Борис Гулько: Последняя надежда человечества

 175 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Берлинская стена рушилась. Без видимого толчка рассыпалась «империя зла». Американская идея торжествовала. Заговорили о «конце истории». Но история продолжилась. В США стала пухнуть как на дрожжах альтернативная — левая идеология. Её называли либеральной, потом прогрессивной. Сейчас зовут постмодернизмом.

Последняя надежда человечества

Борис Гулько

В начале июля 1979 года мы с Лёвой Альбуртом, тогдашним чемпионом Украины по шахматам, гуляли по Москве. На следующий день Лёва отправлялся в Западную Германию на матч в Кубке европейских чемпионов. Я уже два месяца как подал документы в ОВИР о желании покинуть СССР, но покуда никуда уехать не мог.

Мы беседовали о жизни. Лёва рассуждал:

«Я живу хорошо: зарабатываю достаточно денег; играю в шахматы столько, сколько хочу. С девушками у меня проблем здесь нет. Но мне стыдно жить в этой стране».

Два дня спустя, сквозь вой глушилок, я расслышал сообщение «Немецкой волны» о том, что в полицейском управлении города Кёльна советский гроссмейстер Альбурт попросил политическое убежище.

Интересное это чувство — принадлежность стране. Среди ощущений разных принадлежностей — семейной, национальной, профессиональной, половой, сексуальной, я воспринимал себя ещё россиянином. Её культура, история, язык были моими. Обычно 31 декабря каждого года я отправлялся не в баню, как герои фильма «Ирония судьбы», а в Третьяковку. Я был привязан к тому, что Набоков в своём романе «Подвиг» назвал «экологической нишей» — к зимним сугробам, к подмосковным лесам.

Лютая неприязнь к своей стране, которую так точно назвал Альбурт, во мне возникла 21 августа 1968 года, когда в чешском городке Гавиржов, в котором я находился по случаю шахматного турнира, мне пришлось наблюдать позор оккупации Чехословакии советскими войсками. Это стало днём смерти идеологии СССР. В Чехословакии скончалась доктрина интернационального социализма (в нац-социализм осиновый кол вбили за 23 года до того.)

Жить в государстве-мертвеце стало тошно для многих, и ими овладело страстное желание покинуть его. Я пожертвовал семью годами жизни, чтобы вырваться из СССР.

В июле 1987 года американцем, вслед за Альбуртом, стал и я. США были страной индивидуализма, личных свобод — совести, убеждений, слова. Идеологию США в те времена становилось принятым называть иудео-христианской. Представлялось очевидным, что в мире Америка противостоит злу. И зло отступает.

«Мистер Горбачёв, снесите эту стену» — призывал 12 июня 1987 года в Западном Берлине президент Рейган. И Берлинская стена, как в арабских сказках от произнесённого волшебного слова, рушилась. Без видимого толчка рассыпалась «империя зла». Американская идея торжествовала. Заговорили даже о «конце истории».

Но история продолжилась. В США стала пухнуть как на дрожжах альтернативная — левая идеология. Её называли сначала либеральной, потом прогрессивной. Сейчас зовут постмодернизмом. Она, побеждая, заменяла каноны иудео-христианские на противоположные. То, что считалось моральным, объявлялось аморальным, и наоборот.

Легко американцы расстались с библейской половой моралью. Мужчин незаметно признали врагами женщин. В культовом фильме «Тельма и Луиза» две героические девушки движутся через США, убивая по дороге своих половых врагов — мужчин. Былой расизм воскрес, но развернутый в обратную сторону, на жупел «привилегии белых». Кто-то из евреев сокрушался:

«Во времена белого расизма мы считались «цветными». А сейчас, когда победил чёрный, нас записали в «белые».

Установившаяся «политика идентичности» противопоставила все группы населения одну другой. А самая защищаемая группа — преступники, особенно, если они цветные или нелегальные иммигранты. Так в Нью-Йорке чернокожих, нападавших на евреев, после задержания просто отпускали.

Все идеологические изменения проходили в США гладко, поскольку правящему левому истеблишменту удалось фактически аннулировать Первую поправку Конституции США о свободе слова. Сказавший нечто политнекорректное стал из общества изгоняться.

Обрела, начиная с президентства Клинтона, «левые» ориентиры внешняя политика США. Клинтон в югославских войнах 90-х годов занял сторону мусульман и три месяца бомбил Сербию, создавая для исламской террористической организации UÇK государство Косово. После холодящего кровь преступления 9/11 убогий Буш-младший объявил ислам «религией мира». При президенте Обаме США полностью заняли позицию поддержки исламистов во всех конфликтах.

Обама определил, что единственной страной, стоящей на пути исламизации теряющего религиозность Западного мира, является Израиль, имеющий в основе догматы иудаизма. И разрушение еврейского государства стало его главной внешнеполитической задачей.

Выстоять против такого грозного врага, как Обама, Израиль сумел в большой степени благодаря стойкости и политическому мастерству своего премьера Нетаньяху. Когда Обама постановил заключить договор со смертельным врагом Израиля Ираном, фактически открывая тому дорогу к созданию ядерного оружия, Нетаньяху решился через голову Обамы обратиться напрямую к Конгрессу и народу США, раскрывая пагубность курса Обамы. После его блестящей речи в Конгрессе 3 марта 2016 года правые обозреватели США стали называть Биби новым Черчиллем.

Сговору Обамы с Ираном, разморозившим аятоллам 150 млрд на джихад и ещё подбросившим тем 1,8 млрд наличными на терроризм (не проходящие через банки наличные невозможно проследить), Биби воспрепятствовать не сумел. Но повлиял на общественное мнение США. 8 ноября 2016 года случилось чудо: несмотря на противодействие всей медиа, всего правящего класса, всех демократов и значительной фракции республиканцев «Только не Трамп», президентом США стал выразитель взглядов консервативных христиан Дональд Трамп, а не ставленница Обамы Хиллари. Строго говоря, последняя набрала на 3 миллиона голосов больше, чем Трамп, но благодаря заложенному в Конституцию принципу «федерализма», в тот раз беда миновала США.

* * *

Разлом в нынешнем мире прошёл, таким образом, по линии Израиль и остатки старой Америки во главе с Трампом — в основном это евангельские христиане, и противостоящие им постмодернистские союзники исламизации Европы и США. Исламизм обещает похоронить постмодернистский Западный мир, а тот, исчерпав себя духовно, к смерти стремится.

По опросам Трамп популярен между людьми старше 45 лет, однако среди молодёжи до 30 лет доминирует социалист Берни Сандерс, ненавистник Израиля в традиции Карла Маркса. За кем будущее? В марте прошлого года мы с женой Аней покинули уже вторую вырождающуюся страну и переехали жить в Иерусалим.

Противостояние, ведущее ныне к угасанию Америки, происходит и в Израиле, но имеет обратный вектор. Страна была создана молодыми «Берни Сандерсами», социалистами, имевшими, правда, национальные чувства. Перед прошлыми выборами последний лидер израильских социалистов, создавших некогда Израиль, Амир Перец, сбрил усы. Социализм сносился, и остатки «старого Израиля» переходят сейчас на идеологию постмодернизма.

Идейные соперники постмодернистов в Израиле — религиозные евреи, распадающиеся на сионистов и харедим. Последние — стремительно растущая группа населения, уже насчитывающая около 1,1 млн человек, стремятся полностью посвящать свою жизнь духовному служению Всевышнему и минимизируют связи с будничным миром. Харедим не сравнишь с христианскими монахами — у тех обет безбрачия, у этих большие семьи. Или с учащимися мусульманских медрасе — те, окончив учёбу, ищут — кого бы убить, добровольцы же организации харедим ЗАКА после каждого несчастья — пожара, аварии или теракта, мчатся помочь людям или, если это невозможно, обеспечить останкам погибших достойное погребение.

Баланс сил в израильском обществе зависит сегодня от нерелигиозных выходцев из СССР — евреев, частично евреев и неевреев. Эти политически ближе к сионистам, но люто ненавидят харедим, видя в воззрениях и стиле жизни тех полное отрицание того, во что верят сами. «Для меня лучше арабы, чем харедим» — отвечали мне на расспросы члены этой группы, объясняя свои политические предпочтения.

Между тем явление этой необычной популяции людей — харедим (с античных времён не было среди евреев таких групп, полностью отрешающихся от мирских забот), знаменует наступление невиданных времён — цивилизационной войны, не имеющей аналога в истории человечества. Мир сейчас из цивилизации Homo sapiens передвигается в «цифровую цивилизацию». Пример тому — Япония. Там быстро сокращается население — в ближайшие 50 лет прогнозируется уменьшение его на 1/3. При этом будет расти средний возраст японцев. Однако страна не собирается решать проблему рабочей силы отчаянными шагами вроде массового завоза иммигрантов. Недостающих людей во всех сферах заменяют роботы.

Происходящие технологическая революция и демографический упадок ведут к аналогичным процессам и в других развитых странах. Уже в этом году в Израиле парк такси может пополниться машинами без водителя. Такое же произойдёт в США. Там, прикидывают, по мере исчезновения профессии водителя, 16% населения потеряет работу. Тают и другие традиционные профессии. Магазины заменяются автоматическими ретейлерами, доставляющими потребителям купленный на их интернет-сайтах товар к порогу. Эту работу вскоре будут осуществлять дроны. Книги печатаются типографиями-автоматами. Предстоит, по выражению известного израильского мыслителя Юваля Харари, крушение рынка труда. Образуется изобилие людей, для которых не будет занятия.

Это вопрос не только экономики. Уже сейчас в некоторых развитых странах говорят о гарантированном достатке — общество при мощной компьютеризации и роботизации производства сможет обеспечивать нужды своих неработающих граждан. Но чем занять людей? Многие страны, вроде Канады, некоторые штаты в США, легализовали марихуану, в иных местах и более серьёзные наркотики. Для многих наркотиком становятся компьютерные игры. Хотели бы вы такое будущее для своих потомков?

Счастливо общество, значительная часть граждан которого сосредоточена на духовной жизни, как учащиеся йешив харедим в Израиле. Это снимает одновременно напряжение с рынка труда.

Харедим не только облегчают проблему занятости. Харари предупреждает:

«Лишенные сознания, но высокоразвитые алгоритмы вскоре будут знать нас лучше, чем знаем себя мы сами».

Суперкомпьютер сможет осуществлять управление обществом всеобщего достатка, не замечающим этого. Неподвластными манипулированию ими останутся только религиозные люди, покорные «Высшему Авторитету». Таких людей, служащих вечным ценностям иудаизма, духовно свободных в мире алгоритмов, воспитывают йешивы.

Израиль станет местом решающего противостояния новой цивилизации, с её успехами в создании биотехнологий, искусственного интеллекта, а вскоре и киборгов — существ, соединяющих в себе элементы человека и компьютера, с харедим — тоже существами «не от мира сего», в их сохранённых с давних времён нарядах — атласных халатах и белых чулках, чёрных шляпах и меховых штремелах, верных древним традициям иудаизма. Эти люди выстояли искусы былых времён: просвещения, коллективизма социализма, индивидуализма капитализма, растления постмодернизма. В наступающем тревожном мире им отведена миссия последнего рубежа в надежде на сохранение цивилизации Homo sapiens. Я желаю им успеха.

___
Новая книга Бориса Гулько: Двухтомник «Поиски смыслов». 136 избранных эссе, написанных с 2015 по 2019 годы. $30 в США, 100 шекелей в Израиле. Е-мейл для заказа: gmgulko@gmail.com. По этому же е-мейлу можно заказать и другие книги Бориса Гулько.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Борис Гулько: Последняя надежда человечества»

  1. Б.Г.
    Суперкомпьютер сможет осуществлять управление обществом всеобщего достатка, не замечающим этого. Неподвластными манипулированию ими останутся только религиозные люди, покорные «Высшему Авторитету». Таких людей, служащих вечным ценностям иудаизма, духовно свободных в мире алгоритмов, воспитывают йешивы.

    .Общество не далекого будущего управляемого и действующего на базе всеобщей супер компьютеризации. вырисовывающееся в фантастическом воображении автора ( почти что реализация марксовой мечты), не достижимо. Род людской, видимо, по задумке Всевышнего, обречен навеки вечные оставаться несовершенным, В нем Добро и Зло- постоянные спутники антагонисты.
    Их носители постоянно противоборствуют, или временно находятся в состоянии хрупкого и неустойчивого спокойствия. Движения за мир против войны не достигали цели. Нет позитивной тенденции в этом направлении и в современном мире..Вряд-ли такое предвидится в обозримом будущем.
    На этом фоне, предписывать возможность воспитанникам престижных ишив ультра ортодоксам особо высокие качества носителей высокой морали, способных своим высоконравственным примером остановить деградацию общественной морали даже в одной отдельно взятой стране Израиля, вряд-ли достаточно обосновано.Для большинства еврейского населения страны, преимущественно не религиозного, осознающего что спокойствие мирной жизни может видеться только во сне, неприемлемо за высшую мораль принимать преднамеренное уклонение ортодоксов от исполнения воинской обязанности.

  2. Я согласен с автором: в обществе безопасности, благополучия и достатка необходима настоящая духовная жизнь — или часть людей отупеют от марихуаны и смартфонов, а другие создадут себе эрзац духовной жизни: анти-потеплизм в стиле Греты; борьба за соц.справедливость, за права трансгендеров и т.д. — а этот эрзац уже обязательно создаст страх, войну, не-свободу и нищету.

    Но у модерн-ортодоксов есть не меньше духовной жизни, чем у харедим (ультра-ортодоксы). Мнение автора по этому вопросы мне неизвестно.

    На личном и общинном уровне каждый верующий выбирает сам, что больше подходит ему и его семье:
    Литвак или хасид (и какой);
    Религиозный сионист или любящий народ Израиля теологический анти-сионист;
    Есть ли Божественная святость в изучении светских наук, истории и даже в путешествиях, экскурсиях и прочей «открытости к внешнему миру» — или только в ещё большем устрожнении заповедей, в большем изучении только еврейских религиозных книг и прочей «само-изоляции от внешнего мира»;
    Хорошо ли быть финансово независимым от общины, от государства (или от благотворительности, или от ваучеров граждан) и вообще жить богато — или лучше жить в нищете и зависимости от общины и государства.

    Но на уровне политики с ультра-ортодоксами есть огромная проблема: им супер-важно примитивное принуждение под предлогом «статус-(анти)-кво» — а я своими глазами вижу, как сильно это отталкивает — и как сильно приближает именно противоположный подход.

    На личном и общинном уровне хороши все выборы и харедим это мои единомышленники — но на уровне политики подход харедим мне глубоко враждебен.

    1. Сотни студентов ешив участвовали в ежегодной Олипмиаде по Физике в Иерусалиме:
      англ.: http://www.israelnationalnews.com/News/News.aspx/276559

      Да, это модерн-ортодоксальные ешивы, но уровень обучения в ультра-ортодоксальных ешивах не ниже — правда физику в ультра-ортодоксальных ешивах не изучают.
      Зато в Гарварде изучают конституционное право, а в университете Бостона — экономику.

      А я вижу знания Обамы, Окасии Кортез и поддержку Берни Сандерса среди университетской молодёжи Канады и США — и я 100% знаю, что в Гарварде и университете Бостона нестерпимо сильно мозгопромывают слишком многих — а в хороших ультра-ортодоксальных ешивах учат думать, сомневаться и исследовать.
      Я лично знаю многих выпускников хороших ультра-ортодоксальных ешив, которые лет так до 25~30 физику никогда не учили. С ними можно (и очень интересно !!!) говорить с позиции «я сомневаюсь в иудаизме». Многие из них даже в физике разобрались гораздо лучше большинства экономистов и юристов.

    1. К нашему с Вами, г-н Зайдентреггер, счастью и к несчастью автора, еще не приехали, но шансы на приезд:), увы, есть

  3. …Эти люди выстояли искусы былых времён: просвещения, коллективизма социализма, индивидуализма капитализма, растления постмодернизма. В наступающем тревожном мире им отведена миссия последнего рубежа в надежде на сохранение цивилизации Homo sapiens. Я желаю им успеха.
    ****
    … в превращении Израиля в Иран, если не в Саудовскую Аравию?!

  4. Интересная постановка вопроса. Мне как-то не приходило в голову, что харедим противостоят «цифровизации» человечества. Казалось бы, что эта ничтожная по мировым масштабам популяция не может повлиять на судьбы мира. Более того, несмотря на приподдержку их религиозными сионистами, есть угроза существованию еврейского гос-ва. Но близкая им по духу община евангелистов смогла воспрепятствовать победному шествию социалистов в США. Значит не все еще потеряно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *