Яков Каунатор: Многоликий Деген

 511 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Все три лица Иона Лазаревиче Дегена объединяет одно — его характер. Во всех своих трёх лицах он проявлял целеустремлённость, решительность, отвагу, способность уже в юношеские годы принимать ответственные решения, в нём было непоколебимое никакими званиями и регалиями чувство правды и справедливости.

Многоликий Деген

(Три лица Иона Лазаревича Дегена)

Яков Каунатор

«Меж датами рожденья и кончины
(а перед ними наши имена)

стоит тире, черта,
стоит знак «минус»,

а в этом знаке жизнь заключена».
Эльдар Рязанов

«Визитной карточкой» каждого человека является его лицо. Как отпечаток пальца в дактилоскопии, так и лицо человека абсолютно индивидуально. У Иона Дегена было три лица.

Лицо первое, лицо ВОИНА.

Из книги Иона Дегена:

“Уже в первый день войны я не сомневался в том, что сейчас же, немедленно, добровольно пойду на фронт. У меня не было сомнения, что такое же чувство испытывают все мои товарищи и, конечно, мой самый близкий друг Яша.

В первый день войны мне даже на минуту не удалось освободиться от работы в лагере. На следующий день, в понедельник, я заскочил к Яше с тщательно обдуманным планом — сформировать наш собственный взвод, в котором будут ребята из двух девятых классов.

Он не успел отреагировать на мое предложение. Яшина мама обрушила на меня лавину нелепых обвинений. Больно и обидно было впервые услышать грубость из уст этой деликатной женщины. Она кричала, что я рожден для войны, для драк и для всяких безобразий, что, если я решил добровольно пойти на фронт, это мое собачье дело, а Яша — шестнадцатилетний мальчик, в сущности еще ребенок Пусть он сперва окончит школу. А потом, то есть когда ему исполнится восемнадцать лет, он пойдет в армию по призыву, как все нормальные люди.

Не знаю, как Яша ушел из дома. Ни один из тридцати одного бойца не обсуждал эту тему.

… На одиннадцатый день войны наш взвод вступил в бой — первый бой против отлично подготовленных и вооруженных немецких десантников.»

Ион Деген, «Война никогда не кончается»

В этих воспоминаниях Иона Дегена обратим внимание на эти строчки:

“На следующий день, в понедельник, я заскочил к Яше с тщательно обдуманным планом — сформировать наш собственный взвод, в котором будут ребята из двух девятых классов.”

Они рано взрослели и рано принимали груз ответственности за семью. Отец Иона Лазарь Моисеевич, фельдшер, известный и почитаемый в их городке, скончался, когда сыну исполнилось три года. В 12 лет Ион уже подрабатывал помощником кузнеца.

И… вспомним слова мамы одноклассника:

“Она кричала, что я рожден для войны, для драк и для всяких безобразий…”

Мальчишки рождения 23-25 годов прошлого века… Не берусь судить за век 18-ый или 19-ый. Но, приглядевшись к истории России в век 20-ый или 21-ый, с изумлением обнаруживаю, что за 120 последних лет, не было в истории России НИ ОДНОГО ПОКОЛЕНИЯ, которого не коснулась бы война…

В 1941 году она вошла в жизнь вчерашних школьников.

Знать, было в шестнадцатилетнем мальчишке Ионе Дегене нечто такое, что побудило поставить его старшим над тридцатью его сверстниками-одноклассниками. Тридцать боевых единиц — это по армейским меркам взвод, которым командует обычно лейтенант. Пусть условно, но в первые же дни войны Деген получил своё первое воинское звание «лейтенанта», повторюсь — звание чисто условное.

Вот только ответственность за товарищей была вовсе не условной…

И в 16 лет — чувство ответственности уже не за семью, за Отечество… И чувство долга.

И каждая потеря товарищей, отдавалась в командире болью.

Из книги Дегена «Война никогда не кончается»:

“А потом начались непрерывные бои. Мы теряли ребят и уже не радовались победам. Даже отразив все атаки, наш взвод вынужден был отступать или, что еще хуже, выбираться из окружения.

Наших ребят оставалось все меньше. Взвод пополнялся красноармейцами-призывниками и даже служившими срочную службу до войны. Командовать становилось все труднее.”

Ион Деген повзрослел много раньше своих сверстников. «Делай, что должно!» — вот жизненный принцип, который Ион усвоил очень рано и следовал ему всю жизнь. Может быть поэтому и красноармейцы-призывники и даже служившие срочную службу до войны признавали за ним командира.

Есть нечто общее в поколении тех молодых, которые приняли революцию и безоглядно бросились её защищать в Гражданскую войну и поколении, к которому принадлежал Деген. Горячность, самоотверженность, искренность, душевный порыв…

Всё это быстро пройдёт, пройдёт через трагедию отступлений, трагедию гибели товарищей. Останется только воля, отвага и опыт войны…

Мне, никогда не служившему в армии, известно, что разведка — это особый род войск. Отбор в разведку идёт по особым признакам. Смелость? Отвага? А сапёру, связисту, авиатехнику они не нужны? В разведке кроме этих качеств крайне необходимы ещё мгновенная реакция, способность принимать правильные решения. В 1942 году семнадцатилетний Ион Деген командир взвода разведки. В том же 1942 году его взводу удалось взять в плен роту немецких горных егерей во главе с обер-лейтенантом. Горные егеря — это отборные части германского вермахта. Один из эпизодов боевой биографии юноши, не имеющего ни воинского образования, не закончившего даже среднюю школу…

В советской литературе был такой писатель Виктор Курочкин, автор одного из лучших произведений о Великой Отечественной войне «На войне как на войне». Повесть — автобиографическая. Сам автор провоевал танкистом с июня 1943 года по январь 1945 года. С Ионом Дегеном они почти погодки, Курочкин 1923 года рождения, Деген — 1925 года. Для Курочкина война закончилась в январе 1945 года после тяжёлого ранения. Для Дегена война закончилась тоже в январе 1945 года после тяжёлого ранения…

По случайному совпадению у героя повести Курочкина «На войне как на войне» фамилия Малешко. Иона Дегена в танковом взводе, а позже и в танковой роте, которыми он командовал в свои восемнадцать лет рядовые, послужившие не один год на фронте, называли Малец. И не было в этом ни фамильярности, ни пренебрежения. Была теплота, скрытое уважение старших к нему, мальчишке.

А в танкисты он попал по случаю. После очередного ранения командование решило исправить пробел и направило смышлёного бойца в танковое училище.

Иона Лазаревича Дегена дважды представляли к званию Героя Советского Союза и дважды это представление «заворачивали». Почему? Характер… Взрывной, не терпящий хамства и несправедливости. Однажды силой стянул сапоги с офицера двумя звёздочками старше лейтенанта Дегена, чтобы обуть своего танкиста, воевавшего в портянках…

Боевые награды Дегена — орден Боевого Красного знамени, три ордена Отечественной войны, многочисленные медали — наглядная иллюстрация к расхожему некогда выражению, что «евреи воевали в Ташкенте»…

Лицо второе, лицо ПОЭТА.

«После боя сердце просит
Музыки вдвойне!»

Василий Лебедев-Кумач

После боя лейтенанта Дегена навещала Муза. Не всякого навещает эта капризная дама. Может, поэтому Деген уединялся, доставал из планшета листы бумаги и писал на них всё то, что нашептала ему Муза.

Одарённость — от слова Дар. Ион Деген наделён был этим удивительным даром — складывать слова в рифму. Задаюсь вопросом: что подтолкнуло его к поэтике? Повышенная эмоциональность. Только что закончился бой, азарт, тревога, душевный порыв требовали эмоционального выхода. И складывались поэтические строки, которые позже обретут общее название: «Стихи из планшета гвардии лейтенанта Дегена».

Не берусь утверждать, но, кажется мне, что только в советской литературе был такой сводный отряд поэтов и писателей, объединённых общим званием ФРОНТОВИКИ. Кому-то из них, молодым, талантливым, одарённым, судьбою определено было погибнуть: Павел Коган, Всеволод Багрицкий, Борис Костров, Михаил Кульчицкий… Кому-то суждено было выжить, стать известными: Константин Симонов, Давид Самойлов, Алексей Сурков, Борис Слуцкий, Александр Межиров.

Ион Деген не затерялся в их рядах. Было лишь одно, что отличало его от остальных собратьев-поэтов. Обратил внимание, что почти все поэты-фронтовики имели основы высшего образования. Очень многие учились в Литературном институте имени Горького, многие — в знаменитом ИФЛИ, Институт философии, литературы, истории.

В графе «Образование» у Дегена стояло: «Незаконченное среднее». Таланту невозможно обучиться, талант даётся свыше.

Мы говорим Деген, подразумеваем «Мой товарищ в смертельной агонии…» Мы говорим «Мой товарищ в смертельной агонии», подразумеваем Ион Деген. Стихотворение, признаное лучшим стихотворением о войне.

В каждой бочке мёда обязательно отыщется ложка дёгтя, порою их, ложек, несколько. Написанное гвардии лейтенантом Дегеном в декабре 1944 года, уже через пол-года произнесённое вслух самим автором в июне 1945 года, оно вызовет гнев и обвинения в воинском преступлении у многих слушателей-фронтовиков, в первую очередь у мэтра, у Константина Симонова.

“Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.”

«Автор воспевает мародёрство, что является воинским преступлением!»

Тогда, летом 1945 года советская Армия, победившая фашизм, должна была предстать перед всем миром в белоснежных одеяниях и НИ ОДНОГО пятнышка не должно было коснуться этих одеяний.

Виктор Астафьев ещё не написал свой роман «Прокляты и убиты», свой приговор той войне. Пройдут десятки лет, когда настоящая правда о войне пусть робко, но всё настойчивей будет приходить к читателям и зрителям.

А обвинения Дегена в «воспевании мародёрства» неожиданно преодолеет рубеж тысячелетий и через 63 года после окончания войны будут обнаружены в очерке Юрия Колкера в журнале «Сетевая словесность» в 2008 году. Ещё одна ложка дёгтя.

Деген «повинен» не только в этом. Его ещё обвинят в плагиате.

Что же мы всё об одном стихотворении? Может, оттого, что имеет некую мистическую историю: лучшее стихотворение о войне, но воспевает воинское преступление…

У Дегена в планшете хранилось много листков со стихами.

Чего-то волосы под каской шевелятся.
Должно быть, ветер продувает каску.

Скорее бы до бруствера добраться.
За ним так много доброты и ласки.

Июль 1942 г.

Четыре строчки читаются не зрительно, а осязаемо, через ощущение.

Воздух вздрогнул.
Выстрел.

Дым.
На старых деревьях обрублены сучья.

А я ещё жив.
А я невредим.

Случай?

Октябрь 1942 г.

Несколько строчeк прозвучали скупо, лаконично и звучно, словно ружейный выстрел.

Сгоревший танк
на выжженном пригорке.

Кружат над полем
чёрные грачи.

Тянуть на слом
в утиль

тридцать четвёрку
Идут с надрывным стоном тягачи.

Есть во фронтовых стихах Дегена одна особенность: они живописны. В живописи среди множества её жанров и направлений есть ГРАФИКА. Стихи Дегена — графичны: чёрно-белые…

Лицо третье, лицо врача.

Три причины были у молодого перспективного офицера, чтобы вопреки настоятельным рекомендациям остаться в армии, резко изменить свою судьбу и связать её с медициной.

Возможно, четыре года войны (а в войну год приравнивался к трём) истомили молодого человека, которому едва исполнилось 20. Эмоционально истомили… Нагляделся в свои двадцать на столько смертей, что хотелось уйти от них в нечто мирное, живое.

Одна из причин — генетика, от отца, от Лазаря Моисеевича передалась сыну потребность врачевать.

Вторая причина… Давид Абрамович Драгунский, в 1945 году полковник, командир танковой бригады, непосредственный начальник гвардии лейтенанта Дегена. Когда у Дегена возникла потребность в совете о своём будущем, он обратился к своему командиру, к полковнику Драгунскому. Тот и посоветовал ему связать свою жизнь с медициной.

Вы спрашиваете за третью причину? А третья была связана с одним из свойств характера молодого человека — СОСТРАДАНИЕ. И каждая смерть товарищей отдавалась в нём внутренней болью.

Наверное, есть высшая справедливость — от войны, от смерти — к жизни, к врачеванию.

«В какой бы дом я не вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного…

Медик знает о человеке все самое худшее и самое лучшее. Когда человек болен и испуган, он сбрасывает маску, которую привык носить здоровый. И врач видит людей такими, какие они есть на самом деле — эгоистичными, жестокими, жадными, малодушными, но в то же время — храбрыми, самоотверженными, добрыми и благородными. И, преклоняясь перед их достоинствами, он прощает их недостатки.»

ИОН ДЕГЕН

Талантливый человек талантлив во всём.

Все три лица Иона Лазаревиче Дегена объединяет одно — его характер. Во всех своих трёх лицах он проявлял целеустремлённость, решительность, отвагу, способность уже в юношеские годы принимать ответственные решения, в нём было непоколебимое никакими званиями и регалиями чувство правды и справедливости, понятия эти он защищал всегда, иногда во вред самому себе, во всех трёх лицах он показал себя человеком, понимающим чужую боль.

И была в его характере одна черта, которая коснулась лишь Дегена-поэта — СКРОМНОСТЬ. В бою, в больничной палате он всегда отстаивал честь и справедливость. Там он был профессионал.

В поэзии… Обвинения в плагиате, обвинения в «мародёрстве»… Я нигде не нашёл упоминаний, где бы он вступился бы за свою честь. Плагиат? Деген не был профессиональным поэтом, не было смысла ему присваивать чужое произведение…

Время всё расставит на свои места…

Время расставило.

Print Friendly, PDF & Email

57 комментариев к «Яков Каунатор: Многоликий Деген»

  1. Илья Г.21 февраля 2020 at 17:16 |
    Ион Лазаревич оказал мне огромную честь, назвав меня, пацана (конечно, только по сравнению с его возрастом и его заслугами) «моим другом».

    И я помню с какой элегантностью он завершил расхождение наших с ним мнений, и слово «дhужба» тоже присутствовало. Я не помню, что он говорил об убийстве Рабина, но привлекать его «к ответу» или, наоборот, хвалить за это сегодня, когда он не может ответить, аморально. Рабин — герой и лидер, павший от руки террориста. Договоры Осло тогда были поддержаны тогда большинством населения, потому что давали надежду на мир. Почему она не оправдалась, это совсем другая тема. Но не дело г-жи Тучинской, которая никогда в Израиле не жила и не носила там военную форму, поливать грязью еврейского генерала. Полностью поддерживаю Сэма в этом отношении.

  2. Григорий, Вы ведь меня хорошо знаете – я никогда ни на кого не нападаю первый. Но я в юности занимался боксом (для отпора многочисленным антисемитам), и мой тренер приучил меня не оставлять ни одного удара без ответа. Как пелось в советской песне – помните? – «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим!»

    Ну зачем, спрашивается, понадобилось мадам Тучинской походя пнуть меня сзади каблучком, прицитировав с насмешкой мою искреннюю похвалу отличному очерку Якова Каунатора? И почему я должен оставить этот удар без ответа? Тем более, что мадам Тучинская в своих комментариях вообще позволяет себе раздавать презрительные и издевательские заявления налево и направо. И у меня создалось впечатление, что авторы «Мастерской» вообще побаиваются её язычка – и она, зная это, позволяет себе всякие вольности.

    Возможно, Вы правы насчёт моей необъективности, и мне стОит перечитать внимательнее её вещи, и тогда, может быть, я и изменю своё мнение.

    А что касается эссе Якова, то я должен сказать, что оно меня привлекло именно искренностью, взволнованностью, биением авторского сердца, преклонением Якова перед святостью этого необыкновенного человека, Иона Дегена. То есть, всем тем, что выводит это эссе из рамок сухой публицистики и переводит его в разряд почти художественных произведений.

    Спасибо за комментарий.

    P.S. В первой декаде января я был по театрально-литературным (не слишком успешным) делам в Москве, и у меня мелькнула шальная мысль позвонить Вам и распить поллитра, но времени было в обрез, и выпивка осталась неосуществлённой. Но всё ещё впереди!

    А.Л.

  3. Александр Левковский к записи Яков Каунатор: Многоликий Деген
    — 2020-02-24 12:19
    ___________________________________
    Мне смешно это читать и стыдно…за вас.
    И кстати, пора уже перенести эту полемику в Гостевую, под статьей об Ионе Дегене это писать не стоит.
    Тем более в Гостевой есть отзыв Бормашенко , касающийся вашего коммента.

  4. Инне Беленькой:

    Вы пишете: «Не могу больше… весь день испортили». Хотите, я Вам испорчу его ещё больше?

    Вы заявляете, говоря обо мне: «Можно, конечно, публиковать свои опусы в «Мастерской» с завидной регулярностью — каждое воскресенье. Но от этого они лучше не станут».

    Вам, я вижу, не нравятся мои «опусы» и выводит из себя «регулярность» их воскресных публикаций. (А скорее всего, Вы, с Вашей мелкой мстительностью, не в состоянии забыть, как я бесцеремонно прошёлся по Вашему «Блошиному рынку» – помните?) Так вот, довожу до Вашего сведения, что с этими моими «опусами» я отпраздновал недавно своеобразный юбилей: рассказ «Хорошо, что наш Гагарин – не еврей и не татарин» прочитало 40000 (сорок тысяч!) человек. А рассказ «Мост Ватерлоо» собрал почти 46000 (сорок шесть тысяч!) читателей.
    Всё, что написали Вы, вместе с мадам Тучинской, не соберёт и жалкой доли этих прочтений!

    Как любит говорить мадам Тучинская: «Ну что, съели!?»

    Я уже не говорю о таких «мелочах», как 13000 (тринадцать тысяч!) человек, прочитавших мой рассказ (или «воскресный опус», по Вашему определению) «Евбаз, 1952» или 9000 (девять тысяч!) читателей рассказа «Лили-Марлен». И так далее.

    Но я хочу испортить Вам день ещё больше. Давайте вспомним с Вами уже упомянутый мною рассказ «Хорошо, что наш Гагарин – не еврей и не татарин». На него последовало 19 отзывов. Не хочу хвастать, но 18 из этих комментариев были исключительно хвалебными, а вот 19-й комментарий – единственый изо всех! – был не просто отрицательным, а абсолютно бессмысленным. И этот абсурдный и бессмысленный отзыв принадлежал именно Вам, Инна Беленькая. (После этого Вашего комментария я всегда мысленно называю Вас не Инна Беленькая, а Инна Чёрненькая).

    Помните, что Вы написали? Я Вам напомню:

    «…А подсматривание в дырку за родителями в спальне и обсуждение coitus’а — это вообще за гранью приличий. Хотя в наше продвинутое время уже ничем не удивишь, но все-таки, где грязь — отличать нужно».

    Инна, кого Вы осуждаете за эту сцену «подсматривания за родителями в спальне и обсуждения их совокупления»? Детей – девятилетнего Мишку и четырнадцатилетнюю Зойку, — или автора? Если детей, то я хотел бы отыскать таких ребятишек, которые отказались бы в реальной жизни от такого подсматривания. Таких детей нет и никогда не было, включая, я уверен, и Вас, Инна, когда Вам было девять лет.

    А если Вы адресовали Ваше обвинение мне, то я отвечу Вам просто: я как автор обязан писать художественную правду, какой бы неприятной и «грязной» она ни была.

    Вот, кстати, как пишут об этих детях, «подсматривавших в дырку», другие комментаторы, лучше понимающие художественную литературу, чем Вы:

    Семён Гохберг: «Рассказ просто замечательный, читается на одном дыхании, а в ваших героев нельзя не влюбиться».

    Иосиф Рабинович: «Замечательно — язык, образы и главное дело — щемящая душу правла!

    Natan: «Рассказ настолько хорош, о нем должны знать все, кто имел хоть какое-то отношение к СССР…».

    Мириам Левина: «Легко и точно. Ваша Зойка – мой кумир». (Не забудьте, Инна, — это та самая Зойка, которая была инициатором грязного «подсматривания в дырку за родителями»…).

    А Наталья Зыкина пишет: «Спасибо, господин Левковский, за чистый и жизненный взгляд. Спасибо, что нашли нужные слова и не затасканный ракурс. Талантливо».

    И в заключение хочу посоветовать Вам, Инна, следующее: прежде, чем критиковать художественные произведения, научитесь сначала понимать сущность художественного творчества.

  5. А. Левковский
    А увидел я вот что: мадам Тучинская как автор представляет собой практически пустое место. В «Мастерской» и в «Заметках» опубликовано всего чуть свыше двух десятков её статей – притом, все они датированы далёкими 2011-2013 годами. За последние 7 лет эта страстная женщина (я имею в виду, разумеется, литературную страстность) не написала ничего, кроме нескольких комментариев к чужим прпизведениям. А увидел я вот что: мадам Тучинская как автор представляет собой практически пустое место. В «Мастерской» и в «Заметках» опубликовано всего чуть свыше двух десятков её статей – притом, все они датированы далёкими 2011-2013 годами. За последние 7 лет эта страстная женщина (я имею в виду, разумеется, литературную страстность) не написала ничего, кроме нескольких комментариев к чужим прпизведениям.
    ___________________
    Можно, конечно, публиковать свои опусы в Мастерской с завидной регулярностью — каждое воскресенье. Но от этого они лучше не станут. А можно написать про пеликана Кешу или «Коллоквиум по Герцену» , чтобы об авторе сразу заговорили. И никто иной, как Сэм, говоря о политических разногласиях с Соней Т., не раз вспоминал ее пеликана Кешу, отдавая должное ее писательскому дару. Да и вообще, надо ли подсчитывать, сколько ей написано, попробовали бы просто почитать что-нибудь. Ведь дело не в количестве, а в какчестве — Райкин был прав. Притом надо учитывать, сколько лет она была в «бане». Думаю, Соня меня простит, если я скажу о том, что ей пришлось перенести, какое личное горе, когда ей « не писалось и не жилось»(из частной переписки). А вы говорите, как «автор – она пустое место». У меня такое впечатление, что вы ни одного ее рассказа и не прочитали. А все только к подсчетам свели. И этот человек мнит себя писателем. Не могу больше… весь день испортили

  6. Будучи человеком правых убеждений, я практически никогда не соглашаюсь с левыми мнениями, часто высказываемыми на этом Портале. В частности, это относится и к творчеству и комментариям литератора, известного под именем Сэм.

    И тем не менее, я выражаю полнейшую солидарность с тем оправданным возмущением, которое вызвало у Сэма откровенно хамское заявление мадам Сони Тучинской, позволившей себе назвать заслуженного генерала израильской армии, героя Шестидневний войны и премьер-министра Израиля Ицхака Рабина «миротворцем-алкоголиком»!

    Сэм пишет: «Дамам не дают пощёчин, в т.ч. пощёчин виртуальных. Но после того, как дамы публично портят воздух – вы, конечно, поняли, что я имею ввиду написанное Соней о павшем жертвой теракта ПМ моей страны и моём ПМ – в помещении открывают окно и его проветривают».

    Молодчина Сэм! Достойный ответ этой псевдо-литературной дамочке!

    А кстати, имеем ли мы право называть эту мадам из Сан-Франциско «псевдо-литературной»? Мне кажется – и я даже уверен, — что такое право мы имеем. Посудите сами. Сэм пишет о мадам Тучинской, «позиционирующей себя большим литературоведом – не мне судить об его, позиционировании, справедливости…». Успокойтесь, Сэм, — и Вам можно судить о её литуровеческих заслугах, и нам, остальным авторам «Мастерской»!

    И желая осуществить это право, я открыл личную страницу мадам Тучинской с целью узнать, что же написала эта изрыгающая пламя критикесса. И что же я увидел? А увидел я вот что: мадам Тучинская как автор представляет собой практически пустое место. В «Мастерской» и в «Заметках» опубликовано всего чуть свыше двух десятков её статей – притом, все они датированы далёкими 2011-2013 годами. За последние 7 лет эта страстная женщина (я имею в виду, разумеется, литературную страстность) не написала ничего, кроме нескольких комментариев к чужим прпизведениям.

    И хоть бы писала она эти комментарии грамотно! Но даже беглый взгляд на её писания обнаруживает элементарную безграмотность.

    Вот мадам Тучинская пишет в коммемтарии к статье Якова Каунатора: «Нота Бена, Григорий». Дорогая Соня, в русском языке нет «Нота БенА», есть «Нота БенЕ» – запомните, пожалуйста!

    Далее. В этом же комментарии наша критикесса выразилась так: «А Вы… всегда будете прибавляться бесплодной иронией…». Грамотный человек не напишет «прИбавляться», а напишет «прОбавляться».

    Стыдно, мадам Тучинская! Ведь Вы преподносите себя в роли некоей СОНЬКИ ЗОЛОТОЙ АВТОРУЧКИ, а писать грамотно так и не научились!

    1. Вы не совсем объективны, Александр! Почитайте, например, у Сони блестящую статью об Эренбурге (блог, январь 2020), а когда прочтете, поймете, что не объективны совсем.
      Зато вы нашли правильное место для сведения счетов. Жаль, Соня не ответит, получилась бы прекрасная иллюстрация к настоящему оффтопику.

  7. Искателям изъянов в облике необыкновенного по своим человеческим качествам И. Дегена следовало бы для выражения своих каверзных и грубых измышлений подыскать другое , более приемлемое для злопыхателей место. Тема данного очерка Якова Каунатора не предназначена для этого.Их пасквили оскорбляют светлую память о по истине Настоящем Человеке, которую сохраняют в своих сердцах все те , кто достаточно хорошо осведомлен о его жизненном пути.

  8. Соня Тучинская — 2020-02-22 23:14
    Мирон Амусья- 2020-02-22 23:14
    //////////////////////
    При обсуждении статьи уважаемого Якова Каунатора появились 2 комментария, на которые мне захотелось отреагировать.
    1. Пост пламенной Сони, позиционирующей себя большим литературоведом – не мне судить об его, позиционировании, справедливости — свидетельствует, увы (ИМХО-увы), об изменении критериев на этом замечательном сайте. Ведь то, что раньше, как написала Соня «публично выражать … не дозволялось», теперь, да, дозволяется.
    Дамам не дают пощёчин, в т.ч. пощёчин виртуальных.
    Но после того, как дамы публично портят воздух – вы, конечно, поняли, что я имею ввиду написанное Соней о павшем жертвой теракта ПМ моей страны и моём ПМ – в помещении открывают окно и его проветривают.
    Прошу считать это за просьбу проветрить помещение.
    2. Уважаемый профессор Амусья ещё раз показал своё незнание израильских реалий. Именно реалий, а не только сверхнедавней истории, необходимость изучения которой не отрицает отрицающий историю Георгий.
    Отношение к покойному Меиру Кахане – лакмусовая бумажка, показывающая Who is who, как в Израиле, так и вне Израиля. (Недаром его организация запрещена как террористическая в США и, кажется, в Канаде).
    Меир Кахане несёт ответственность, по крайней мере моральную, как руководитель организации, за гибель в результате теракта одной еврейки в офисе импресарио Сола Юрока. Террористические методы его «Лиги защиты евреев» вместо содействия борьбе американского еврейства за свободу выезда советских евреев по существу дискредитировали эту борьбу, лишь давая аргументы для советской пропаганды.
    И что интересно, так это отношение Меира Кахане, отношение резко отрицательное, к тому образу жизни, которую ведут, судя по их собственным словам, многие его сегодняшние адепты.

  9. 1) Я протестую !

    У автора и читателей украли статью: подавляющая масса комментов о том, чего в статье НЕТ по сознательному решению автора: 4-е лицо И. Дегена «трансферист».

    2) Мерзость ! Мерзость !!! МЕРЗОСТЬ !!!

    Снова идёт чёрная пропаганда против памяти И. Дегена по методу «гнилая селёдка». Снова ложь «Ион Деген одобряет военные преступления». Только теперь это не мародёрство валенков у раненных, а трансферный геноцид палестинцев.

    ( https://www.stopfake.org/ru/gnilaya-seledka-bolshaya-lozh-40-na-60-vladimir-yakovlev-o-priemah-propagandy/ )

    Вот уже Григорий Быстрицкий и Марк Зайцев говорят «он мог и ошибаться» в контексте «Ион Деген поддерживал идею трансфера палестинцев».
    А это 100% «гнилая селёдка»: эти господа НЕ разобрались в следующем:
    а) насколько Ион Деген поддерживал «трансферные» взгляды р. Кахане.
    б) насколько «трансфер» р. Кахане это именно тот трансфер, который считается военным преступлением по международным конвенциям.
    в) насколько история ещё НЕ опровергнула верность «трансферных» взглядов р. Кахане.

    3) Свою позицию я объяснил, а обсуждать её в Мастерской/Гостевой я не буду. Я тут комментирую ради удовольствия, а мерзкий запах «гнилой селёдки» сейчас тут слишком силён.
    К памяти И. Дегена это уже не в первый раз, и для меня это огромный недостаток этого портала 🙁

    1. Мощный пост Сони Тучинской заслоняет любые писклявые всхлипы самоудовлетворения и жалкой фантазии придумывания за меня не по делу какой-то кретиничной пакости.
      «Вот уже Григорий Быстрицкий… говорят «он мог и ошибаться» в контексте «Ион Деген поддерживал идею трансфера палестинцев».
      Пусть простят меня израильтяне, но я толком не знаю, что это за идеи трансфера. Грешен. Исправлюсь.
      Далее объясняться не собираюсь, достаточно сказанное мною автору. А кто в свое удовольствие наслаждается вынюхиванием мерзких запахов.- так с этим не ко мне.

      1. «… Пусть простят меня израильтяне, но я толком не знаю, что это за идеи трансфера. …»
        =======
        Зато вы ощущаете, что есть «попытка в ходе полемики лишить человечности И.Л.Дегена». И вы никогда не сможете внятно объяснить, почему автор обязательно должен byl написать о 4-ом лице («трансферист»), но, например, о 17-ом («дедушка») — нет.

        Именно так «гнилая селёдка» и действует на подсознание.
        Но не огорчайтесь: вы не жертва «гнилой селёдки», это всё мои всхлипы жалкой фантазии придумывания.

  10. Григорий Быстрицкий:
    Моя главная мысль (если кто недопонял), — не злобно обиженный Герзон, а попытка в ходе полемики лишить человечности И.Л.Дегена.
    \\==========================
    Просмотрел все отклики. Никто не изображал И. Дегена ангелом, но большинство, кроме своих воспоминаний о нем, среагировало на «выступления» г-на Герзона. Реакция делает честь коллегам.

  11. Человек целен — правдивый — как правило — правдив, лживый — наоборот, подтасовщих почти всегда подтасовывает — в своих статьях, интерпретациях, датировках, комментариях. Вот я привожуцитату из письма Дегена: «я голосовал за рава Кахане, за Юваля Неэмана, за Арье Эльдада, хотя знал, что должен голосовать за Шамира, за Нетаньяху. И сейчас знаю. Но беда, что мне не хочется голосовать за говно, окружающее тех, за кого надо голосовать». Казалось бы ясно — за кого, почему. Из Википедии: «движение «Ках» преодолело электоральный барьер в 1984 году, получив один мандат, но в 1988 году, перед очередными выборами, «Ках» не был допущен к участию в выборах, так как Центральная избирательная комиссия Израиля (ЦИК) и Верховный суд Израиля признали его программу подпадающей под принятую в 1985 году поправку к закону, направленную против разжигания расизма. Согласно предвыборным опросам, «Ках» мог получить в Кнессете 12-го созыва от 6 до 12 мандатов (то есть от 5 до 10 % голосов израильтян). … 1990 году Меир Кахане был убит в Нью-Йорке. В 1994 году партия «Ках» и отколовшаяся от неё фракция «Кахане Хай» были запрещены в Израиле» А подтасовшик пишет: «Следовательно, четвертое лицо (Дегена — МА) — это лицо сторонника партии, признанной в Израиле террористической и поставленной вне закона». Несуразность по сути видна по датам — Кахане с 1990 уже в живых не было, а про партии и их поддержку Деген не писал. Кстати, по датам очевидно, что Деген ещё когда Кахане был жив проголосовал за Неэмана. «Опять соврамши», как писывал классик. Что касается личности самого Кахане, то его никак нельзя стыдиться, напротив, и поддержка его со стороны Дегена — естественный шаг принципиального и порядочного человека, чётко им объяснённый. А про махинации избиркома — это нам понятно. Сейчас прокуратура и суд норовят убрать неугодного премьера. Так что не надо меня, например, пугать каким-нибудь привлечением, обвинять в поддержке видного еврейского патриота — меня коллеги с положением куда крупнее вашего пугали — с чем и остались. И тролить статью о Дегене не надо — стыдное это занятие. Да и бесполезное — великоват, троленьем выше щиколотки не прилипнешь.

    1. Мирон, Сильвия уже разложила этот Ваш пост по полочкам, Можно лишь добавить, что с каждым Вашим постом в них все очевиднее становятся провалы не только в элементарной арифметике, но и в элементарной логике. Но сторонникам террористов и этнических чисток не нужна логика. Они и без нее все «порядочные люди»

  12. Мда…Не имея чести знать Иона Дегена лично, все же ни на йоту не сомниваюсь в одном. От разливания кленового сиропа и гор мармеладной патоки, излитых здесь на его седую мудрую голову, его бы стошнило, и он бы немедля приказал перекрыть этот не нужный ему сахаристый водопад. А вот тому, кто считает его подонком, оттого, что он голосовал за партию Ках, он бы просто дал по морде, не пускаясь в долгие рассуждения. Бывшие танкисты, они такие. Господину Герзону, остроумцу и иронику, на заметку. Нота Бена, Григорий. Вы еще не все знаете про \»преступления\» Иона. Иона Деген считал руку, отправившую на тот свет \»миротворца-алкоголика\» Рабина Рукой Провидения. Ну что, съели? Правда, публично выражать подобные взгляды разрешалось на Портале только ему. Мне, к примеру, нет, не дозволялось. И, наверное, это справедливо. Хотя тогда мне это виделось по другому.
    Пройти путь от коммуниста до еврейского националиста — это самое трудное и почетное, что может произойти с еврейским мужем, в смысле, человеком. Чтобы \»проклясть, то, чему поклонялся, и благословить, то, что ненавидел\» нужны и мощный интеллект и огромные душевные силы. А Вы, человек книжно-поверхностный, как правильно заметил Бормашенко, всегда будете прибавляться бесплодной иронией и фальшивыми ценностями \»прогрессивного человечества\». Хотя перо у Вас вполне себе \»Паркер с золотым наконечником\». Особенно на фоне тех, кто пишет так :
    \»я считаю необходимым выразить ему глубочайшую благодарность за искренность, ощутимую необыкновенную взволнованность и чувство преклонения перед святым человеком, воином и поэтом Ионом Дегеном.\» Как любит изъясняться этот же автор в своих текстах: \»Глаза мои увлажнились\».

    Что до одностороннего взгляда на героев очерков и эссе — так это повсеместно так принято, не только здесь. Даже о таких противоречивых персонажах русской культуры как Иван Тургенев или Алексей Толстой пишут хорошее, побиваемое только лучшим. Чтобы понимать то, что сказал Максимилиан Волошин, надо быть с ним хоть чутку одного корня. А он вот что сказал…Цитирую по памяти, кажется о Некрасове: наиболее всего меня привлекает в личности апплитуда антимоний, ею демонстрируемых на протяжении жизни. (То бишь, противоречий).

    В этом ключе интересно высказывание Ахматоваой о красном графе\» Алексее Толстом. Вот где была \»амплитуда антимоний\»:

    \»… Толстой был очень одаренный и интересный писатель, негодяй, полный очарования, человек сумасшедшего темперамента; сейчас он мертв; он был способен на всё, на всё; он отвратительный антисемит, он был бешеный авантюрист, неверный друг, он любил только молодость, власть, жизненную силу. Он был разновидностью Долохова, он называл меня Аннушка, меня от этого передергивало. Он мне нравился, несмотря на то, что он был причиной смерти лучшего поэта нашего времени, которого я любила, и который любил меня».

    Вот так и надо писать о людях, с которыми на удачу столкнула тебя жизнь. Но, увы, это встречается крайне редко. И если бы я посмела написать, что при исключительно высоком поэтическом даре, Ион Деген писал слабые, по-детски тщеславные и хвастливые рассказики, меня бы сожрали с потрохами. А ведь у него главный герой — еврей, почти всегда протогонист автора, и всегда сосредоточие всяческих совершенств: он прекрасен \»как божия гроза\», отважен, и всех, даже начальство, и даже в сталинские времена, спускает с лестницы, и прочая и прочая. Антисемит же в этих же рассказах всегда пьяница с вонючими подмышками. Соцреализм наизнанку. А как насчет того, что антисемит может быть талантлив и неотразим, как Алешка Толстой?

    Так вот, (это уж я не Герзону) полезно понимать, что давая \»другую\» оценку прозе Ионы, его можно любить и почитать не менее нежно, чем это делают те, кто засыпал его пересахаренными фруктами в сиропе.

    1. Соня Тучинская 22 февраля 2020 at 22:30
      Пройти путь от коммуниста до еврейского националиста — это самое трудное и почетное, что может произойти с еврейским мужем, в смысле, человеком.
      Так вот, (это уж я не Герзону) полезно понимать, что его можно любить и почитать не менее нежно, чем это делают те, кто засыпал его пересахаренными фруктами в сиропе.
      ===
      Соня, Вы абсолютно правы: быть сначала коммунистом, а потом сторонником еврейского национального террориста, это трудно, но почетно. Этапы большого пути, так сказать. Хотя насчет «трудно» можно и возразить, ведь, как известно, крайности сходятся, а путь может оказаться всего лишь движением по кругу.
      Про еврейского мужа комментировать не буду, тут Вам виднее.
      А вот про «любить и почитать мужа» не могу не согласиться. Об это ведь еще Тора наставляла. Да и пословицы, «муж и жена — одна сатана», например. Вот и коммунистов и не-еврейских националистов тоже многие любят и почитают. Книги и картины фюрера, говорят, идут нарасхват. Хотя тоже слабоваты в художественном отношении. Да, и сам фюрер, говорят, прошел трудный путь от социалиста до нациста. И даже партию свою так и назвал — национал-социалистическая. Но это я уже не Вам, Соня, ведь «я не такая, я жду трамвая»(с) ?

  13. Согласен с мнениями Автора и комментаторов, решительно отметавших неуместные замечания Г.Г. с тщетными попытками отыскания недобрых оттенков образа замечательного Человека , достойного славы и почета. Иона Деген был чрезвычайно скромным и честным человеком.Он нередко в своих, особенно на закате жизни. превосходных публикациях, каялся.как всякий нормальный человек, во всех прегрешениях в которых мог чувствовать себя в чем-то виноватым. Убежден. при этом, что разделение им взглядов равва Кохане, он не признавал порочным делом,равно как и то, что напрочь отметал неприемлепмую для него. как истинного патриота страны, левацкую идеологию . И .конечно. не испытывал к носителям ультра левых убеждений уважения, но никогда в спорах с ними не доходил до оскорблений.

    1. sava
      22 февраля 2020 at 19:39 | Permalink
      ….напрочь отметал неприемлепмую для него. как истинного патриота страны, левацкую идеологию .
      ———————————————————————————————-
      Салтыков-Щедрин: «Если в России (и в Израиле — Сильвия) начинают говорить о патриотизме, знай: где-то что-то украли».

      1. Не надо путать день и плетень, и подшивать к делу классика довольно неумело. Крадут обычно те, что о патриотизме как раз забывают, или никогда не знали, что это такое.

      2. Классики могли иной раз и чушь смолоть. Не ко всем временам и далеко не ко всем странам применимо это высказывание.

  14. Я не любитель писать комментрии к произведениям, публикуемым в «Мастерской», и делаю это чрезвычайно редко. Однако эссе Якова Каунатора поразило меня настолько, что я считаю необходимым выразить ему глубочайшую благодарность за искренность, ощутимую необыкновенную взволнованность и чувство преклонения перед святым человеком, воином и поэтом Ионом Дегеном.
    Надо ясно понимать, что автор не писал всеобъемлющую биографию Дегена, нигде не претендовал на разностороннюю полноту отображения его человеческого образа – и поэтому обвинять его эссе в «отсутствии адекватности» – это стрельба мимо цели.
    В каждом человеке, — а в творческой личности, в особенности! – есть пять, семь, десять «измерений» — положительных, отрицательных, изумительных, гнусных, восхитительных, отвратительных и прочих иных. Охватить их всех – задача биографа. Но Яков не писал биографию, он сознательно писал всего лишь о трёх прекрасных «лицах» этого святого и разносторонне талантливого человека.
    Хотелось бы спросить тех комментаторов, которые с садистским наслаждением суют свою ложку дёгтя в бочку мёда: Разве, восхищаясь творениями Лопе де Вега и Александра Дюма, мы должны непременно упоминать, что они были ненасытными бабниками? Разве, преклоняясь перед стихами и балладами Владимира Высоцкого, надо обязательно писать о его пьянстве и наркомании? Разве, восторгаясь симфониями Чайковского и повестями Оскара Уайльда, мы должны каждый раз отмечать, что они были гомосексуалистами? Разве, читая баллады Франсуа Вийона и хохоча над новеллами О.Генри, мы должны обязательно помнить, что оба они были преступниками?
    И, главное, хочется повторить, вслед за Яковом, обращаясь к некоторым горе-комментаторам: «Положа рука на сердце, признайтесь, сделали ли Вы в своей жизни хотя бы сотую часть того, что сделал в своей жизни Деген?»

    1. Поскольку «тех комментаторов», которым противны бочки меда, патоки и елея, всего один, то он и ответит за них всех. Нет, когда вы пишете о балладах и симфониях, не надо всесторонне освещать образ поэта и композитора. Но когда пишете об авторе как человеке, то «огласите, пожалуйста, весь список». Чтобы мы знали, что стоит за творчеством, какие мотивы и побудительные импульсы, кроме несомненного таланта. Лакировщиков хватает, а вот объективности…
      Но когда объективности нет как нет, то можно скатываться к сакраментальному «а ты кто такой?» (запрещенному на сайте). Я мог бы ответить из той же оперы: «поезжайте в Одессу, и спросите». Но я попытался объяснить, что фигня все эти ваши достижения. «Вот она была — и нету». У всех. Но «не в коней корм».
      И, если уж на то пошло, то самые запомнившиеся в истории достижения — у массовых убийц и поджигателей храмов и рейхстагов. Вот кого, на самом деле, помнят веками. Не хотите повосхищаться, если этот пунктик для вас главный? Ведь это же не важно, что ими двигали определенные идеи, которых и Деген был не чужд (как засвидетельствовали Аврутин и Амусья). Важен результат, так ведь? Кто еще сделал столько, сколько они? К тому же, среди них попадались и врачи, и художники, а уж выдающихся воинов было просто не счесть. Так в чем проблема? «Хороша Маша, да не наша»?
      Вы напоминаете мусульманских фанатиков, расстреливающих «Шарли Эбдо» за карикатуры на пророка. Только пророк у вас другой, и оружие не летальное.

  15. Интересные дела: под коротким очерком о знаменитом, прекрасно известном (а некоторым и лично) и всеми уважаемом И.Дегене более половины комментариев посвящены Г.Герзону. Добрая часть совсем недобрых откликов, так или иначе связанных с Г.Г. по теме И.Д., помещена и в Гостевой. Но там совсем далеко от Дегена, — просто появилась лишняя возможность покусать Г.Г., вот и рвут по мере способностей.
    Спровоцировал этот скандальчик сам автор. Нет, я не хочу ни в коем разе сказать, что так и было задумано. Безусловно, Яков с большой любовью лишний раз вспомнил Иону Лазаревича, за что читатели (и я в том числе) ему благодарны. А получилось воспоминание вот такое.
    Лицо, отпечаток пальца человека — признаки безусловно индивидуальные. Два лица — подозрительно, могут не то подумать, Яков остановился на трех. Но нет ни каких трех или еще сколько там лиц! Есть человек, И.Деген, который попадая в разные жизненные ситуации, всегда оставался Человеком.
    «… ответственность за товарищей…, чувство ответственности уже не за семью, за Отечество… И чувство долга…» — все это конечно правильно. Но ближе к пониманию помощника кузнеца, парня крепкого и неробкого, рожденного » для войны, для драк и для всяких безобразий…” (тоже не на ровном месте деликатная женщина придумала), честного, пылкого юноши, прорвавшегося на фронт, воина, танкиста, поэта, врача, гражданина — все эти жизненные качества составляют образ, а не условно ограниченные «лица» или там газетное «чувство долга».
    Очень не здорово получается, когда вместо человека появляется миф о нем, лишенном каких-либо недостатков. Так недалеко и до отрицания посещения туалета мифологическим героем, где не вполне высокая эстетика заложена в процессе освобождения желудка.
    Ион Деген Человек вот с этой самой заглавной буквы «Ч», что не требует дополнительных доказательств. Но как живой человек он мог и ошибаться, что, собственно говоря, попытался сказать тут же обруганный со всех сторон Герзон.
    Моя главная мысль (если кто недопонял), — не злобно обиженный Герзон, а попытка в ходе полемики лишить человечности И.Л.Дегена.
    P.S. Янкелевич хорошо знал Дегена лично. Вернется из Баку — поймет меня либо обматерит. Приму любое.

    1. Дорогой Григорий! Я боялся начинать эту тему, начали Вы.
      Кто без недостатков, поднимите руки! И гробовая тишинаааа… Вот читаю воспоминания дочери Александра Галича, а в воспоминаниях этих — получила уже в перестроечные времена разрешение КГБ ознакомиться с делом отца. Открывает уголовное дело, листает…
      Подшиты доносы на Галича, написанные рукой доносчиков. И среди листов доносов несколько от агента «Хромоножки». А Хромоножка — это близкий друг отца, актёр, ставший позже очень популярным, известным. Хромоножкой он стал после ранения на фронте. Догадались? Или мне назвать имя?
      Исаак Бабель… Я и сейчас люблю перечитывать его «Одесские рассказы». Был вхож в дом наркома НКВД Ежова. Не только в дом, но любил поприсутствовать на допросах в НКВД, и в подвалы расстрельные спускался для широты восприятия…
      Ираклий Андронников… Как пел, как стучал на допросах даже о том, очём не спрашивали. Освобождён был через несколько дней, но продолжал являться и «пел»…Судьба тех, на кого он настучал печальна. Один из его друзей, на кого стучал Андронников — Хармс.
      У Мариэтты Чудаковой есть воспоминания, когда она чуть-чуть коснулась темы стукачества, и как Андронников резко побагровел иу в возмущении покинул зал.
      «Вы хочите тёмных пятен на Дегена? Их нету у меня». Если бы Вы были внимательны, я предложил Герзону: если есть что сказать на эту тему — скажите, напишите свой очерк о Дегене и его пятом, шестом лице.
      Но почему-то «вскрыть правду об этих лицах» требуют от меня. Я их не знаю. Я об этом сказал: я никогда в Израиле не жил и потому не имею права судить об общественных движениях в Израиле и об общественных взглядах Дегена.
      Прямым текстом Герзону было сказано — пещро вам в руки!
      Так кто же испугался?

      1. Яков, Я Вам тоже на это ответил, про художника, взявшегося рисовать портрет. Не видите весь образ — не беритесь писать. чтоб не получился вместо лица всего один освещенный глаз, а остальное скрыто во тьме. Или три лица вместо одного. Взялся за гуж — не говори, что не дюж.
        Но вместо этого Вы скатились к площадной брани в адрес критики, вне всяких приличий. И знаете почему? Потому, что вместо портрета Вы писали икону, как я Вам тоже сказал, и творили кумира. И то, что Вы не в Израиле, так это пустая отмазка. Хотели бы знать — знали бы.

      2. Господин Каунатор! Зиновия Гердта назвала агентом КГБ дочь Галича, не приведя ни малейших доказательств, кроме того, что её вывод, что Гердт был доносчиком, подтвердили комитетчики. Будем верить этим провокаторам? Вам бы следовало попросить администрацию сайта убрать из Вашего текста пассаж о Хромоножке.

      3. Григорий Быстрицкий:Ион Деген Человек вот с этой самой заглавной буквы «Ч», что не требует дополнительных доказательств. Но как живой человек он мог и ошибаться, что, собственно говоря, попытался сказать тут же обруганный со всех сторон Герзон.
        Моя главная мысль (если кто недопонял), — не злобно обиженный Герзон, а попытка в ходе полемики лишить человечности И.Л.Дегена.

        Стопроцентно поддерживаю.

  16. Цитирую Вас:
    «Вы, это, как бы, которое плывёт само по себе.
    Я своё слово О Ионе Дегене сказал. Что промычал GG пусть остаётся на его совести.
    «Глуп тот человек, который не меняет своих убеждений!» Не, это не про вас. Вы ведь не подвергнетесь влиянию Черчилля и убеждений своих менять не будете!»

    Я — плыву, Вы — тонете. Я мычу, Вы — говорите. Я — не меняю своих убеждений, Вы — меняете свои как перчатки, под влиянием кого угодно. Смените и про Дегена, когда станет выгодно.
    В-общем, Вы открыли на всеобщее обозрение всю изнанку своего пафоса и умиления. А что касается «человека, которого Вы уважаете», то это как раз тот случай, когда «скажи, кто твой друг…». Если у него в авторитете террорист Кахане, а у Вас в друзьях он, то Ваше сползание к подзаборной лексике и фальшивой «мудрости» выглядит вполне естественно.

  17. Я был знаком с Ионом Дегеном в основном по переписке, с мая 2009 почти до самой его смерти — почти 8 лет. Конечно, читал его уже много раньше. Писал об этом на данном сайте http://club.berkovich-zametki.com/?p=28913. Он послал мне эдак сотню писем, Не стоит даже говорить, что я был рад этой переписке и горд ею. Писал ему, отвечал на его комментарии в адрес моих заметок. Естественно, обсуждали и политическую обстановку в Израиле, и выборы. В нашем обмене трансфер просто не упоминался ни разу. Никаким 4-ым лицом Дегена он не являлся — это просто свист Аврутина, который его практически не знал, встретился один раз (Аврутин был в Израиле один раз, и многим тогда навязывал свою встречу). Деген был человеком правым и очень цельным. Вот что писал он про выборы в 2015: «Дорогой Мирон! С благодарностью прочитал невероятно нужную статью. Разослал её всем возможным израильтянам. И не только. Беда в том, что несокрушимая логика не может быть гарантией успеха. Можно ли и нужно ли меня убеждать? Вы правы по каждому пункту. И в этом меня все 30 с лишним лет убеждать не надо было.

    Но я голосовал за рава Кахане, за Юваля Неэмана, за Арье Эльдада, хотя знал, что должен голосовать за Шамира, за Нетаньяху. И сейчас знаю. Но беда, что мне не хочется голосовать за говно, окружающее тех, за кого надо голосовать. Мне не хотелось голосовать за Давида Леви, за Меера Шитрита, за Сильвана Шалома. Позже — за Ципи Ливни. Я даже спросил её, что скажет о её поведении её отец. Но, может быть, эта статья откроет глаза менее знающим, но менее брезгливым.
    Ещё раз большое спасибо! Будьте здоровы, счастливы, благополучны, удачливы! Ваш Ион». Очень нравилась ему Шакед, и потому он поддержал партию Беннета.
    В письмах Иона были и личные аспекты — в том числе, и о его детстве и отрочестве, например. Он глубоко переосмыслил ВОВ, о чём тоже писал. Но это — вне очерка Я. Каунатора, который прочёл с интересом.
    Отмечу, попутно, замечание одного комментатора, требующего \»вынь да положь ему многомерного Дегена\», который пишет: \»А препарировать меня тут уже были желающие. Но как-то быстро закончились\». Деген действительно объёмен и объём этот велик, о чём обычно и говорят люди, его вспоминающие. А препарировать этого комментатора перестали, поскольку быстро убедились, что препарировать особенно и нечего.

    1. «Многоликого Дегена» обязался «вынуть да положить» автор самим названием статьи. А четвертое лицо Дегена показали уже Вы, дорогой профессор (от автора я этого так и не добился) — «голосовал за Кахане»! Аврутин, возможно, и «свистел», но Вы-то нет? Следовательно, четвертое лицо — это лицо сторонника партии, признанной в Израиле террористической и поставленной вне закона. Вот и все, тему можно закрывать. Препарировать больше нечего — дошли до сути.
      Что до Вас и меня, то отвечать Вы перестали не потому, что в чем-то там убедились, а потому, что продолжаете увиливать от ответа на вопрос о научности истории в свете научных критериев. Справедливо считая, что Вас на нем поймают так же, как поймали на
      элементарном неумении выполнять простейшие арифметические действия (помните свои подсчеты числа голосовавших за НДИ?) 🙂

  18. В моем представлении Ион Деген воспринимается ( в перифразе Маяковского) самым образцовым из всех прошедших по земле людей .По уровню мужества, самоотверженности, таланта, мудрости и доброты трудно поставить кого-то другого рядом с ним. Его жизнь и творчество свидетельствуют об этом,. Он несомненно был необыкновенным Человеком. Светлая память о И. Дегене останется надолго в сердцах всех нас, особенно лично знавших его.

  19. Cпасибо Вам, Яков, за память и отличный очерк об Ионе-человеке — о том в нём и его жизни, что выше и глубже политических ориентаций. Ион был самим собой и с партбилетом в кармане, и без него в Израиле. Он не суесловил и не троллил в общении ни здесь, ни в жизни, и презирал попытки делать это вокруг его имени.

  20. Видите ли, George Gerzon, как у писателя-душеведа, у меня узкий взгляд на человека Дегена. Мой взгляд охватывает всего лишь три лица. Вы, по-видимому, писатель-общевед, Ваш взгляд на Дегена много ширше моего, Вы нашли в нём и четвёртое, и пятое, и шестое лицо. Перо вам в руки! Творите, созидайте портрет Иона Лазаревича Дегена в масле!
    Как объяснить Вам, что естъ место не для дискуссий. У каждого, КАЖДОГО человека есть тень. У Вас есть что сказать — говорите, здесь никто не затыкает вам рот. Наберитесь смелости и расскажите нам об остальных лицах Дегена.
    Человек уже ушёл из жизни, но в бочку мёда всё подбрасывают ложки дёгтя….
    Как душеведу, Вы мне стали интересны. Попробую в следующем очерке препарировать Вас.

    1. У меня с George Gerzon’ом есть немало точек разногласия, а с Яковом Каунатором я, как правило, на одной волне. И все же намерение уважаемого Якова «препарировать» уважаемого Георгия вызывает у меня чувство трудно выразимое. 😜🧐

    2. Так Вы, Яков, оказывается, «душелюб и людовед», с узким взглядом и склонностью препарировать? Извините, не поинтересовался заранее, а то бы и вопросов не было 🙂
      Насчет портрета — это же Вы взялись его писать. Что ж Вы теперь перекладываете свою недоделанную работу на других? Это все равно, как если бы художник прописал на портрете глаза и уши, и сказал, что остальные детали его не интересуют, поскольку он не специалист по прическам и губам.
      Насчет «о мертвых либо хорошо, либо ничего» («человек уже ушел из жизни», и далее) Вы не оригинальны. Есть много желающих применять этот принцип к далеко не таким достойным персонажам. Только в этих случаях он вызывает резкие возражение даже у самых душелюбивых, и. уверен, у Вас тоже.
      А препарировать меня тут уже были желающие. Но как-то быстро закончились.

      1. George Gerzon: … Насчет «о мертвых либо хорошо, либо ничего» («человек уже ушел из жизни», и далее) Вы не оригинальны. …
        =====
        Мы тут все не оригинальны:
        1) Многие, как и я, способны уважать достойных людей при абсолютном несогласии с их мировоззрением: я человек «правых» взглядов, но я уважаю многих достойных израильтян с «левыми» взглядами, которые в 2005-ом поддерживали насильственный трансфер евреев из Гуш Катифа и из северного Шомрона.
        2) Многие, как и вы — принципиально на это неспособны.

        Вторым первых просто не понять. Слава Богу, пока-ещё нет гражданской войны, так что можно разойтись по своим «комнатам эхо». Это называется «мирно со-существовать даже в одном глубоко расколотом обществе».

        1. Бенни, поделитесь секретом — как Вы в Мастерской делаете «болд»?
          Заранее благодарен

      2. А ты?
        Входя в дома любые —
        И в серые,
        И в голубые,
        Всходя на лестницы крутые,
        В квартиры, светом залитые,
        Прислушиваясь к звону клавиш
        И на вопрос даря ответ,
        Скажи:
        Какой ты след оставишь?
        След,
        Чтобы вытерли паркет
        И посмотрели косо вслед…
        Л.Мартынов.

        Как-то, наследили вы, «уважаемый»… Жаль подтереть после вас некому.
        Продолжение от Л.Мартынова:

        …Или
        Незримый прочный след
        В чужой душе на много лет?»
        Вот и всё, что остаётся сказать о Ионе Дегене.

        1. Не переживайте, «уважаемый». После всех подотрут. «Незримый прочный след в чужой душе» сотрется вместе с этой душой, если не намного раньше 🙂

  21. Ион Лазаревич оказал мне огромную честь, назвав меня, пацана (конечно, только по сравнению с его возрастом и его заслугами) «моим другом», поэтому спасибо огромное автору за статью об этом действительно Человеке с большой буквы.

  22. Спасибо, уважаемый Яков, что вспомнили Дегена, человека во всех отношениях выдающегося, одного из тех, на ком держится Земля.

  23. А где о четвертом лице, о котором написал Марк Аврутин — лице сторонника трансфера арабов? При всем уважении к Дегену, без этого профиля его портрет остается неполным. Особенно для израильских (и не только) ультраправых.

    1. А зачем, зачем понадобилось Вам бросать тень на порядочого и очень хорошего человека? Положа рука на сердце, признайтесь, сделали ли Вы в своей жизни хотя бы сотую часть того, что сделал в своей жизни Деген?

      1. Вы считаете, что взгляды Дегена бросают на него тень? Я ведь не умаляю его заслуг, наоборот, спрашиваю Вас, почему Вы их умалили, не упомянув об этой стороне его порядочности?

        1. Я имею на это право.Я не живу в Израиле и никогда не жил там. Я не имею права судить о взаимоотношениях различных общественных движений в Израиле. У меня есть лишь одно право: искренне переживать за государство Израиль, сочувствовать его невзгодам и радоваться достижениям.
          Вы же подталкиваете меня к каким-то странным дискуссиям, к каким-то разборкам, касательно общественных взглядов Дегена.
          Если у Вас есть что сказать на эту тему, напишите очерк, об общественных взглядах Дегена.
          Я же написал о том, что больше всего меня привлело в Дегене — о человеческих качествах.

          1. Y.K.: … Я же написал о том, что больше всего меня привлело в Дегене — о человеческих качествах.
            =======
            Это самое-самое главное для людей любых общественных взглядов.

            Даже когда Деген был коммунистом-сталиннистом в молодости — именно правильные человеческие качества были в нём самым главным (для сравнения: в его книгах можно прочесть о коммунистах-сталиннистах с другими качествами).

            И конечно: именно по его человеческим качествам Бог дал ему «случайностей», то есть испытаний и судьбу.

          2. То есть, Вы хотите сказать, что профессиональная и литературная деятельность, о которых Вы рассказываете, неотделима от человеческих качеств, а общественные взгляды не имеют к ним отношения? Это чрезвычайно странное понимание человеческих качеств, чтоб не сказать больше. И причем тут место Вашего проживания? Вы пишете о человеке, который жил и действовал в Израиле, и человеческие качества и общественные взгляды которого проявлялись в Израиле. Его, а не Ваши. Аврутин тоже не живет в Израиле, но он не только пишет об этом, но и открыто восхваляет их. А Вы, стало быть, «имеете право» на одно, но не имеете на другое? Интересно, как Вы воспримете жизнеописание Достоевского без упоминания о его антисемитизме? Тоже скажете, что это не имело отношения к его человеческим качествам, и автор имел право писать только о том, что его привлекало? А на вопросы, касательно теневых сторон восклицать «зачем, зачем бросать тень на великого писателя»? Так, что ли?
            У Вас получается, что Деген состоял из трех лиц, причем все три — святые. Но нет, уважаемый. Было еще как минимум четвертое. А, может, и пятое, шестое… А Вы пишете не портрет, а икону. Тоже Ваше право, но только, уходя от дискуссий, не надо претендовать на адекватность изображения.

  24. Замечательный очерк, Яков К.! Спасибо, что Вы вспомнили великого человека.

  25. Вспомнилось участие Иона Дегена в жизни Портала и Гостевой.
    Немного грустно: сколько лет уже прошло! И скольких уже нет среди нас. Но вместе с тем приятного вспоминать, с кем довелось общаться благодаря Порталу.

    Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *