Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Климовичи

 584 total views (from 2022/01/01),  4 views today

В Климовичах живут люди, которые пользуются всем, что им досталось от евреев и не собираются хранить о них память. Это противоестественно и противоречит не только здравому смыслу, но и чувству справедливости. Думаю, так будет не всегда.

По следам еврейских кладбищ Беларуси

Главы из будущей книги
Климовичи

Леонид Смиловицкий

Продолжение. Начало

 Леонид Смиловицкий

В Климовичи меня привез мой друг, Александр Лазаревич Литин, автор идеи, инициатор, искусный фотограф, вдохновитель и исполнитель многолетнего проекта «История Могилевского еврейства. Документы и люди». А. Литин вместе с И. Шендерович — собиратель, составитель и редактор книг документальных свидетельств «Гибель местечек Могилевщины» (2005 г.), «Забытые местечки Могилевщины» (2009 г.), а также каталогов семи еврейских кладбищ «Узел жизни» (2017 г.), «Круглое-Круча» (2018 г.), «Белыничи» (2019 г.). Климовичи официально считаются городом, но на протяжении всей своей истории — это было еврейское местечко. Исключение составляли 1920-е гг., когда Климовичи фактически приравнивались Могилеву — оба были центрами округов. От довоенных Климовичей сегодня осталось только кладбище и памятник жертвам Холокоста. Мне было важно увидеть эти места и узнать отношение современных жителей Климовичей к его еврейской странице.

Место в истории

Климовичи (польск. Klimowiec, англ. Klimovichi) город, центр одноименного района Могилевской области, 124 км от Могилева, 342 км от Минска, железнодорожная станция на линии Орша-Унеча, связан автодорогами с Кричевом, Костюковичами, Хотимском, на реке Калиница и Остер.

В письменных источниках Климовичи впервые упоминаются в XIV в., с начала XVII в. они входили в состав Кричевского староства Мстиславского воеводства Великого княжества Литовского, с 1720 г. принадлежали Белецким, а с 1758 г. — Голынским.[1] После первого раздела Речи Посполитой в 1772 г. — уездный город (с 1777 г.) Могилевской губернии. Однако в хозяйственном отношении Климовичи оставались малоразвитыми. В 1785 г. торговый оборот всего города составлял всего 10 тыс. руб., что было в четыре раза меньше, чем у соседнего Черикова.[2] Уезд считался наименее населенным и беднейшим в Могилевской губернии. Писатель Фаддей Булгарин с презрением называл Климовичи в конце 1830-х годов «жидовской деревушкой, состоящей из двухсот бедных хижин и одной порядочной корчмы».[3] В 1846 г. в Климовичах было два каменных дома и 1873 жителя. В 1879 г. — 2870 жителей, почтовая станция, 81 лавка, 438 домов, две церкви, два еврейских молитвенных дома, ежедневная торговля и одна ежегодная ярмарка — 24 июня. На 1863 г. в Климовичах насчитывалось 84 тыс. 613 жителей, включая 6769 евреев.[4] К 1880 г. количество жителей увеличилось до 2997 чел., которые проживали в 534 домах.[5]

Жители Климовичей занимались сельским хозяйством (белорусы) и незначительной мелочной торговлей (евреи); промышленных заведений, кроме двух кожевенных производств, не существовало, железнодорожного сообщения и столбовых дорог не было. Современники сокрушались, что в Климовичах торговля идет очень вяло, земля вокруг города была мало плодородной, крестьянские хозяйства едва сводили концы с концами, и это отражалось на достатке евреев, которые тоже перебивались случайными заработками.

Главной достопримечательностью Климовичей считался городской сад или «бульвар», устроенный на городской площади в 1872 г. Бульвар сохранился до наших дней, но его превратили в «Аллею славы» со стандартным памятником воину — освободителю, выкрашенному в бронзовый цвет в память о войне 1941-1945 гг.

Климовичский районный краеведческий музей, ул. Советская, д. 69. Фото Леонида Смиловицкого 10 августа 2019 г.

Потрясения 1917 г. не только перемешали весь уклад жизни, верхи сделали низами, а низы — верхами общества, но изменили административное лицо Климовичей. В 1919 г. Климовичский уезд был передан из Могилевской губернии в только что образованную Гомельскую губернию Российской Федерации. В 1923 г. Климовичский и Чериковский уезды были объединены в Калининский уезд с центром в Климовичах. В 1924 г. его передали в Белорусскую ССР и назвали Калининским округом, а в его составе был образован Климовичский район. В 1927 г. Климовичи стали частью Могилевского округа БССР, а в 1938 г. они вошли в состав в Могилевской области, где остаются и поныне.

Еврейская община

Точное время, когда евреи поселились в Климовичах, неизвестно. По крайне мере, сведения о них отсутствуют в переписи Речи Посполитой 1764 г. В 1780 г. в Климовичах насчитывалось 253 мещанина и только 6 евреев. В конце XVIII в. евреи принимали участие в управлении города. В 1784 г. в магистрате Климовичей было два ратмана-еврея (члена городского совета) и один бурмистр-еврей.[6]

В 1784 г. в Климовичском уезде проживало 1107 евреев, в 1787 г. — 1200, в 1797 г. — 757 евреев, в 1847 г. 528, в 1865 г. — 660, в 1897 г. — 2263 (48%), в 1910 г. — 3292 (50,3%).[7]

Первой корреспонденцией из Климовичей в еврейской прессе, возникшей в середине XIX в., стало сообщение о том, что в 1867 г. климовичские торговцы мукой сговорились и подняли цены. Они опустились только после того, как Шимон Марголин из Пинска, живший в Климовичах, закупил муку и начал продавать ее бедным людям по себестоимости. В 1879 г. еврейская пресса сообщила, что в Йом-Кипур в Климовичах начался пожар, в котором сгорело шесть еврейских домов. Исправник (глава уездной полиции, подчиненный губернатору) Иван Буйван вызвал к себе местного богача Г.З. Шифрина и поручил ему вместе с полицейским урядником собирать пожертвования для погорельцев. Собранные 210 руб. они при участии раввинов разделили между пострадавшими от огненной стихии.[8]

Клад старых монет, экспозиция музея в Климовичах. Фото Леонида Смиловицкого 10 августа 2019 г.

Климовичи были одним из заметных центров хасидизма. В середине XIX в. хасидским раввином в городе был Иосиф, сын Якова Бахраха, последователь Менахема-Менделя Шнеерсона. В 1879 г. хасидским раввином Климовичей стал Авраам-Иосиф Кремер, после которого раввином городской общины стал Цви Пейзнер, а в 1891 г. — Исраэль-Залман, сын Шауля. Во второй половине XIX в. в Климовичах жил Мордехай Пейзнер (Певзнер), посланник четвертого Любавичского ребе Шмуэля Шнеерсона. Он был автором многих нигуним (мелодий без слов), которые хасиды пели на своих встречах.

Не менее влиятельным в Климовичах было и миснагедовское направление иудаизма (идейные противники хасидизма). На протяжении XIX в. и первой половины XX в. миснагедскими раввинами в Климовичах были Локшины. Кроме двух «духовных» раввинов, не имевших официальных полномочий, в Климовичах был «казенный» раввин. Он вел метрические книги, где регистрировал рождения, браки, разводы и смерти евреев. 20 лет, начиная с 1868 г., обязанности казенного раввина Климовичей исполнял Шмарья Даревский, активный сторонник гаскалы (еврейского просвещения). В 1877 г. он открыл в Климовичах частную школу для еврейских мальчиков, в которой изучались как религиозные, так и светские предметы. Этому воспротивились меламеды из хедеров, училище Даревского закрыли, а родители, которые хотели дать детям светское образование, посылали их учиться в другие города.

В начале ХХ в. еврейские девушки из состоятельных семей могли учиться в частной женской гимназии О.М. Кисилевской. В 1913 г. единственная типография в Климовичах принадлежала Гиршу и Кальману Крейдлиным, а два книжных магазина — Бецалелю Липкина из Черикова и Лейбе Раськину из Мстиславля.

Весы-безмен и кружка для омовения рук из еврейского дома. Экспозиция музея в Климовичах. Фото Леонида Смиловицкого 10 августа 2019 г.

1905-1907 гг. оживили общественную и политическую жизнь в Климовичах. В городе открылось отделение «Союза для достижения полноправия еврейского народа в России», которое возглавил аптекарь Юда Лурье. Союз Полноправия в Климовичах на выборах во II Государственную Думу зимой 1906-1907 гг. столкнулся уже с сильным противником — местной организацией Бунда. Обе стороны выступали в синагогах и распространяли пропагандистские материалы на идиш.[9]

Время между 1917 и 1941 гг. существенно сократило еврейское население Климовичей. Если в 1926 г. здесь проживало 2587 евреев (33,9%), то в 1939 г. — 1693 еврея (17,7%).[10] Молодежь потянулась в большие города, на учебу, на стройку, в Красную Армию, где можно было себя проявить и самоутвердиться. Часть евреев выехала в Крым и Биробиджан, часть сменила профессию и в связи с этим место жительства. Антисемитизм рассматривался как наследие прошлого, враждебная идеология или недостаток работы по интернациональному воспитанию. Светское образование в Климовичах получали в одной из двух семилеток, в белорусской десятилетке или в еврейской школе. В 1933 г. из Могилева приезжали набирать в еврейский сельскохозяйственный техникум, выпускников которого направляли в Биробиджан. В ходе кампании по борьбе с религией главную хасидскую синагогу на ул. Зеленая превратили в Дом культуры, а миснагидскую на ул. Комсомольская — в детскую техническую школу. Но в город еще продолжали приезжать известные канторы Матусов, Бобрик, которые не только участвовали в молитвах, но и давали платные концерты; часть детей, как и прежде, продолжала учиться в хедерах, только теперь уже тайком.

Гибель общины

В Климовичах по переписи 1939 г. проживало 1693 евреев из 9551 всех жителей. К началу августа 1941 г. евреев в городе уже почти не осталось, но сотни еврейских семей из разных мест Беларуси, пытавшихся убежать от приближающегося фронта, скопились в Хотимске, в 50 км от Климовичей, и не смогли уйти дальше на восток. Немцы настигли их и заставили вернуться в Климовичи, которые они заняли 10 августа 1941 г. Очень скоро они создали полицию, куда первыми записались братья Осмоловские. Начальником полиции сделали Устимовича, которого люди прозвали «начальником русского гестапо». Бургомистром Климовичей — бывшего плотника Щербакова. Евреев заставили нашить на одежду лоскуты материи желтого цвета в форме звезды Давида. Белорусам и евреям запретили общаться и заходить в дома друг друга и оказывать помощь. Был образован юденрат во главе с Фроимом Родиным, который должен был передавать немецкие приказы и отвечать за их исполнение. Немцы возложили на евреев контрибуцию и заставили 12 самых уважаемых членов общины ходить по домам вместе со Щербаковым уговаривать евреев сдавать золото и ценные вещи. Среди них были: кузнец Мордхе Черниловский, печник Хазанов, аптекарь Данович, братья Давид и Айзик Слуцкеры, Янкив Кренгауз, Веля Копылов, Исаак Зак, Карасик. Деньги и ценности не собрали и за это 12 человек, включая Родина, на еврейском кладбище расстреляли. Оставили в живых только Хаим-Оре Хазанова, который должен был отнести одежду убитых в комендатуру. Хазанов выжил, бежал в лес, нашел партизан. В апреле 1944 г. он выступал в Москве на третьем радио-митинге представителей еврейского народа, который транслировался в СССР и за рубеж.[11]

Маргарита Евгеньевна Шуферт рассказывает о жизни евреев в Климовичах. Фото Александра Литина 10 августа 2019 г.

6 ноября 1941 г. молодых евреев отобрали и отправили работать на спиртзавод, а стариков и детей выгнали из домов и повели к гаражам возле больницы. Над Климовичами «стоял плач и вой». На окраине города за речкой Калиницей у старого аэродрома, напротив деревни Долгая Дубрава, была огромная яма. Вокруг простиралось чистое поле, бежать было некуда. Полицейские под командованием немцев заставляли евреев раздеваться донага, по одному подводили к яме и расстреливали. Убийство продолжалось целый день. Детей рубили лопатами. Всего за два дня 6-7 ноября 1941 г. были убиты более 800 евреев. Кроме нескольких портных и сапожников, которых немцы держали для своих нужд, в живых из климовичских евреев после этой «акции» осталось только около 80 чел.[12] После расстрела одежду убитых и всё имущество евреев снесли в полицию, после чего устроили бесплатную раздачу вещей убитых местному населению. По воспоминаниям очевидцев, люди в этом «магазине» «душились в четыре очереди».[13]

20 ноября 1941 г. оставшихся в живых евреев отвели на «Меловую гору» — место на окраине Климовичей у речки Лабжанки, где раньше добывали известь, и расстреляли. Были случаи, когда в Климовичи приходили евреи-красноармейцы, выбиравшиеся из окружения. Большей частью их выслеживали, так были пойманы и расстреляны Григорий Фельдман, Григорий Кац, учитель Перчин, Абрам Суранович. 12 апреля 1943 г., несмотря на то, что евреев в Климовичах уже не осталось, нацисты и их пособники собрали в тюрьме вдов евреев и детей от смешанных браков, несколько цыганских семей. Спасти ребёнка можно было, только доказав, что его отец не еврей. У русской вдовы Берлинского было двое детей: девочка 7 лет, похожая на мать, и мальчик 6 лет, похожий на отца. Она сумела собрать требуемое количество подписей, что её дети якобы были не от мужа, но мальчика все равно убили, а девочку оставили в живых. Родственники-белорусы уговорили полицейского Агеева признать своим ребёнком одну из двух сестёр — дочерей еврея Бориса Чемоданова — Галину, похожую на мать, а вторая сестра Тамара, брюнетка, была обречена. Всех убили в урочище Выдринка.[14]

Всего из климовичских евреев, не успевших эвакуироваться, в годы Холокоста спаслись только 15 чел.: Бела Стукало, Фаня Маневич, Лейбе и Груня Гуревич с дочерью Раей, Хана Козлова с детьми Ниной и Леней, Этта Натапова и её отец Мойше-Гдалес, Рая Школьникова и две её двоюродные сестры, Нина Винокурова, Хайм-Оре Хазанов. Фаня Маневич 6 ноября 1941 г. убежала из гаража, пока готовили яму для расстрела, упросив пожилого немца из оцепления выпустить её. Нина Винокурова, выдававшая себя за русскую, была отправлена на работу в Германию и выжила. Сумели бежать и далее сражались в партизанских отрядах Хайм-Оре Хазанов, Хана Козлова, семья Гуревич. Раю Школьникову спас полицейский Ефимов, выдав за свою дочь. Еврейских детей Нину и Леню Козловых спасла семья Павла Аксеновича Позднякова, приняв их к себе. Несколько недель, рискуя жизнью, семью Гуревичей и Гирша Синицкого прятал Василий Петрович Языменко.[15]

Память

После освобождения Беларуси отдельные еврейские семьи вернулись в Климовичи. Часть из них старалась соблюдать иудейскую традицию, что вызвало большое неудовольствие властей. Уполномоченный Совета по делам религиозных культов по Могилевской области при Совете Министров БССР сообщал 3 апреля 1950 г., что в Климовичском районе группа верующих собиралась на молитву по адресу ул. Горького д.13. Руководителем миньяна был Абрам Евдович. В состав миньяна входили члены колхоза «Энергия». После проведенной беседы Евдович дал обещание прекратить молитвенные собрания.[16] В 1970-е годы миньян собирался на квартире у Суперфина. Там пекли мацу, отмечали субботу, иудейские традиционные праздники, следили за кладбищем.[17]

Памятник 12 расстрелянным заложникам на еврейском кладбище в Климовичах, установленный в 2018 г. фондом Саймона Лазаруза. Фото Л. Смиловицкого, 10 августа 2019 г.

Верующие евреи уделяли много внимания сохранению памяти погибших в Холокосте. В конце 1950-х годов они собрали деньги и установили памятник с шестиконечной звездой на окраине Климовичей за больницей (ныне ул. Березова). Надписи на идиш и русском языках говорили о том, что в братской могиле покоится прах 900 евреев. Звезду в дальнейшем сбили по распоряжению местных властей, сказав евреям, что этот „фашистский знак“ необходимо убрать и восстановили в конце 1980-х годов.

Останки евреев, которые были расстреляны на Меловой Горе, были перезахоронены на еврейском кладбище в том же месте, где в августе 1941 г. были убиты 12 заложников. На могиле был установлен памятник. В отличие от памятника по ул. Березова, два магендавида не тронули. Каждый год 9 Ава в день, когда большинство евреев посещали могилы родственников на кладбищах, родственники расстрелянных приезжали из разных уголков страны в Климовичи почтить память близких. В 2108 г. фонд им. Саймона Марка Лазаруса из Великобритании, к которому присоединились ещё две американские семьи, Уоррена Гейслера и Клеттеров-Майлз, обновили гранитный монумент на еврейском кладбище Климовичей. На трех языках (белорусском, английском и иврите) была сделана следующая надпись:

Жертвам нацизма. Здесь в 1941 г. были расстреляны 12 евреев
жителей г. Климовичи. Вы навсегда останетесь в нашей памяти

Я отметил про себя отсутствие слова «Холокост», которое заменили словосочетанием «жертвы нацизма» (что уравнивало трагедию евреев и белорусов), как ничего не было сказано и о пособниках нацистов из местного населения, помогавших убивать своих еврейских соседей. Для сохранения памяти о трагедии евреев в Климовичах больше всех сделал Михаил (Шмуэль) Рывкин, кандидат физико-математических наук. В течение многих лет он по крупицам собирал сведения о трагической судьбе в годы войны еврейских местечек Могилевской области, в особенности — местечка Климовичи, где погибли многие его родные. Михаил Рывкин — один из основателей Ленинградской группы исследования Катастрофы. В декабре 1989 г. он с семьей репатриировался в Израиль. В настоящее время живет в Реховоте.

Кладбище

Еврейское кладбище находится в черте города в треугольнике улиц Карла Маркса, Пролетарская и Комсомольская. На входе я не увидел никакой национальной символики или обозначения кроме слов: «Кладбище по ул. Комсомольская. УПК Коммунальник, пер. 50 лет СССР, д. 3». 35 лет назад его огородили деревянным забором, который частично сгнил и развалился, но имеет приглядный вид со стороны улиц Комсомольская и Пролетарская. Еврейская община в 2017 г. сумела добиться от городских властей, чтобы кладбище поставили на учет в коммунальный отдел райисполкома и поддерживали порядок. По периметру кладбище занимает 532 м. и включает почти четыреста мацев, пятая часть из которых повреждена. Старая часть кладбища содержит свыше 200 надгробий, новая — более 150. Могил XIX в. на кладбище почти нет. Можно предположить, что в таком бедном местечке, как Климовичи, большинство надгробий были деревянными, и они не сохранились. Зато сохранилось около двух сотен каменных надгробий начала ХХ в. Как правило, все они представляют собой валуны, на одной из сторон которых выбита короткая эпитафия — имя покойного, имя отца и дата смерти. Надгробия в Климовичах почти не имеют орнамента или других украшений. Большинство надгробий межвоенного периода имеют эпитафию на иврите и их форма подобна форме надгробий до 1917 г. В конце 1940-1960 гг. мацевы еще имели надписи на иврите. Однако по ним заметно, как умение писать традиционные эпитафии уходило с годами. Надгробие же Исаака Черного вообще было написано на идиш, что представляет редкое исключение.

Вывеска у входа на иудейское кладбище Климовичей по ул. Комсомольская без символики и указания на национальную принадлежность. Фото Л. Смиловицкого, 10 августа 2019 г.
На еврейском кладбище в Климовичах по ул. Комсомольская. Фото Л. Смиловицкого, 10 августа 2019 г.

Кладбище в Климовичах остается действующим. Однако на современных могилах установлены типичные советские надгробия с эпитафиями на русском языке и портретами усопших, что совершенно не приемлет иудейская традиция. Несмотря на определенные признаки обновления, иудейская традиция на кладбище в Климовичах сохраняется. Последнее захоронение принадлежит Михаилу Робертовичу Шур, который скончался в 2017 г., зав. РОНО, директор СШ № 1. Жена, русская женщина, похоронила Михаила Робертовича на еврейском кладбище, но магендавида на памятнике делать не стала. Увидел я и несколько «русских» захоронений — членов еврейских семей. Так Бася Лазаревна Баранчук выбрала иудейское кладбище в Климовичах для своего мужа Владимира Ивановича и др.

Музей

C надеждой узнать, что сохранилось о жизни евреев в Климовичах, я отправляюсь в районный краеведческий музей. Это в центре города в бывшем особняке князя Николая Николаевича Мещерского, который был построен в 1867 г. в честь его дочери Марии Николаевны (1866-1948 гг.). Здание является памятником архитектуры XIX в. Оно выделяется изысканной резьбой, и представляет собой прекрасный образец деревянного зодчества. Последняя представительница рода Мещерских — княжна Мария, была учительницей, а ее дом считался центром светской жизни в городе. Мария Николаевна проживала в нем до 1914 г., а доживала свой век на ул. Дзержинского и упокоилась на городском кладбище в Климовичах. После 1917 г. в этом доме размешался райком партии, летом 1941 г. — штаб обороны Климовичей, в годы оккупации — увеселительное заведение для немцев, после войны — детский дом, управление статистики, СШ № 3.

В 1978 г. городские власти приняли решение об открытии музея, а в 1984 г. музей распахнул свои двери для посетителей. Сегодня это шесть залов и выставочное помещение (пристройка в 1992 г.). В зале «Этнография» можно познакомиться с искусством бондарей, ткачей, гончаров. В лавке медника выставлен самовар XIX в., который считался самой дорогой вещью в доме. Относились к нему очень бережно и передавали по наследству, как ценное имущество. Держали самовар в гостиной, на столике или в буфете — как украшение. В семьях более зажиточных заводили два самовара: повседневный и праздничный, из которого угощали гостей. Зал «Промышленность на рубеже столетий» посвящен истории развития промышленности в регионе. В конце XIX века на Климовщине преимущественно развивались мелкие предприятия: винокуренные заводы, промыслы по переработке сельскохозяйственного сырья, древесины, ремонту и производству сельскохозяйственного инвентаря.

15 тыс. экспонатов в фондах. Штат маленький, всего шесть человек — директор, два научных сотрудника, хранитель фондов, два смотрителя и уборщица. 13 тыс. посещений в год (школьники, студенты, туристы, командировочные). Четыре странички в Интернете — Telegram, Instegram, Facebook, «Одноклассники».

Спрашиваю, что в музее есть о евреях? Слышу в ответ — воспоминания и фотографии, которые прислали бывшие жители Климовичей (Ривкина, Рыбкиной, Заскинда, Лейкина, Лагоцкий). Но подлинных экспонатов, артефактов еврейской жизни нет. Нет уголка, где была бы собрана хотя бы общая информация о евреях — демографический состав населения города и уезда, занятия населения, экономическая, культурная, духовная жизнь, примеры сотрудничества и взаимопомощи евреев и белорусов, заимствования идиш в белорусский язык и наоборот. Нет альбомов старых фото, даже того немногого, что вошло в книгу «Память» Климовичского района (1995 г.).

Зал с рассказом и экспонатами в музее о войне есть, но слов «еврей», «геноцид», «гетто», «Холокост», «праведники» в ней нет. Экспозиция по истории войны не менялась с 1984 г. Директор соглашается, что теперь о евреях говорить можно, это не запрещено, и никто не заругает, но как-то руки не доходят, даже несмотря на то, что евреи в Климовичах до войны составляли большую часть населения, а специалисты с высшим и средним образованием, его львиную долю.

Тем не менее, еврейские имена и фамилии в музее встречаются. В экспозиции я увидел кружку для омовения рук из еврейского дома с двумя ручками и рассказал директору Дарье Александровне о ее назначении. Я увидел весы безмен, керосиновую лампу, другие предметы, использовавшиеся в торговле, которую всю держали в Климовичах евреи. В 2018 г. А.Л. Литин подарил музею книгу «История семьи Леонида Невзлина», вышедшую в Тель-Авиве в 2012 г. на русском языке, где приведены подробные сведения о жизни еврейской общины, есть много сюжетов, которые с успехом могли дать направление музейному поиску. Уже прощаясь с музеем, я обратил внимание на стенд о художниках Климовичей и среди них: Антуан Абрамович (Нота Беркович) Певзнер (1884-1962 гг.), Лазарь Наумович Певзнер (1903-1987 гг.), Наум Борисович Габо (Певзнер) (1890-1977 гг.), Роберт Львович Генин (1884-1941 гг.), Моисей Вольфович Лянглебен (1925 г. р.), 6 чел. из 13.

В Климовичах живут люди, которые пользуются всем, что им досталось от евреев и не собираются хранить о них память. Это противоестественно и противоречит не только здравому смыслу, но и чувству справедливости. Думаю, так будет не всегда.

___

[1] Города, местечки и замки Великого княжества Литовского. Энциклопедия. Минск, 2009 г., с. 172.

[2] В. Максименко. Исторический интерьер Чериков и его окрестностей. Красноярск, 2010 г., с. 124.

[3] Ф. Булгарин. Избранное. Минск. 2003 г., с. 218.

[4] Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich. Warszawa, 1882, t. 4, s. 152-153.

[5] А.С. Дембовецкий. Опыт описания Могилевской губернии. Могилев 1884 г., т. 2, с. 77.

[6] А. Зельцер, В. Левин. История семьи Леонида Невзлина. В двух томах. Тель-Авив 2012 г., т. 2. с. 106.

[7] Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. СПб, 1910 г., т. 9, с. 556.

[8] История семьи Леонида Невзлина …, т. 2, с. 111-112.

[9] История семьи Леонида Невзлина …, т. 2, с. 117-124.

[10] Mordechai Altshuler. Soviet Jewry on the Eve of the Holocaust. A Social and Demographic Profile. Jerusalem, 1998, p. 234.

[11] Шмуэль Ривкин. «В Климовичах было так …» // Jewish History and Literature: a Collection of Essays. Edited by Moshe S. Zhidovetsky. Vol. II, Part 2 (Rehovot, Israel, 1992), pp. 869-876.

[12] Гибель местечек Могилевщины. Сост. И.М. Шендерович, А.Л. Литин. Могилев, 2005 г., с. 120-121.

[13] Государственный архив Могилевской области, ф. 306, оп. 1, д. 10, лл. 48-50.

[14] В. Левин. Д. Мельцер. Черная книга с красными страницами. Трагедия и героизм евреев Белоруссии. Балтимор: «Вестник», 1996 г., с. 247.

[15] Праведники народов мира Беларуси. Сост: И.П. Герасимова, Е.М. Кирильченко, М.А. Мовзон, А.Л. Шульман. Минск, 2015 г., с. 129.

[16] Национальный архив Республики Беларусь, ф. 952, оп. 1, д. 19, л. 37.

[17] Архив автора. Запись беседы с Маргаритой Евгеньевной Шуферт — председателем еврейского культурно-просветительного общества Климовичей 10 августа 2019 г.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Климовичи»

  1. Мой дедушка Арон Лившиц был портной в г.Климовичи ,на двух подводах с женой и дочерью Маней уехал в эвакуацию,добрался
    до Сталинграда.Перед переправой через Волгу Красноармейцы отобрали подводы и лошадей ,вся семья поселилась в здании конторы МТС.Мы с матерью жили в Бугуруслане Чкаловской области,чудом нас нашло письмо деда (переданное уже из занятого немцами места)через рыбаков.Дед писал,что переждёт зиму и будет добираться к нам в Бугуруслан,внучку( 3 года)пристроили в русскую семью.Как я узнал в 1996 году,в январе 1942 года всех евреев проживающих на территории МТС 100 человек согнали в здание школы и сожгли.Где то жила а может и живёт моя двоюрдная сестра под чужим именем.

  2. Добрый день! Я обнаружил неточность. В строке «Были случаи, когда в Климовичи приходили евреи-красноармейцы, выбиравшиеся из окружения. Большей частью их выслеживали, так были пойманы и расстреляны Григорий Фельдман, Григорий Кац, » допущена ошибка. Расстрелян был Янкель Кац. Мой дядя. А мой отец, его брат — Гирш Кац был офицером, отслужил 25 лет, был участником ВОВ. Умер в возрасте 69 лет в Москве, где и похоронен на Николо-Архангельском кладбище. Я в настоящее время проживаю в городе Ашдод, Израиль. Меня зовут Валерий Гиршевич Гамбарин. Мне 74 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *