Гарик Мазор: Мертвый узел по-израильски

 418 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Никакой идеологии в израильской политике нет. Есть бескомпромиссная борьба за власть различных групп интересантов. Теперь, когда не осталось идеологии, произошло объединение в блоки, главная цель которых: либо остаться у власти, либо сместить тех, кто при власти. Мол, вы своё уже нахапали, теперь наша очередь.

Мертвый узел по-израильски

Гарик Мазор

Исторически сложилось так, что в израильской политике партии, будь то правого, или левого спектра фундаментально отличаются от общепринятой в западной общественной парадигме правой и левой идеологии.

Правые в системе Западной демократии представляет консервативное мировоззрение, в то время как левые традиционно выражают либерально-социалистические идеи. Различают оба этих течения подходы к формированию экономического рынка, роли государства в общественной и экономической жизни, подходы в социальной сфере и в национальном вопросе.

В Израиле никогда не было правых консерваторов, как никогда не было и либералов-социалистов. Пожалуй, единственными консерваторами-традиционалистами в Израиле всегда оставались религиозные ортодоксальные партии.

Изначально сионистская идея опиралась на социалистическую концепцию. Однако первые сионисты-социалисты были далеки от принципов социал-либерализма и их социализм был продолжением сталинизма. Тем не менее, сталинский социализм не продержался в сионизме долго. Это был период крушения всей идеологии сталинско-большевистского социализма. Рухнул он и в Израиле.

Социалисты-сионисты все дальше отходили от своих прежних принципов, и все больше сближались с Западом. В израильском социализме произошло перерождение от сталинизма к клановой партийной бюрократии. И никаких либеральных идей присущих западной левой идеологии, так и не появилось у израильских левых, несмотря на политическое сближение с Западом. Напротив, израильские левые оказались на позициях, пожалуй, самых крайних консерваторов в сионистской идеологии.

Это израильские левые расширяли границы государства в войнах с иностранными агрессорами.

В свою очередь израильские правые, берущие своё начало от ревизионистов Жаботинского, также не смогли противопоставить социалистам никакой идеи консерватизма. Просто, не было в новом государстве никаких традиций консерватизма в общепринятом смысле. Единственными традициями было местечковое прошлое и трагическая история Галута, с которыми в Израиле усиленно боролись. Поэтому все различие между израильскими правыми и израильскими левыми выразилось в борьбе за власть различных групп бюрократии.

Не имея никакой внятной консервативной идеи, правые стали опираться на этно-расовые различия в населении страны. Правые позиционировали себя как выразители интересов выходцев из стран Востока и Магриба и противопоставляли сефардскую общину ашкеназийской. При этом, сами руководители правых в подавляющем большинстве были представлены все той же ашкеназийской общиной выходцев из стран Восточной Европы.

Выходцы из стран Востока использовались всего лишь как инструмент в борьбе за власть. Единственное, что скрепляло народ и страну идейно — это вековые традиции религиозного консерватизма. В такой ситуации все различия между правыми и левыми свелись к одному-единственному вопросу — арабскому. Но и здесь все ограничивалось только лозунгами. Реальная политика и реальное положение Израиля всегда определялись и продолжают определяться арабо-израильским противостоянием, а не лозунгами что правых, что левых.

Как следствие, политика левых израильских правительств никогда не отличалась от политики правых правительств в том, что касается арабо-израильского конфликта. Левые говорили о мире, но возвращали в границы государства разрозненные территории, утраченные в периоды арабских агрессий. Левые правительства расширяли еврейские поселенческие анклавы в Иудеи и Самарии так же, как это делали и правые.

Либеральная идеология не требует многовековых традиций. Напротив, она этим традициям противостоит и ломает их. Различия в лозунгах обострялись, в то время как политическая действительность определяла и продолжает определять действия израильских правительств.

Левые выдвинули лозунг «мир в обмен на территории», что отвечало принципам западного либерализма, а правые как бы противостояли этой идее. В реальной же политике лозунги левых последовательно осуществлялись правыми правительствами, как и все территориальные отступления — ими же. Начиная с Кемп-Дэвида в 1976 году и дальше, через Хеврон, Гуш Катиф, Амону. Через замораживание строительства в Иудеи и Самарии. Именно правые во главе с Бегиным, передавая Синайский полуостров Египту, впервые на практике осуществили левый лозунг — «территории в обмен на мир». И именно правые тогда в Кэмп-Дэвиде впервые официально признали палестинскую проблему и обязались решить этот вопрос.

Продолжение последовало в Мадриде в 1991 году, когда Ицхак Шамир, тогдашний глава правительства от правой коалиции, пожал руку Арафату и признал его легитимной стороной переговоров.

В 1993 году левое правительство Рабина-Переса подписало с Арафатом Ословское мирное соглашение. Фундаментом для «Осло» послужили обязательства израильской стороны, подписанные Бегином в Кэмп-Дэвиде в 1976 году. Подписывая ословские договоренности, Рабин рассчитывал отделить сектор Газа от последующего переговорного процесса.

Ословские соглашения имели официальное название: «Западный Берег сейчас — Газа потом». Главная опасность для Израиля состоит в территориальном расчленение страны и произойти это может через объединение Газы и Западного Берега.

Сама идея вживления арабского палестинского государства в Израиль основывается на объединении двух этих арабских анклавов. Следовательно, целью носителей этой идеи является территориальное расчленение Израиля.

Утрата территориальной целостности подрывает весь фундамент суверенитета и безопасности не только в случае Израиля, но и любого другого государства. И не важно, каким способом объединить Газу с Западным Берегом: наземными или подземными транспортными и коммуникационными магистралями. В любом случае речь идёт о территориальном разделе Израиля.

Чтобы нейтрализовать опасность раздела Рабин и Перес пошли на создание палестинской автономии на Западном Берегу, оставив Газу за рамками соглашения.

Политический расчёт был сделан на то, что автономия станет основой для будущего Палестинского государства, не включающего в себя Газу.

Однако все получилось совсем не так, как рассчитывали архитекторы «Осло». Газа никуда не испарилась и осталась частью требований не только палестинцев, но и всего арабского мира в любых переговорах о создании палестинского государства. Идея расчленить Израиль и вытеснить с карты Ближнего Востока не сошла с повестки арабского мира.

Подписание ословских соглашений привело к новому витку насилия со стороны палестинцев. Рабин и Перес привезли в Израиль из Туниса отсиживающихся там террористов ФАТХа во главе с Арафатом, предоставив им полную международную легитимацию в качестве партнеров на переговорах по урегулированию конфликта. В ответ Арафат развязал Вторую Интифаду, жертвами которой стали тысячи израильтян. Мир так и не состоялся и конфликт не закончился.

В результате израильтяне стали все дальше отходить от левых, а электорат правых усиливался из года в год. «Осло» стало могильщиком израильской левой идеологии. Потеряв власть более чем на десять лет, израильская левая партия Авода превратилась в политического банкрота.

К идейному банкротству израильских левых привело «Осло», к политическому — утрата власти.

Ни одна политическая партия не может оставаться жизнеспособной без власти. Точно так же, как банкир становится банкротом, не имея доступа к финансам, так и политическая партия становится банкротом, не имея доступа к власти.

Правые в этой ситуации прочно заняли место у руля. Так и не приобретя характера консерваторов-традиционалистов, израильские правые превратились в центристов и теперь — в главных носителей идеи двух государств для двух народов по принципу «мир в обмен на территории».

Израильская политическая система хотя и остаётся многопартийной демократией, но в ней образовалась фактическая монополия одной партии. За более чем десятилетие нахождения у власти, вокруг Ликуда и Премьер-министра Нетаньяху выросла бюрократическая и финансовая элита, получившая в свои руки все рычаги влияния в государственных и финансовых структурах. В свою очередь, монополия власти Ликуда опирается на эту элиту.

Израиль оказался в ситуации, когда сплетение политики, бюрократии и финансовых интересов большого бизнеса привело к невиданному росту коррупции. Собственно, это — закономерный итог любой монополии, несменяемости власти.

Однако, другие группы интересантов в бюрократии и бизнесе тоже хотят получить доступ к заветным рычагам. Никакой идеологии эти группы противопоставить правящей партии не могут. Левая идея приказала долго жить, правая так же бесперспективна. Остаётся все тот же центризм. Но это — не знамя в политической борьбе за власть. Невозможно противопоставить центризм центризму. Поэтому конкуренты правящего Ликуда из Кахоль-Лаван приняли в качестве лозунга борьбу с коррупцией и лично с Премьер-министром Нетаньяху.

Никакой идеологии в израильской политике нет. Есть бескомпромиссная борьба за власть различных групп интересантов. Теперь, когда не осталось идеологии, произошло объединение в блоки, главная цель которых: либо остаться у власти, либо сместить тех, кто при власти и самим добраться до властных вершин. Мол, вы своё уже нахапали, теперь наша очередь. Отойдите по-хорошему. Но разумеется, никто отходить в сторону не собирается. Поэтому борьба за власть принимает все более острый характер.

Образование политических блоков привело к тому, что блок арабских партий занял место равноправного игрока. Пожалуй, одним из самых неоднозначных итогов всего происходящего в израильской политике стал тот факт, что Кнессет теперь состоит из двух крупных политических блоков еврейских сионистских партий и третьего по численности блока арабских антисионистских партий.

Если прежде голоса арабских избирателей распределялись между левыми и, частично, между другими израильскими партиями, то сегодня, когда больше нет левого лагеря и нет никакой идеологии, голоса арабских избирателей переместились в сторону одного антисионистского партийного блока.

Главная задача — не допустить, чтобы лидеры арабского блока заняли место главы парламентской оппозиции в Кнессете, или стали партнерами по правящей коалиции. Но это маловероятно! И дело не в том, что это арабы. Дело в том, что блок арабских партий опирается на антисионизм — на идеологию, подрывающую весь идейный исторический и политический фундамент современного Израиля. Сейчас становится все более очевидным, что перемены в политической конъюнктуре произойдут. Хочется надеяться, что все израильское общество вынесет из этого урок и разобщенность уступит место объединению всего народа Израиля.

Print Friendly, PDF & Email

26 комментариев к «Гарик Мазор: Мертвый узел по-израильски»

  1. Оставлю прошлое прошлому. Остановлюсь на сегодняшнем. Нет никаких доказательств «на местности» того, что «израильские правые превратились в центристов и теперь — в главных носителей идеи двух государств для двух народов по принципу «мир в обмен на территории»»
    Автор пишет: «За более чем десятилетие нахождения у власти, вокруг Ликуда и Премьер-министра Нетаньяху выросла бюрократическая и финансовая элита, получившая в свои руки все рычаги влияния в государственных и финансовых структурах». Серьёзно воспринять это нельзя, видя художества Мандельблита и прямое безобразие следователей из отдела433, прокурора Ш. Ницана, слыша многолетний лай «цепных псов» из СМИ, зная о самовластии БАГАЦа. Ничего себе «все рычаги влияния» без этих.
    Автор пишет: «Израиль оказался в ситуации, когда сплетение политики, бюрократии и финансовых интересов большого бизнеса привело к невиданному росту коррупции. Собственно, это — закономерный итог любой монополии, несменяемости власти». Про невиданный рост коррупции можно говорить лишь перекурившись непривычных дорогих сигар, и впервые с помощью СМИ перебрав дорогого шампанского.

  2. (цитата) «Левые выдвинули лозунг «мир в обмен на территории», что отвечало принципам западного либерализма, а правые как бы противостояли этой идее. В реальной же политике лозунги левых последовательно осуществлялись правыми правительствами, как и все территориальные отступления — ими же. Начиная с Кемп-Дэвида в 1976 году и дальше, через Хеврон, Гуш Катиф, Амону. Через замораживание строительства в Иудеи и Самарии. Именно правые во главе с Бегиным, передавая Синайский полуостров Египту, впервые на практике осуществили левый лозунг — «территории в обмен на мир». И именно правые тогда в Кэмп-Дэвиде впервые официально признали палестинскую проблему и обязались решить этот вопрос.Продолжение последовало в Мадриде в 1991 году, когда Ицхак Шамир, тогдашний глава правительства от правой коалиции, пожал руку Арафату и признал его легитимной стороной переговоров».

    ———————-

    Арафатовскую конечность Шамир не «пожимал». Арафата во время Мадридской конференции там не было, он сидел в Тунисе, и израильтяне, кроме того, сумели настоять на том, чтобы по крайней мере официально ни один представитель «палестинцев» членом ООП не был.
    То, что именно правые заключили мир с Египтом, — верно. И я лично не в восторге от этого мира. НО:
    Во-первых, «левым» никто из арабов мира и не предлагал, а в период премьерства Бегина Садат проявил недвусмысленную (и очень смелую, надо отдать справедливость) инициативу, выразив желание посетить Израиль, — в ответ на что его и пригласили. И дело не в «уступчивости» именно правых, а скорее в том, что именно когда они пришли к власти, в Египте поняли: силой ничего не добьёшься, нужен компромисс.
    Во-вторых, отданный Египту Синай – не часть Эрец Исраэль.
    В-третьих – и это самое главное, — правые, в обмен на территориальную уступку, получили всё-таки настоящий мир, выдержавший уже более чем сорокалетнее испытание. А не чудовищные теракты, жертвы которых кощунственно именовались «жертвами мира».
    (В том случае «жертвами мира» можно назвать двенадцать человек, погибших вместе с Садатом в 1981 году во время открытой по нему стрельбы, и тех, кто получил тогда тяжёлые ранения. Самого Садата «жертвой» не назову – он понимал, что подвергает себя опасности, рисковал собой, а значит – был бойцом)
    Мир с Египтом – это компромисс с теми, с кем он был в принципе возможен. Ибо мир заключают не «с врагом», как беспрестанно кликушествуют наши сторонники уступок. Мир заключают с тем, кто стремится прекратить вражду, а значит, уже не враг, а оппонент и партнёр. Пусть не любящий нас — а «любить» никто и не обязан, — но признающий наши интересы и свой долг считаться с нами.

    (цитата) «Никакой идеологии в израильской политике нет. Есть бескомпромиссная борьба за власть различных групп интересантов. Теперь, когда не осталось идеологии, произошло объединение в блоки, главная цель которых: либо остаться у власти, либо сместить тех, кто при власти и самим добраться до властных вершин. Мол, вы своё уже нахапали, теперь наша очередь. Отойдите по-хорошему. Но разумеется, никто отходить в сторону не собирается. Поэтому борьба за власть принимает все более острый характер».

    —————————

    А вот это, к сожалению, кажется, в точности так… Но Ганц и Либерман в этом смысле «шагают впереди» широченным шагом. Так круто и неприкрыто обмануть доверие своих же избирателей… для этого действительно надо уметь ни перед какими принципами не останавливаться…

    1. алекс, синай входит в святую землю (от нила до эфрата).
      инициатива по синаю и принцип «территории в обмен на мир» принадлежит киссинджеру.
      пару лет назад американцы опубликовали его выпад о газовых камерах и советских евреях в 73-м году сразу же после визита голды в белый дом.
      поищите «kissinger gas chambers».
      “If they put Jews into gas chambers in the Soviet Union, it is not an American concern,” Kissinger is heard saying on the latest batch of Nixon-era Oval Office tapes released by the Nixon Library.

    2. Уважаемый Алекс!
      1. Я не очень Вас понял:
      Вы написали про мир с Египтом:
      И я лично не в восторге от этого мира
      И тут же:
      правые, в обмен на территориальную уступку, получили всё-таки настоящий мир, выдержавший уже более чем сорокалетнее испытание
      Т.е. Вас не устраивает настоящий мир?
      2. Выражение «жертвы мира» ведёно в обращение в 1982 году покойными Геулой Коэн и Ицхаком Шамиром в отношении именно соглашения в Кэмп Девиде, которое у Вас вызывает неоднозначные чувства.
      Геула Коэн сказала в Кнессете в отношении народа Израиля: «הוא איננו מוכן לשלם את התשלום, הוא איננו מוכן להיות קורבן השלום» «Он не готов платить за мир, он не хочет быть жертвой мира»
      http://he.wikipedia.org/wiki/%D7%A7%D7%95%D7%A8%D7%91%D7%A0%D7%95%D7%AA_%D7%94%D7%A9%D7%9C%D7%95%D7%9D
      2. Вы не правы написав, Во-первых, «левым» никто из арабов мира и не предлагал, а в период премьерства Бегина Садат проявил недвусмысленную (и очень смелую, надо отдать справедливость) инициативу, выразив желание посетить Израиль, — в ответ на что его и пригласили»
      Предлагали. Перед Войной Судного дня.
      Но то ли Голда, то ли Даян сказали: «Лучше Шарм Эль Шейх без мира, чем мир без Шарм Эль Шейха.
      Ну а визит Садата состоялся тогда, когда за кулисами уже всё, вернее многое, было обговорено.
      3. И последний вопрос:
      Синай — это не Эрец Исраэль.
      А Газа?
      А Голаны?

      1. Ответы уважаемым Елене и Сэму.

        Эрец Исраэль я определяю не по Быт. 15, 18-21 («от Нила до Евфрата»), а по кн. Числа 34, 1-12, где даются границы Земли Ханаанской. Синай – земля сорокалетнего странствия, она вне той страны, в которую НЕ вошёл даже сам Моисей.
        Сам тот факт, что заключён мир, меня, естественно, устраивает. Да и компромисс нужен был конечно… «Не в восторге» я от объёма сделанных уступок – и это после десятилетий, в течение которых именно ОНИ всерьёз пытались «сбросить Израиль в море», или как бишь ещё Насер выражался… Но, в конце концов, многое нас в этом мире «устраивает», не будучи идеальным.
        Но, опять же, это всё-таки действительно мир, а не профанация. «Жертвами» этого мира израильтяне не стали. «Идти на жертвы» – нечто иное, нежели «становиться жертвами». Геула Коэн тогда преувеличила, да и вложила в своё словосочетание иной смысл, нежели тот, кошмарный, который оно обрело в 90-ые.
        «Лучше Шарм Эль Шейх без мира…» – это, кажется, Даян сказал (мне некогда дотошно гуглить), но КОМУ в ответ было это сказано? Не риторически спрашиваю, действительно не знаю. Не Киссинджеру ли тому самому (о дикой по всем параметрам фразе которого на тему евреев в СССР тоже, кстати, не знал)? Он-то мог прожектировать, но поясните, ув. Сэм, кто из АРАБСКИХ руководителей предлагал Израилю мир перед войной Судного Дня? Именно предлагал мир, а не «требовал» всё вернуть, взамен не обещая даже элементарного признания?..
        Далее, кто бы спорил, закулисные контакты с Садатом, вероятно, были задолго до его приезда – может быть, ещё и до Бегина. Но мало ли с кем они ещё могли быть? В политике много чего делается шито-крыто, зондируется… Принципиально то, что именно при Ликуде он решился на необратимый политически и опасный для него лично ЯВНЫЙ контакт. Может быть, сам факт «поправения» Израиля его убедил: выхода нет, этих не победишь, нужен мир, пока они готовы на компромисс…
        Наконец, насчёт Газы и Голан. Да, они – часть Эрец Исраэль. Но я прекрасно понимаю, что этот танахический принцип – «для внутреннего пользования», что это не аргумент в переговорах с кем бы то ни было. И понимаю, что реальность такова: нас здесь около двух тысяч лет не было, здесь успели поселиться другие, не они изгнали нас и разрушили наш Храм, и некие права на эту землю они при таком раскладе тоже имеют. НО… Это при условии ИХ – не менее, чем нашей, — готовности к компромиссу. Если бы с «палестинцами» можно было говорить по-человечески, если бы эта общность была способна выдвинуть руководство, которое согласилось бы полностью, тотально отказаться от террора, проклясть всё, что с ним хоть как-то связано (включая своих «шахидов», клетчатого сатанозверя и прочую атрибутику), и начать диалог с чистого листа, — вот тогда… Пусть бы они заявили: «Мы не любим и никогда не полюбим вас, но мы вынуждены и готовы считаться с фактом вашего присутствия и хотим договориться о мирном размежевании». Вот тогда бы и можно было обсудить вопрос, например, о Газе (НЕ о Голанах, в которые Израиль столько уже вложил… да и где она нынче, «Сирия»-то эта…) Но предварительным условием должна быть наша безопасность. Безусловная и непреложная. Полное исключение возможности ещё одного (упаси Боже) теракта или ещё одной ракеты… Только тогда и можно было бы взвешивать «компромиссы». А пока этой безопасности нет, мы обязаны железной рукой контролировать ситуацию – чтобы никогда и ни при каких обстоятельствах не был взорван больше ни один автобус, ни один ресторан… ну, и так далее. Пока – говорить, к сожалению, просто НЕ С КЕМ.

        1. Уважаемый Алекс!
          Если сегодня границы государств определять по критериям, о которых Вы спорите с Еленой, то мир ждут проблемы, по сравнению с которыми короно-вирус покажется милым пустячком.
          После победы в 1МВ Ллойд Джордж, деля Оттоманскую империю с французами, хотел получить себе Палестину от Беер Шевы до Дана. Но показать на карте, где был Дан не мог никто.
          Я согласен с Вами, что в своё время правительство Ликуда могло бы добиться большего в мире с египтянами. Именно оттуда пошёл принцип: мир в обмен на (все) территории.
          Кстати говорят, что Бегин хотел всучить Садату Газу в виде бесплатного приложения к Синаю, но тот отказался.
          Даян сказал про Шарм Эль Шейх скорее всего Роджерсу, тогдашнему Госсекретарю. И по имеющимся сведениям\слухам, предложения Садата, переданные через Роджерса, были примерно те же, к чему пришли в Кемп Дэвиде.
          Если Вы мне укажите на принципиальные уступки, сделанные Садатом в страхе перед Ликудом, то я с интересом их прочту.
          Кстати именно там Бегин согласился начать переговоры о судьбе палестинцев.
          Я согласен с Вами, что теракты 90-х были страшны. Ещё страшнее были теракты 2 интифады.
          Но в 1999 году Барак победил, и победил по-крупному.
          Насчёт того, что арабы должны пройти свою часть пути, я согласен на все 100%
          Проблема в том, что в последние годы назад пятимся мы.

  3. Автор: «… Никакой идеологии в израильской политике нет. Есть бескомпромиссная борьба за власть различных групп интересантов. … … Главная задача — не допустить, чтобы лидеры арабского блока заняли место главы парламентской оппозиции в Кнессете, или стали партнерами по правящей коалиции. »
    ======
    Если это главная задача, то есть ОГРОМНАЯ разница между идеологией центристско-правого Ликуда и центристско-левых Голубо-Белых:

    Судебно-активный БАГАЦ де-факто отменил с пол дюжины принятых правым большинством в Кнессете уточнений к Основному Закону, запрещающему баллотироваться в Кнессет «одобрятелям» террора и отрицателям еврейского или демократического характера Израиля.
    Конечно, БАГАЦ должен защищать меньшинство от законодательной тирании большинства, но в данном случае ТОЛЬКО ПО ИДЕОЛОГИИ ЛИКУДА у этой защиты есть сразу два очень плохих побочных эффектов: БАГАЦ косвенно, но эффективно поощряет именно самые радикальные партии среди израильских арабов — и БАГАЦ делает полностью бессмысленной всю законодательную активность правых в Кнессете по решению этой проблемы.

    А Голубо-Белые, ПО СВОЕЙ ИДЕОЛОГИИ, бескомпромиссно защищают любую судебную активность БАГАЦа и бескомпромиссно борятся против «Основного Закона о Национальном Государстве еврейского народа».
    Только ПО ИДЕОЛОГИИ ЛИКУДА: Бело-Голубые тоже косвенно, но эффективно поощряют именно самые радикальные арабские партии.

    Мой вывод: очень плохая статья.
    Если главная задача это устранить последствия израильской версии «политики идентичности с защищаемым меньшинством из мусульман» — то надо хоть немножно ознакомится с северо-американскими и западно-европейскими спорами и опытом по этому вопросу.

  4. “Не понятно, что автор называет «консерватизмом»? Это когда питаются исключительно консервами? И что все: «Осло, Осло, Осло» — не в Ослах дело…”
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    * Все говорят: Кремль, Кремль. Ото всех я слышал про него, а сам ни разу не видел. Сколько раз уже (тысячу раз), напившись, или с похмелюги, проходил по Москве с севера на юг, с запада на восток, из конца в конец и как попало — и ни разу не видел Кремля.
    * Пламенел закат, и лошади вздрагивали, и где то счастье, о котором пишут в газетах? — — «Москва — Петушки» — поэма в прозе Венедикта Ерофеева.

    1. Ю. Т. -Русские израильтяне последней алии прожили в стране 20-30 лет, состарились, но так и не поняли, что, голосуя за правых, они голосуют против своих интересов на радость тем, кого они не любят и кто их не любит.
      “Проклятый совесткий короб!” — Что бы это значило? Можно предположить, что “совесткий” — совеТский, а “короб” -”короп”-? Вспоминается блогер, утверждавший — каждый еврей должен говорить “КОРОП”… Табак дело, как говорят жители Перми.
      р.s. “ Русские израильтяне последней алии” — надо понимать – евреи?
      p.p.s. “ А бабушка моя, глухонемая, с печи мне говорит: «Вот видишь, как далеко зашла ты, Дашенька, в поисках своего „я“!» — wikyquote

  5. Русские израильтяне последней алии прожили в стране 20-30 лет, состарились, но так и не поняли, что, голосуя за правых, они голосуют против своих интересов на радость тем, кого они не любят и кто их не любит. Проклятый совесткий короб!

  6. Не понятно, что автор называет «консерватизмом»? Это когда питаются исключительно консервами? И что все: «Осло, Осло, Осло» — не в Ослах дело. Есть совершенно четких два подхода к современному Израилю, соответственно — две идеологии.
    1. Релевантная история современного Израиля начинается с герцлевского сионизма, а древняя история и религия — это так, былые времена, пережитки прошлого. Это — социал-демократы.
    2. Современный сионизм является продолжением древней истории Израиля. Это — национал демократы.
    Ясно, как заметил Черчилль: «Без корней не получится». Теперь это ясно большинству, но не всем. Есть еще много проблем на этом пути, но Биби уверенно вышел на него: это национальное государство Израиль. И это единственный путь сохранения Израиля, и лучше бы Биби рулил и дальше. Но, в любом случае, движение по этим рельсам неизбежно.

    1. это национальное государство Израиль. И это единственный путь сохранения Израиля, и лучше бы Биби рулил и дальше. Но, в любом случае, движение по этим рельсам неизбежно.

      Неизбежно только в случае, если мы по умолчанию предполагаем жизнь, а не смерть. К сожалению, партия «на голубом глазу» над этим не задумывается. Им абы идеологии соответствовать. Именно поэтому Биби должен рулить дальше.

  7. Со всей критикой фантазий и искажений автора я согласен. В особенности хотелось бы подчеркнуть его неправоту в таком утверждении: «…Кнессет теперь состоит из двух крупных политических блоков еврейских сионистских партий и третьего по численности блока арабских антисионистских партий». Блок КЛ практически перешел на антисионистские позиции, опираясь на поддержку арабского блока «извне». Да, Нетаниягу под гигантским давлением Обамы и ЕС признал в бар-иланской речи одиозный принцип «2х2», как когда-то Бегин и Шамир были вынуждены уступать западным либералам. Но любому здравомыслящему человеку, в том числе и неидеологизированным арабам, ясно, что на деле гос-во может быть только одно: то которое обладает реальной экономической и политической властью к западу от реки Иордан. Вопрос только в том, как наиболее безболезненно решить проблему враждебности арабов Иудеи и Шомрона (ИиШ). Если арабы Израиля убедятся, что никакого арабского гос-ва на этой территории не будет, то их пресловутый Объединенный список потеряет поддержку более-менее лояльных Израилю арабов. Левым станет не на кого опереться, и решать вопрос будут сионисты. А убедятся арабы в несбыточности палестинской утопии только после того, как Израиль аннексирует Иорданскую долину и 60% территорий ИиШ (зонуС), где живут еврейские поселенцы. Последнее и составляет основу политики Б. Нетаниягу. Именно поэтому антисионисткая по сути предвыборная «программа» КЛ и политика после них состоит из двух слов — «только не Биби». Недоказанная взятка — лишь предлог.

    1. Согласен. Но.
      Добавлю соли. По «вопросу …, как наиболее безболезненно решить проблему враждебности арабов Иудеи и Шомрона (ИиШ).»
      Этой враждебности возраст лет на 1200 по самому снисходительному счету. За годы властвования ислама психология арабских масс закаменела. Как можно надеяться на существование «более-менее лояльных» не то что Израилю, а просто лояльных, толерантных арабов вообще, на землях от Персидского залива до Атлантики? В трезвых количествах политических планов. Здесь, в пределах Портала Берковича (не в Бар Илане) желательно сосредоточиться на проблеме нашего выживания. Мира нам не выменять, нечего пытаться. Только завоевать и удерживать.

      1. Арабы Израиля до сих пор сохраняли это самое «более-менее», пока по поводу парадигьы «2х2» шли теоретические разговоры. Но сейчас когда план Трампа открыл возможность для евреев через 4 года забыть о ней, многие из арабов сообразили, что можно кое-что выбить в кнессете для себя, называясь «палестинцами». Но если в кнессете победит твердая позиция по отношению к ИиШ, то израильские арабы перестанут массово поддерживать пресловутый Объединенный список. Иными словами они снова станут более,чем менее лояльными.

      2. «За годы властвования ислама психология арабских масс закаменела.»

        Как же объяснить эту «закаменелость» желанием бедуинской молодежи пить пиво, которое они реализуют без всякого страха быть наказанными (ислам запрещает), приезжая вечерами в парки Беер Шевы, а не у себя в хамулах.

  8. Почти все сказанное — верно за исключением главного: идеология в Израиле на самом деле есть, и не одна. Идеология условно «правых» — выжить в противостоянии с арабами, идеология условно «левых» — заимствованная из Европы и у американских демпартийцев «толерантность и права человека», которая Европу уже привела на грань катастрофы. Да, действительно, сформировалось в Израиле глубоко коррумпированное «глубинное государство», включающее и суд, и прессу, и СМИ, и большинство парламентариев, но на пути к его тотальному господству встала реальная опасность. Да, избирателям давно уже пофиг, кто и сколько украл, но жизнь им еще не надоела, и потому наблюдаем мы все более решительный переход на сторону условно «правых», как в голосах на выборах, так и в парламенте, где сидит народ тертый, хорошо понимающий, с какой стороны у бутерброда масло. И сегодняшняя борьба — это не просто «поносил — дай другим поносить», но и вскрик снизу: «Мало тебе, сука, наших денег — ты еще и жизнями нашими за свой уют платить собрался, подлец!»

    1. «Почти все сказанное — верно, за исключением главного».
      Прекрасная формулировка! (А без главного — шелуха необязательна к прочтению).
      Следуя ей, допишу этот отзыв словами: Кому «жизнь еще не надоела» — направо.

  9. К сожалению, интересная статья сопровождается фактическими ошибками. И тут я во многом соглашусь с Elena L11 марта 2020 at 6:12
    1. Первые сионисты-социалисты – это 2 алия, начавшаяся в 1904 году. 1 алия – 1880-1903 гг. — религиозные люди, 1 Сионистский Конгресс состоялся в 1897 году, и я не помню, чтобы в нём участвовали социалисты.
    2. Бен Гурион никогда (м.б. за исключением короткого периода в 20-х годах), не испытывал симпатий к сталинскому режиму. И практически сразу после образования государства, Израиль оказался на западной стороне стены, разделивший мир. Это, возможно, было одной из причин антисемитской компании в СССР.
    3. На конференции в Мадриде делегаты ООП были прикрыты фиговым листком нахождения в составе иорданской делегации. Но что, безусловно, верно, что процесс Осло, начался в Кемп Дэвиде, а потом – в Мадриде.
    4. Никакого раздела территории суверенного Израиля из-за (гипотетического) палестинского государства не будет. 21 век даёт инженерные решения этой проблемы. См. план Сделки века.
    5. Левые потерпели катастрофическое поражение не из-за Соглашений Осло, а из-за
    провала Соглашений Осло. Об этом свидетельствует победа Барака в 1999 году, когда оставалась надежда на их реализацию. И повторю в какой раз: наши праве по 10 раз в день должны говорить спасибо Арафату, развязавшему (или не подавившему) 2 интифаду.
    Но у меня остаётся надежда, нет, уверенность, что когда снова появится надежда на договор, то израильская левая восстанет из пепла.
    Пусть израильских левых стало и меньше, но они никуда не исчезли. Просто теперь голосуют не «за», а «против».
    Против коррупции, демагогии, пренебрежения элементарными основами демократии. Именно теперь именно так проходит водораздел между 2 блоками.
    И смешно говорить, что 3 Начальника Генштаба пришли в политику чтобы «хапать».

  10. Любая политика всегда и всюду — исключительно борьба за власть, а любая идеология — всего лишь инструмент этой борьбы для мобилизации масс. Это банальность. Другое дело, что если в пылу борьбы или в упоении властью теряются из виду такие основополагающие для социума вещи, как конкурентность экономики или социальное обеспечение и функционирование жизнеобеспечивающих отраслей, то система неизбежно коллапсирует. Именно это у нас сейчас и происходит.
    Кроме того, автор почему-то не стал развивать тему опоры правых на выходцев с Востока и, как следствие, на их политическую культуру. Откуда растут ноги клановости, непотизма, коррупции и вождизма-то? Как не стал автор касаться и разлагающего влияния полувековой оккупации.
    Но общество, стоящее на гнилых устоях этноцентризма, протекционизма и милитаризма априори больно. А если болезнь запущена, не лечится и загоняется вглубь, то она неизбежно прорвется — в уже необратимой и, возможно, летальной стадии. И никакие припарки «Осло — не Осло, суверенитет — не суверенитет», тут не помогут. Дело в самих основах, в принципах. Если их кардинально не оздоровить в сторону согласия с окружающей средой, то никаких анализов можно будет уже не делать.

  11. Новый, нестандартный подход. Такое впечатление со стороны, что есть в нём рациональное зерно. Спасибо, Гарик.

  12. Согласен с Вами Елена. Удивляюсь, как и зачем это надо публиковать. У автора какое-то неприятие, а следовательно и искажения.

    1. спасибо, евгений.
      как вариант — с 2018-го года евросоюз финансирует израильский сегмент электронных сми на русском языке «для приобщения репатриантов из ссср к европейским ценностям».
      на этой ниве пасутся всевозможные бездари и за щедрую пайку несут всякий бред — детали, релевант и пр. знание иврита не требуется.

  13. Прочитал с интересом. Анализ видится мне содержательным, свободным от «лево-правых» штампов. Что скажут израильтяне?

    1. Г.М. — К идейному банкротству израильских левых привело «Осло», к политическому — утрата власти…
      Правые в этой ситуации прочно заняли место у руля…. разумеется, никто отходить в сторону не собирается. Поэтому борьба за власть принимает все более острый характер.
      :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Нелегко принять такую упрощенную схему отношений правых и левых.
      Однако, приходится.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *