Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Пуховичи

 850 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Отношение к еврейскому кладбищу начало меняться только с распадом советской империи. Люди иначе взглянули на себя и свою историю. Вернулось сочувствие и стремление понять чужую боль, тем более, если со стороны предлагали средства на его облагораживание кладбища.

По следам еврейских кладбищ Беларуси

Главы из будущей книги
Пуховичи

Леонид Смиловицкий

Продолжение. Начало

 Леонид Смиловицкий

Пуховичи мне показывал Станислав Иванович Крепский, подполковник в отставке, который сейчас преподает в Минском государственном профессиональном строительном лицее №7. Станислав Иванович родился и вырос в маленькой деревеньке Ровчак, что в трех километрах от Пуховичей, а история этих мест для него занятие души и сердца. Крепский автор двух книг — «Кросны жыцця» (2015 г.) и «Маня-Марыя» (2017 г.), которые вышли в Минске в издательстве Белпрінт. Еще мне интересно было посмотреть на места, где жил раввин Шифман, о котором я писал 20 лет назад.[1]

Место в истории

Пуховичи (бел. Пухавiчы, польск. Puchowicze, идиш Pukhovitsh) — деревня, ныне агрогородок одноименного района Минской области, центр сельсовета; находится в 8 км от Марьиной Горки и от железнодорожной станции «Пуховичи» на линии «Минск-Осиповичи», 54 км от Минска, на автодороге «Минск-Бобруйск», на реках Свислочь и Титовка.

Впервые упоминаются в середине XVI в., как частное владение в Минском повете Минского воеводства Великого княжества Литовского, а в XVII в. как имение Лядских. После 2-го раздела Речи Посполитой в 1793 г. Пуховичи вошли в состав Российской империи, как местечко Игуменского уезда Минской губернии, собственность Варшавского банкира Я. Мексцера. В 1800 г. — 153 двора, 704 жителя, в 1897 г. — 392 двора, 2714 жителей, 49 лавок, 4 корчмы, паровая и водяная мельницы, народное училище. В 1905 г. открыто почтовое отделение и телеграф. В 1917 г. в местечке было 438 дворов и 3093 жителя.[2]

Пуховичи. Центральная улица. Фото Туринского, 1918 г.

В ноябре 1917 г. в Пуховичах была установлена советская власть, которая оказалась непродолжительной, потому что с февраля по декабрь 1918 г. сюда пришли солдаты кайзера Германии Вильгельма II. В январе 1919 г. образована БССР, а с августа 1919 по июль 1920 г. хозяйничали польские легионеры. После заключения Рижского мирного договора в марте 1921 г. Пуховичи вошли в состав советской Беларуси. С июля 1924 по июль 1925 г. они считались центром района Минского округа. 29 июля 1925 г. на районном съезде Советов, было принято решение о переносе центра из Пуховичей в поселок Марьина Горка, а Пуховичи стали центром сельсовета, а с 1938 г. — они «вёска» (бел. деревня). В Пуховичах работали три зернодробилки, сукновальня, маслобойня и лесничество, семилетняя школа, машинно-тракторная станция, картонная, обувная и швейная артели.[3]

Еврейская община

Начало существования иудейской общины восходит ко второй половине XVI в. Предполагают, что Иегуда Лейб Пуховицер, который служил раввином Пинска в XVII в., происходил родом из Пуховичей. Как бы то ни было, но точно известно, что в Пуховичах по ревизии 1847 г. Пуховичское еврейское общество состояло из 764 душ. По переписи 1897 г. в Пуховичах проживало всего 1910 жителей и среди них 1761 евреев или 92%.[4]

С 1907 г. раввином в Пуховичах был Исайя Карлинский (1877–?). В 1912 г. в местечке действовало еврейское ссудо-сберегательное товарищество, в 1913 г. была открыта еврейская библиотека, существовали общинные благотворительные организации «Биккур холим», «Линот hа-цедек», «Рофе холим». Евреям в Пуховичах принадлежали склад аптечных товаров, 25 лавок, включая восемь бакалейных, четыре мануфактурных, табачную, винную и книжный магазин. Осенью 1915 г., при приближении линии фронта, евреи были выселены из Пуховичей.

Уже после окончания Гражданской войны в Пуховичах 8 июня 1921 г. произошел погром, бандиты Булак-Булаховича ограбили более 50 семей, убили 5 чел. и захватили 20 заложников, разгромили заготконтору и отдел милиции (А. Г. Хохлов. Крах антисоветского бандитизма в Белоруссии в 1918-1925 годах. Минск: Беларусь, 1918 г., с. 88). Уполномоченный Общества здравоохранения евреев[5] М.Л. Лившиц сообщал в Белорусскую комиссию Евобщесткома,[6]что эти действия погромщиков были направлены исключительно против евреев. Они не принимали во внимание партийную принадлежность, классовое происхождение и имущественное состояние своих жертв. Среди бандитов несколько человек были одеты в польскую военную форму, один русский поручик, остальные были одеты как красноармейцы, а несколько человек были обуты в лапти, из чего можно было заключить, что это были крестьяне окружающих деревень. Погромщики увезли ценные вещи, а остальное уничтожили. 30 семей евреев прибыли в Минск, а остальные бежали на станцию «Пуховичи».[7]

Летом 1921 г. помощником военкома 36-го полка 4-й Смоленской стрелковой дивизии был назначен Яков Владимирович Смушкевича, который расположился в местечке Пуховичи. В июне 1922 г. ему с группой бойцов удалось обнаружить место укрытия крупной банды, терроризировавшей население Пуховичей. Бандиты были окружены и уничтожены. В Пуховичах Смушкевич женился на 17-летней Бэле. Смушкевич (1902-1941гг.) стал генерал-лейтенантом авиации, первый дважды Герой Советского Союза, первый еврей Герой Советского Союза, необоснованно репрессирован, как «враг народа» и посмертно реабилитирован в 1954 г.[8] В 1921–1924 гг. раввином в Пуховичах служил Нисон Тёлушкин. После его отъезда в Америку, община пригласила к себе раввином Арье-Лейб бен Мейше бер Шифман. Арье-Лейб учился у Хафец Хаима в иешиве Радуни, он имел репутацию человека вдумчивого и отзывчивого, владеющего премудростями еврейской учености.

Раввин Арье-Лейб бен Мейше бер Шифман с женой и дочерью. Пуховичи 1924 г.

В 1923 г. еврейское население местечка составляло 1214 чел., а в 1926 г. оно уменьшилось до 929 чел.[9] Одна часть еврейской молодежи поступила на учебу, другая — отправилась на стройки и предприятия в большие города и столицу республики Минск, третья по программе ОЗЕТА и КОМЗЕТА откликнулась на призыв участвовать в землеустройстве и освоении районов Крыма и Биробиджана, которые советское государство обещало сделать национальными очагами для евреев. Несколько десятков молодых людей из Пуховичей, которые состояли членами группы «Циерей Цион» успели выехать в Палестину и среди них Лифшиц, Иосиф и Абрам Рашали. От тех времен сохранилась партийная карточка «Цеирей Цион» Иосифа Рашала.[10]

На одну церковь в Пуховичах приходилось четыре синагоги. В 1922 г. в Ашкеназская синагога имела 8 свитков Торы и 75 религиозных книг, Ляховичской — 6 и 80, Голынской — 8 и 90, но больше всего в Любавичской — 21 свиток Торы и 350 книг.[11] Евреи торговали в полусотне лавочек и магазинов, четыре раза в год проводились ярмарки. Отношения с белорусами были хорошими. Жители окрестных деревень покупали у евреев все необходимое для жизни, регулярно делали заказы. Большим достатком не отличались ни те, ни другие, поэтому и делить особенно было нечего. В порядке вещей считались взаимопонимание и выручка. Евреи жили по заведенным давно правилам и порядку. Шойхетом в Пуховичах был Эли Арун, который одновременно исполнял обязанности моэла, совершая ритуальные обрезания новорожденным мальчикам. В Марьиной Горке за это отвечал Райцке. Водоноса в местечке звали Нохим дер Клог. Был и свой юродивый Меир дер Мешугенер (Меир сумасшедший). Одинокий и беспомощный человек он кормился подаянием, а члены общины по очереди оказывали ему посильную помощь.

Устав общества евреев-выходцев из Пуховичей в США (Congregation Puchowitzer)

В Пуховичах всегда собирали аудиторию слушателей магиды (проповедники). Много было бедняков и нищих, были свои «жадины» и люди щедрые, дававшие на благотворительность. Шадхоним (сваты) и клезмеры (музыканты) помогали устраивать свадьбы, а смешанные браки считались редкостью.[12] Каждое лето в Пуховичах у раввина Шифмана останавливалась семья раввина Израиля Янкива Лидера из Минска. Когда раввин Аарон Котлер решил перебраться на постоянное место жительство в Америку, он заехал проститься в Пуховичи. Циля, дочь Арье-Лейба Шифмана, потом вспоминала, что после этого посещения, ее отец был встревожен и сказал, что в Америку не поехал бы, что хочет в Палестину. Если это не удастся, то власти соберут оставшихся раввинов и духовных лиц на Соловках. Гостей члены общины приглашали к обеду по очереди. Если кто-то нуждался в ночлеге и оставался вечером после майрев (вечерней молитвы), то раввин Шифман приводил такого человека к себе домой. Трапеза была два раза в день, поэтому обедали вечером. На швуэс (шавуот, праздник кущи) хозяйки угощали блинчиками и, прежде всего, они доставались гостям, а потом уже своими домашним, чтобы хватило.

Двадцатые годы были временем, далеким от достатка. Однако раз в неделю на шабес (в субботу) у всех на столе стояли халес (хала) и кусочек мяса. Принято было делиться друг с другом, чтобы встретить царицу субботу, как подобает евреям. В 1933 г. голодали все, но даже в тех условиях люди делились отрубями и кислой капустой.

Параллельно с этой жизнью действовала советская власть. Многие евреи работали в соседних колхозах. Все дела Пуховичей вершил сельский Совет, где заседали тоже евреи — дети прихожан синагог. Они заставляли верующих отправлять учащихся в государственную школу, требовали закрыть хедеры. Шифману угрожали, что если его дочь не будет посещать школу в субботу, то его отдадут под суд. Циля вынуждена была ходить по субботам в школу, но при этом завязывала руку или пропускала занятия под разными предлогами. Директор школы, чтобы утвердиться, как коммунист, устраивал антирелигиозные вечера для родителей. Но, поскольку Арье-Лейб не являлся, он заставлял Цилю декламировать атеистические стихи Харика, Кульбака и др. пролетарских еврейских поэтов. [13]

Большое несчастье случилось в Пуховичах в 1924 г. — случился большой пожар, и почти все местечко выгорело. Огонь уничтожил не только жилые дома, хозяйственные постройки, школу, но и синагогу, микву. В этих условиях молодой раввин проявил лучшие организаторские качества. Он установил связь с американским Обществом выходцев из Пуховичей и заручился их поддержкой. Деньги из Америки переводились на имя Арье-Лейба, принявшего на себя ответственность за прихожан всего местечка. В сжатые сроки были отстроены дома верующих и две синагоги — общая для молитвы и бейт-мидраш — место учебы и изучения Торы, кошерная бойня, новая миква, привели в порядок еврейское кладбище у реки. После этих событий авторитет раввина значительно вырос. Независимый раввин оказался бельмом для сельсовета. Арье-Лейб отказывался от сотрудничества с властями и на все имел свое мнение. Будучи в Пуховичах неформальным лидером, раввин стал фигурой, которую было необходимо устранить. В 1933 г. Шифмана арестовали первый раз, требовали золото и доллары, которые родственники пуховичских евреев присылали из-за границы на нужды общины. Потом потребовали отказаться от сана раввина, объявить об этом через одну из республиканских газет. Через год история с вымогательством повторилась, в 1936 г. Шифману вместе с семьей приказали в 24 часа покинуть Пуховичи под предлогом, что местечко находилось в 95 км от советско-польской границы, а все нелояльные лица должны быть удалены на 101 км. Ближайшим местом оказались Осиповичи. Шифман нашел комнату и отправился на поиски работы в Смоленск. Арье-Лейба приняли в синагоге и устроили на должность бухгалтера, где он фактически исполнял обязанности раввина. 17 октября 1937 г. Шифмана арестовали. Обвинения в его адрес были типичными: переписка клеветнического характера с заграницей (Литва, США, Палестина), толкование древнееврейских законов в контрреволюционном духе, ходатайства об открытии бойни для изготовления кошерного мяса и строительства миквы, уклонение от уплаты налогов, распространение провокационных слухов, стремление превратить общину при синагоге в тайную заговорщическую организацию. Несмотря на то, что Шифман виновным себя не признал и все обвинения отверг, его приговорили к высшей мере наказания и через месяц расстреляли, а жене сказали: «Осужден на 10 лет без права переписки, выселен в отдаленные лагеря».[14]

Гибель общины

Пуховичи были оккупированы немецкими войсками в начале июня 1941 г., и вскоре в местечке была создана вспомогательная полиция из местных жителей под началом Александра Гончарика. Во второй половине августа 1941 г. в Пуховичи прибыл карательный отряд. По указанию начальника районной управы Дербана немцы с помощью полиции собрали более 90 евреев, которых допрашивали с пристрастием, избивали, запугивали и унижали. Затем их погрузили на автомашины и доставили на место за еврейским кладбищем в Пуховичах, где их всех расстреляли. Две русские женщины, которые работали в сельсовете, были расстреляны вместе с евреями.[15]

Галина Ивановна Мороз рассказывает о последних днях евреев в Пуховичах. Фото Л. Смиловицкого 6 августа 2019 г.

В конце августа или в начале сентября 1941 г. немцы собрали всех евреев Пуховичей во дворе военной казармы и сказали им, что их отправят в Палестину. После этого евреев разместили в бывшем почтовом санатории, в котором было создано временное гетто. Во второй половине сентября 1941 г. вахмистр жандармерии Бруно Миттманн прибыл из Минска в Пуховичи во главе отряда из 20 жандармов и 27 солдат из полиции общественной безопасности (Schutzpolizei), чтобы провести «акцию против местного еврейского населения». Ответственным за ликвидацию гетто был назначен бригаденфюрер «СС» Циммер и лейтенант жандармерии Карл Калла. Местом трагедии была избрана Попова Горка недалеко от деревни Блонь.

22 сентября 1941 г. прибыл карательный отряд из 60 чел. Полицейские окружили гетто. Это были начальник полиции Пуховичей Гончарик, Александр Маевский, Федор Майко и др. Евреям приказали надеть лучшую одежду и взять с собой самые ценные вещи. Когда колонна была готова, немцы и их пособники сопроводили евреев в Блонский колхоз близ Марьиной Горки.[16] В д. Блонь евреев заставили раздеться в свинарнике, а затем подниматься на Попову Горку группами по 10 чел. Обреченных ставили в ряд и открывали огонь из автоматов. Во второй половине дня на это же место доставили евреев из Марьиной Горки на 9 автомашинах, где расстреляли. Детей бросали в могилу и хоронили заживо. По одной из версий, некоторые женщины были изнасилованы до того, как их застрелили. Расстрелы продолжались почти весь день, и немцы пытались заглушить шум местных жителей, используя тракторные двигатели. В тот день погибли 1260 евреев из Пуховичей и Марьиной Горки.[17] Спастись удалось только единицам. Максим Шматуха из д. Марьина Горка прятал у себя в сарае двух знакомых евреев — Зебецкого и Томчина.[18]

Памятник жертвам Холокоста в Пуховичах, установленный фондом Саймона Лазаруса у здания сельсовета в 2018 г. Фото Л. Смиловицкого 6 августа 2019 г.

Память

Сведения о гибели евреев в Пуховичах оказались очень скудными и эпизодическими. Несмотря на масштабы трагедии, унесшей жизни 1260 чел., они не отмечены в большинстве справочников и энциклопедий, посвященных истории Холокоста. В Национальном архиве Беларуси удалось выяснить, что до сентября 1941 г. евреи оставались жить в своих домах (т. н. гетто открытого типа), а потом на две недели их собрали вместе и строго охраняли перед тем, как повести на расправу.[19] Эти же данные приводятся в Справочнике о местах принудительного содержания гражданского населения на оккупированной территории. Минск, 2001 г., с. 48.

Николай Александрович Гурин в 2005 г. выпустил свои воспоминания о войне «Пуховщина помнит …» Минск: УП «Технопринт». Однако, несмотря на претенциозное название, о евреях там не упомянуто. Нет ничего о евреях и в Пуховичском районном краеведческом музее, который находится в д. Блонь, в бывшей усадьбе революционера-народника Анатолия Бонч-Осмоловского (1857-1930 гг.), как и в школьном музее в самих Пуховичах.

Однако Пуховщина не забыла о своих евреях. Много делает краевед Борис Муха из Марьиной Горки, который помогает сохранить память о Холокосте, а учитель истории из Пуховичей Николай Георгиевич Кохановский выпустил в прошлом году свою книгу «Пуховічы — жамчужына ў цэнтры Беларусі.» Мінск: «Белпрынт», 2019 г., где приводит некоторые сведения о жизни евреев в его родной деревне (с. 25, 30-32, 42, 43, 47). В Многие еврени частности, автор приводит прозвища евреев в Пуховичах: Хаим дер Карликер, Давид дер Крамер (Давид лавочник), Меир дер Мишугинер (Меир сумасшедший), Элиягу дер Арун (сын Арона), Хаим дер Клог (Хаим — водовоз), Мендель дер Рашаль (сын Рохели), Абрам дер Цукерман, Хаим дер Шапира, Симон дер Якобсон и др. Два прозвища названы правильно (Крамер и Мешугинер), остальное это фамилии, к которым Н.Г. Кохановский произвольно дописал приставку «дер». КарлиКер — тоже прозвище, но скорее в значении «карлик». Если бы он был из бывшего местечка Карлин (ныне пригород Пинска), то прозвище было бы КарлиНер. Хаим дер Клог — это не Хаим водовоз, а Хаим «бедолага», в значении неудачник.

В 2012 г. отмечал 50-летний юбилей знаменитый российский хормейстер, народный артист России, руководитель популярных коллективов «Хор Турецкого» и «Сопрано-10» Михаил Борисович. Его отец, Борис Борисович Эпштейн родом из Могилевской губернии, а мать Белла Семеновна Турецкая из Пуховичей. Михаил Турецкий носит фамилию своей матери в память о погибших родных, так, по его словам, когда-то решили на семейном совете. Однако можно предположить, что с фамилией Эпштейн в Советском Союзе сделать карьеру не только музыканту, но и человеку любой профессии было намного труднее. Родственники Беллы Турецкой были в числе 1260 евреев, расстрелянных нацистами 22 сентября 1941 г. на Поповой Горке. 3 июля 2019 г. Михаил Турецкий со своим хором был на гастролях в Беларуси и, наверное, приезжал в Пуховичи.

Сведения о пуховичских евреях я обнаружил в Центральном архиве КГБ в Минске, когда собирал материал для своей книги о еврейской жизни в Беларуси после войны. Эли Арун в 1945-51 гг. исполнял в Пуховичах роль резника, а Давид Фридман в Минске стал членом двадцатки и одним организаторов иудейской религиозной общины. В синагоге Минска Фридман пользовался репутацией признанного знатока Торы и выступал в роли эксперта по талмудическим вопросам. Он привез в Минск газету га-Цфира, которая издавалась на иврите в Варшаве с перерывами в 1861 по 1930 гг., и зачитывал ее верующим.[20]

В 1947 г. родные и близкие евреев, погибших в Пуховичах, поставили на Поповой Горке памятник. Они накрыли две расстрельные ямы массивными плитами из бетона, чтобы не дать мародерам потревожить прах невинно убиенных в поисках «еврейского золота». Надпись на идиш и русском языках отличалась. На идиш написано:

Вечный памятник 1260 евреям Пуховичей, погибшим от рук кровавых
врагов человечества немецко-фашистских убийц и палачей
во второй день Рош ха-Шана 5702

Надпись на русском языке:

Блаженной памяти 1260 еврейским мученикам из Пуховичей,
погибшим от рук жестоких врагов человечества
фашистско-германских злодеев
22 сентября 1941 г.

Братское захоронение на Поповой горке безымянное. Однако вскоре после войны удалось установить имена 70 евреев из Пуховичей. Это были одиночки и целые семьи: Геллер, Шпиппер, Карасик, Басок, Турецкие, Вайнштейны, Пинхасики, Фридлянды, Игольник, Альперн, Плучик, Гарелик, Зуборева, Плакс, Войцеховская, Романовская, Окунь, Рапопорт, Фрид … Относительно недавно стало известно еще одно имя — десятилетней Нелли Корнейчик, полукровки, дочери белорусского историка Ефима Корнейчика.

Следы брошенной реконструкции мемориального комплекса на Поповой горке. Фото Л. Смиловицкого 6 августа 2019 г.

Во второй половине сороковых годов у места массового расстрела на Поповой Горке стихийно возникло новое еврейское кладбище. Родные погибших пуховичских евреев завещали своим детям похоронить их рядом с братской могилой. На каждой из них обозначен магендавид, а надписи продублированы на идиш и по-русски. Самая старшая могила датирована 1947 г., а за ней: Абрам Лейбович Рашаль (1903-1957 гг.), Гантман Нисон Борухович (1891-1955 гг.), Гантман Лев Борисович (1901-1950 гг.), Рахманович Янкель Абрамович (1888-1951 гг.) и еще несколько других. Подобное я встречал в Тимковичах, Браславе, Смиловичах. Эту практику на Поповой Горке Пуховичский сельсовет запретил в середине 1960-х годов.

Неподалеку от братской могилы появился символический обелиск семьи Идельчиков: матери Стыси (1872-1941 гг.) и трех ее сыновей: Израиль (1901-1941 гг.), Лев (1908-1941 гг.), Абба (1911-1941 гг.).

Там же на Поповой Горке, но немного поодаль от места массового расстрела евреев существует воинское захоронение 29 советских солдат и партизан. Персонально установлены пока только три имени: Евгения Павловича Макарова, Александра Яковлевича Голуба и Ивана Николаевича Буделева.[21] Всего в Пуховичском районе на 1 марта 1950 г. было взято на учет и благоустроено пять военных кладбищ, 31 братское захоронение и 16 индивидуальных могил.[22]

За прошедшие годы на еврейском захоронении на Поповой Горке цементные плиты и памятник обветшали, а деревья, кусты и травы достигли вершины холма. В 2017 г. усилиями благотворительного фонда им. Саймона Марка Лазаруса из Великобритании на Поповой Горке был установлен внушительных гранитный монумент, на котором на трех языках (белорусском, английском и иврите) была сделана следующая надпись:

Жертвам нацизма. Здесь в сентябре 1941 г. были расстреляны 1260 евреев
из городского поселка Марьяна Горка и деревни Пуховичи.
Вы навсегда останетесь в нашей памяти

Я отметил про себя, что в надписи на памятнике слово «Холокост» дипломатично заменено на «жертвы нацизма» (что уравнивало трагедию евреев и белорусов), как ничего не было сказано и о пособниках нацистов из местного населения, помогавших убивать своих еврейских соседей.

Однако вскоре после этого в сельсовет Пуховичей и райисполком Пуховичского района обратились из США члены общины евреев-выходцев из Пуховичей (Congregation Puchowitzer). До второй мировой войны в США и других странах существовали десятки подобных обществ, клубов и объединений евреев, выходцев из бывшей Российской империи.[23] В 1962 г. Общество выходцев из Пуховичей установила символический памятник в Нью-Йорке[24] со следующей надписью на английском языке:

На вечную память — в честь наших любимых родителей, братьев, сестер и родственников, которые стали жертвами позора в городе Пуховичи

Памятник жертвам Холокоста из Пуховичей на кладбище в Нью-Йорке, установленный в 1962 г.

Представители общества «Пуховицер» сообщили, что собрали необходимые средства для Мемориального парк «Пуховичи» на Поповой горке, чтобы не только сохранить память о 1260 жертвах Холокоста, но и бороться с нетерпимостью, расизмом и геноцидом. Ричард Голоб, председатель благотворительного фонда памяти «Пуховицер» (Бостон, США), который является президентом GGA Software Service, подобрал команду строителей. Кристс Карклинс (выпускник Гарвардского университета) разработал проект ландшафтной архитектуры мемориального комплекса на Поповой Горке.

Проект предусматривал обустроить территорию вокруг места массового захоронения, установить мемориальные скамьи, посадить рощу деревьев. 18 гранитных столбиков обозначат «Путь скорби» от дороги до вершины холма, где произошла трагедия. На единой мемориальной стене будут обозначены имена и фамилии всех расстрелянных евреев. Объявлялось, что для этой благородной цели был создан некоммерческий фонд, а вклад жертвователей не облагается налогом.

Принимая во внимания столь благородную цель, в 2018 г. фонд Лазаруса дал свое согласие на перенос в центр Пуховичей уже установленного ранее на Поповой Горке монумента, и возведение мемориального парка началось. Однако когда половина работ была выполнена, их неожиданно приостановили. В начале августа 2019 г. на Поповой Горке я увидел следы брошенного строительства. Старый послевоенный памятник с надписью на идиш был демонтирован, перевернут «вниз головой» и брошен тут же… При этом, органы власти (сельсовет и райисполком), как и средства массовой информации, и общественные интернет-издания (газета «Пухавiцкiя навiны», сайт историко-поискового клуба «В поисках утраченного» Пуховичского района и сайт Пуховичского районного исполкома) хранят полное молчание. Промолчали и краеведы. Там все мои попытки выяснить, в чем дело, оказались тщетными.

Еврейское кладбище

Еврейское кладбище расположено по ул. Октябрьской, в конце бывшего местечка на невысоком холме в двухстах метрах от перекрестка дорог, ведущих из Пуховичей и составляет по периметру всего 102 м. Никто не знает, когда оно было основано, но кладбище отмечено на всех картах Пуховичей, начиная с середины XIX в. Место под кладбище община выбрала очень удачно: солнце сушит холм, который продувается ветрами с четырех сторон. Влага здесь не задерживается и поэтому кладбище не зарастает травой и кустарником. Такое впечатление, что природа сама бережет это место. В центре кладбища — старая береза, молчаливый свидетель того, что здесь было еще до революции.

Я наблюдал в Пуховичах уже знакомую картину, когда от сотен, а может быть тысяч мацев, осталось всего несколько десятков. Можно легко догадаться, куда они исчезли. Трудно помнить о мертвых, если не жалели живых. Только что закончилась война, когда человеческая жизнь ничего не стоила. Кругом было разорение и нужно было выживать, вот и превратили еврейские надгробия в строительный материал для хозяйственных нужд.

Большинство мацев, которые уцелели к сегодняшнему дню, были сделаны из зернистого гранита, который подобрали тут же на полях, а несколько надгробий оказались отлитыми из бетона. Такая практика существовала 1930-е годы из соображений экономии. Почти все камни на кладбище лежали, то ли земля села и они упали, то ли кто-то столкнул. Можно не сомневаться, что были здесь и дорогие надгробия из привезенного черного и красного гранита, а то и белого мрамора, но от них не осталось и следа. Такие надгробия похищали, чтобы стесать надпись и перепродать.

Потом понадобилось место, которое занимало кладбище. От мацев, как немого укора, власти спешили избавиться. Советский Союз был закрытым обществом, на которое критика извне не влияла. Территория бывшего еврейского кладбища освобождалась от надгробий, но человеческие останки не перезахоранивали. Вряд ли люди, которые разоряли еврейское кладбище, опасались, что их призовут к ответственности. Старое кладбище воспринималось, не как память, камертон отношения к собственному прошлому, основным моральным ценностям, а как ненужный хлам, от которого необходимо избавиться. Тем более, что кладбище было еврейским, а евреев не осталось. Или это старики, с которыми можно не считаться. Так нависла угроза полного сноса кладбища. Когда эти намерения получили огласку, поднялся шум. Старики-евреи таки взмолились — «оставьте нам хотя бы этот кусочек». Кладбище удалось отстоять.

Несколько надгробий мы со Станиславом Ивановичем попытались откопать. Когда сняли дерн, то обнаружили, что основание мацев было усеяно осколками бутылочного стекла. Земля будто от стыда сама укрыла следы этого неприглядного действия, но острые осколки нам обо всем рассказали. Еще один памятник хранил на себе остатки черной смолы, которую здесь разлили тоже понятно с какой целью. Со временем смола выгорела на солнце, а камень остался …

Мой друг и коллега доктор исторических наук Владимир Левин, директор Центра еврейского искусства при Иерусалимском университете помог сделать перевод сохранившихся мацев. Вот могила старика, первое имя не читается, второе — Аншель. Имя отца — первое не читается, второе — Лейб. Умер 17 числа, название месяца не читается, год — 5652 г. (1892). Второе надгробие принадлежало молодой женщине, отца которой звали Нахум. Она умерла в месяце кислев 5660 г. (конец 1899-начало 1900). На третьей мацеве удалось разобрать, что это была Сара-Злата дочь Реувена. На четвертой — Хьена, женщина скромная и важная, дочь Мордехая hа-Леви Рашаль, которая умерла в 5686 г. (1926).

Мой хороший знакомый Цви (Григорий) Рашаль из Шаарей Тиква в Самарии (23 км от Тель-Авива) в ответ на вопрос, не является ли Хьена Рашаль его родственницей, рассказал следующее. Двое из трех братьев его прадеда Авром-Меира, один которых Мендл Рашаль, был раввином в Пуховичах, а второй, Велвл (Вуля) Зеев Рашаль, мог переселиться к брату Баруху после гибели семьи его брата во время польских погромов 1919 г., когда евреи покинули местечко Насыцк Пуховичского района. Хейна могла быть матерью или женой одного из них. В начале ХХ в. часть Рашалов уехала из Пуховичей в Америку, а другая — в 1920 г. в Палестину.[25]

Мацева Хьены Рашаль, дочь Мордехая hа-Леви, 5686 г. (1926 г.) на Пуховичском еврейском кладбище. Фото Л. Смиловицкого 6 августа 2019 г.

На кладбище стоит будка бывшего строительно-монтажного управления с надписью «Огнеопасно». Теперь это станция — контроля водного баланса при слиянии двух рек — Свислочи и Титовки. Вплотную к кладбищу примыкает сетка забора газохранилища. Место это считалось не перспективным, поэтому его занимали под хозяйственные задворки. Для того, чтобы кладбище не ставить на учет в коммунальный отдел исполкома (тогда о нем пришлось бы заботиться) на карте Пуховичей его обозначили, как пустырь…

Мацева Дворы Енты, дочери Мордехая Зеева, умерла 27 швата 5643 г. (1883 г.). Фото Л. Смиловицкого 6 августа 2019 г.

В прежние годы еврейское кладбище располагалось напротив православного, которое сейчас является общегражданским. После войны на его месте засеяли рожь, а потом начали раздавать участки под строительство. При строительстве нередко находили скелеты и черепа. Так возникла целая улица с переулками, где на костях бывших жителей Пуховичей хорошо растет картошка, лук, огурцы, помидоры и капуста. Люди выкопали колодцы, из которых пьют воду.[26] Камни с кладбища использовали для фундамента детского дома, который построили на ул. Пионерская после 1945 г. Одну мацеву по недосмотру строители замуровали лицом наружу, так что хорошо была видна надпись с еврейскими буквами, но это никого не трогало. Когда в 1971 г. деревянное помещение детдома пришло в негодность, и было снесено, то часть мацев из его фундамента перенесли к старой липе у здания из красного кирпича бывшего народного училища 1889г. Я сфотографировал мацевы и вот, что удалось установить. От первой мацевы сохранилась только нижняя часть без имени. Осталось только упоминание, что это дочь Хаима Авраама, которая умерла 27 швата 5655 г. (январь-февраль 1895 г.). Второе надгробие принадлежало Аарону сыну Нахума, 24 швата 5631 г. (15 февраля 1871 г.). Третья — с могилы Дворы Енты, дочери Мордехая Зеева, умерла 27 швата 5643 г. (1883 г.).

Отношение к еврейскому кладбищу начало меняться только с распадом советской империи. Люди иначе взглянули на себя и свою историю. Вернулось сочувствие и стремление понять чужую боль, тем более, если со стороны предлагали средства на его облагораживание кладбища. Но для того, чтобы жители Пуховичей или любого другого места Беларуси, почувствовали внутреннюю потребность самим хранить те крохи памяти, которые пока еще целы, нужно дожить.

Продолжение

___

[1] L. Smilovitsky. Rabbi Arye-Leyb ben Meyshe ber Shifman from Pukhovichi // Journal of Federation of East European Family History Societies, Salt Lake City (USA), vol. 12, 2004, pp. 26-29.

[2] Гарады и вескi Беларусi. Энцыклапедыя. Т. 8. Мiнская вобласць. Кн. IV. Мiнск 2013 г., с. 171-172.

[3] Памяць. Пухавіцкі раён. Мінск: Беларусь, 2003 г., с. 714-715.

[4] Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. СПб, 1908-1913 гг., т. 13, с. 136.

[5] Общество здравоохранения евреев (ОЗЕ) было образовано в августе 1912 г. в СПб, в 1918–21 гг. 27 врачебно-питательных летучих отрядов ОЗЕ помогали в устройстве 40 тыс. беженцев.

[6] Еврейский общественный комитет распределял гуманитарную помощь пострадавшим от войны и погромов евреям — медикаменты, деньги, продовольствие, одежда, инструменты для ремесленников, которые поступали через «Джойнт».

[7] Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны, 1918-1922 гг. Сборник документов. Москва, 2007 г., с. 689.

[8] А. Коварский. «Пасхальный сервиз». Мишпоха, № 10 (2), 2001 г., с. 78-83.

[9] Еврейское население СССР. Движение за время с 1897 по 1923 гг. и распределение по республикам и поселениям. Вып. 1. Под общей ред. З.Л. Миндлина. Москва, 1927 г., с. 34.

[10] Архив автора. Письмо Цви Рашаля из Шеарей Тиква, 22 сентября 2019 г.

[11] К.Г. Карпекин. Иудейские общины в Белорусской ССР. Январь 1919 г. — сентябрь 1939 г. Витебск, 2016 г., с. 177.

[12] Архив автора. Письмо Цили (Цивьи) Дынкиной из Нью-Йорка 26 февраля 1999 г.

[13] Архив автора. Письмо Цили (Цивьи) Дынкиной из Нью-Йорка 20 мая 2000 г.

[14] Remembering Rabbi Arieh Leib Ben Meishe Ber Shifman // The Jewish Press (Nebraska and Iowa), Oct 5, 1990.

[15] Bundesarchiv Ludwigsburg, II 202 179/67, Dok. Bd. II, statements of Mikhail A. Koreny, Anna Biryukova, and Nadezhda I. Syrez, September 1944.

[16] Архив автора. Запись беседы с Галиной Ивановной Мороз в Пуховичах 6 августа 2019 г.

[17] The United States Holocaust Memorial Museum Encyclopedia of Camps and Ghettos 1933-1945, vol. 2 Ghettos in German-Occupied Eastern Europe. Ed. Martin Dean. Bloomington: Indiana University Press in, 2012, p. 1720.

[18] В. Орлов. «Разве это можно забыть?» (Пухавiцкiя навiны, 12 кастрычника 1991 г.

[19] НАРБ, ф. 4, оп. 29, д. 112, лл. 358, 364.

[20] L. Smilovitsky. Jewish Life in Belarus. The Final Decade of Stalin Regime (1944-1953). Budapest — New York, 2014, pp. 96, 111, 139.

[21] Наталья Пархомчик. «Загадки и проблемы Поповой Горки». Пухавiцкiя навiны, 22 августа 2019 г.

[22] Увековечение памяти защитников Отечества и жертв войн в Беларуси. 1941-2008 гг. Сост. В.А. Адамушко. В.Д. Селеменев и др. Документы и материалы. Минск: НАРБ, 2008 г., с. 75.

[23] Подробнее: Daniel Soyer. Jewish Immigrants Associations and American Identity in New York 1880-1939. Jewish Landmanshaften in American culture. Harvard University Press, 1997.

[24] Beth Moses Cemetery Pinelawn, New York. Section 1, Blok 14.

[25] Архив автора. Письмо Цви Рашаля из Шеарей Тиква, 29 января 2019 г.

[26] Арына Клімовіч. Тапонімы роднага краю: краязнаўчы нарыс. Мінск: «Белпрынт», 2018 г., с. 17.

Print Friendly, PDF & Email

8 комментариев к «Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Пуховичи»

  1. Имею дачу в Пуховичах уже более 20 лет. Про еврейское кладбище узнал пару лет назад. Про мацеву возле старой липы на Пионерской с этой статьи. Я искал ее, не нашёл. Подскажите, где конкретно ее искать, попробую перевезти на законное место

  2. Дмитрий Александрович Кривошей из Пуховичей прислал ещё одно письмо (всю переписку его с редакцией можно увидеть ниже, под этим комментарием), цитирую:

    Возможно не так, как хотелось бы автору, но мы силой трех человек не можем одновременно учесть все негативные факторы развития. Вопрос нами регулярно обсуждаем и присланные Вам ссылки за 2019 год тому подтверждение. Не более. Вопрос стоит лишь в том, что мы в этой связи не хотим числиться одним списком с теми, кто действительно не замечает проблему.

    Справедливости ради отметим, что Дмитрий Александрович в первом своём послании дал ссылку на страничку из социальной сети «ВКонтакте» и поскольку у большинства наших читателей нет там аккаунтов, мы сделали оттуда скриншот:

    На фото видно, что Dmitry Krivoshey задаёт вопрос и «негодует в душе». Две плохо различимые на скриншоте фотографии приводим ниже, их автор — Дмитрий Александрович Кривошей:

    Сказанное и показанное подтверждает, что Дмитрий Александрович с коллегами «проблему замечают» и «вопрос регулярно обсуждают». «Не более». Но они, «как хотелось бы автору», не могут «силой трех человек одновременно учесть все негативные факторы развития». Ну, а что можно сделать силой не трёх даже, а одного человека, это читатели выяснят, прочитав или хотя бы бегло просмотрев 64 напечатанные у нас главы (далеко не все) будущей книги Леонида Смиловицкого «По следам еврейских кладбищ Беларуси». Ведь весь приводимый там корпус архивных материалов надо было собрать, все городки, местечки, деревни, что были некогда еврейскими штетлами, посетить, все фотографии — отснять, ко всем местам захоронений дойти ногами, все мацевы (надгробья) отыскать… порой в густой траве, в непролазных зарослях, где нога человеческая давно не ступала (и это ещё хорошо: там где ступала, порой ничего не осталось, кроме старых фотографий). Редактору оценочные суждения не положены, скажу как читатель: это — научный и человеческий подвиг. Ради истории еврейского народа, но и ради истории народа белорусского тоже. Ведь века совместной жизни двух народов вычеркнить из истории невозможно…

    А вот не вспоминать, закрыть глаза, убедить себя забыть — очень даже можно. Я ради интереса погуглил сайт «В поисках утраченного» (это делается таким запросом Гуглу: слово-поиска site:https://puhovichihistory.by/) на слова «Холокост» и «Шоа». Одна ссылка: «2 мая Международный день памяти Холокоста» с видеоклипом из фильма Спилбера «Список Шиндлера» (дескать, все эти ужасы были где-то там, далеко от наших Пуховичей). Погуглил и на слова «еврей», «еврейский» во всех падежах. Тоже одна ссылка на страницу с любопытными историческими документами времён Первой мировой, где среди прочего — рапорт уездного исправника о бесчинствах новобранцев, разгромивших еврейские лавки. Это всё! Больше евреи на историческом сайте Пуховичей, где они жили с XVI века и вплоть до Катастрофы составляли абсолютное большинство населения (92% в конце XIX века), — не упоминаются вовсе. НА ИСТОРИЧЕСКОМ САЙТЕ! НЕ УПОМИНАЮТСЯ ВОВСЕ!..

    Мы (как и обещали Дмитрию Александровичу) связались с доктором Леонидом Смиловицким. Вот его ответное письмо:

    Не без интереса прочитал Вашу переписку по поводу претензий из Пуховичей к моей статье. Содержание возмущенного пуховчанина выдает общую атмосферу страха, которая характерна для сегодняшней Беларуси. Вместо того, чтобы обижаться на автора из Израиля (меня) и портал “Заметки по еврейской истории” из Германии, Дмитрий Александрович мог бы сам навести справки по поводу памятника жертвам Холокоста в Пуховичском сельсовете и местной газете, чего он не сделал, чтобы не наживать себе там врагов. Да и статью он обнаружил ровно через год после ее публикации. Кстати, ни на один мой вопрос, поставленный в статьей г-н Кривошей не ответил и выводы не опроверг. Я же не поленился и 10 месяцев назад направил в Пуховичский сельский совет официальный запрос о судьбе памятника и мемориального комплекса, который строят американские потомки из Пуховичей на Поповой Горке.

    Оказалось, что памятник, который стоял перевернутый вверх ногами, спрятали на дворе сельхозтехники в Пуховичах до лучших времен, но никому об этом не сообщили. Понятно почему — общественное мнение в Беларуси ничего не стоит. Разыскал я тогда же и инициаторов из США, которые приостановили строительство мемориала по финансовым соображениям, в сентябре прошлого года они собирались приехать и завершить дело, но эпидемия коронавируса помешала…

    Ну вот, один (всего один!) израильский историк выяснил, где находится пропавший памятник и как обстоят дела со строительством мемориала. Теперь неравнодушные граждане Пуховичей могут пройти пешком во двор сельхозтехники и удостовериться, что памятник хранится там и по меньшей мере не уничтожен. Могут связаться с американскими пуховичанами, скоординировать с ними совместные действия, надавить на местные власти, дабы привести в человеческий вид места захоронений. Нужны ведь не помпезные гранитные мемориалы, нужно, как пишет доктор Смиловицкий,

    «чтобы жители Пуховичей или любого другого места Беларуси, почувствовали внутреннюю потребность самим хранить те крохи памяти, которые пока еще целы».

  3. Прочитав статью удивился увидев название своего сайта, отмеченного меткой молчания о вопросе и так далее.
    1. Наш сайт не школьный и имеет цель восстановления и сохранения истории. Информация о жертвах данных событий имеется
    2. Наш сайт не относится к СМИ. Это сайт объединения по интересам, над которым работает несколько человек.
    3. Нельзя отождествлять деятельность сайта и отсутствие материала посвященного данному вопросу! Я, как руководитель проекта не только поднимал вопрос, но и указывал на недопустимость подобного отношения к данному историческому объекту. Предлагаю Вашему вниманию следующую ссылку https://vk.com/puhnaviny?w=wall-16787739_13287 (обратите внимание на даты вопросов). Вопросы поднимались и в других источниках.
    4. Работаем мы и с запросами, также принимаем материалы и предлагаем делиться информацией, удивляет, что Вы даже не связывались с нами по данному вопросу, но сочли возможным раскритиковать деятельность ресурса.
    5. Требую удалить ссылку на свой сайт в заданном контексте в виду необоснованности данных!!!
    Нельзя путать сайт объединения по интересам со СМИ и требовать, чтобы команда из трех человек, которая существует на добровольной основе и действует как команда учителя и учащихся охватила все сферы жизни. Наша команда ежедневно решает множество вопросов, но ресурс естественно ограничен. Огорчен такой оценкой нашей деятельности не основанной на реальности.

    1. Наш сайт не школьный и имеет цель восстановления и сохранения истории… Требую удалить ссылку на свой сайт в заданном контексте в виду необоснованности данных!!! Огорчен такой оценкой нашей деятельности не основанной на реальности.

      Уважаемый Дмитрий Александрович Кривошей!
      Признаться, первый раз в жизни сталкиваюсь с ситуацией, когда представитель некоего сайта требует — да ещё и с тремя восклицательными знаками требует — удалить (удалить!!!) ссылку на свой ресурс из статьи известного историка, опубликованной в не самом последнем по посещаемости интернет-издании. Обычно бывает наоборот, люди, организации и сайты заинтересованы в росте популярности, а достигается таковая именно что ссылками со страниц читаемого по всему миру Портала на сайт любителй истории из маленького населённого пункта, «центра сельсовета». Мы не подвергаем сомнению Ваше утверждение, что Ваш «сайт не школьный» и он не является СМИ, посему соответствующий абзац в тексте мы откорректировали, теперь он выглядит так:

      … в 2018 г. фонд Лазаруса дал свое согласие на перенос в центр Пуховичей уже установленного ранее на Поповой Горке монумента, и возведение мемориального парка началось. Однако когда половина работ была выполнена, их неожиданно приостановили. В начале августа 2019 г. на Поповой Горке я увидел следы брошенного строительства. Старый послевоенный памятник с надписью на идиш был демонтирован, перевернут «вниз головой» и брошен тут же… При этом, органы власти (сельсовет и райисполком), как и средства массовой информации, и общественные интернет-издания (газета «Пухавiцкiя навiны», сайт историко-поискового клуба «В поисках утраченного» Пуховичского района и сайт Пуховичского районного исполкома) хранят полное молчание. Промолчали и краеведы. Там все мои попытки выяснить, в чем дело, оказались тщетными.

      Мы исправили фактографические неточности: убрали слово «школьный» и отметили общественный характер Вашего сайта. Мы свяжемся с автором, доктором Леонидом Смиловицким, передадим ему текст Вашего послания и, если он захочет изменить оценочную часть этой главы своей книги, то внесём изменения. Например, мы с радостью, «основанной на реальности», написали бы, что в Пуховичах наконец-то восстановлен порушенный памятник убитым во время Холокоста евреям, Вашим односельчанам. Однако, этого пока не случилось: и местная власть, и местная общественность, имеющая «цель восстановления и сохранения истории» родного края, «ежедневно решают множество вопросов», только вот до разорённого еврейского намогильного камня руки всё никак не доходят.

      1. Вопрос ведь не в том, что наш сайт просто упомянут. Вопрос в том, что сказано, что с нами связывались и пытались выяснить ситуацию. Да в заданном контексте, мне не приятна статья. Мы стараемся работать и не всегда можем уследить за всем, и не спорим с популярностью Вашего ресурса. Но в данном контексте, есть неточность связанная с тем, что все просто молчат. Мы бы тоже с удовольствием увидели этот «новый памятник». А с еще большим узнали бы куда делся старый. Ведь после нашего вопроса, он исчез и теперь нет завершенного нового и старого.

        1. Увы, Дмитрий Александрович, всегда приятно прочесть о роднох местах, что там де полный порядок, в том числе и с исторической памятью. И совсем неприятно читать неприятные критические замечания. Однако, историк Леонид Смиловицкий, работая над своей книгой «По следам еврейских кладбищ Беларуси», вряд ли имел целью говорить исключительно приятности, когда объехал, обошёл, осмотрел, описал и сфотографировал чуть ли не сотню мест захоронений в белорусских городах, местечках и деревнях. У нас опубликованы 64 главы (и это далеко не все материалы, книга в работе), каждая из которых — очерк-отчёт о посещении того или иного кладбища, рассказ об истории населенного пункта и об истории тамошних еврейских жителей с одинаковым концом, общей судьбой — массовая гибель во время Катастрофы (Шоа, Холокост). Нажмите на фамилию автора в начале публикации или на слово «Начало» в правом верхнем углу над фотографией автора и далее идите по ссылкам «Продолжение» — перед Вами откроется грандиозная историческая летопись, она же — отчёт о современном состоянии бывших некогда еврейских местечек, сиречь, об исторической памяти. И должен сказать, как читатель всех опубликованных глав, состояние с исторической памятью в разных регионах, в разных населённых пунктах — разное, разительно разное. Где-то еврейские кладбища, памятники невинно убиенным содержатся в идеальном сотоянии, где-то — и руин не осталось. И очень многое (если не всё!) зависит от местных энтузиастов, краеведов, волонтёров. Там, где неравнодушные люди теребят власть, там и власть начинает что-то делать и средства изыскивает. Плюс, конечно, пожертвования потомков белорусских евреев, ныне живущих в Израиле, США, Зап. Европе, но не забывающих о Беларуси, о земле своих предков, что жили там многие столетия…

          Вы сообщили, уважаемый Дмитрий Александрович, что старый памятник, простоявший худо-бедно все годы советской власти, ныне бесследно исчез. А вот ещё одна тема для расследования: доктор Леонид Смиловицкий пишет, что на нужды восстановления был создан фонд, собраны (среди бывших пуховичан, живущих ныне в Америке) средства. Где они, тоже исчезли бесследно? Кому же как не вам, неравнодушным жителям Пуховичей, разобраться и узнать, куда исчез старый памятник и где деньги, собранные на новый.

          1. Мы с уважением относимся к самому материалу и описаннoму в нем! Разделяем боль и скорбь тех людей, которые связаны с ними и не ставим под сомнение профессионализм автора, не просили и приятностей. Лишь отметили, что мы обращали внимание на проблему и говорим о ней с 2019 года. Возможно не так, как хотелось бы автору, но мы силой трех человек не можем одновременно учесть все негативные факторы развития. Вопрос нами регулярно обсуждаем и присланные Вам ссылки за 2019 год тому подтверждение. Не более. Вопрос стоит лишь в том, что мы в этой связи не хотим числиться одним сииском с теми, кто действительно не замечает проблему. Ведь даже фото сделанные в публикации предложенной вам, сделаны лично мной. Не более того, в остальном, я согласен с каждым напечатанным словом.

  4. Уважаемый Леонид,
    В Вашем очерке о деревне Пуховичи упомянут раввин Нисон Тёлушкин. Я тут же вспомнил раввина Йосефа Телушкина (Joseph Telushkin), автора известных книг по иудаизму (для начинающих и умудренных, есть и на русском языке, например, «Еврейский мир»). Возможно, Вы знаете о нем и его родословной. Думаю, есть смысл сказать о не несколько слов здесь.
    Нисон Тёлушкин (Nissan Telushkin – 1881-1970) был автором трехтомных комментарий на Библию и комментарий на Галаху. Эмигрировал в 1924 г. и был раввином Congregation Bnai Yitzchok, East New York, активно участвовал в ХаБаД и занимал важные посты в Rabbinical Board of Greater New York и в правлении организации Religious Zionists of America.
    Сын рабби Нисона рабби Shlomo Telushkin работал с Жаботинским и провел службу на его похоронах в Нью Йорке, в 1940 г. в присутствии 25 тысяч человек. Также он работал с двумя последними Любавическими Ребе и был близок к Ребе Шнеерсону.

    Все это я почерпнул в
    https://www.nytimes.com/1970/04/03/archives/rabbi-telushkin-88-orthodox-scholar.html
    https://www.findagrave.com/memorial/73658999/nissan-telushkin
    https://njjewishnews.timesofisrael.com/present-at-the-creation-zionists-before-zionism/
    https://www.chabad.org/parshah/article_cdo/aid/3577144/jewish/The-Need-to-Feel-Needed.htm

    О сыне рабби Шломо, рабби Йосефе, я уже упомянул.

    Спасибо, уважаемый Леонид, за Ваши очерки о еврейских (былых!) местечках Белоруссии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *