Владимир Янкелевич: Любите ли вы Грузию так, как люблю ее я?

 479 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Сейчас у Сакартвело непростые, нелегкие времена. Но один умный еврей сказал: «И это пройдет». Богоданная земля, грузины говорят, что Всевышний хотел оставить ее себе, но потом отдал им! Чудесные люди! Все будет прекрасно!

Любите ли вы Грузию так, как люблю ее я?

Владимир Янкелевич

Это была любовь с первого взгляда.

Нас было пять человек, небольшая группа студентов из Питера. Двое из нас были заняты своими подругами, радуясь безграничной свободе, и замечали только друг друга. Я же приехал один, смотрел на нее во все глаза и не мог их отвести. Что я мог предложить ей, кроме вечной любви и верности? Правда, говорят, что и это немало…

Твое имя, Грузия, хотя я больше люблю называть тебя ласково — Сакартвело, это имя всегда звучало для меня музыкой. Ты предрекала встречи с уникальными людьми, незабываемые застолья.

— Нет, нет, мне не красного, мне белого Марани Мцване, а то я не продержусь до конца застолья и позорно капитулирую…

— Все, что хочешь, дорогой, все для тебя!

Сакартвело… Я не мог отвести восхищенного взгляда от ее чарующей природы, величественных пейзажей, и тогда уже понимал, что эта любовь на всю жизнь…

Так получилось, что я всегда должен был покидать ее, но мы оба знали, что я еще вернусь.

Мы отправились в Вардзиа. Дорога шла мимо старинных крепостей, разрушенными нашествиями завоевателей различных эпох, а их было немало: здесь промышляли грабежами персы, турки и даже монголы…

1967 год. Дорога в Вардзиа.

Мы разбили палатку в Вардзиа на берегу Куры, у подножья вырубленного в отвесной скале мужского монастыря высотой этажей в восемь, войти в который можно было только через один небольшой вход, где несколько смелых воинов могли сдерживать очередное вражеское нашествие. Недалеко от мужского монастыря ниже по течению расположен женский монастырь, но мы его так и не посетили.

На снимке открытая часть храма, расположенная в верхней части монастыря.

Рано утром еще до рассвета я вышел из палатки. Было очень тихо, и вдруг я услышал доносящееся откуда-то мужское пение — слаженное грузинское многоголосье, и это было настолько прекрасно, что просто захватывало дух!

1967 год.

Откуда там взялся краб, я не знаю. На мой вопрос он так и не ответил.

Там я познакомился с очаровательной грузинкой. Отношения были такими, что, казалось, между нами проскакивают искры. Но остаться, или даже просто задержаться на несколько дней я не мог. Расставаясь, я попросил у неё фотографию на память и адрес. Она дала мне конверт, сказав, что все в нем. Ни адреса, ни телефона там не оказалось, вместо них была фотография черной пантеры. Они и в самом деле были очень похожи…

* * *

Прошли годы, дочь поступила в институт, и я решил, что пришла пора и ее познакомить с моей любовью, моей Сакартвело.

И вот уже на автобусе доехали до Терскола, дальше — пешком, на канатке, снова пешком к приюту одиннадцати, что неподалёку от седла Эльбруса. Облака остались далеко внизу. Седло Эльбруса казалось совсем близко, но это только казалось.

Вот он, приют одиннадцати. Высота 4050 метров над уровнем моря.

На обратном пути дочь отказалась от солнцезащитных одежд и шла танцующей походкой в бикини впереди нашей группы. В это время снизу, из облака выходила тяжело поднимающаяся в гору американская группа. Увидев идущую навстречу обаятельную амазонку, один из них схватился за сердце, картинно упав в сугроб, за ним второй, потом третий. И так вся группа. У дочери это была минута славы!

А потом мы отправились через Кавказский хребет в Верхнюю Сванетию.

Кто не был там и не видел ее красот, много потерял. Это сказка, Ган Эдем, спустившийся на землю.

По скалам стекали ручейки воды, если на скале след ржавчины — вода минеральная, несравненно вкуснее той, что в бутылках… В шатрах пастухи варили вкуснейший сыр, а чистым как бы хрустальным воздухом невозможно было надышаться…

Это была она, Сакартвело!

С тех пор долгие годы мои дороги пролегали вдали от нее. И вот, наконец, мы снова в Тбилиси.

Гуляя по улицам древней столицы, мы с интересом наблюдали за особенностями жизни ее жителей. На проспекте Руставели мы увидели бездомную собаку, закутанную в тёплое одеяльце чьей-то заботливой рукой в этот холодный февральский день.

Она — на фото.

Февраль. 2020 г.

Такой заботы я не встречал нигде.

Увидев желтые жетоны на ушах уличных собак, я поинтересовался, что бы это значило.

— Батоно, скажите, пожалуйста, что это за жетоны?

— Это говорит, что они холощенные, чтобы не размножались. Но я думаю, что они как-то договариваются с работниками. Смотри, их становится все больше.

* * *

Тбилиси красив и в феврале. Взгляните:

Справа виден купол президентского дворца.

Это панорама с горы Мтацминда — Святой Горы, возвышающейся над Тбилиси.

На следующий день мы отправились в Мцхету, древнюю столицу Грузии.

Помните, как у Лермонтова:

Немного лет тому назад,
Там, где, сливаяся, шумят,
Обнявшись, будто две сестры,
Струи Арагвы и Куры,
Был монастырь. Из-за горы
И нынче видит пешеход
Столбы обрушенных ворот,
И башни, и церковный свод;
Но не курится уж под ним
Кадильниц благовонный дым,
Не слышно пенье в поздний час
Молящих иноков за нас.

Немного дней тому назад стояли мы там и смотрели, как все также «обнявшись, будто две сёстры» сливаются прозрачные голубые воды Арагви с мутными водами Куры, у того же воспетого поэтом монастыря.

Вот он, монастырь Джвари. Вид на Мцхета, древнюю столицу Грузии.

Теперь один старик седой,
Развалин страж полуживой,
Людьми и смертию забыт,
Сметает пыль с могильных плит, …

Наверно так было в лермонтовские времена, но те монахи, которых я видел, мне показалось, вполне пригодны для службы в гренадерских войсках…

Можно, конечно предположить, что монастырь — новодел, но внутри ясно видна его древняя подлинность.

На возвышенности у монастыря дул сильный, холодный ветер, как и положено в феврале. Но, как бы для контраста, на противоположном холме невесты в легких платьях проводили свадебные фотосессии.

— Скажите, в такой холод, на ветру… Может у него запасная невеста есть?

— Нет, дорогой. Это невеста грузинская особая морозоустойчивая!

Пока я интересовался чужими невестами, возле моей жены нарисовались джигиты:

Парни симпатичные, пришлось срочно забирать.

Это наши грузинские друзья. Чудные люди, столько душевного тепла они нам подарили… Теперь перед нами сложная задача — уговорить их приехать в Израиль.

На снимке видна голубая Арагви (справа) и Кура.

Нельзя не уделить должного внимания и грузинской кухне, заслуживающей по праву особого внимания, но в уже в другом, специально посвящённому ей очерку.

Было трудно, но я держался. На большом столе не оставалось свободного места: хачапури, а я предпочитаю аджарские, нежный сулугуни, хинкали, лобио в горшочках, бадриджани — это такие рулетики из баклажанов с начинкой из сыра с грецкими молотыми орехами, три вида шашлыка… В общем, несмотря на наши старания, справиться со всем, что было на столе, мы просто не смогли. Попытка заплатить была строго пресечена: «У себя в Израиле будешь платить».

Что поделаешь, Сакартвело, такой порядок!

* * *

На следующий день мы отправились по Военно-Грузинской дороге в Казбеги.

Казбек чаще всего закрыт облаками, но для нас он открылся. Ехать еще далеко, но Казбек хорошо виден.

Высоко над городком Казбеги находится Церковь Святой Троицы. Она расположена на высоте 2170 метров от подножия Казбека вдоль Военно-Грузинской дороги прямо над посёлком Казбеги (Степанцминда).

Церковь Святой Троицы. Слева у церкви прямоугольная пристройка — там живут монахи, тоже, как на подбор, гренадерского роста. Церковь практически недоступна, никакие завоеватели не смогли до нее добраться, потому там хранились сокровища грузинской церкви.

От Казбеги к Церкви идет невероятно крутой серпантин, покрытый снегом. На мой взгляд, он шел примерно под углом в 45 градусов, а может, мне это показалось с перепугу. На самый холм к церкви нужно было подняться пешком. Ледяной ветер перехватывал дыхание. Замотали лица шарфами и все-таки поднялись.

Кавказ подо мною.
Один в вышине.
Стою над снегами у края стремнины…

Там, внизу, домики. Это Казбеги.

Это хорошо, но впереди спуск. Он покрыт льдом, справа гора, слева обрыв, за рулем лихой парень лет 20.

Это снаружи, а внутри было так:

Спустились благополучно.

Пора собираться домой. Перед отъездом пошли прогуляться.

Идем мимо очень красивого винного магазина. Хозяин приглашает зайти.

— Батоно, мы уже все купили, вес на пределе, извините…

— А разве я тебе предлагаю купить? Зайди, посмотри, ты такой красоты потом нигде не найдешь!

Он был прав. Словами это не опишешь.

— Ты какое вино предпочитаешь?

— Батоно, мы завтра уже улетаем, все лари, что были, растратили.

— А разве я тебя прошу купить? Я тебя угощаю!

Мы перепробовали примерно пять видов вин, в том числе и грузинское домашнее вино. Хозяин был доволен — его товар понравился, а то, что не купили, так в следующий раз купят…

В Кахетии перепробовать все, что дает эта благословенная страна, просто невозможно. С нами в Кахетию поехали две дамы из Киева. Одна из них запомнилась мне потрясающей фразой: «Последние 10 рюмок чачи были лишними!!!»

Если удастся побывать в Кахетии, то могу рекомендовать:

Когда мы прилетели в Грузию, то на паспортном контроле нам вручили по бутылке вина Саперави. А вот когда улетали-то вино не давали. По справедливости из благодарности вино уже должны были дарить мы.

Грузия и Израиль… Над Мцхета стоит монастырь Джвари (Монастырь Святого Креста), но есть еще один монастырь Святого Креста. Он стоит в Иерусалиме.

Монастырь Святого Креста в Иерусалиме.

После крестоносцев город и монастырь захватил султан Салах ад-Дин. Царица Тамар послала посольство с просьбой вернуть Монастырь и другие конфискованные грузинские владения в Иерусалиме грузинским Монахам. И Монастырь царице вернули!

В поминальных книгах монастыря, в числе 300 основных жертвователей (Среди которых были имена и многих влиятельных крестоносцев) упоминается человек, занимавший должность, аналогичную той, что занимал Руставели. По датам и другим признакам, исследователи связали эту запись с Шота Руставели.

Шота Руставели. Единственное портретное изображение великого поэта. Фреска XIII в. в монастыре Святого Креста (Иерусалим).

Вот такая многовековая связь.

Об этой связи и стихотворение Нелли Лаховски-Гельфонд:

ДВА ГОРОДА МОЕЙ СУДЬБЫ

В Иерусалиме мучает бессонница.
Хамсин, песок несётся за окном.
Стреляют где—то, кто-то Богу молится
По—разному. И каждый — о своём.

В Тбилиси — черепичный бисер домиков
Разбросан над взъерошенной Курой.
До боли всё знакомо мне, до коликов
Старинных улочек язык живой…

Священный город, ты — совсем не домысел!
Притягиваешь как земной магнит.
Ты для врагов — пылающая «молния»,
Сплошной — «мировотворческий» гамбит!

Наивность итальянских твоих двориков
Вкус Мукузани и Мтацминды высь
Богатый теплотою и историей
Тбилиси, словно сказочная рысь!

Я не страдаю чёрной меланхолией,
Не верю в силу чар и ворожбы.
Зависимость моя, как алкогольная —
Любовь к двум городам моей судьбы.

Сейчас у Сакартвело непростые, нелегкие времена. Но один умный еврей сказал: «И это пройдет». Богоданная земля, грузины говорят, что Всевышний хотел оставить ее себе, но потом отдал им! Чудесные люди! Все будет прекрасно!

До свиданья Сакартвело, мы тебя любим и обязательно вернемся!

Print Friendly, PDF & Email

23 комментария к «Владимир Янкелевич: Любите ли вы Грузию так, как люблю ее я?»

  1. Очень понравился ваш рассказ! Я прочитала о нем в разделе номинации на лучший текст, проза 2020. Но, там ссылки не было. Проверьте, обратите внимание, пож.. Пришлось гуглить! И это того стоило! Чудо, какие и воспоминания, и новые впечатления, и фотки — отличные. Даже неудобно признаваться, что да, люблю, как вы, а больше невозможно.) «Любите ли вы Грузию так, как люблю ее я?» Я вот под впечатлением и от любви целый роман написала, Грузинский роман.) P.S. Хотя, я тоже из Киева, но не пью, так жаль, что даже землячке позавидовала! «С нами в Кахетию поехали две дамы из Киева. Одна из них запомнилась мне потрясающей фразой: «Последние 10 рюмок чачи были лишними!!!»

  2. В.Я.- “..Она дала мне конверт, сказав, что все в нем. Ни адреса, ни телефона там не оказалось, вместо них была фотография черной пантеры. Они и в самом деле были очень похожи… Сейчас у Сакартвело непростые, нелегкие времена. Но один умный еврей сказал: «И это пройдет»…”
    = =
    Григорий Б. — Тебе тут столько патоки намазали, что можно уже сахарный диабет получить. Разбавлю немного…
    Кстати, для красного словца ты раздел её до бикини, чего в реальной жизни быть не могло из-за жестокого солнца и снега, вместе дающих жуткие ожоги. Или могло, но минут на пять. Американцам, верю, хватило, они все ленивые, им лишь бы поваляться…
    Такой маршрут км сто всего будет, с двумя женщинами советские подводники и не такие маршруты брали…
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Не критики героических советских подводников ради (и не волею пославшей мя жены) замечу:
    Гр. Б. — своим разбавительно-разжижительным (аспириновым?) комментом напомнил отсутствующего Хулигана, без которого Гостевая сильно обгерзонилась, пардон.
    Мне патока также показалась избыточной, как и антиамериканские уколы Г.Б., иммунитет к которым укрепляется с каждым новым уколом.
    🙂 Работа Вл. Я. познавательна, отличается от многих др. туристических очерков хорошим стилем, интересными фотографиями и — вполне откровенным и справедливым сравнением двух небольших, прекрасных и независимых стран – Израиля и Грузии.
    Спасибо за Грузию, в которой я был давно;
    забыть эту страну и её жителей невозможно.

  3. Тебе тут столько патоки намазали, что можно уже сахарный диабет получить. Разбавлю немного…
    Кое-что ты явно призабыл: автодорога идет до Азау и начинать восхождение из Терскола смысла нет. От Азау вы поднимались на трамвае до станции «МИР», потом на кресельном подьемнике до «Гарабаши» (по моему, 3600 м)
    «Приют 11» примерно в то время, как Рут была студенткой, сгорел, и надо теперь еще разобраться из-за чего. Кстати, для красного словца ты раздел её до бикини, чего в реальной жизни быть не могло из-за жестокого солнца и снега, вместе дающих жуткие ожоги. Или могло, но минут на пять. Американцам, верю, хватило, они все ленивые, им лишь бы поваляться.
    Про переход в Грузию свистишь, конечно. Хотя до перевала Чиперазау по реке Баксан, потом по скалам километров 30 будет, это если опять по канатке спуститься, потом еще надо было попасть в долину реки Ненскра и до первой грузинской деревни. Такой маршрут км сто всего будет, с двумя женщинами советские подводники и не такие маршруты брали.
    Но все равно, спасибо за Грузию, в которой я был недавно!

    1. Григорий Быстрицкий
      23 марта 2020 at 17:27 | Permalink
      Тебе тут столько патоки намазали, что можно уже сахарный диабет получить
      ===========================================================
      Прямо по пунктам и пойдем. Шли мы в 1987 году. Приют 11 сгорел в 1998. В Терсколе была наша турбаза. Там мы получили одежду, обувь, рюкзаки и прочие прелести. Ты описываешь, как я понимаю, дорогу лыжников. — Кресельный подъемник и прочее. Но мы были пешеходной группой. Где-то поднимались на канатке, но прошло более 30 лет, какие-то детали я могу и не помнить. Помню, как лежали деревья по пути схода лавин.
      Нам велели купить стеклянные солнцезащитные очки, сделать маски, обязательно закрывающие уши, так как особо хорошо поджариваются кромки ушей. Шли мы в серых куртках, в белых жутковатых масках, уши все равно обгорели от лучей, отраженных от снега. Не знаю, какой у тебя опыт по управлению тинейджером, но моя тинейджерша слабо управлялась. Шла она впереди так, как я и описал. Ничего ей не стало, наверно она так сияла, что отражала солнце. Ученые до сих пор ищут объяснение. Ты можешь уточнить это по прямой связи.. В Приюте 11 мы выпили какой-то особый чай, спустились, а затем отправились через Главный кавказский хребет в Сванетию. Все это заняло дней 20. Сейчас уже не помню точно. Но в этой группе я был самый старый, а тащить мне приходилось свой рюкзхак и три четверти рюкзака дочери… Сейчас я на такой подвиг уже не способен. Но точно могу сказать — спускались в Сванетию и шли дальше мы только своими ногами. На 22 человека было 7 женщин. Все героически дошли. Но когда стали подходить к первой деревне наш проводник сказал: «Мы подошли к стране, где мужчины ходят в брюках, а женщины в юбках.»

  4. Спасибо. У меня аналогичные и чувства и воспоминания.
    Мой родной Киев и Тбилиси самые любимые места на земле.
    Впрочем, я люблю и все остальные, где довелось побывать.

  5. Об этом так давно и так много говорится, что не лишним, может быть, будет и мой голос. В Грузии я был только однажды в сентябре 1975 г. на очередной конференции Международного общества по изучению искусственного интеллекта. Программу и состав конференции утверждал Международный оргкомитет. Проводили конференцию Советский оргкомитет и Институт кибернетики АН Груз. ССР. Впечатления о поездке у меня в романе «Сплетенье ног» (с гл.XXXV до конца) — но не только вследствие специфики романа ироничные. С описанными «прелестями» можно было встретиться и в других республиках, где приходилось бывать, но в таком изобилии только здесь…

  6. владимир, из вашего рассказа можно сделать ошибочный вывод, что эльбрус находится на территории грузии, но это не так.
    там все близко, и ставропольский край (ессентуки, пятигорск, кисловодск, минводы), и кабардино-балкария (приэльбрусье, терскол, тырнауз, чегет, нальчик) — россия, и, собственно, грузия (георгия) — тбилиси, мцхета. военно-грузинская дорога соединяет владикавказ (орджоникидзе, северная осетия, россия) и тбилиси.
    места красивейшие, каждое в своем роде, и строчка из «тбилисо» ‘не найти в других краях таких красот’ — чистая правда.

    1. Я же написал: А потом мы отправились через Кавказский хребет в Верхнюю Сванетию.
      Это была она, Сакартвело!

  7. Прекрасная работа! Даже не знаю, как назвать — вроде, не очерк, не эссе, а, скорее всего, исповедальное признание в любви. И всё, как на ладони — горы, города, история, люди. И в итоге, конечно, самое главное — то, что это Грузия. Неповторимая. Гостеприимная. Человечная. Спасибо! У нас на стене висит рог для вина из Сакартвело, а на книжной полке стоит «Витязь в тигровой шкуре». Мы тоже любим Грузию. Но перед вами я снимаю шляпу!

    1. Вы знаете, многое из увиденного можно найти в других местах, но люди! Люди уникальны.

  8. Прочитал с большим удовольствием. Вспомнил давно прошедшее. Захотелось кое-что из него повторить. Спасибо.

  9. Превосходно и впечатлительно.Здорово интересно и познавательно. Спасибо, Владимир.

  10. Комплиментов говорить не буду — просто номинирую эту работу в Нон-фикшн

  11. Замечательно! От начала до конца читается с радостью. И конечно, рад венцу — стихотворений моей дорогой сестрёнки. Спасибо, Володя. — Моисей

  12. Пейзажи всё большей частью зимние, но как много тепла в этом рассказе! Откуда, откуда это тепло? От любви. От любви к этим местам, от любви к памяти.
    Ностальгия понятие не пространственное, а временное.
    Всё пройдёт… Кто нынче не испытывает нелёгкие времена? Но всё пройдёт, и Сакартвело обретёт покой и счастье, коли есть на свете ещё люди, влюблёммые в него.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *