Генрих Иоффе: Фамилия

 94 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Время для трудоустройства и здесь было не совсем хорошее. Бродили исламисты, террористы, сексменьшевисты, педофилы, модернисты. Все же родственник рекомендовал Мишку в большой магазин — маркет. Мишку пригласили на интервью.

Фамилия

Генрих Иоффе

 Генрих Иоффе

Мишка Бахман ишачил в Большой библиотеке. В специальных вагонетках на колёсиках развозил книги по ярусам. Вообще-то Мишка кончил университет, но, как говорится, трудоустроиться по специальности не мог. Время на дворе было плохое. Бродили какие-то вейсманисты-морганисты, космополиты, евро-коммунисты и даже врачи-убийцы в белых халатах.

Но Мишка своими вагонетками был доволен. Какие-никакие, а все же деньги платили. Два раза в месяц — сперва аванс и потом под расчёт. Плохо ли? А главное другое. В перерывах Мишка на каком-либо ярусе бывало примостится, книжечку выберет, полистает-почитает и, глядишь, через пару–другую дней рецензию, а то и две состряпает. На пробу как–то взял и послал текст об английской книге про отмену российского крепостного права в популярный журнал с названием «Вы про это не читали». Думал: в корзину кинут, ан нет. Пришёл ответ! Положительный! Настрочил ещё несколько, опять хорошие отклики!

«Ваши рецензии, — написали Мишке, — нам подходят, мы их напечатаем. А Вы, пожалуйста, товарищ Бахман, зайдите в редакцию к товарищу Именскому».

Мишка глазам своим не поверил. А как же, думает, космополиты, убийцы в белых халатах? Но однако пошёл.

У товарища Именского голова, как шар. Румянец во всю щеку. Приятно улыбнулся, спрашивает:

— Вы хотите у нас постоянно работать?

Мишка испугался:

— Я?! Как? Да я готов у вас это…

— Значит согласны?

Мишка пришёл в себя, опомнился, очухался и решил идти напрямик:

— Но имейте в виду: моя фамилия Бахман. Повторяю по слогам: Бах–ман.

Румянец на щеках товарища Именского стал еще ярче, а улыбка еще шире.

— И славно,— сказал он,— у нас Этого Самого ни–ни. Мы Это каблуками давим. Идите в отдел кадров к товарищу Парневу. Он даст Вам анкеты, и Вы заполните их на имя «Бахманов». Это будет Ваш псевдоним — «Бахманов».

Товарищ Парнев оказался слегка похожим на царя Александра 3-го, только что слезшего с коня на памятнике Трубецого. Парнев выдал Мишке кучу бумаг-анкет, не глядя сложил их в папку и спросил:

— А кстати, как Ваша фамилия, товарищ?

— Бахманов.

— А, ну, ну… Оно и видно. Позвоните эдак через недельку.

Когда Бохман вышел, Парнев пробормотал, себе под нос:

— И кого же эти интеллигенты в заблуждение хотят ввести? Меня, Парнева? Парнев еще не таких уделывал. Парнев двух секретарей обкомов вокруг вот этого пальца водил, как детсадников с горшков. Именский прислал… Имел я таких именских.

Мишка звонил товарищу Парневу каждую неделю в течение трех месяцев. На четвёртый месяц на том конце провода кто-то ответил:

— Бахман, перестаньте названивать. Не мешайте, чёрт вас побери, работать. Пристал тоже, как банный лист… Чтоб мы тут вас больше не слышали!..

На Запад Мишка прибыл с документами на имя Бахман. Сотрудница в московском ЗАГСе убедила его, что там «Бахман» звучит намного лучше, чем «Бахманов». Мишка махнул рукой и согласился. Но так как документы у него требовали редко (у него не только машины, даже велосипеда и самоката не было), он в быту остался Бахмановым.

Время для трудоустройства и здесь было не совсем хорошее. Бродили исламисты, террористы, сексменьшевисты, педофилы, модернисты. Все же родственник рекомендовал Мишку в большой магазин — маркет. Мишку пригласили на интервью. Интервьюировали пятеро. Спросили, кому принадлежит Аляска, любит ли он Битлз и в каком банке намерен хранить деньги, ежели они у него окажутся. Мишка ответил на все вопросы правильно и его взяли. Работа была несложная, высшего образования вряд ли требовала. Кассирши оценивали продукты и отправляли их по трансмиссиям к столикам, возле которых молодые ребята упаковывали всё в полиэтиленовые сумки покупателей. Приспособился Мишка скоро, но уставал. Хотелось сесть, да наблюдатель подгонял кивком головы.

Однажды Мишкин коллега по упаковке продуктов в полиэтиленовые сумки спросил его:

— Другую работу-то не искал?

— Хотел в университет, а там совковые дипломы не в счёт. Начинай, сказали, все заново, притом платить надо такие бабки, каких ни я, ни папа с мамой в руках не держали. Отвалил. Разослал свои досье. Жду предложений.

— Чего-чего ждёшь, не понял?

— Предложений.

— Крыша поехала? Здесь никто никому ничего не предлагает. Тут работу надо с ищейкой искать. С проводником, т.е. знакомством. Тот же родственник, который привёл Мишку в магазин, как-то сказал ему:

— Миша, сходи в компанию, где делают майки с надписью «Я всегда — да». Там, кажется, требуется работник по упаковке. Сходи. Авось. Только в досье пиши, что ты — Бахман. И на интервью тверди то же. Не Бахманов (упаси Бог!), а Бахман. Бахманов был и весь вышел. Нет его. Тю-тю. Понял?

Мишка сразу же пошёл. Его встретил высокий человек с продолговатой головой и бледным лицом. Рядом сели ещё четверо.

— О, господин Бахман! Рад видеть! Хотите у нас работать? — спросил высокий.

Другие молчали, впившись глазами в Мишкино лицо.

— Я?! — воскликнул Мишка и наученный родственником сказал. — Я всегда считал, что укладка маек в особые коробки — это и есть моё.

— Ну это немного слишком, — сказала продолговатая голова. — Впрочем, идите к мистеру Хохману, он определит ваши функции.

Интервью закончилось. Хохман оказался маленьким, плюгавым человечком, немного смахивающим на русского царя Павла.

— Ваша фамилия Бахман? — почему-то зло спросил он, — Можно попросить вас на несколько минут покинуть мой кабинет?

Когда Мишка вышел, Хохман закричал сидящему рядом чиновнику:

— Какой он к чёрту Бахман?! Никакой он не Бахман! Он, скорее всего, Бахманов — чеченец из Чехии! Чеченцы все оттуда. Пусть уходит! Кого гои хотят обмануть!? Хохмана?! Хохман у пяти банков деньги отсудил! Бахмана я бы, конечно, взял, но какого-то там Бахманова? Только после выпитого литра водки! Чтоб я его не видел здесь больше!

Прошло время, родственник спросил Мишку:

— Ну пригласили тебя в компанию по укладке маек? Ты сказал, что ты Бахман?

— Интервью вроде бы прошёл, — сказал Мишка, — Но они посчитали меня не Бахманом, а Бахмановым. Жду ответа. Давно.

Родственник почесал в затылке, ухмыльнулся и сказал:

— А вот это и был тебе ответ.

Мишка по-прежнему трудится в магазине у прилавка: он на хорошем счету у начальства. Говорят, что приобрёл, наконец, западный опыт и по этому случаю прибавили ему 23 цента за каждый час работы.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *