Юрий Бужор: Праведник Мень

 359 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Католическая церковь давно официально отказалось от обвинения евреев в смерти Иисуса и не раз подтверждала это. Русское православие, похоже, не думало и не думает что-то в этом направлении менять… Его убили, когда он шел в церковь.

Праведник Мень

Юрий Бужор

Дело было лет 15 назад. Круиз по Рейну финишировал в Роттердаме. Я без труда нашел очень красивую небольшую православную церковь. Там как раз было крещение. Молодые родители, еще две женщины — разумеется, в платочках. Одеты приличествующим образом. Простые открытые лица. Явно местные и не нувориши какие-нибудь. Больше никого. Ну, и младенец, понятно.

Я скромно стоял в сторонке, созерцая и умиляясь. Коренастый, по-хорошему уверенный в себе священник, совершив таинство, произнес проповедь. При этом он напирал на то, что Святое Писание не собрание иносказаний. Притчи — само собой, а все, что касается сотворения человека, непорочного зачатия и, например, святого причастия — употребления внутрь тела и крови Иисуса — всё это надо понимать в самом буквальном смысле и не слушать никого, кто утверждает иное. Время от времени он устремлял взор в мою сторону. Мне даже показалось в гордыне моей, что его пафос мне в первую очередь и адресован; по всему, пришедшие ради таинства вряд ли были склонны к скепсису такого рода, а этот, с бороденкой и в очках — очень даже может быть.

Вспомнил об этом, когда узнал, что на похоронах отца Александра Меня была зачитана телеграмма соболезнования от тогдашнего патриарха и в этой телеграмме был такой пассаж:

«В своем богословском дерзновении отец Александр иногда высказывал суждения, которые без специального рассмотрения нельзя охарактеризовать, как безусловно разделяемые всей полнотой церкви».

Это как-то сразу царапнуло. Если Алексий Второй не счел возможным лично проводить в последний путь убиенного, мог бы прислать какого-нибудь своего митрополита, чтобы не по бумажке читал. И передал простые слова соболезнования, а не посмертный упрек. Какая, однако, бестактность. Её не маскируют все эти ‘без специального рассмотрения’ и ‘безусловно разделяемые’. Напротив, они придают упреку некую неприличную изворотливость. Не говоря о том, что ‘вся полнота церкви’ не обязана и не может все подряд разделять, и тогда зачем это было нужно писать и говорить?

В 2010 году Яков Кротов предполагал (сказал в программе: «видимо»), что телеграмму составлял Кураев, тогдашний спичрайтер патриарха. Отставить «видимо». Кураев, кто же еще. Мало того, это было первое данное ему поручение. В интервью 2015 года составитель текста этим даже бравирует, обнаруживая, сам того не замечая, сильно запущенный дефицит эмпатии (слово, в последнее время затёртое донельзя, вроде как и всерьез его уже не произносят, но ничего, мы произнесём его всерьёз). Ему невдомёк, что споры спорами, разногласия разногласиями, а именно это в первую очередь отличает его от Александра Меня, который был воплощением эмпатии.

Знаю, что вступаю на опасную тропу. Богословская тема огромна. Знания нескольких пусть даже основополагающих текстов явно недостаточно. И все-таки. Что это за суждения, высказанные выдающимся миссионером, но не разделяемые ‘всей полнотой’? Что могло вызвать недовольство церковного официоза?

* * *

Вот ведь проклятый вопрос. За что?

Кто-то скажет: по-человечески можно понять Александра Владимировича. Ему какие-то вещи были обидны как еврею. И ты, братец, тоже понятен. За своего заступаешься.

Хорошо. Не стану отрицать. Заступаюсь. Только главное ведь не почему я заступаюсь, а правильно ли я заступаюсь.

А что правильно? Будет нам сейчас мораль читать, политкорректности учить, подумал кто-то.

Ни в коем случае. Правильно — это то, что написано в Евангелиях. Это необходимый и достаточный критерий, и ни один верующий не станет это оспаривать.

Накануне Святой Пятницы вот что слышат пришедшие в храм РПЦ. Это очень древний чин чтения Евангелий и пения так называемых антифонов.

«Днесь Кресту пригвоздиша иудее Господа, пресекшаго море жезлом и проведшаго их в пустыню. Днесь копием ребра Его прободоша, язвами ранившаго их ради Египта; и желчию напоиша, манну пищу им одождившаго».

Перевод на современный русский язык ниже, и далее все в переводе.

«В сей день ко Кресту пригвоздили Иудеи Господа, рассекшего море жезлом и проведшего их в пустыне. В сей день копьем пронзили ребра Его, казнями поразившего за них Египет, и желчью напоили манну в пищу дождем им пролившего».

В Евангелии пригвождают Иисуса преторианцы Пилата; один из них пронзает Спасителя копьем, дабы удостовериться, умер распятый или нет; еще один протягивает несчастному губку, смоченную в уксусе, когда тот попросил воды. Может, это были просто исполнители злой воли, а отдавали распоряжение какие-то иудеи? Нет. Это были исполнители, но не воли иудеев, вот ещё, а воли их начальника. И он был не иудей, а римлянин, как и всё его воинство.

Другими словами, здесь даже нет обычного неправомерного обобщения, как в случаях «Аргентина — Ямайка 5:0» или менее безобидных «русские ленивы» или «у немцев нет чувства юмора». Это просто ложное утверждение, напраслина.

«За благодеяния, которые Ты, Христе, соделал роду еврейскому, они на распятие Тебя осудили, уксусом и желчью Тебя напоив. Но воздай им, Господи, по делам их, ибо не поняли они Твоего снисхождения.

На предательстве не успокоились, Христе, потомки евреев, но качали головами своими, глумление и насмешки принося. Но воздай им, Господи, по делам их, ибо не поняли они Твоего промышления.

Ни земля содрогнувшаяся, ни камни распавшиеся евреев не убедили, ни завеса храма, ни мертвых воскресение. Но воздай им, Господи, по делам их, ибо тщетное против Тебя замыслили.»

Кроме явной неправды с «уксусом и желчью», здесь перед нами классический пример вот именно обобщения, причем с хитрой подменой. Иисус «соделал благодеяния роду еврейскому». От этого благодеяния, с точки зрения древних авторов, выиграл весь род, понятно. Но не весь же род еврейский набился во двор прокуратора Иудеи требовать смерти того, кто им казался еретиком и самозванцем. Между тем воздаяние Господне призывается не на кричавших, а на весь род.

«Скопище Иудеев потребовало от Пилата распять Тебя, Господи. И вот, не найдя в Тебе вины, виновного Варавву освободили, а Тебя, Праведника, осудили, обвинение в убийстве получив в удел. Но воздай им, Господи, воздаяние их, ибо тщетное против Тебя замыслили.

Того, пред Кем все содрогается и трепещет, и Кого воспевает всякий язык, Христа, Божию Силу и Божию Премудрость, священники били по лицу и желчи Ему дали; и все претерпеть».

Здесь можно было бы немного перевести дух: речь идет о скопище, то есть, надо полагать, об участниках дознания под началом Каиафы, требовавших затем от Пилата смертного приговора. И они названы — священники. Однако смущает требование воздаяния. Вряд ли имеются в виду непосредственные виновники. Эти давным-давно мучаются в аду. Вечность им не продлят, мучения и без того безмерные не усугубят. Речь идет о их соплеменниках, точнее, потомках этих соплеменников. Кто-то возразит: прямо так не сказано. Прямо не сказано. В таком случае пусть возражающий объяснит, кто эти «они», кому это «им» воздаяние?

Чуть ли не единственное упоминание Пилата. к слову. Не читавший Евангелий или читавший их невнимательно и в самом деле может подумать, что это какой-то там чиновник, действовавший, должно быть, по инструкции, что с него возьмешь. Никакие кары на его голову и головы его потомков не призываются. Между тем Пилат и приговор вынес, и по его приказу арестованного били палками и подвергли страшному наказанию — бичеванию, и в конце концов казнили, Да и не он ли сам сказал:

«Власть имею отпустить тебя и власть имею убить тебя» (Ин.19).

Только он и имел эту власть. И употребил ее в полной мере — убил, разыграв какую-то внутреннюю борьбу в качестве комедии для быдла.

* * *

«Толпа богоубийц, Иудейское племя беззаконное, неистово крича, к Пилату обращалось: “Распни Христа неповинного и лучше Варавву нам отпусти!”»

Когда-то я заподозрил, что древнегреческое «все люди»(собравшиеся во дворе прокуратора) превратилось в синодальном переводе Евангелия на современный русский язык в «весь народ». Видный библеист Андрей Десницкий эти сомнения подтвердил. Неточность, что называется с душком, или просто небрежность переводчика? Здесь «толпа богоубийц» (запишем в богоубийцы, отдавая преимущество сомнения оппонентам, не реального исторического убийцу, а тех, кто на него давил) превращается в «племя», по церковно-славянски «язык». Как в греческом первоисточнике, я не знаю, но здесь обобщающий перенос производится с ходу, в одной фразе.

«Два преступления совершил первородный сын Мой, Израиль: он оставил Меня, Источник воды живой, и вырыл себе колодец отравы; Меня распял на Древе, а Варавву выпросил и освободил. Ужаснулось при этом небо и солнце сокрыло свои лучи. Ты же, Израиль, не устрашился, но смерти Меня предал. Прости им, Отче Святой, ибо они не знают, что сделали.»

А этого и вовсе в Евангелии нет. Заметим попутно, что Христос просит у Всевышнего не кар, а, напротив, снисхождения к провинившимся, не усматривая злого умысла в их неблаговидных деяниях. То есть он более человеколюбив, чем составители антифонов, что ожидаемо. Но почему такая несправедливость? Почему весь Израиль, опять-таки, весь народ? Ведь ясно сказано — и вот именно сказано, а не домыслено через сколько-то веков — что Иуда:

«… искал удобного времени, чтобы предать его… не при народе» (Лук. 22, 6).

А почему не при народе? Да потому что в народе как раз Иисус был, выражаясь современным языком, популярен, и Иуде не спустили бы предательства. То есть народ, вопреки всем этим обобщениям, как раз был за Иисуса. И кто сомневается, почитайте у того же Луки, кстати, единственного, кажется, не еврея среди евангелистов и Апостолов, что, когда повели приговоренного к месту казни:

«… шло за ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о нем» (Лук. 27).

Это множество «народа и женщин» («мужчин и женщин», конечно) не видно было разве Иисусу, когда они шли за ним? Или они — какой-то другой «язык», другое племя, не Израиль? Но тщетно вы будете искать эту цитату в антефонах. Поправьте, кто в курсе, но, думаю, и в ходе пасхальных чтений собственно Евангелий она не воспроизводится. Ибо это поставило бы под сомнение достоверность и убедительность всего остального.

Католическая церковь давно официально отказалось от обвинения евреев в смерти Иисуса и не раз подтверждала это.

«Никакая атавистическая или коллективная вина не должна быть приписываема евреям как народу за то, что было содеяно при страстях Господних — ни евреям того времени, ни тем, кто пришел позднее, ни сегодняшним. Посему мифическое теологическое объяснение, а равно какие-либо дискриминационные либо карательные меры ни на чем не основаны.»
(Из речи папы Иоанна Павла II во время посещения синагоги в Риме, 1986 г.)

Русское православие, похоже, не думало и не думает что-то в этом направлении менять. Это вызывало озабоченность отца Александра. За это Кураев записал его в католики, так сказать, отлучил. Не только за это, но очевидно, что и за это тоже.

Но, может, и вправду происхождение и, как следствие, зашоренность мешают объективной оценке? Применительно к о. Александру говорить о зашоренности — нелепость, но допустим. Есть ли литургические инвективы в адрес тех, кто не только в Иисуса не верит, но, в отличие от иудеев, и Ветхий завет не признает? Или вовсе язычников? Воинствующих атеистов? Или тех, кто некогда мучил христиан, подвергал их гонениям и казням — и во времена Римской империи и позднее? Идет там речь о конкретных злодеях или происходит аналогичный перенос с их вины на тот или иной народ, к которому они принадлежат или принадлежали?

Если так, то это нехорошо, по-моему.

Но я не вижу подобных инвектив. Может, просто не знаю. А это — вижу.

* * *

Я писал об Александре Мене и закапывался всё глубже. Того и гляди обрушил бы на читателя некий обзор в n страниц с претензией на анализ.

У меня хорошая новость для всех. Обзора не будет. Сейчас станет ясно, почему.

Наиболее цитируемый текст в жанре «анти-Мень» — статья некоего протоирея Антиминсова, в миру Волгина, Вначале это было письмо, распространявшееся в машинописном самиздате, но вскоре после смерти о. Александра оно приняло вид обличительной статьи, было опубликовано в весьма читаемом в свое время журнале «Москва» и бесконечно воспроизводится в сети до сих пор.

Ну, во-первых, явные глупости. Как можно вменить одному из образованнейших людей своего времени, в том числе и прежде всего в области богословия, что он недостаточно подготовлен как миссионер, поскольку оканчивал семинарию и Духовную Академию заочно? Похоже, писал некто, плохо представляющий себе, как быстро и много можно прочитать в единицу времени, да еще и самостоятельно осмыслить прочитанное. То ли дело полтора часа высиженной лекции и старательного пыхтения над 2-3 страницами конспекта.

Есть и несколько более сложные умопостроения. Например, критику не нравится, что Авраам у Меня представлен не только как великий патриарх, но и человек со своими слабостями и недостатками. Он ведь зато самозабвенно верил. Как будто нельзя самозабвенно верить и быть в чем-то не комильфо. Что женился на собственной сестре — ну, тогда было можно. Что не заступился за мать своего ребенка, когда госпожа третировала ее — ну, кто Агарь и кто Сарра. А что скрыл своё с Саррой супружество, с тем чтобы спасти, да не её, а себя? Еще и прямую выгоду излекал из положения брата любимой жены фараона — это как?

Антиминсов не считает, что человек в области морали продвинулся дальше праотцов. То есть стоило бы вернуться к многоженству и кровосмесительству в браке? Где-то осознавая, что несет ахинею, наш зоил признает некрасивым поступок Давида — отправку соперника на фронт. Но — время было такое. Так есть моральный прогресс или нет? Зато каялся Давид как мало кто.

Да кто же спорит. И каялся. И некрасивые поступки совершал. Иначе с чего бы ему каяться.

Передержка на передержке, подмена на подмене. И вот вам:

«Да, иудеям, распявшим Христа, было далеко до «моральных представлений» родоначальника их народа».

Вот для чего, значит, нужен был весь этот неуклюжий вольт. Иудеи Христа распяли. Русские сожгли в срубе протопопа Аввакума. Испанцы замордовали Гарсиа Лорку.

В сотый раз поймать очередного пакостника за руку. Ткнуть в евангельский первоисточник, чтобы было ясно, кто распинал, кто бичевал, кто умывал руки, кто требовал казни, а кто толпой шел за приговоренным на Голгофу и «многие рыдали по нём».

И так весь текст. Уныло копаясь, втайне надеялся на избавление.

И оно пришло — в виде письменного ответа Александа Меня на эту, с позволения сказать, критику.

Этот ответ — ключ. Он обессмыслил спор с клеветником.

Мень не загоняет в угол, не ловит на благоглупостях. Как терпеливый учитель, он даже уважителен к оппоненту-второгоднику.

В высшей степени доказательно разъясняется, что христианская церковь, в том числе православие, вовсе не требовали единомыслия абсолютно по всем вопросам; что и безусловно признанные авторитеты вроде блаженного Августина или Иоанна Златоуста по-разному трактовали те или иные места в Библии и даже прямо указывали на имеющиеся там нестыковки.

Весь этот злобный обскурантизм в спокойном освещении Меня истощается. Августин полагал, что какие-то живые существа самопроизвольно зарождаются в нечистотах и не верил, что в Южном полушарии могут жить люди. Но и он понимал, что нельзя считать днем творения некий отрезок времени, пока не созданы светила; что собирание первочеловека из праха и «вдувание» в него души иносказание; что многое — следствие наивной антропоморфизации Непостижимого и Предвечного. Мы столько знаем о генетическом коде человека, телесно представляющего собой подотряд обезьян, и мы должны отрицать эволюцию и это несомненное родство? Зато появление сознания наука толком объяснить не может. Сможет ли когда-нибудь? И откуда взялись законы мироздания. Что значит, всегда были? Чем докажете? И какая вероятность больше — возникновения мыслящей материи самой по себе или в результате некоего вмешательства? Места, где «царит нечто, превосходящее самую глубокую мысль человека, превосходящее само бытие»(А. Мень), для Первопричины и Cущего Абсолюта более чем достаточно, и беспокоиться совершенно незачем.

Установления церкви, даже основополагающие догматы, не появились ниоткуда. Отказ Апостолов от обрезания и субботы произошел через 18 лет после распятия Иисуса. Троица догматически оформилась только во втором веке. Многосложная литургическая практика не образовалась в одночасье.

За два дня до смерти великий проповедник сказал:

«… Мы неандертальцы духа. Христианский идеал слишком высок, чтобы человечество им прониклось за два тысячелетия. Это значит, что нам предстоит еще очень долго духовно расти, перед нами еще очень и очень долгий путь, но это путь вперед, а не назад».

Его убили, когда он шел в церковь.

А. Мень

* * *

Подвыпив, некто признаётся в сокровенном: «Эх, взял бы я шмайсер!…». Мне чаще приходилось слышать вот именно это: шмайсер. Хотя в крайнем случае и топор сгодится. Или саперная лопатка. Главное — гарантии безнаказанности. И чем самому убивать, лучше нанять кого-нибудь. Киллер будет действовать бесстрастно и чётко.

4 следственные бригады, сменяя друг друга, так и не смогли установить, чем именно был нанесен удар. В том, что он выполнен профессионально, сомнений никаких нет. Чего не скажешь о действия следователей.

Не был составлен фоторобот подозреваемых. Целая вереница заведомо непричастных «явившихся с повинной». Конструирование одного ложного следа за другим. А спустя 10 лет, когда общественность не то успокоилась, не то отчаялась услышать правду и когда на покой удалилось словесно негодующее по этому поводу руководство страны, закрыли дело «в виду исчерпанности следственных действий».

Сын о. Александра однажды прямо ответил на вопрос, кому было выгодна эта спецоперация. Тем, кто осуществлял тоталитарную революцию сверху, кому же еще.

«Парторгов необходимо заменить священниками, священники должны прийти в армию, МВД и КГБ. Ручное, полупридушенное Православие, почти переродившееся в язычество — вот идеал партократии. Такое Православие по их мысли должно было прийти на смену коммунистической идеологии и стать национально-государственной религией. Мой отец был олицетворением духовных ценностей христианства, совершенно неприемлемых для партии власти».

Имеется устное свидетельство великого ученого Вячеслава Иванова, которому бывший какое-то время шефом силовиков Вадим Бакатин прямо указал на КГБ как организатора преступления. Понятно, к делу не подошьёшь. И насчёт презумпции мы в курсе. Так что да, так называемые правдоподобные рассуждения. Но очень, очень правдоподобные.

Узнаем ли мы когда-нибудь всю правду? Чей благостный лик предстанет в свете истины искаженным завистью и ненавистью?

Не надо иллюзий. Скорее всего, всё, что реально могло пролить свет на обстоятельства дела, порезано специальной машинкой на мелкие кусочки, и эти кусочки сожгли в особо секретном тигельке. Может, кто-то покается перед смертью? Ну, разве что.

А пока что католики, в отличие от православных архиереев посчитавшие отца Александра христианским мучеником, cберегают его дискос (ёмкость для просфор) и четки в церкви Святого Варфоломея на островке Тиберина в Риме.

Дискос и чётки
Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Юрий Бужор: Праведник Мень»

  1. Я думаю, он все-таки верил в некую экуменистическую религию в будущем. Это делает его взгляды уязвимыми в глазах твёрдых приверженцев имеющих место устоявшихся религий. Он учил добру, а с чем-то можно и не соглашаться. Спасибо Вам!

  2. Спасибо автору за проникновенную публикацию. О. Александр Мень был одним из тех выдающихся людей, которые расшатали Союз, а многим проложили путь к духовной жизни, пусть и в христианстве. Можно спорить о его правоте в тех или иных вопросах истории и развития религии, но совершенно необходимо отметить его заслуги в противостоянии злу. Как истинный праведник, в этом противостоянии он и отдал свою жизнь.

  3. Уважаемый Автор,
    С интересом и пониманием Вашего доброго и уважительного отношения к о. Александру Меню прочел Ваш текст. Вспомнились давние годы . В 1974 г. в Риме я достал и прочитал его «Историю религии» (издавалась католическим издательством «Жизнь с Богом» в Брюсселе под псевдонимом «Эммануил Светлов»). Отличалась его «История» эрудицией и признанием, что каждая великая религия, имела место «В поисках пути, истины и жизни»» (подзаголовок «Истории»). О. Александр был феноменом в религиозной жизни России, и то, что официальная церковь была настороже с ним, делает ему только честь. Не сомневаясь в его личном достоинстве, искренности служения и эрудиции, хочу заметить, что именно эти его качества побудили многих евреев из российской интеллигенции пройти мимо иудаизма, увидеть в альтернативу советской власти с ее атеизмом. Личность о. Александра, его проповеди и служение оказались соблазном для многих евреев. Я не ставлю это ему в упрек, ибо он сам не ставил себе цель обращать иудеев в христианство (евреи обычно и не знали иудаизм), но таков факт. Религия сводилась для многих из них к моральному звучанию Евангелий, и хотя вопрос был сложнее для самого о. Меня, многих отвергнувших советскую власть именно это и привлекало.

    Вместе с тем, хочу сделать общее замечание об «Истории религии» о. Меня.
    Весь его подход к религии был окрашен секулярно-историческим взглядом на нее: что было раньше, то было недоразвито. И потому, естественно, для него, не только в силу воспитания, но и в силу методологии анализа истории религии, христианство есть ее вершина, а иудаизм законничество. Евреи не должны быть преследуемы, но обратиться в христианство должны бы! Однако, если придерживаться исторического подхода к анализу религии, то, глядя сегодня на распространение секуляризма в христианских странах, легко подумать, что атеизм, а не христианство, есть мировоззренческая вершина. Но проблемы Западного общества вряд ли побуждают нас признать это. Да и Россия с ее симбиозом религии и власти, с православным шовинизмом, не говоря об исламе, индуизме.., . не подтверждает концепцию «Истории религии» о. Меня. Впрочем, эта тема заслуживает отдельного анализа.

    Спасибо, уважаемый Автор за очерк, побудивший у меня воспоминания о духовных поисках.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *