Михаил Ривкин: Недельный раздел Итро

 126 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Десять Речений диктуют запреты в самой общей форме, можно сказать, что они обращены к «юридически грамотному» гражданину, который и сам знает, что убийство — это всегда убийство, в любом месте и любыми средствами, к тому, кто хорошо помнит, какие именно отношения включены в запрет трансгрессивного секса.

Недельный раздел Итро

Михаил Ривкин

Наш недельный раздел содержит самую, пожалуй, известную не только евреям, но и во всём мире часть Торы: Десять Речений. Когда в субботу мы доходим при чтении Торы до Десяти Речений, все встают с мест и слушают этот отрывок стоя. Во многих общинах принято читать Десять Речений с особым напевом (С особыми знаками кантилляции), так, чтобы каждое из речений воспринималось на слух отдельно. Многие, если не все, соблюдающие евреи знают этот отрывок наизусть. Центральное место Десятисловия в Торе для нас совершенно очевидно. Но всегда ли так было? Всегда ли этот отрывок зримо «возвышался» над всем остальным текстом?

Сегодня мы попробуем отследить, как же менялся «ландшафт» Пятикнижия с течением времени, какие «возвышенности» появлялись и исчезали в этом ландшафте, пока он не принял свою, всем нам привычную, форму. В том, что такого рода изменения были, можно убедиться при внимательном сравнении нескольких «кодексов» или «собраний» основополагающих заповедей в разных частях Торы. Например в книге Деварим сказано, что сынам Израиля было заповедано

«Написать на тех камнях все слова Закона этого очень ясно» (Деварим 27:8)

«Те камни» это камни, из которых составлен жертвенник на горе Эйваль, древнейший, вероятно, культовый объект Израиля в Стране Кнаан (Там, 27:1-4). Такого рода обычай, высекать на камнях жертвенника самые главные законы своей страны, был широко распространён на Древнем Востоке. Поскольку гора Эйваль прямо указана в Торе как первое из тех мест, где Израиль должен поставить жертвенник и начертать «слова Закона», у нас есть основания полагать, что именно начертанные на этом жертвеннике заповеди представляют собой древнейший и кратчайший вариант израильского законодательства. Жертвенник был единственным «материальным носителем» главных законов Израиля, поскольку в те времена запись на папирусе или на пергаменте ещё не практиковалась у евреев. «Все слова Закона этого» на горе Эйваль сформулированы в форме проклятия тому, кто нарушит один из запретов Закона. Вчитываясь в эти проклятия (Деварим 27:15-26), легко убедиться, что перед нами древнейший прототип Десяти Речений:

«Проклят тот, кто сделает изваяние или литого кумира, мерзость пред Г-сподом, изделие рук мастера, и поставит его в тайном месте!» (Деварим 27:15) — сравните.

Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в воде под землею (Шемот 20:4).

«Проклят злословящий отца своего и мать свою!». (Деварим 27:16) — сравните.

Чти отца твоего и мать твою, дабы продлились дни твои на земле, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе (Шемот 20:12).

«Проклят передвигающий межу ближнего своего!» (Деварим 27:17) — сравните.

Не домогайся дома ближнего твоего; не домогайся жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни быка его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего. (Шемот 20:14).

Мы видим, что проклятья на горе Эйваль запрещают только один, частный случай посягательства на чужую собственность, в то время как Десять Речений содержат достаточно полный список таких посягательств. Напротив, запрет трансгрессивного секса в Десяти Речениях лаконичен и не детализирован, в то время как запрет на горе Эйваль весьма подробен:

«Проклят, кто ляжет с женою отца своего, ибо он открыл край одежды отца своего!» /…/ «Проклят, кто ляжет с каким-либо скотом!» /…/ «Проклят, кто ляжет с сестрою своею, с дочерью отца своего или с дочерью матери своей!» /…/ «Проклят, кто ляжет с тещею своею!» (Деварим 27:20—23) — сравните.

Не прелюбодействуй (Шемот 20:13).

«Проклят убивающий тайно ближнего своего!» (Деварим 27:24) — Не убивай (Шемот 20:13).

В общей сложности перечислено двенадцать проклятий, включая последнее, обобщающее. Очевидно, это число было выбрано в честь двенадцати колен Израилевых. Проклятья на горе Эйваль очень сильно отличаются от Десяти Речений. Десять Речений диктуют запреты в самой общей форме, можно сказать, что они обращены к «юридически грамотному» гражданину, который и сам знает, что убийство — это всегда убийство, в любом месте и любыми средствами, а не только тайно, к тому, кто хорошо помнит, какие именно отношения включены в запрет трансгрессивного секса. Проклятия на горе Эйваль адресованы человеку, который едва-едва ушёл из мира языческой жестокости, вседозволенности, распущенности, сделал первый шаг в новом для него мире строжайших нравственных запретов. Такому человеку нужно всё разложить по полочкам.

Но есть в Торе и третий всеобъемлющий кодекс законов, который, правда, охватывает скорее ритуальные, нежели общественные аспекты жизни Израиля, однако тоже претендует на исчерпывающую полноту. Это кодекс в Шемот, гл. 34. При этом, в отличие от канонического Десятисловия, этот кодекс распадается на десять «статей» самым очевидным и недвусмысленным образом:

  • Богов литых не делай себе.
  • Праздник опресноков соблюдай; семь дней ешь опресноки, как Я повелел тебе, в назначенное время месяца Авива; ибо в месяце Авиве вышел ты из Египта.
  • Всякое перворождение утробы — Мне, как и весь скот твой мужского пола, перворожденный бык или ягненок. Первородное же из ослов выкупи ягненком, а если не выкупишь, то переломи ему затылок; всякого первенца из сынов твоих выкупай. Да не являются пред лицо Мое с пустыми руками.
  • Шесть дней работай, а в день седьмой отдыхай; и во время пахоты и жатвы отдыхай.
  • И праздник седмиц совершай у себя при созревании жатвы пшеницы;
  • и праздник собирания плодов при повороте (исходе сельскохозяйственного) года.
  • Три раза в году должен являться всякий мужчина твой пред лицо Владыки, Г-спода Б-га Исраэйлева. Ибо Я прогоню народы от лица твоего и расширю пределы твои, и никто не пожелает земли твоей, когда пойдешь являться пред лицо Г-спода, Б-га твоего, три раза в году.
  • Не изливай при квасном крови жертвы Моей, и да не переночует до утра жертва праздника Пэсах.
  • Первые плоды земли твоей приноси в дом Г-спода, Б-га твоего.
  • Не вари козленка в молоке матери его. (Шемот 34:17-26)

После перечисления этих десяти заповедей следует традиционное «послесловие», в котором прямо сказано, что Моше записал эти «слова Завета» на скрижалях слово в слово, как их произнёс Всевышний, что именно на этих словах основан «союз» (в оригинале «брит» — Завет) с Израилем. Более того, именно применительно к этим заповедям Тора впервые употребляет термин «десятисловие», термин, который появится вторично только в книге Деварим:

И сказал Г-сподь Моше: напиши себе слова эти, ибо по словам этим заключил Я союз с тобою и с Исраэйлем. И пробыл он там у Г-спода сорок дней и сорок ночей: хлеба не ел и воды не пил; и написал на скрижалях слова завета, десятословие (Шемот 34:27-28)

Не удивительно, что Библейская Критика обратила внимание на все эти совпадения на заре своего развития, во второй половине восемнадцатого века. Йоган Вольфганг Гётте первым указал, что изначально термин «десятисловие» применялся именно к отрывку Шемот 34:17-26, и лишь позднее, на стадии окончательно редактирования всего корпуса Пятикнижия, когда отдельные текстуальные источники были слиты воедино, этот термин был приложен к тому отрывку, который мы все сегодня знаем под именем Десять Речений. За два минувших столетия эта точка зрения стала общепринятой в научной библеистике.

Но, как сказал тот же Й-В Гётте, «Суха теория, мой друг, а древо жизни вечно зеленеет». И что бы нам ни объясняла «сухая теория», Десять Речений в нашей Недельной главе это «твёрдое ядро» Пятикнижия, да и всего ТАНАХа. Иудаизм это не религия Десяти Заповедей, для еврея очевидно, что заповедей у нас 613. Но Мудрецы Талмуда не раз справедливо указывали, что Десять Речений, в известном смысле, вбирают в себя и резюмируют все эти 613 заповедей. Это своего рода первичные постулаты веры, те основы, отталкиваясь от которых, мы постепенно можем вывести все, или очень многие другие заповеди. И в этом плане своё уникальное место в жизни каждого еврея Десяти Речений занимают по праву.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *