Александр Левковский: Ложь во спасенье… Но кого?

 193 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Каждый раз, когда я читаю помпезные «труды» социалистов и марксистов-ленинцев — и прежних, и нынешних, — обещающих гибель «преступного капитализма» и приход «бесклассового социализма», я вспоминаю идиота Федько. Чудовищный грохот его пустой канистры, привязанной к хвосту шелудивого пса

Ложь во спасенье… Но кого?

(Заметки о социализме, вообще, — и о марксизме-ленинизме, в частности)

Александр Левковский

Левковский

«Страницы Ленина пестрят —
Ученья Марксова наследство.
Марксисты истово твердят,
Что цель оправдывает средство,
Что если ты наточишь нож
Для высшей цели, значит, прав ты,
Что на земле святая ложь
Куда надёжней грешной правды…
Пусть сгинут все до одного,
Пусть станет прахом всё земное!..
Ложь во спасенье… Но кого?
Кого спасать такой ценою?»
Из советского Самиздата

«[Кандидат в президенты, социалист] Берни Сандерс заявил, что «американская мечта» скорее может быть осуществлена в социалистической Венесуэле, чем в Соединённых Штатах»
Моника Шоуолтер, «Социализм и коррупция». Журнал «American Thinker», 27 февраля 2020 года

1

В далёкое советское время мне пришлось однажды ждать поезда на Киевском вокзале Москвы. Книга, которую я захватил с собой, была прочитана, и мне предстояло мытариться без чтива ещё часа три. Поэтому я встал и подошёл к газетному киоску, надеясь купить себе что-нибудь почитать. Просматривая книжки и брошюры, выставленные за стеклом, я вдруг наткнулся на заголовок:

Владимир Ильич Ленин
«Государство и революция»

К тому времени меня уже основательно тошнило и от Владимира Ильича, и от того нищего социалистического государства, которое он и его марксистские сообщники построили на народных костях, и от всевозможных кровавых социалистических и коммунистических революций, сотрясавших мир. Но читать было нечего; и поэтому я протянул продавщице рубль двадцать — и стал, таким образом, обладателем ленинского шедевра. (Тут же, помню, я подал какому-то грязному оборванцу рубль, на который он, добавив пять копеек, немедленно купил портвейн «Волжский», весьма популярный среди алкашей).

Но никакие портвейны, коньяки и шампанские вина на свете не смогли бы доставить мне бОльшего удовольствия, чем эта тощая брошюра Ленина. Я не припомню, чтобы я читал что-либо более смехотворное, чем эти бредовые откровения трёх вождей мирового пролетариата — Карла Маркса, Фридриха Энгельса и Владимира Ленина. А ведь это было руководство по созданию социалистического и коммунистического общества, которым пользуются социалисты и марксисты и по сегодняшний день!

Лёжа на второй полке плацкартного вагона, читая этот шедевр марксистской мысли и сопоставляя его идиотские предсказания с трезвой советской реальностью, я несколько раз просто не мог удержаться от подавленного смеха. Мой сосед через проход спросил меня с любопытством:

— Простите, что это такое смешное вы читаете?

— Приключения знаменитого вруна барона Мюнхгаузена, — ответил я.

— Но ведь это же книжка для детей! — удивился мой собеседник.

Старый Мюнхгаузен был для детей, — пояснил я, — а это новый Мюнхгаузен — для взрослых.

— И он такой же врун, как и старый?

— Намного, намного бОльший! — сказал я…

2

Так какое же смехотворное враньё нашёл я в знаменитом ленинском труде?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо практически процитировать всю брошюру. Поэтому я не буду утруждать читателя подробным анализом этого словесного поноса; приведу только парочку самых глупейших мест.

Ну вот, например, такое высказывание Энгельса:

«С исчезновением классов исчезнет неизбежно государство. Общество… по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей…»

Мне особенно понравилось упоминание «свободных и равных ассоциаций производителей». Каких это производителей имел в виду великий Энгельс? Я думаю, он гениально предвидел возникновение советских колхозов. Я припомнил чудовищно нищий татарский колхоз, куда нас, казанских студентов, посылали на уборку картофеля, — эти полуразвалившиеся избы, эту непролазную грязь по колено на улицах, эту скудную еду — картошка и молоко изо дня в день… «Свободный и равный производитель!».

Что особенно интересно! — этот колхоз при нас заключил договор о социалистическом соревновании с другим таким же, погрязшим в нищете, колхозом из соседнего района. На площади, покрытой жидкой осенней грязью, перед сельсоветом, собрались десятка три колхозников из обоих районов — в основном, пожилые женщины. Было зачитано обязательство о соцсоревновании; послышались жидкие хлопки — и «свободные и равные производители» разошлись, чтобы отпраздновать это знаменательное событие обедом, состоящим из картошки и молока…

Тут самое подходящее время вспомнить другое место из «Государства и революции, где Ленин с Энгельсом говорят о:

«… высоком нравственном и идейном подъёме, который бывает следствием всякой победоносной революции».

Не заметил я, как ни старался, «высокого нравственного и идейного подъёма» среди несчастных, замученных и голодных колхозников в заброшенной татарской деревне…

… Или вот как, к примеру, вожди мирового пролетариата рекомендуют в «Государстве и революции» разрешить жилищную проблему. Цитирую:

«… уже теперь в больших городах достаточно жилых зданий, чтобы тотчас помочь действительной нужде в жилищах при разумном использовании этих зданий. Это осуществимо, разумеется, лишь последством экпроприации теперешних владельцев и посредством поселения в этих домах бездомных рабочих или рабочих, живущих теперь в слишком перенаселённых квартирах».

Вот так и возникли (и задержались на долгие-долгие десятилетия) отвратительные советские «коммуналки». Помните знаменитую «Воронью слободку» из «Золотого телёнка», обитатели которой «считались людьми своенравными и известны были всему дому частыми скандалами и тяжёлыми склоками»? Истинными создателями этого кромешного коммунального сосуществования были не Ильф и Петров; её подлинными идеологами и строителями были великие вожди Карл Маркс, Фридрих Энгельс и Владимир Ленин! Кстати, они ни словом не упоминают о необходимости строительства нового жилья. Зачем!? Пролетариату крышей над головой должны служить марксистско-ленинские идеи!

И таким образом, первое в мире социалистическое государство в течение сорока (!) лет, до середины «хрущёвских» 50-х годов, практически не строило никаких новых жилых домов. Вся счастливая социалистическая страна была одной гигантской «Вороньей слободкой»!

А вот ещё один марксистско-ленинский перл из «Государства и революции»:

«Вмешательство государственной власти [социалистической страны] в общественные отношения становится в одной области за другой излишним и само собою засыпает… Государство не отменяется; оно отмирает.»

Того, кто написал эту несусветную чушь, надо было бы по справедливости посадить в сумасшедший дом!

Это в сталинском-то Советском Союзе, идеальном полицейском государстве, где каждый второй был стукач («сексот», по-сталински), где ГУЛАГ разбросал свои концлагеря от Печоры до Колымы, где девочкам-колхозницам давали десять лет тюрьмы за ночной сбор колосков на сжатой ниве, — это в этой-то стране, по гениальному предсказанию Маркса, Энгельса и Ленина, — «государство отомрёт»!?

И подумать только, что поколения всевозможных социалистов и марксистов-ленинцев в разных странах молятся на эту свихнувшуюся с разума троицу!

3

Но хватит заниматься несбыточным утопическим бредом создателей теории научного коммунизма. Пора перейти к той части «Государства и революции», которая полностью сбылась, а именно, к установления зверской и кровавой диктатуры пролетариата.

Вот что пишет по этому поводу добродушный соратник Маркса, Энгельс, и что с удовольствием цитирует не менее добродушный Ленин:

«Революция есть акт, в котором часть населения навязывает свою волю другой части посредством ружей, штыков, пушек… И победившая партия по необходимости бывает вынуждена удерживать своё господство посредством того страха, который внушает реакционерам её оружие.»

Что означало на практике энгельсовское «господство страха», мы узнаём из статьи одного из главных ленинских палачей, заместителя председателя ЧК, Лациса (газета «Красный террор» от 1 ноября 1918 года):

«Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал словом или делом против советов. Первый вопрос, который вы должны ему предложить, — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора».

«Золотое дитя революции» Николай Бухарин не поколебался написать следующее руководство к действию:

«Пролетарское принуждение во всех формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи».

15 февраля 1919 года, под председательством лучшего друга трудового крестьянства товарища Ленина, состоялось заседание Совета Обороны, на котором было принято постановление брать заложниками крестьян тех местностей, где расчистка снега с железнодорожных путей «производится не совсем удовлетворительно… Если расчистка снега не будет произведена, они будут расстреляны».

* * *

Как известно и общепризнано, диктатура пролетариата достигла своего апогея в деятельности Иосифа Виссарионовича Сталина — «верного ленинца, несгибаемого большевика, крупного теоретика марксизма, воплотившего в себе мудрость Маркса, широкий кругозор Энгельса и могучую волю Ленина», по словам одного придворного кремлёвского журналиста.

Помню, мы, пионеры-ленинцы, с бьющимися сердцами пели:

Сталин — наша слава боевая,
Сталин — нашей юности полёт!
С песнями, борясь и побеждая,
Наш народ за Сталиным идёт!

Прекрасное было время! Так сладко было верить в мудрость Великого Вождя, который всегда рядом с тобой, всегда помнит о тебе, всегда защитит тебя!

Вот это чувство хлещущей через край любви к товарищу Сталину сопровождало меня до шестнадцати лет — как вдруг, по воле обстоятельств, мне рассказали о другом Сталине! (Я посвятил этому громоподобному событию рассказ «Мост Ватерлоо»).

Этого иного Сталина, совершенно не похожего на его сусальный портрет, лучше всего описал Милован Джилас — видный марксист, член ЦК компартии Югославии, знаменитый партизанский генерал — в своей книге «Разговоры со Сталиным»:

«Сталин был способен на любое преступление, ибо не было такого беззакония, которое он бы не совершил. Какие критерии мы бы ни прилагали к его действиям, во всех случаях — и, будем надеяться, на все будущие времена — именно ему принадлежит «слава» непревзойдённого преступника всех времён и народов, ибо в его действиях сочеталась бессмысленность преступлений Калигулы с криминальной изощрённостью Борджия и жестокостью царя Ивана Грозного».

Надо ли перечислять все эти гнусные преступления великого Вождя советского народа!? Надо ли вновь и вновь вести читателя через ужасы раскулачивания, коллективизации, «Шахтинского дела», процесса Промпартии, трёх печально знаменитых «Московских процессов» 30-х годов, украинского Голодомора, гигантского ГУЛАГа, накрывшего страну сетью концентрационных лагерей и тюрем!?

Но надо твёрдо помнить – Сталин и именно Сталин был настоящим и неуклонным марксистом-ленинцем! Он и только он воплотил в действие учение о диктатуре пролетариата, составляющее сущность «великого» труда Ленина «Государство и революция»!

4

Но что это? Я слышу возмущённые голоса! Со мною не согласны! Современные марксисты кричат: «О чём вы говорите!? Какой Сталин марксист-ленинец!? Он извратил сущность нашего чистого, идеального, чудно пахнущего марксизма-ленинизма!»

Хорошо, предположим, Сталин не был идеальным марксистом; но кто же был? Лев Троцкий, на совести которого лежат сотни тысяч убитых в гражданской войне и тысячи утопленных в баржах на Волге и на Дону? Палачи из ЧК — Дзержинский-Лацис-Менжинский-Ягода-Ежов-Берия-Абакумов, создавшие архипелаг ГУЛАГ? Соратники Сталина — Зиновьев, Каменев, Бухарин, Пятаков, Рыков, Каганович, запятнанные кровью с ног до головы? Кто???

Видимо, остаётся только один — Владимир Ильич Ленин. Именно его превозносят и поднимают на щит так называемые нео-марксисты, желающие восстановить утраченную невинность марксизма-ленинизма, якобы изнасилованного мерзавцем товарищем Сталиным и его заплечных дел мастерами.

* * *

Вот о товарище Ленине мы и поговорим.

Заметим сразу, что по давно установившемуся мнению специалистов-историков, Ленин — такой же убийца миллионов, что и его верный соратник и наследник, Сталин. По его инициативе были — впервые на земном шаре! — организованы концентрационные лагеря; он лично распоряжался беспощадно расстреливать, вешать, изгонять из страны всех, кого он считал своими противниками; он командовал кровавым подавлением Тамбовского и Кронштадтского восстаний; он разрушал, жёг и травил христианскую церковь и послал на расстрел митрополитов Вениамина и Тихона.

Он и его соратники довели несчастную Россию до полной разрухи!

И вот когда Ленин всеми этими преступлениями довёл страну до грани катастрофы, тогда он, находясь в абсолютно безвыходном положении, ввёл Новую Экономическую Политику (НЭП, для краткости).

Марксисты любят превозносить этот шаг как великое достижение, как свидетельство мудрости Вождя… А на деле это был акт капитуляции социализма перед капитализмом! Великий Ленин просто рухнул на колени и униженно пополз к капитализму. И взмолился: «Спаси меня, капитализм! У нас, марксистов, хорошо получаются демонстрации, конфискации, экспроприации, мобилизации, коллективизации, а вот продукции мы наладить не можем! Научи, помоги, выручи!»…

И возникает перед нами образ другого Ленина — преступника, убийцы, капитулянта!…

Вспомним строки из «Архипелага ГУЛАГ», полностью приложимые к эпохе «царствования» Ленина:

«Если бы чеховским интеллигентам, всё гадавшим, что будет через двадцать-тридцать-сорок лет, ответили бы, что через сорок лет на Руси будет пыточное следствие, будут сжимать череп железным кольцом, опускать человека в ванну с кислотами, голого и привязанного пытать муравьями, клопами, загонять раскаленный на примусе шомпол в анальное отверстие («секретное тавро»), медленно раздавливать сапогом половые части, а в виде самого лёгкого — пытать по неделе бессонницей, жаждой и избивать в кровавое мясо, — ни одна бы чеховская пьеса не дошла до конца, все герои пошли бы в сумасшедший дом…»

И получается, что не могут современные нео-марксисты заявлять, что путь реабилитации марксизма-ленинизма, путь восстановления его утраченной невинности ведёт через возвращение к ленинским истокам, ибо эти истоки — мутные, грязные и кровавые!

5

Тут позвольте мне на мгновение отвлечься.

Однажды вечером, лет двадцать пять тому назад, я брёл по южному Лондону, направляясь к уютному шахматному клубу, где меня ожидали мои постоянные партнёры. Внезапно дорогу мне преградила крикливо одетая — или, точнее, полуодетая — женщина лет сорока, разительно напомнившая проститутку из популярного кинофильма «Бриллиантовая рука». Женщина, приветливо улыбаясь, спросила меня с подкупающей прямотой:

— Sir, do you want? («Сэр, вы хотите?»)

— Yes, — ответил я.

Она улыбнулась ещё шире и жестом гостеприимной хозяйки пригласила меня в тёмный подъезд.

Но не на того она напала! Я всегда, ещё со времён юности, помнил ходившую в народе легенду о том, что наш великий вождь Владимир Ильич Ленин вот так подхватил где-то в тёмном подъезде венерическое заболевание и скончался от нейросифилиса, оставив нас, советских людей, безутешными сиротами. Поэтому я, так же приветливо улыбаясь, предложил:

— Madam, I’d better invite you for a good dinner. How about that? («Мадам, я бы лучше пригласил вас пообедать. Как насчёт этого?»)

Видимо, мысль перекусить на дармовщинку пришлась жрице свободной любви по вкусу; и поэтому она, подхватив меня под руку, направилась в ближайшее кафе.

Я заказал любимое блюдо британцев, жареную рыбу с картошкой, и мы с ней принялись мирно обедать. Будучи литератором, я не мог удержаться от соблазна расспросить мою собеседницу о её нелёгкой трудовой жизни. (Впоследствии я использовал эту беседу в моей пьесе «Замкнутый круг»).

Она оказалась вовсе не англичанкой, а болгаркой, приехавшей в богатый Лондон из нищей Софии на заработки. Ей, сказала она, тридцать восемь лет, из которых двадцать она посвятила занятию тем, что обычно называют «древнейшей профессией человечества».

— Excuse me for my curiosity, — спросил я, — can you tell me how many clients do you have daily? Just approximately. («Прошу прощения за моё любопытство, но не могли бы вы сказать мне, сколько клиентов у вас бывает за день? Хотя бы приблизительно.»)

Болгарка на мгновение задумалась и затем сказала:

— В среднем, десять…

Я молча смотрел на неё, спокойно уплетающую рыбу с жареной картошечкой, и вспоминал знаменитную газетную рекламу известного профессора-сексолога, в которой он обещал «полное и безукоризненное восстановление утраченной девичьей невинности». «Никто и никогда не узнает, — восклицал профессор, — что вы когда-то были в половых сношениях!»

Интересно, думал я, смог бы этот профессор восстановить девичью невинность у этой болгарской проститутки после того, как она имела по десять клиентов в день в течение двадцати лет?..

Нет, пожалуй, не сможет…

… И точно так же вся профессура на белом свете не сможет восстановить невинность марксизма-ленинизма, — ту самую невинность, что была многократно разрушена голодными смертями, отправкой безвинных людей на погибель в тайгу и тундру, миллионами бессудных расстрелов и зверских пыток, — всё это во имя лживой и кровавой идеи победы над капитализмом и торжества социализма и коммунизма!

Эпилог

В годы моего давно ушедшего детства я жил в маленьком украинском городке Ракитно, в ста двадцати километрах южнее Киева. Главной достопримечательностью этого глухого районного центра был полупомешанный парень по имени Федько. Целыми днями он, в сопровождении грязного шелудивого пса, бродил по городку, выпрашивая милостыню. Добродушные украинки обычно жалели его и подавали ему — кто кусок хлеба, кто яичко, а кто и шматок сала.

Но иногда что-то в повреждённом мозгу Федько нарушалось — и тогда он, привязав к хвосту своей собаки пустую канистру из-под бензина, гнал несчастного пса по улицам городка. Пустая жестяная канистра, ударяясь о булыжник, издавала ужасающий грохот, и мы, мальчишки, в полном восторге бежали за вопящим Федьком, с удовольствием принимая участие в этом спектакле…

… Каждый раз, когда я читаю помпезные «труды» социалистов и марксистов-ленинцев — и прежних, и нынешних, — обещающих гибель «преступного капитализма» и приход «бесклассового социализма», я вспоминаю идиота Федько.

Чудовищный грохот его пустой канистры, привязанной к хвосту шелудивого пса, несущегося неизвестно куда (наверное, в коммунизм!?), и есть сущность того лживого утопического учения, что известно под громким названием — МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ.

Print Friendly, PDF & Email

13 комментариев к «Александр Левковский: Ложь во спасенье… Но кого?»

  1. Александр Левковский 9 марта 2020 at 11:49 |

    ///У меня на компьютере давно пылится сюжет эссе под названием «Литературные нелепицы». Внимательно вчитываясь, я находил эти нелепицы и у Тургенева, и у Анатоля Франса, и у Мелвилля, и у Льва Толстого, и у Габриэля Гарсиа Маркеса, и у Александра Солженицына…

    Корней Чуковский, «Крокодил»:

    У Кокошеньки всю ночь был сильный жар:
    Проглотил он по ошибке самовар,-
    Да, спасибо, наш аптекарь Бегемот
    Положил ему лягушку на живот.-
    Опечалился несчастный Крокодил
    И слезу себе на брюхо уронил:
    — Как же мы без самовара будем жить?
    Как же чай без самовара будем пить?
    …………………………………………………………
    И говорит Крокодил:
    — Пожалуйте, ваше величество!
    Кокоша, поставь самовар!
    Тотоша, зажги электричество!

    ОТКУДА ВЗЯЛСЯ САМОВАР?

  2. Григорию Быстрицкому:

    Вы знаете, Григорий, та компания, где Вы очутились – британская рыба и болгарская проститутка, из-за которых Вам пришлось вспомнить Остапа Ибрагимыча, — едва ли может считаться самой странной и удивительной компанией. В литературе встречаются ещё более странные и логически не оправданные «тусовки», выражаясь современным сленгом.

    Возьмём, к примеру, знаменитый экипаж «Антилопы». Ясно, что без молодого сильного Шуры Балаганова и шофёра Адама Козлевича нельзя было обойтись. Но зачем, спрашивается, понадобилось Остапу брать с собой в дорогу Паниковского? Разумеется, понятно, почему Михаил Самуэлевич понадобился ИЛЬФУ И ПЕТРОВУ, но ОСТАПУ, в его погоне за миллионами Корейко, — к чему немощный старик Паниковский?! Это — явная логическая нелепица. И таких литературных ляпсусов можно насчитать десятками – даже у самых известных авторов.

    У меня на компьютере давно пылится сюжет эссе под названием «Литературные нелепицы». Внимательно вчитываясь, я находил эти нелепицы и у Тургенева, и у Анатоля Франса, и у Мелвилля, и у Льва Толстого, и у Габриэля Гарсиа Маркеса, и у Александра Солженицына… Надеюсь, когда-нибудь опубликовать это эссе.

    Так что Вы, в сочетании с болгарской уличной девицей и британской жареной рыбой, — не более странная комбинация, чем знаменитый на весь мир экипаж ильфо-петровской «Антилопы»…

  3. Вот что значит неправильный выбор слов:)! Напиши автор “популярнейшее британское блюдо” и не было бы проблем:)! A propos с удивлением узнал, что fish’n chips было изобретено и популяризовано евреями!

  4. Я не сделаю открытия, если скажу, что комментарии к произведению бывают интересней самого произведения. Так и тут: комментарии автора куда увлекательней его произведений.

  5. Спасибо, Elena L! Следуя Вашему совету, не буду влезать в помойку, взбалтываемую г-ном Лазарем. Пусть тонет в ней сам…

  6. Леонид Лазарь (или, может, Лазарь Леонид? Я, простите, никак не врублюсь, где у Вас имя, а где фамилия… Вы-то сами не путаетесь?), послушайтесь моего дружеского совета – бросьте Вы это дело. Я имею в виду Ваши нелепые невежественные комментарии. Не позорьтесь. Ведь с каждым Вашим новым комментарием количество нелепостей увеличивается.

    Вам что – нечем больше заняться? Учите английский, который Вы знаете наверняка плохо. Если бы Вы владели им получше и читали бы английскую и американскую классику, Вы бы знали, что в англоязычных странах ОБЕДАЮТ ВЕЧЕРОМ, а днём едят ланч. И не писали бы Вы тогда такую явную глупость (цитирую): «Вы брели по Лондону ВЕЧЕРОМ, а предложили болгарской девушке ПООБЕДАТЬ. До обеда еще ночь и полдня…». Я прожил в Америке 32 года, и мы всегда ОБЕДАЛИ ВЕЧЕРОМ, как и все наши американские друзья. И живя сейчас в Израиле, мы продолжаем ОБЕДАТЬ в вечерние часы.

    Кстати, Вы в Вашем комментарии назвали тридцативосьмилетнюю проститутку с двадцатилетним стажем «девушкой». Очередная нелепость с Вашей стороны! Она такая же «девушка», как Вы – комментатор и литератор.

    Впрочем, определение «литератор» почему-то не даёт Вам покоя. Вы пишете (цитирую): «Насколько я помню, вы первый такой, ЛИТЕРАТОРОМ здесь [в «Мастерской»] никто еще себя не называл». Очередной бред с Вашей стороны! Не только пишущие в этом журнале называют себя «литераторами», но даже иногда и «писателями». Например, наш общий знакомый Григорий Быстрицкий, говоря о наших с ним разногласиях, справедливо написал в очень хвалебном комментарии к моему рассказу «Белый конь»: «Мало ли что ПИСАТЕЛИ друг другу наговорят». Что Вы скажете на это?

    Кстати, Вы как русско-американско-еврейский джентльмен обязаны, мне кажется, извиниться за то, как вы «облажались» (выражаясь сленгом) в эпизоде с жареной рыбой и картошечкой. Так является это блюдо, в которое воткнула Вас носом Elena L, любимым британским кушаньем или нет?

    И последняя просьба – не лезьте Вы, Бога ради, в мои произведения! Я ведь никогда не корректирую Ваши писания. Меня абсолютно не интересует, что Вы там пишете, меня не занимает история обанкротившейся компании «Sears», меня не увлекают пули на излёте и не останавливает моего внимания биография перуанской певицы.

    Сделайте, пожалуйста, такое одолжение… Буду очень благодарен.

    1. Попав в одну компанию с проституткой, которую Лазарь гинекологически-беграмотно назвал девушкой, а также со скучной английской рыбой, в которую некая Elena L втыкает нос невежественного кулинарного эксперта, — чувствую себя Остапом Ибрагимовичем, когда он прочитал о себе: «Попал под лошадь».

  7. Спасибо, Elena L., за справедливое замечание к невежественному, как обычно, комментарию Л.Л.

    1. Александр Левковский 6 марта 2020 at 16:26 |
      Спасибо, Elena L., за справедливое замечание к невежественному, как обычно, комментарию Л.Л.
      =================================
      Не обращайте внимания, это зависть графомана к настоящему литератору.
      Насколько я помню, вы первый такой, литератором здесь никто еще себя не называл. Как не позавидовать?

      Но я не об этом. Вот Вы пишите:
      /Однажды вечером, лет двадцать пять тому назад, я брёл по южному Лондону, направляясь к уютному шахматному клубу, где меня ожидали мои постоянные партнёры./

      Это нормально. Многие, крупные литераторы, ходили в клубы, где их ждали постоянные партнеры. Оскар Уайльд например, вот только партнеры у него были разные.

      Дальше Вы рассказываете, как предложили болгарской девушке ПООБЕДАТЬ, на что она согласилась.
      Мой вопрос:
      Вы брели по Лондону ВЕЧЕРОМ, а предложили болгарской девушке ПООБЕДАТЬ.
      До обеда еще ночь и полдня. Чем вы занимались все время, до того, как “сели весело уплетать любимое блюдо англичан-картошку с рыбой”?
      Настоящий литератор, которым Вы несомненно являетесь, не должен скрывать столь важные детали своего творчества. Где это происходило? В “темном подъезде” или на темных аллеях вестминстерского аббатства? Надо бы пояснить.Уайльд, например, хоть был менее известным литератором, никогда не скрывал своих похождений.

      У английских писателей. г-н литератор, в ходу есть такое замечательное выражение:

      Над тем кто не умеет смеяться над собой, будут смеяться другие.

  8. /Однажды вечером, лет двадцать пять тому назад, я брёл по южному Лондону, направляясь к уютному шахматному клубу, где меня ожидали мои постоянные партнёры. Внезапно дорогу мне преградила крикливо одетая — или, точнее, полуодетая — женщина лет сорока, разительно напомнившая проститутку из популярного кинофильма «Бриллиантовая рука». Женщина, приветливо улыбаясь, спросила меня с подкупающей прямотой:

    — Sir, do you want? («Сэр, вы хотите?»)

    — Yes, — ответил я.

    Она улыбнулась ещё шире и жестом гостеприимной хозяйки пригласила меня в тёмный подъезд.

    Но не на того она напала! Я всегда, ещё со времён юности, помнил ходившую в народе легенду о том, что наш великий вождь Владимир Ильич Ленин вот так подхватил где-то в тёмном подъезде венерическое заболевание и скончался от нейросифилиса, оставив нас, советских людей, безутешными сиротами. Поэтому я, так же приветливо улыбаясь, предложил:

    — Madam, I’d better invite you for a good dinner. How about that? («Мадам, я бы лучше пригласил вас пообедать. Как насчёт этого?»)

    Видимо, мысль перекусить на дармовщинку пришлась жрице свободной любви по вкусу; и поэтому она, подхватив меня под руку, направилась в ближайшее кафе.

    Я заказал любимое блюдо британцев, жареную рыбу с картошкой, и мы с ней принялись мирно обедать. Будучи литератором, я не мог удержаться от соблазна расспросить мою собеседницу о её нелёгкой трудовой жизни. (Впоследствии я использовал эту беседу в моей пьесе «Замкнутый круг»).

    Она оказалась вовсе не англичанкой, а болгаркой, приехавшей в богатый Лондон из нищей Софии на заработки. /

    — Excuse me for my curiosity, — спросил я, — can you tell me how many clients do you have daily? Just approximately. («Прошу прощения за моё любопытство, но не могли бы вы сказать мне, сколько клиентов у вас бывает за день? Хотя бы приблизительно.»)
    Болгарка на мгновение задумалась и затем сказала:
    — В среднем, десять…/

    ============

    Сняв в Лондоне болгарскую проститутку, вместо того, чтобы заняться делом, еврейский шахматист-литератор, кормит ее любимым блюдом британцев рыбой с картошкой (бедные британцы – они бы очень удивились!), попутно интересуясь её дневным заработком.

    Как сказал товарищ Сталин: «Эта штука посильнее, чем «Фауст» Гете» – любовь побеждает смерть»

    1. бедные британцы бы не удивились. знаю таковых лично и они едят fish n’ chips.
      «Fish and chips is a hot dish consisting of fried fish in batter served with chips. The dish originated in England…»
      не стоит судить всех пр себе.

  9. Интересно, спасибо.
    Но конечно, любителей социализма Берни опыт марксизма-ленинизма никак не убедит.

  10. Кому как. Мне ближе Че Гевара:»что не так уж плохо умереть на прибрежном пляже чужой страны за столь возвышенные идеалы».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *