Яков Шульман: Пример для подражания

 130 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Судьба государства Израиль всегда была мне небезразлична. Я всегда желал народу Израиля развивать своё государство во всех направлениях, позволяющих каждому человеку «реализовать свой безграничный потенциал».

Пример для подражания

Яков Шульман

 Яков Шульман С интересом прочитал в журнал-газете «Мастерская» статью Льва Мадорского «Два еврея, три мнения». В ней он приводит свои впечатления, в связи с предстоящими в марте этого года выборами в Израиле, от бесед с представителями, по его мнению, четырёх групп разных политических взглядов избирателей. Мне ближе взгляды Александра, который говорит: «Но ты не можешь мне объяснить, что мешает им проходить альтернативную службу санитарами в больницах, работать в домах для престарелых, в конце концов, просто убирать улицы, а Тору изучать в свободное от работы время».

Для меня, правота такого мнения подтверждается всей жизнью Маймонида/Рамбама (1135−1204).

«Труды и достижения этого еврейского мыслителя XII века охватывают невероятное множество проблем. Рамбам первый составил полный систематизированный кодекс еврейского права (Мишнэ Тора»), ему принадлежит замечательный философский манифест иудаизма «Морэ невухим» («Наставник колеблющихся»), им опубликован комментарий ко всей Мишне [книге из 63 трактатов, где раби Йегуда Ганаси в около 200-м году записал еврейское право систематически, в отличие от Торы]». Устный закон, вопреки названию кодифицирован [записан] в Мишне и Талмуде.

Как пишет раби Йосеф Телушкин в своей прекрасной книге «Еврейский мир. Важнейшие знания о еврейском народе, его истории и религии» (цитату из которой я уже привёл): «По этим трём причинам−частым отсутствием в Торе детали представлений, неясностью некоторых терминов Торы и отказом от буквального применения Торы−Устный закон всегда необходим».

Как пишет тот же Телушкин, (все приводимые цитаты будут из этой книги):

«Различие во взглядах ортодоксального и консервативного иудаизма на древность и обязательный характер Устного Закона−главный (возможно, главнейший) водораздел между ними».

Полное имя Рамбама — Моше бен Маймон. На иврите его называют сокращённо−Рамбам (Раби Моше бен Маймон). Он родился в Испании, в Кордове. После прихода к власти фанатиков мусульман ему пришлось бежать с семьёй из страны. Сначала в Марокко, затем в Страну Израиля, далее в Египет. Он начал заниматься медициной, и в Египте−этим зарабатывл себе на жизнь.

Созданный им кодекс «Мишнэ Тора» является руководством по поведению евреев, придерживающихся иудаизма, в любой ситуации. Это кодекс избавлял от необходимости тратить массу времени на поиск нужного места в Талмуде (очень большого по объёму источника толкования различных предписаний). Кодекс «Мишнэ Тора» стал базовым руководством по практике последователей иудаизма. Позже он послужил моделью для «Шулхан Арух», кодекса XVI века, до сих пор являющегося эталонным кодексом норм иудаизма для ортодоксальных евреев (создан другим выдающимся представителем еврейской диаспоры Йосефом Каро (1486−1575). Ведь, если все евреи будут заняты только изучением Торы, то еврейское государство перестанет существовать.

Врач египетского султана, он написал труды по медицине, а в «свободное от работы время» руководил еврейской общиной Каира. Рамбам сформулировал тринадцать принципов веры, которые, по его мнению, являются главными в иудаизме:

  1. Б-г существует.
  2. Б-г един.
  3. Б-г не существует в телесной оболчке.
  4. Б-г вечен.
  5. Иудеи должны поклоняться только Ему одному.
  6. Общение с Б-гом происходит через пророков.
  7. Моисей−величайший из пророков.
  8. Тора имеет божественное происхождение.
  9. Тора никогда не утратит своего значения.
  10. Б-г знает обо всех поступках людей.
  • Б-г наказывает зло и вознаграждает добро.
  • Б-г пошлёт Своего Мессию.
  • Б-г воскресит мёртвых.

Вот, как сам, Рамбам, описывал свою жизнь:

«Я живу в Фостате, а султан в Каире (около полутора километров)… Мои обязанности при дворе султана очень обременительны. Я должен посещать ежедневно его рано утром, а когда он или его дети, или обитатели гарема заболевают, я не осмеливаюсь покидать Каир, но должен большую часть дня проводить во дворце. Часто случается, что заболевают султанские офицеры, и я также должен их лечить. Поэтому я, как правило, езжу в Каир в начале дня, и, даже если ничего особенного не случается, я не возвращаюсь в Фостат, раньше полудня…

Моя приёмная всегда полна−как евреями, так и неевреями, знатью и простолюдинами, судьями и чиновниками, врагами и друзьями−пёстрая толпа, которая ждёт моего возвращения. Я схожу с коня, мою руки, иду к своим пациентам и прошу у них извинения, чтобы хоть немного отдохнуть и поесть, это моя единственная трапеза в течение суток. Затем я иду принимать пациентов, выписываю рецепты. Пациенты приходят и уходят до самого вечера, а иногда, я клянусь тебе [это написано в письме Шмуэлю ибн Тибону, переводившему на иврит, написанный по-арабски, «Морэ невухим»], и до двух часов ночи и более. Я беседую с ними и выписываю рецепты, лёжа, умирая от усталости.

И когда наступает ночь, я так выдыхаюсь, что едва могу говорить. В результате ни один еврей не имеет возможности поговорить со мной на — едине, за исключением субботы. В это день вся община, по меньшей мере, большинство её членов, посещают меня после утренней службы, и я даю им указания на целую неделю. Мы немного занимаемся до полудня, когда они уходят. Некоторые возвращаются и читают со мной после полуденной службы до вечерней молитвы. Так я провожу это день».

Жизнь этого выдающегося представителя еврейской диаспоры может служить примером, как для религиозных, так и для светских евреев.

Себя я бы отнёс к колеблющимся. Только наличие совести, заложенной с рождения нравственности, у человека, вероятно, свидетельствует о проявлении какой-то Высшей Субстанции. Отсутствие совести красноречиво говорит об отсутствии у человека веры в Б-га и наличии корысти, кем бы он ни был: церковным иерархом или прихожанином.

Судьба государства Израиль всегда была мне небезразлична. Я всегда желал народу Израиля развивать своё государство во всех направлениях, позволяющих каждому человеку «реализовать свой безграничный потенциал». Я желаю этого и сейчас, когда там живут мои ближайшие родственники и друзья детства.

Надеюсь, что народ Израиля сделает правильный выбор.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Яков Шульман: Пример для подражания»

  1. М. Поляк: «Абсолютное большинство ортодоксальных евреев (и не только религиозные сионисты) успешно совмещают изучение Торы с учебой, профессиональным трудом и службой в армии.»

    Мне кажется, что вы уводите вопрос в сторону от того, что написал Яков Шульман. Ни склоняемый не только вами Либерман, ни, тем более, ЯШ, который приводит пример выдающегося иудея, не выступают против верующих. Они указывают пальцем на тех, кто не занимается профессиональным трудом, кто не служит в армии. Да при этом ещё требуют, чтобы остальные жили по их правилам. Быстрорастущая численность этой части населения и является, очевидно, опасностью для страны.
    Но мне хочется сказать о другом. Неужели никому не жалко тех евреев (харедим), которые живут по законам тысячелетней давности. Напрашивается сравнение их жизни с жизнью «маугли», с жизнью, близкой к животной жизни. Обнаружив где-то «маугли», люди стараются, вернуть такое существо к человеческой жизни, предоставляют дом, одежду, уход, медицину и т.д. Но … иногда оказывается, что поздно, что возврат к человеческой жизни для «маугли» уже невозможен. Не хотелось бы, чтобы такое произошло с большой группой людей в стране евреев.

  2. Уважаемый Яков! Ваша фраза — «Ведь, если все евреи будут заняты только изучением Торы, то еврейское государство перестанет существовать» — показывает, что Вы, как и многие здесь, в Израиле, дезинформированы спекуляциями политиков, типа Лапида с Либерманом, и СМИ. Абсолютное большинство ортодоксальных евреев (и не только религиозные сионисты) успешно совмещают изучение Торы с учебой, профессиональным трудом и службой в армии. Опасность существованию Израиля как еврейского гос-ва представляют не ешиботники, а та половина народа, которая поддерживает лево-центристский лагерь, готовый идти на уступки в виде известного принципа «2х2».

    1. Михаил Поляк
      12 февраля 2020 at 13:39 |
      Абсолютное большинство ортодоксальных евреев (и не только религиозные сионисты) успешно совмещают изучение Торы с учебой, профессиональным трудом и службой в армии. Опасность существованию Израиля как еврейского гос-ва представляют не ешиботники, а та половина народа, которая поддерживает лево-центристский лагерь
      ————————————————————————————————
      Какая-то социальная и статистическая глухота. Никогда, никогда (!) профессиональная занятось в Израиле не считает совместно ультра-ортодоксов и религиозных сионистов. Еще раз: никогда! Ибо религ. сионисты заняты работой, учебой и армейской службой примерно одинаково со светским населением. Отдельно, отдельно (!) статистика считает ультра-ортодоксов (харедим — менее 10% населения) ) и (арабов).
      На сегодня мужчины-харедим заняты работой на уровне 50-52%, женщины — где-то 70%. При этом статистика, к сожалению, не дает почасовую занятость, т.е. работающий 8-9 часов в день приравнивается к работающему полдня — разница и вклад в национальную экономику чувствуется, не так ли? 🙂
      А «половину народа, которая поддерживает» — жутко «опасного» для Вас — можно и перестрелять, если они Вам не глянутся. Так лучше? И Вашему личному иудаизму не помешает. Про сионизм уже не говорю — кому он интересен… 😉

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *