староверия.

Опальное положение вдовы продолжалось до победы Петра над Софьей в 1689 году и заточения её в Новодевичьем монастыре. 17-летний царь предпочёл заниматься, главным образом, потешным войском и строительством потешного флота в Переяславле, на Плещеевом озере, а весь груз государственных забот оставляет на усмотрение матери, которая, в свою очередь, перепоручает их своей родне, Нарышкиным. В набросках «Истории о царе Петре Алексеевиче и ближних к нему людях 1682—1694 гг.» князь Б.И. Куракин даёт такую нелестную характеристику Наталье Кирилловне и её правлению:

«Сия принцесса добраго темпераменту, добродетельнаго, токмо не была ни прилежна и не искусная в делех и ума легкаго. Того ради, вручила правление всего государства брату своему, боярину Льву Нарышкину, и другим министрам… Правление оной царицы Натальи Кирилловны было весьма непорядочное, и недовольное народу, и обидимое. И в то время началось неправое правление от судей, и мздоимство великое, и кража государственная, которое доныне продолжается с умножением, и вывесть эту язву трудно» (последнее кажется написанным сегодня).

Лучшие времена в истории Нарышкиных начались после свержения Софьи. Теперь они имели неограниченное влияние на дела государства. Влияние самой Натальи Кирилловны на сына оставалось значительным. Об этом свидетельствует и переписка Петра Великого с матерью.

Умерла царица 42 лет от роду в 1694 году.

Нарышкины дали России несколько выдающихся деятелей, а именно:

Лев Нарышкин, двоюродный брат Петра I, был приближённым при Екатерине II и отличался особым умением устраивать торжища, игрища и увеселения.

Кирилл Алексеевич Нарышкин, предположительно, родился в 1670 году. С 1716-го он занимал должность московского губернатора.

Александр Львович Нарышкин возглавлял Морскую академию. Петру Великому он приходился двоюродным братом. После того как на престол взошла Елизавета Петровна, Александр Львович вошел в состав следственной комиссии над Минихом, Остерманом, Головкиным.

Кирилл Разумовский, один из влиятельнейших вельмож и богатейших людей при Екатерине II, был женат на Екатерине Нарышкиной.

Алексей Васильевич Нарышкин родился в 1742 году. Он был сыном белгородского губернатора. В 1755 году Алексей Нарышкин получил назначение в штаб генерал-фельдцейхмейстера Орлова. Он входил в свиту Екатерины II во время путешествия по Волге. По возвращении в Москву Алексей Нарышкин был награжден званием камер-юнкера (такое же звание было получено Пушкиным от Николая I). С 1783 года занимал должность тайного советника.

Усадьба Нарышкиных расположена в районе Филевского парка. История её довольно интересна. После Стрелецкого бунта деревня Кунцево, которой владели Милославские, отошла Нарышкиным. Новым хозяином ее стал Лев Кириллович, дядя Петра Великого. В 1744 году его сын заложил на территории имения каменную церковь, на месте которой в начале XX столетия возвели новый храм. При Александре Нарышкине началось строительство большого дома, был разбит сад, созданы оранжереи. В 1763 году здесь гостила Екатерина II. Главный дом, как и многие московские постройки, сгорел в 1812 году. Но уже спустя пять лет появилась новая постройка, которую вскоре дополнили флигелями в стиле ампир.

В 1818-м, в честь рождения наследника престола, в Россию пожаловал Фридрих-Вильгельм III. Его путь лежал по Можайской дороге, проходящей вблизи Кунцево. В честь знаменательного события Александр Нарышкин установил обелиск, на котором был изображен император Александр I. В 1861 году в усадьбе побывал Александр II с Марией Александровной. А уже через несколько лет этой землей владел фабрикант Козьма Солдатенков. Он выстроил здесь новый дом, фасад которого был украшен пилястрами и ленточным фризом. В разное время в усадьбе бывали такие знаменитости, как Михаил Лермонтов, Лев Толстой, Александр Герцен. В 1960 году основное здание было взято под государственную охрану. Спустя пятнадцать лет случился пожар, уничтоживший деревянные постройки. Дом разобрали, восстановили в прежнем виде. Однако теперь уже вместо дерева использовали кирпич. В 2014 году усадьба «Кунцево», именно таково ее официальное название, пострадала от пожара. Полностью сгорела крыша вместе с башенкой-бельведером. Восстановительные работы начались осенью 2015-го.

Один из самых незадачливых русских царей, Александр III, очень любил бывать в Крыму, где местные караимы убедили его в том, что после Вавилонского плена в Иудею не вернулись, а осели в Крыму и, шире, Хазарском Каганате, а потому в смерти Христа неповинны. Кроме того, они убедили его в том, что в его жилах течет толика караимской крови. Будучи ярым антисемитом, царь мирволил караимам, всячески их осыпал своими попечениями. Личная охрана царя состояла исключительно из караимских воинов.

Не так давно, в 2012 году в Петербурге в ходе реставрационных работ в особняке Нарышкиных на улице Чайковского был вскрыт не указанный в поэтажном плане потайной чулан площадью 6 кв. метров, а в нём — клад: 40 мешков, наполненных драгоценными и ценными предметами. Многие вещи обёрнуты в газеты с датировкой 2 сентября 1917 года. Несомненно, хозяева, эмигрируя из России накануне переворота, намеревались вернуться и распорядиться своим имуществом. Клад оценён в 189 миллионов рублей (аукционная стоимость наверняка намного больше), но возвращать ценности наследникам никто даже не думает, теперь это — государственное имущество, Нарышкиных же больше нет.

Фрагмент столового серебра из клада Нарышкиных

250 лет Бетховену

Здравствуй, Ваня!

В этом году исполняется 250 лет со дня рождения Людвига ван Бетховена.

Великий, гениальный композитор. Он родился в Германии, в Бонне, на Рейне, а умер в Вене, где и прожил бòльшую часть своей жизни. Он был настолько велик и гениален, что не оставил после себя ни школы, ни учеников.

Таким предстал молодой Бетховен перед Моцартом в Вене

Он был тяжёлым человеком, прожившим очень трудную жизнь. К концу её он оглох — представляете, какая это трагедия для музыканта: не слышать даже собственной музыки? Его везде гнали из жилья, потому что он был неуживчив, играл в основном по ночам и, главное, не платил за жильё — он сменил в Вене более 30 адресов!

Бетховен в зрелые годы, с печатью гения и страдальца

Но всё это ничего не значит.

Понадобилось 4 миллиона лет человечества, чтобы возникла эта музыка, и понадобилось 12 миллиардов лет с момента Большого Взрыва, чтобы возникла музыка Бетховена — для того и произошёл Большой Взрыв.

И мир вовсе не исчерпал себя в этой музыке, мир жив, чтобы возникли другие мелодии, такие же прекрасные и объясняющие нам, зачем вообще создан и существует этот мир.

Он был несчастен в своей жизни, но он научил всех нас: даже в несчастьи можно находить прекрасное и можно находить прекрасное — для себя и для всех людей.

Его музыка необыкновенно проста — это не Бах, не Вивальди, не Моцарт, но именно поэтому она так понятна и пронзительна для людей.

https://www.youtube.com/watch?v=5h8Fxwnshyw

Я был таким же, как вы, когда меня потрясла эта мелодия, которая много раз потом спасала меня в самых отчаянных ситуациях. Спасибо ей, я до сих пор жив.

https://www.youtube.com/watch?v=C5WTGOdOek0

Эту песню Бетховен написал на стихи самого лучшего немецкого поэта Гёте, жившего недалеко от Мюнхена, в Дахау. Это — очень простая и очень добрая песня о бедном альпийском савояре и его ручном сурке:

https://www.youtube.com/watch?v=XAGnFGGIdWQ

Это Бетховен написал по заказу, но он любил жизнь, любил людей и совершенно неважно, как он написал эту песню. А поёт Максим Дормидонтович Михайлов, изумительный бас, слушать которого меня водил мой дедущка Саша в Елоховскую церковь на Пасху:

https://www.youtube.com/watch?v=03LuESl_534&t=175s

Благодаря Бетховену весь мир знает немецкий язык. Благодаря Бетховену мир един и приветствует его «Оду к радости». 9-я симфония Бетховена — самое исполняемое музыкальное произведение в мире.

https://www.youtube.com/watch?v=03LuESl_534

Это памятник Бетховена работы Наума Арансона. Он установлен у родного дома композитора в Бонне.

Лёгкие пути и тернистый путь

Здравствуй, Ваня!

В последнее время меня беспокоит один вопрос, который кажется жизненно важным — для нас обоих.

Ты быстро развиваешься — и физически, и интеллектуально: футбол, борьба, плавание, а ещё — шахматы, астрономия и Космос, география, минералогия, нумизматика, техника и естествознание, музыка, у тебя хорошо идёт математика, ты уже написал свою первую книгу — и она опубликована в семейном «Нашем журнале».

Тебе много дано, много талантов, es gibt.

Но тебя никогда не интересовало, кто такой таинственный es? — его зовут Бог. То, что он даёт тебе, есть его зов: Gott ruft, Бог зовёт тебя — и этот зов требует ответа, который так и называется: призвание, Beruf. Это слово и в русском и в немецком языке имеет два смысла: призвание как отклик на зов Бога и призвание как профессия (Ich bin Geographer von Beruf), потому что, оказывается, это — одно и то же. И если тебе дано (es gibt) не одно, а несколько призваний, ты должен исполнять их все.

В Евангелии (книге о деяниях и мыслях Иисуса Христа) есть очень интересная и важная притча: один человек, отправляясь далеко и надолго, дал трём своим слугам по таланту (талант — это мера серебра в те времена, между прочим, здоровенная мера — от 22 до 27 килограммов!). Когда этот человек вернулся, первый слуга вернул ему не один, а десять талантов. Хозяин похвалил его и сказал: «забери все десять талантов — они твои». Второй принёс пять талантов: «я не такой ловкий и оборотистый, как первый, но вот, я сделал из одного таланта пять». Хозяин и его похвалил и велел забрать себе все пять талантов. Третий пришёл с одним талантом: «Я зарыл в землю данный тобою талант. Ты вернулся — и я возвращаю его тебе». Хозяин возмутился, отобрал у него талант и выгнал его с позором из своего дома, к нищебродам и прочим бомжам.

Когда-нибудь тебя могут спросить:

— Что ты сделал с данным тебе талантом?

И будет обидно, если придётся отвечать: «я зарыл его в землю».

Посмотри на известных тебе футбольных вратарей: Льва Яшина, Мануэля Нойера, Марка Тер Штегена из «Барселоны»: они рано начали играть в футбол и сделали это своей профессией, тренировались изо всех сил и вместе с тем очень любили играть в футбол, своё дело.

Выходит, за свой талант мы несём ответственность. Потому что мы имеем право на ошибки и нет такого греха, который бы не смогли искупить, кроме этого, ведь талант нам дан не просто так — приумножая его, мы, по гамбургскому счёту, то есть по самому честному счёту, участвуем в спасении всего Космоса от уничтожения. Именно поэтому астрономы говорят: «Вселенная устроена так и таким образом, что человек присутствует в ней с необходимостью».

Приумножать свой талант — тяжкий и тернистый путь, полный трудов и испытаний.

Но можно выбрать лёгкие пути, таких путей даже во множестве, например, можно забыть про свой талант и не вспоминать о нём. Очень легко искать оправдания своему нерадению и лени, ещё легче находить эти оправдания. Легко сказать, например, себе: зачем мне гимназия и университет? — пойду работать автомехаником, официантом, продавцом, таксистом — для этого особых знаний не надо, а прокормить себя такими профессиями я всегда смогу! — увы, не получится: именно эти простые профессии и будут отданы автоматам и роботам в первую очередь. В твоём будущем таких профессий уже не будет, и никто не сможет сказать: Ich bin мойщик машин von Beruf.

Твои друзья, возможно, ещё не задумывались обо всём этом. Так будь первым — покажи им пример и расскажи историю про таланты. Пусть вы пойдёте разными дорогами, но путь у вас будет один.

Я верю и знаю: у тебя есть большой талант, и даже не один. Не ступай на лёгкий путь — ему нет оправданий, но приумножай свой талант и свои таланты, тем более, что это можно делать, пусть и с трудом, но весело, радостно, играючи.

Вот и всё, что я хотел сказать тебе, Ваня, сегодня.

О трудолюбии

Здравствуй, Ваня!

Поздравляю тебя с протестантско-католическим Рождеством. Это — один из самых светлых и радостных праздников на Земле. Обычно, в этот день принято рассказывать детям рождественские сказки и истории, но я всегда относился и отношусь к тебе как к взрослому человеку, которому гораздо важней вещи серьёзные и требующие принятия решений внутри себя, с самим собой.

Я хочу рассказать тебе об одном мюнхенском монахе-августинце. Его звали Мартин Лютер и он жил давным-давно, в 15-16 веках.

Он знаменит тем, что перевёл Библию с латыни на немецкий и тем сделал её доступной для всех немцев, ведь именно во второй половине 15 века Гуттенберг изобрёл книгопечатание, лавина типографий накрыла всю Германию, а вслед за ней и Европу, взрослые же немцы на 2/3 были грамотными, что по тем временам было очень высоким показателем.

И когда он сделал этот перевод, он понял, что он совершил:

Теперь люди стали понимать, во что они верили раньше, но не все понимали, во что они верят. И они увидели, насколько они бесконечно не совершенней Бога, Иисуса Христа. В своих знаменитых «95 тезисах» Лютер убедил людей не покупать индульгенции, отпущения грехов, он по сути отказался и от монастырей. Он оставил верующих без посредников между ними и Богом, без священников.

И у людей возникла страшная, почти безвыходная ситуация: они не знали, как найти в этой жизни спасение.

Но Мартин Лютер решил и эту задачу, он сказал людям — трудитесь, и труд, любовь к труду спасет вас. Аскезу трудолюбия он назвал по-латыни, ведь он хорошо знал этот мёртвый язык, industria, индустрия.

Но этот труд не должен быть мартышкиным трудом, как говорят англичане, monkey job, он должен быть полезным для других людей.

Как узнать: твой труд полезен или нет? — а очень просто, говорит Лютер, если за твой труд, за его плоды и результаты тебе платят всё больше и больше, значит твой труд полезен, а сам ты встал на путь спасения и, если будешь жить скромно, без ненужной роскоши, ты начнёшь богатеть. Богатство станет мерилом твоего спасения. «Время — деньги», time is money (так однажды сказал великий американский учёный Бенджамин Франклин) — трудись, и теперь только время определит меру твоего богатства и спасения.

Лютер был очень умный и прозорливый человек. Он понял, что полезным труд может быть только, если это профессиональный труд. Так он ввёл новое слово, новое понятие — призвание, Beruf, которое и в немецком языке и вслед за ним в русском языке имеет два смысла: Beruf — это и отклик на зов, на призыв Бога, и профессия.

Ваня, ты по национальности — русский, ты говоришь и думаешь по-русски, но ты живёшь в Германии среди немцев, ты говоришь и думаешь по-немецки. И тебе надо быть таким же трудолюбивым, как немцы, таким же образованным, культурным и профессиональным, как они, потому что ты — немец.

Сейчас у тебя две области трудолюбия.

Одна — дом, семья. За это никогда никто никому не платит: это хозяйство, бесконечное, даже бессмертное. И в нём участвуют все. Слово «ребёнок» означает, что этот маленький человек уже может работать. Обычно это начинается с 4-5 лет, иногда даже раньше. Я знаю, ты умеешь готовить, и очень хорошо готовить, ты вполне можешь содержать в порядке своё рабочее, игровое и жилое место и пространство — за всё это не следует ждать оплаты и награды.

Совсем другое дело — учёба. Это — настоящий труд. И он требует оплаты.

Ты знаешь, чем деньги отличаются от капитала? — капитал, это деньги, которые умеют работать и зарабатывать другие деньги. Так и с образованием: это — капитал, твой капитал. Когда ты вырастешь, этот капитал обернется для тебя более высокой оплатой твоего труда по сравнению с тобой, необразованным или малообразованным. Реально ты сейчас зарабатываешь то, что получишь потом. В этом нет никакого обмана и неправды: любой бизнес, чтобы запустить его, требует первоначальных вложений — денег, ума, знаний, идей. Вот, ты и вкладываешь в себя в школе на уроках или дома, когда выполняешь заданное. Это и есть твой капитал, который должен работать и работать, а не лежать мёртвым грузом в кубышке.

Бывая в разных местах, странах и городах, я убедился, что уровень процветания и благосостояния людей зависит вовсе не от природно-климатических или исторических условий, не от наличия или отсутствия естественных ресурсов, а от уровня их трудолюбия и образования. Гордиться надо не богатством земли или недр, а умом, образованием и трудолюбием — своим и окружающих тебя людей.

Сны Веры Павловны

Вообще-то Вере Павловне почти каждую ночь что-нибудь снилось, но, как правило, всякая дрянь или такая невозможная фантастика, что хоть святых выноси. Не так давно ей, например, приснилось, что пенсию ей проиндексировали на 11%, а инфляцию на ЖКХ насчитали всего на 10% — обхохочешься с такими снами. Или вот ещё нелепый сон: будто кладёшь партбилет на стол, а тебе за это крестик вешают, а по этому крестику можешь собирать взносы на пожертвования или путёвку в загранпаломничество получить.

Но два сна оказались вещими, не хуже, чем у Николая Гавриловича, поэтому они и получили соответствующую нумерацию.

Пятый сон Веры Павловны

Вот идёт она по родной и знаменитой Ткацкой улице — а знаменита она тем, что на ней отродясь ни одной ткацкой фабрики не было и нет, и уже никогда не будет, окрест этих фабрик раньше было битком, а на Ткацкой улице — ни одной, одни авиационные закрытые ящики, п/я.

Идёт она и видит на углу огромный универсам. Вообще-то он обычно стоял на соседней Щербаковской улице, это по которой трамваи ходят, а тут его кто-то поставил в этом сне на Ткацкой.

Вера Павловна — человек многоопытный и решительный. Она сначала на исподнюю стены универсама посмотрела: действительно, фургон под разгрузку заехал, не фура, конечно, но тонны на две-три, смотря, что привезли.

Вера Павловна, конечно, в торговый зал — шасть. А он пустей пустого, все полки, стеллажи и шелфы стоят аж прозрачные. Но перед дверью в подсобку хвост выстроился голов в двести: учуяли, черти беспартийные. Она в конец становиться не стала — одичала она, что ли? последним стопудово не хватит, что там в фургоне приехало. И она стала ходить с таким независимым видом по пустым рядам.

Народ-то — что взять с них, с убогих? — судачат, то есть толкуют о своём, о вечном: куда оно всё вдруг подевалось, и скоро ли это кончится? А Вера Павловна не просто ходит по этому продовольственному вакууму, а чутким своим ухом ловит звуки из таинственной и загадочной подсобки.

И первой услышала, и рванулась первой, и успела раньше всех, и ухватила (или — отхватила? У меня с этими приставками всегда были недоразумения) аж целых шесть упаковок — оказалось, масла сливочного несолёного, что до этого разгара гласности стоило 3.60 за кило. И первой достигла кассы, оплатила и в авоську, что у неё всегда в запасе в пальто таилась, сложила добычу в белой непромокаемой пергаментной бумаге, которая даже селёдку выдерживает, если ненадолго.

Дома она бросила все пять упаковок (полукилограммовых, между прочим!) в пустую морозилку пустого холодильника и легла ждать, когда цены опять поднимутся.

А они каждый день поднимаются, особенно по ночам: утром просыпаешься, а цены опять новые, выше прежнего.

Вера Павловна недаром когда-то училась у гуру Рахметова: не то, что на гвоздях — на дикобразах спать умела. И двое суток со своего ложа не вставала, а потом всё-таки превозмогла себя и встала. Сложила добычу в клеёнчатую сумку со сломанной молнией и пошла — подальше от универсама и Ткацкой улицы, на бойкое место у Автовокзала на Щёлковском. Народ из Тамбова-Кишинёва в столицу нашей Родины приехал, а тут, сразу на перроне Автовокзала, есть всё: и кофе растворимый в банках, и сигареты с фильтром и без фильтра, и даже французский одеколон Нина Ричи б/у. И три кило её масла сливочного несолёного.

Ну, не нарасхват — даже ей самой называть цену было страшно. Но — ведь часа за три всё разобрали!

Она сразу свою выручку, свои деньги на баксы обменяла и пошла лежать дальше, потому что единственное, что в этом мире дешевеет, так это её родимые денежки.

«Неужели оно, наконец, настало, светлое будущее» — подумала Вера Павловна, — «когда всё по потребности, без труда, и даже деньги не нужны?» и то ли проснулась, то ли опять заснула, чтобы досмотреть свой чудесный 5-ый сон.

Шестой сон Веры Павловны

Пресс-конференция господа бога — а как попала на неё, не понятно: ни пригласительного, ни пропуска, ни мандата, да и бога — она была уверена в этом все предыдущие пять снов, нет.

А тут — пресс-конференция. Народу нагнали! Жесть. Со всех девяти кругов Рая и даже из-за границы, кто честно доказал свою лояльность и боготерпимость.

И с неё — первый вопрос. Ответственность — по первому разряду.

Выходит она к микрофону и спрашивает:

— Что делать?

Бог заулыбался, просветлел аж весь. И начал говорить, что каждый и все должны делать. Долго говорил — 4 часа 15 минут. И ласково время от времени посматривал на Веру Павловну.

А через полгода — опять пресс-конференция. И её уже нарочно и специально пригласили из администрации бога. И опять предоставили первой задать вопрос. И она вышла к микрофону, в строгом деловом костюме, сняла все ей подаренные швейцарские часы, но благоухала Диором и Коко Шанель одновременно, на ней были лишь скромные бриллиантовые подвески и пара чёрных туфель от Версаччи, а прическу она летала делать в Милан частным VIP-джетом с джакузи и фул-баром, и вопрос свой она задала, как ей велели имиджмейкеры, с придыханием и дрожанием алмазной слезы:

— Что делать?

И бог на сей раз говорил всем присутствующим и приникшим к радиоприемникам, телевизорам и гаджетам, что им надо делать и что им делать нельзя и не надо, 4 часа 63 минуты, посылая Вере Павловне каждые полчаса незаметные знаки внимания, а она задыхалась от счастья и умиления, и тихо шептала мелким шёпотом: «милый, милый, боже, какой милый Владимир Владимирович».

И каждые полгода стали проходить пресс-конференции и каждая длинней предыдущей хотя бы на полчаса, и прикиды Веры Павловны с каждым разом были всё скромней и скромней, а сам вопрос — всё проникновенней и проникновенней, уже не сдерживая восторженных рыданий, а сама Вера Павловна всё спала и спала блаженным сном палата №6.

Print Friendly, PDF & Email

25 комментариев к «Александр Левинтов: Январь 20-го. Окончание»

  1. Действительно, по небрежности вместо бюста Бетховена размещён Бальзак в полный рост. Мои извинения и спасибо за весьма благожелательную критику. В книге «Письма внуку Ване» эта оплошность уже давно исправлена.

  2. Ася Крамер11 февраля 2020 at 6:23 |
    Так в чем ошибка-то? У Левинтова, по вашему, бюст не Бетховена? А Бальзака?
    _____________________________
    Ася, что с вами? То для вас — открытие, что Нарышкина Н.К. родом из караимов (даже я знала об этом), а теперь этот странный вопрос. Но вы сами же на него и ответили.

  3. Зоя Мастер10 февраля 2020 at 18:15 |
    Вы правы. Я тоже, прочитав, подумала о розыгрыше. Теперь пришла к выводу, что это — стёб. Неудачный, небрежный, с содранной из и-нета непроверенной информацией, фотографией, не соответствующей тексту, грубыми ошибками.
    __________________________________
    Зоя, посмотрела, что такое стеб. Стёб («насмешка», «прикол») — шутка над собеседником с элементами иронии, сарказма. Обычно стёб происходит в присутствии осмеиваемого … (ВИКИ)
    Я с вами соглашусь, что это просто ошибка. Ведь автор пишет это внуку Ване. Ваня — это же не розыгрыш. Думаю, эта полемика важна прежде всего для автора, он может с удовлетворением отметить, что он «пишет не мертвым».

    1. Так в чем ошибка-то? У Левинтова, по вашему, бюст не Бетховена? А Бальзака?

  4. Наум Арансон, памятник-бюст Л. Бетховену (бронза, 1906; установлен в Бонне, на родине композитора).

    «Среди современных русских скульпторов я не знаю более серьезного, более даровитого мастера… Аронсон знает все тайны мастерства. Обращается так же виртуозно и с мрамором, и с бронзой, и с гипсом, и с деревом. Он работает с одинаковым успехом в самых различных стилях, оставаясь самостоятельным, никому не подражающим художником».
    редактор журнала «Аполлон» С.К. Маковский

    * * *

    В 1898 году О. Роден представил своё произведение общественности на выставке в Салоне изящных искусств. Реакция Общества литераторов на его работу оказалась крайне отрицательной. В парижских газетах статую сравнивали с мешком угля, тюленем, снеговиком и публиковали оскорбительные для автора карикатуры. Предложенный Роденом проект памятника был назван самой неудачной работой скульптора и категорически отвергнут.

    После скандала в прессе скульптура несколько десятилетий находилась на территории виллы О. Родена в Медоне. В Париже на перекрёстке бульваров Распай и Монпарнас бронзовая фигура писателя был установлен лишь 1 июня 1939 года.

    Огюст Роден изобразил Оноре де Бальзака стоящим в полный рост и плотно закутавшимся в просторное облачение, символизирующее тяжелый труд писателя-философа. Главное в созданном им образе не идеальное внешнее сходство, а выражение лица и взгляд писателя, отражающие его внутренний настрой. Скульптор в своем произведении стремился передать дух великого человека, его и жизненную силу.

  5. В.Ф.
    8 февраля 2020 at 14:48 |
    Спасибо, прочитал с большим интересом. О Нарышкиных я, оказывается, ничего не знал.
    (Там есть, видимо, опечатка. Написано: «Любовник Софьи Василий Хованский совершил неудачный военный азавский поход в пределы Крымского ханства.» Наверное, не «азавский», а «азовский»?)
    ___________
    Левинтов
    8 февраля 2020 at 18:19 |
    Во-первых, конечно, «азовских!» — грубая компьютерная ошибка.
    ______________________
    Алекс Манфиш
    — 2020-02-08 17:43:01(669)(переношу из Гостевой — да простит меня автор)

    Там несколько принципиальных ошибок. Любовником Софьи был не Хованский, а Василий Васильевич Голицын. Хованского звали Иван Андреевич, и он был казнён за пять лет до первого из двух Крымских походов, которые совершил тот же Голицын. Далее, эти походы не были «азовскими», Азов был турецкой крепостью и в состав ханства никогда не входил. Он был взят Петром 1-ым в 1696-ом. Правда, после неудачного прутского похода (1711) его пришлось вернуть Турции.
    Населённый под названием «Азов» или «Азав» в Крыму есть, но ни малейшего отношения к историческому Азову он не имеет: это небольшое село, известное лишь со второй половины 18-го столетия.
    _____________________
    Так «Азав» или «Азов»?

  6. Вам не кажется, что памятник Бетховену, на который Вы ссылаетесь, сильно напоминает памятник Бальзаку — как раз в исполнении Родена?

    1. По-моему, это общий стиль тогдашней скульптуры: у Эрзи в его деревянных скульптурах также много «роденовского».

      1. «Этот памятник Бетховена создал Огюст Роден. Из 100 памятников композитору этот считается первым и лучшим»

        Конечно, Зоя Мастер совершенно права: приведенная скульптура, выполненная Роденом, это никакой не Бетховен, а знаменитый памятник Бальзаку.

        1. Вы правы. Я тоже, прочитав, подумала о розыгрыше. Теперь пришла к выводу, что это — стёб. Неудачный, небрежный, с содранной из и-нета непроверенной информацией, фотографией, не соответствующей тексту, грубыми ошибками. Кстати, псевдоним скульптора Эрьзи пишется с мягким знаком. «По-моему, это общий стиль тогдашней скульптуры: у Эрзи в его деревянных скульптурах также много «роденовского».» К сожалению, я пропустила признание автора в том, что он «обыкновенный юзер». Это многое объясняет.

        2. Не могли бы вы, Зоя и Мах, в виде уточнения дать иллюстрации памятников Родена — Бальзаку и Арансона — Бетховену.

  7. Только что вернулся из Магнитогорска и первое, что получил — «За заслуги». Спасибо всем, кто об этом похлопотал или даже просто подумал. Спасибо

  8. Спасибо, прочитал с большим интересом. О Нарышкиных я, оказывается, ничего не знал.
    (Там есть, видимо, опечатка. Написано: «Любовник Софьи Василий Хованский совершил неудачный военный азавский поход в пределы Крымского ханства.» Наверное, не «азавский», а «азовский»?)
    Послушал я и ссылки на Бетховена. У нас была замечательная пластинка с двумя застольными Бетховена, Шотландской, довольно известной, и Ирландской, которую знают меньше. Обе застольные исполнены замечательным артистом и профессором Московской консерватории А.Л. Доливо-Соботницким. Исполнение М.Михайлова я раньше не слышал. Тут, мне показалось, несколько искусственно, технически прибавлена вибрация голоса Михайлова? Вообще-то, его голос мало вибрирует (его за кулисами за глаза называли «попом», он, действительно, был протоиереем и пел в церкви).
    Вы пишете о Бетховене: «Его музыка необыкновенно проста — это не Бах, не Вивальди, не Моцарт, но именно поэтому она так понятна и пронзительна для людей.» Но ведь музыка этих трёх композиторов тоже необыкновенно проста!

    1. Во-первых, конечно, «азовских!» — грубая компьютерная ошибка. Во-вторых, Михайлов, Барсова. Шумская. Козловский — это прежде всего церковные, а не оперные голоса. В-третьих, это чисто вкусовая оценка немецкой музыки — не обращайте внимания на мой непросвещённый музыкальный вкус.

      1. Как, и Барсова тоже!? На каком основании?
        Вот из Вики: » Окончила Московскую консерваторию по классам фортепиано (занималась у А.А. Ярошевского, затем у А.П. Островской) и сольного пения (класс У.А. Мазетти, 1919).
        Дебют на оперной сцене — в 1917 году в оперном театре Зимина.
        В 1919 году выступала на сценах Театра художественно-просветительского союза рабочих организаций (ХПСРО), московского сада ‘Эрмитаж’ (где ее партнером в опере «Севильский цирюльник» Дж. Россини был Ф.И. Шаляпин).
        В 1920-1948 годах – солистка Большого театра в Москве.

        Подробнее на Кино-Театр.РУ https://www.kino-teatr.ru/teatr/acter/w/sov/249389/bio/«

        1. Меня дедушка Саша, певчий церковного хора, водил меня в Елоховскую на Пасху слушать их, в том числе и Барсову (помимо этого, она исполняла русские романсы на супер-уровне), но, возможно, в моей памяти что-то смешалось — в последнее время я не очень стал доверять ей. Но ведь Большой не мешал петь и в храме никому.

          1. Левинтов
            8 февраля 2020 at 19:02 |
            Меня дедушка Саша, певчий церковного хора, водил меня в Елоховскую на Пасху слушать их, в том числе и Барсову (помимо этого, она исполняла русские романсы на супер-уровне), но, возможно, в моей памяти что-то смешалось — в последнее время я не очень стал доверять ей. Но ведь Большой не мешал петь и в храме никому.
            Левинтов
            8 февраля 2020 at 18:19 |
            Михайлов, Барсова. Шумская. Козловский — это прежде всего церковные, а не оперные голоса.
            ——————————————————
            Это вы сделали «финт», как говорят спортивные комментаторы. Сначала сказали, что у Барсовой «церковный, а не оперный голос». А потом – Большой не мешал петь в храме никому. Да разве против этого кто-то возразил?
            У Барсовой – красивый был голос, колоратурное сопрано, оперная звезда, выражаясь современным языком. Вот вы и сами сказали: «она исполняла русские романсы на супер-уровне». Не только романсы, но и оперные арии, напр., Розина в «Севильском цирюльнике». Хотя эта партия была написана для меццо-сопрано, но в Большом не было такого меццо, которому была бы под силу эта партия. Потом, правда, появилась выдающаяся меццо-сопрано Зара Долуханова, но она пела в Ереванском театре.
            Кстати, о Елоховской. Официальное название храма было «Богоявленский собор в Елохове». Он был главным храмом Москвы после разрушения храма Христа Спасителя, а храмы Кремля стали недоступны после убийства Кирова.

    2. В.Ф.
      Вы пишете о Бетховене: «Его музыка необыкновенно проста — это не Бах, не Вивальди, не Моцарт, но именно поэтому она так понятна и пронзительна для людей.» Но ведь музыка этих трёх композиторов тоже необыкновенно проста!»
      ________________
      Надо же! Проста, да ещё необыкновенно. Можно позавидовать лёгкости, с которой Вы постигаете всю сложность и глубину фактуры полифонии Баха, интуитивную математическую выверенность каждого сочинения. И другой “простачок”- непостижимый Моцарт в той же компании. Удивили…

      1. Я — не музыковед и не музыкант, обыкновенный юзер, слушатель, могу сильно ошибаться — так ведь предупредил об этом. Мне музыка этих композиторов кажется необыкновенно ясной, прозрачной, простой (в сравнении, например, с Шубертом, Вагнером и Малером, которых тоже очень люблю) — что в этом недостойного или оскорбительного для вас и для этих композиторов?

        1. Левинтов
          10 февраля 2020 at 7:09

          Мне музыка этих композиторов кажется необыкновенно ясной, прозрачной, простой
          ————————————————
          А сначала вы же написали об этих композиторах другое: «Его (Бетховена) музыка необыкновенно проста — это не Бах, не Вивальди, не Моцарт,…
          Кстати, ничего «недостойного или оскорбительного» я в этом не нашёл, откуда вы взяли?

  9. Ася Крамер
    — 2020-02-08 01:38

    Признание. Мне кажется: я уже давно пишу мёртвым, давно умершим и ушедшим. Живые же как-то странно относятся к тому, что я пишу, то есть они вообще никак не реагируют, даже когда их прошу об этом: друзья, ученики и те, кто считают себя моими друзьями и учениками, просто отмалчиваются. Ну, хотя бы сказали: «Старик, ты такую хрень написал, что стыдно читать». Иногда, правда, раздаются реплики, мол, запятые не там и какие-то неубедительные — это из числа тех, кто в чужих текстах ищут только себя либо ищут там несоответствия себе.
    Те мёртвые, которым я, оказывается, пишу, когда-то спорили со мной на кухнях и в пивных, мы обсуждали что-то пронзительно важное и витальное, мы мучились какими-то вопросами, но, вот, они ушли, а я остался и разговариваю — фактически с самим собой.
    В общем, меня это уже и не удивляет, и не огорчает: моё время безнадёжно прошло, как и время тех, кто всё-таки утруждает себя чтением. Я стал стареть — на два-три года каждый год. И боюсь, с такой же скоростью стареют читатели, которых остаётся всё меньше и меньше.

    ….——————….
    Главка “Признание” — замечательный, я бы сказала пронзительный (если бы не боялась избитости этого слова!) текст. Но на самом деле, Александр, не все так плохо! Есть Интернет! Отправляя текст в сеть, мы отправляем его в бескрайний и кажется, вечный, космос. Какой жизнью ваш текст заживет на той орбите, вы знать не можете. И слава богу! Когда-нибудь он спустится с облака (да-да, восседает на облаке, как сами знаете кто!) и поразит читающую (на тот момент) публику! Это то, что хорошо. А что плохо? Есть Интернет. И он количеством обесценивает написанное. Каждый теперь сам себе и бог, и блог, и мир, и “Новый мир”.
    Главка про Нарышкиным, потомков караима Нарыша, супер интересна! Так вот, они откуда, потомки Романовых! То-то Фоменко с Носовским на Романовых телегу катят!

      1. Признание. Мне кажется: я уже давно пишу мёртвым, давно умершим и ушедшим. Живые же как-то странно относятся к тому, что я пишу, то есть они вообще никак не реагируют, даже когда их прошу об этом: друзья, ученики и те, кто считают себя моими друзьями и учениками, просто отмалчиваются. Ну, хотя бы сказали: «Старик, ты такую хрень написал, что стыдно читать».
        =====================.
        Уважаемый Александр,
        Явно, живые читают Вас. Вот среагировали и сказали: «Старик, ты заслужил «Диплом за заслуги» перед нами». Поздравляю!.

  10. Как трудно уследить за ходом ваших ассоциаций! Капуста квашенная и столетняя война, Нарышкина Наталья Кирилловна и Людвиг ван Бетховен. Привязанность к календарю (а параллель с «Кругом чтения» не может не возникать) только пенсионные сны Веры Павловны имеют.

    1. А я и не слежу, и Вам не советую: жизнь хороша своей спонтанностью и непредсказуемостью

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *