Риветта Островская: … Но как сладко слышать: «Чудо — есть!»

 527 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Такие люди бесценны. Они возносят людей над суетной повседневностью в мир подлинной духовности, гармонии, красоты и поэзии, сохраняют традиции, культуру в ее самых высоких проявлениях, заставляют радостно поверить в то, что «Чудо — есть!»

… Но как сладко слышать: «Чудо — есть!»

Антология VoxPoetica

Риветта Островская

Риветта ОстровскаяТо, что делает Лариса Новосельцева, иначе, как подвижничеством, не назовешь.

Более 12 лет назад возник некоммерческий просветительский проект «Возвращение. Серебряный век», а композиторская, исполнительская и исследовательская деятельность Ларисы началась еще раньше. Результат ошеломительный. Создана и продолжает создаваться Антология VoxPoetica (музыкальная антология, охватывающая не только Серебряный век, но и то, что предшествовало ему и следовало за ним). Расширяется и время, и пространство этой антологии, и это несмотря на все сложности, главным образом финансового характера. Она включает в себя наряду с российскими грузинских, прибалтийских, европейских поэтов, переводы которых выполнены замечательными русскими авторами.

Если начать перечислять количество созданных песен, авторских программ, аудиоальбомов, видеофильмов и т.д., то можно превратить всю статью в статистический отчет — и не дать никакого представления о том чуде, которым мне хочется поделиться. Это чудо — сама Лариса, искусство которой находит все больше и больше страстных почитателей.

У нее прекрасный, завораживающий голос, проникающий в души людей и когда она поет, и когда вдохновенно читает стихи. Лариса — композитор, сочиняющий музыку на тексты любимых поэтов. Наделенная, безусловно, мелодическим даром, она очень целомудренно пользуется им, подчиняя все ритму, поэтическому строю произведения, его внутреннему замыслу, проникая в мир чувств автора. Она всегда находит точную интонацию — а это так важно и необходимо.

Конечно же, без артистизма невозможно перевоплощение в того или иного поэта, погружение в его внутренний мир, в его судьбу. Но артистизм в данном случае сочетается с неподдельной искренностью, побуждающей сочувствовать, сострадать, поскольку у большинства поэтов, живших в СССР, судьбы были трагичны.

Хотелось бы подчеркнуть, что у проекта в целом и Ларисы в частности есть очень важные и ответственные культурно-просветительские задачи. Вот как они были сформулированы в 2007 году:

«— Возвращение широкого интереса к высокой поэзии и привнесение ее образцов, ее достижений в сегодняшнюю речь — как средство очищения, сохранения живого русского языка.

— Возвращение в широкий культурный контекст тех имен, тех стихов, тех миров поэтов, которые еще не открыты заново после 70-летнего запрета или забвения в советский период.

— Расширение круга читателей, слушателей высокой поэзии, а в конечном итоге превращение слушателей в читателей.

В основе методики проекта — звучащая поэзия, вывод стиха в звуковое пространство и, когда это возможно и целесообразно, добавление „музыкальной координаты“ — проявление мелодии стиха, заложенной в нем поэтом».

Конечно, это уже не задачи, а миссия, причем самое существенное и поразительное, что все это реализуется в течение многих лет и не только не ослабевает, а напротив, возрастает, набирает мощь и притягательность.

Что же собой представляют вечера Ларисы Новосельцевой?

Они могут быть посвящены одному или двум поэтам или быть тематическими (например, «Поедем в Царское село… от Пушкина до Окуджавы», «Женские голоса русской поэзии», «Новогодние посиделки при свете Луны» и т.д.), проходить в больших залах (Дом кино, клуб МГУ и другие, ) или в малых (Музей предпринимателей и меценатов, литературные музеи Москвы и Петербурга, гимназия в Эстонии и т.д.) — но на них всегда какая-то особенная неформальная атмосфера поэзии, любви, теплоты, нежности. Лариса беседует со зрителями как с друзьями, делится с ними своими восторгами и печалями, рассказывает о том, как жили поэты, что окружало их, каковы источники их творчества, какие тяготы и испытания выпали на их долю, как складывались их судьбы. Она читает стихи любимых поэтов и поет сочиненную ею музыку на их тексты. Все это рассчитано и на тех, кто хорошо знаком с творчеством многих поэтов, и на тех, кто, возможно, о многом узнает впервые. Вечера эти длятся долго: три, а то и четыре часа, но Лариса настолько вживается в поэзию, музыку, в судьбы поэтов, что сохраняет высокий градус эмоций в течение всего этого времени и увлекает, заражает им слушателей. Неудивительно, что ее влюбленность в этот мир разделяют и самые близкие ей люди. Довольно активно участие в музыкально-поэтических вечерах дочери Ларисы — Светы (она поет, играет на гитаре и рояле). А в Доме кино, на вечере, посвященном Пастернаку (10 февраля 2020 г.), был показан короткий, но волшебный фильм Светы

«Липовая аллея» (стихи Пастернака, музыка и голос Ларисы)

Реже в концертах участвует старшая сестра Светы — Юля, которая тоже прекрасно поет и играет на гитаре. Вечера сопровождаются интересным и разнообразным видеорядом: портреты, фото, пейзажи и прочее соответствующее тому, что читается и поется, — техническая составляющая проекта обеспечивается мужем Ларисы — Сергеем. Таким образом, вся прекрасная семья Новосельцевых объединена и увлечена общим делом, благородным и возвышенным.

С 2012 года началось сотворчество Ларисы с одаренным скрипачом Михаилом Червинским, и, видимо, их музыкальные пристрастия совпали. Слушатели обожают их дуэт. И, действительно, происходит какое-то волшебство, завораживающее всех. Во время первого их совместного выступления была исполнена «Серенада для Шуберта» (слова Надежды Мальцевой, муз. Л. Новосельцевой). Эпиграф к этому стихотворению: «Брось, Александр Скерцевич…» — отсылка к тексту Мандельштама).

Надежда Мальцева. «Серенада для Шуберта»

Ларисой был пройден большой путь, прежде чем она нашла себя точно и бесповоротно. Она с самого детства пела, потом в студенческие годы были бардовские песни и романсы, слеты КСП. Но по-настоящему ее творческая жизнь началась позже, в Коктебеле, в том месте, где воздух был пропитан поэзией, где жил великолепный М. Волошин, где собирались поэты Серебряного века, где Марина Цветаева встретилась с Сергеем Эфроном. И там же в начале двухтысячных годов оказались Лариса и Сергей. И вот как рассказывает об этом сама Лариса:

«Началось это все в один день — с Волошина, в Коктебеле. Мы тогда пошли на гору Волошина — Кучук-Янышар, отнесли на могилу карадагских камушков и букет полыни, а когда спускались, началась сильнейшая гроза — но дождь удивительным образом шел буквально за нами по пятам и полился стеной ровно в ту секунду, как мы добежали до тента арт-кафе «Богема». А ночью вдруг как будто сами собой пришли, родились сразу шесть песен на стихи Волошина. Я их там же в первый раз и спела — в «Богеме». И на следующий год привезли в Коктебель уже целый волошинский цикл».

Максимилиан Волошин. «Северовосток». «Китеж»

Есть поэты Серебряного века, к которым всегда приковано внимание Ларисы:

Волошин и Цветаева. Дом русского зарубежья, 28.02.2019. Знакомство (фрагмент первого отделения программы)

Марина Цветаева. «Говорила мне бабка лютая…»

Борис Пастернак. Вечер II к 125-летию Поэта. ДК МГУ, 24.11.2015

Осип Мандельштам. «Скудный луч…», «Поедем в Царское Село»

Осип Мандельштам. «Я буду метаться по табору улицы темной…» П. Сарасате. Цыганские напевы (фрагмент). «Я больше не ревную»

Анна Ахматова «Широк и желт вечерний свет…»

Анна Ахматова «Этой ивы листы» & 3 стихотворения

Мирра Лохвицкая, «Возвращение», Дом русского зарубежья, 12.12.12.

Возвращаясь к этим, как и к другим любимым поэтам (С. Есенин, С. Клычков, К. Бальмонт, И. Северянин и др.), Лариса не просто повторяет одно и то же: что-то дается в другом ракурсе, с иными акцентами. И это отражается даже в самом названии того или иного вечера, содержащем в себе какой-то лейтмотив, его основную идею.

Вообще совершенно необходимо отметить, что вечера Л. Новосельцевой отличаются глубоко продуманной и в то же время совершенно органичной композицией. Попробую это показать на примере вечера «Пространство, звезды и певец», посвященного Осипу Мандельштаму (Дом кино, 12 января 2020 г.). Здесь как раз само название вечера становится своеобразным ключом к пониманию его основной мысли.

Все исчезает — остается
Пространство, звезды и певец!

Характеризуя в целом этот вечер, хочется вспомнить еще одну строчку из Мандельштама — «… пространством и временем полный» (стихотворение «Золотистого меда струя…»). Само понятие пространства оказывается многозначным, многогранным. Это и географическое пространство, связанное с теми местами, в которых жил или побывал Осип Эмильевич: Петербург, Царское село, Париж, Феодосия, Тифлис, Армения, Воронеж, Кама-река; это и культурное пространство («Айя-София», «Notre Dame», «Я не увижу знаменитой Федры», «Золотистого меда струя…»). У поэта «тоска по мировой культуре», раздвигающая все географические и временные рамки, и его «ясная тоска … не отпускает / От молодых еще воронежских холмов / К всечеловеческим, яснеющим в Тоскане».

Но есть еще одно пространство, которое отражено и в названии вечера, и в стихотворении «Я вздрагиваю от холода…», вынесенном в программке отдельно как своеобразный пролог, и в песне, названной «Вослед лучу» (стихотворение «О, как же я хочу…»), которая вовсе не случайно обрамляет весь вечер, создавая своеобразную кольцевую композицию. Это звездное, космическое, лунное пространство. Там поэту свободно и светло. Образы звезды, у которой надо учиться свету, во многих стихах страшного 1937 г.

Вообще, если в первом отделении преобладали светлые, даже порой шутливые стихи дореволюционной поры («Поедем в Царское село», «Я пишу сценарий», «Кинематограф» — Лариса искусно имитирует в своем музыкальном сопровождении игру тапера и т.д.), то во втором драматизм все нарастал («Ленинград», «Квартира тиха, как бумага…», «Как на Каме-реке…», «Воронеж», «Век мой, зверь мой…», «За гремучую доблесть…»).

Композиция вечера в целом способствовала выявлению масштаба и глубины художественного мира Мандельштама и душевной тонкости, даже хрупкости, «нездешности» поэта, оказавшегося в этом страшном мире. И так органично вплелись в этот вечер звуки скрипки: мелодии Сарасате, фрагменты великих баховских произведений, Шуберт и еврейская народная мелодия «Плач Израиля». И все вместе: рассказ Ларисы, стихи, музыка, голос — потрясли зрителей, переживших еще раз судьбу великого Поэта, прекрасную и невероятно драматичную, вобравшую в себя весь блеск Серебряного века и всю трагедию советской поры.

Отдельные вечера посвящены не только поэтам Серебряного века, но и Золотого, например, Михаилу Лермонтову.

Михаил Лермонтов (Программа «Высочайший юноша вселенной»). Вступление. «Звезда»

«Еврейская мелодия»

Трудно, конечно, охватить всех поэтов разных эпох, в творчество которых погружает своих зрителей Лариса. Здесь неизбежен субъективный выбор. Впервые я попала на вечер Л. Новосельцевой в ДК МГУ 20 мая 2015 г. В этот день произошла и моя личная встреча с ней и Сергеем. О том, что предшествовало этой встрече и спровоцировало ее, расскажу несколько позднее. Вечер, о котором идет речь, названный словами Б. Ахмадулиной «Моих друзей прекрасные черты», был посвящен шестидесятникам. Он продолжался три с половиной часа. Людей было много. И я сразу же ощутила, что машина времени перенесла меня в прошлое, в другую эпоху, в ту эпоху, когда люди, глотнув немного свободы, окрылились надеждой на будущее, когда они, слушая любимых поэтов или бардов, чувствовали свое единение, когда любовь к творчеству и жизни переполняла их. Как же были тогда прекрасны их лица! Конечно, ДК МГУ — это не Политехнический музей, не стадион, но атмосфера была почти та же. Когда после трех с половиной часов надо было освободить зал, люди не захотели расходиться, Лариса и ее дочь Света с гитарами спустились вниз, а за ними последовали человек 200‒300. Они вышли на улицу. И на лестнице МГУ состоялось 3-е отделение концерта, и все вместе, вызывая удивление и интерес у прохожих и припозднившихся обитателей университетского общежития, самозабвенно пели Окуджаву, Визбора, Никитина, Берковского, Городницкого, Клячкина, Веру Матвееву и других. И это продолжалось допоздна. Впечатление было сильное. Потом были другие вечера шестидесятников. После одного из таких концертов я написала в форме обращения к Ларисе:

«Еще раз хочу поблагодарить Вас и Свету за вечер, посвященный шестидесятникам. Мне представляется, что то, что вы в наши дни вспоминаете эту (увы! уже далекую) прекрасную эпоху с ее особой творческой, поэтической атмосферой, с ее привкусом свободы и с ее драматическим финалом, можно назвать благородной миссией, прославление же ее героев, живых и ушедших, которых так часто упрекали люди, «крепкие задним умом», — подвигом, а то, что вы собрали полный зал и заразили его энергией того времени, своей влюбленностью в поэзию, — Чудом. И здесь сыграла свою роль и музыкальная составляющая: Ваша музыка и ваши голоса. Спасибо!!!»

Лариса любит многих шестидесятников, но есть два поэта, к которым у нее особенное отношение, — это Евгений Евтушенко и Белла Ахмадулина. С Евгением Александровичем ей посчастливилось общаться лично, он высоко ценил ее талант и ее человеческие качества, хорошо знал ее песни и посвятил ей стихотворение «Недопетость». Подарив Ларисе толстый том «Весь Евтушенко», он отметил в нем 54 стихотворения, которые он хотел бы услышать в ее музыкальной интерпретации. 17 июля 2016 г. в Музее-галерее Евтушенко в Переделкино, в присутствии самого поэта, состоялся концерт Новосельцевой, приуроченный ко дню рождения Евгения Александровича.

Евгений Евтушенко. «Несколько нежных дней». «Художница».

Евгений Евтушенко. «Танки идут по Праге» ///(Дом кино, 2 декабря 2016, программа «Жаль, что нас не было с вами», посвященная поэтам-шестидесятникам)

А вот как замечательно написал поэт о Ларисе:

«Лариса — редкий сейчас образец сочетания ума и сердца, и вкуса. Она сама составляет свои литературно-музыкальные программы. Она прежде всего — это личность, не допускающая проникновения пошлости в свой репертуар.

… Она — это редкость, как поющий, думающий и чувствующий боль и надежды других людей человек, воспитывающий в нас драгоценность совести человеческой жизни.

Я ей благодарен за это. Ее голос именно поэтому воспринимается как голос порядочных людей. А сейчас самое главное производство — это производство порядочных людей.

Уверен, что вы будете слышать ее песни, как внутренний голос вашей души и совести».

Евгений Евтушенко, 17 июля 2016, Переделкино

А на концерте, посвященном памяти поэта, Мария Владимировна Евтушенко сказала, что ее мужу «очень нравились песни Ларисы, не только на свои стихи, но и на стихи других поэтов, поэтов Серебряного века в частности…» и что он считал Ларису редким человеком, «потому что она настолько тонко чувствует не только строку, не только рифму, не только ритм, но и настроение поэта, который это писал. И настолько тонко соединяет, отражает его в музыке — такое соединение очень редко случается…».

С Беллой же Ларисе встретиться не довелось.

Позднее, уже после смерти Беллы, Лариса подружилась с ее мужем художником Борисом Мессерером и даже была одним из составителей его замечательной книги «Письма Беллы». Несмотря на «невстречу» Б. Ахмадулина занимает совершенно особое место в жизни и творчестве Ларисы, явно ощущающей свою неразрывную душевную связь с ней. Ее проникновение в стихи Беллы, в неповторимую ее интонацию изумляет и проявляется и в чтении произведений, и в музыке, написанной на ее тексты. Все это пронизано особой теплотой, любовью, восторгом.

Практически нет ни одного концерта, на котором бы не возникало имени Беллы, не читались ее стихи. Сама Ахмадулина беззаветно любила Пушкина, Лермонтова, поэтов Серебряного века, восхищалась ими, сострадала им, ощущала свое родство с ними. На своих вечерах Лариса не раз пыталась постичь сущность этого родства. Так, на вечере Мандельштама она говорила о том, что Белла ближе всех к Осипу Эмильевичу своей устремленностью вверх, безбытийностью, надмирностью. А с Пастернаком (как сказала Лариса на вечере, посвященном 130-летию поэта) Беллу роднит благодарное восприятие волшебства жизни, чуда ее («и образ мира в слове явленный, и творчество, и чудотворство»). И уж, конечно, ни один вечер, связанный с Грузией, не обходится без стихов Беллы, в которых она признается в своей любви, в своей «нежности к родине чужой» или же ко «вселенной второй», которая «называется Тифлис».

«Сны о Грузии» — Грузия и Белла Ахмадулина, Дом русского зарубежья, 12.04.13

«Я знаю истину простую». Вечер к 80-летию Беллы Ахмадулиной (II часть) Дом кино, 5.04.2017.

Вот как оценил Борис Мессерер постижение Ларисой творчества Беллы Ахмадулиной:

«Я хочу еще раз порадоваться тому, как Лариса исполняет произведения Беллы. Как она точно читает Беллу — вы это сами видите. Она прониклась, полностью! И она замечательно формулирует, тонко и прекрасно говорит о Белле — получаются такие литературные эссе, которые можно записывать, которыми можно любоваться. И в этом я вижу органику того, что происходит: она и стихи читает прекрасно, и поет, и выглядит красиво, и еще говорит замечательно — все это вместе замечательным образом создает настроение, вот этот поэтический настрой. Лариса вообще, если можно так выразиться, несет крест памяти к Белле, к Булату, к другим поэтам шестидесятникам, ко времени».

Борис Мессерер

Лариса породнилась с Беллой Ахмадулиной, не будучи с ней лично знакомой. И точно так же она, еще пока не побывавшая в Грузии, сумела страстно и нежно полюбить этот благодатный край, понять его, быть завороженной им, его поэзией. И, конечно, все это случилось не без помощи Бориса Пастернака и Беллы Ахмадулиной. Николоз Бараташвили, Акакий Церетели, Галактион и Тициан Табидзе, Симон Чиковани и другие стали такими же обожаемыми и родными, как и русские поэты.

Своему знакомству и, смею надеяться, дружбой с Ларисой я обязана именно грузинской поэзии. А случилось это так. Как-то по телефону я услышала очень красивый голос, в котором была искренняя радость. Это был голос Ларисы. Оказалось, что она нашла стихотворение Галактиона Табидзе «Из дому вышла и не возвратилась…» в переводе моего мужа Бориса Резникова и написала музыку на слова этого трагического текста, посвященного жене Галактиона — Ольге Окуджава, репрессированной в конце тридцатых годов и расстрелянной в 1941 г. И дальше начались поиски родственников Бориса, которые оказались долгими и в конце концов завершились успехом.

Галактион Табидзе «Из дому вышла и не возвратилась…» (пер. Б. Резникова), Мухран Мачавариани «Чужое горе моему равно…» (пер. Б. Резникова)

Пишу об этом, чтобы еще и еще раз показать трепетное отношение Л. Новосельцевой к тому, чем она занимается, ее чутье. Имя Б. Резникова практически не было ей тогда известно, но она, обратив внимание на талант этого переводчика, заинтересовавшись им, стала делать все возможное, чтобы о нем узнали и другие.

Многое сделано Ларисой и для воскрешения поэтов русской эмиграции, порой так незаслуженно забытых. А это очень талантливые люди, которым пришлось жить в «минуты роковые», не принесшие им никакого блаженства: Николай Туроверов, Павел Булыгин, Иван Савин, Владимир Корвин-Пиотровский и др. У них прекрасные лица, жизнь почти каждого из них могла бы быть сюжетом романа. «Все они красавцы, все они таланты, все они поэты».

Николай Туроверов «В эту ночь мы ушли от погони…»

Иван Савин «Музыкальный месяцеслов», 17 стихотворений и песен на стихи И. Савина

Владимир Корвин-Пиотровский. Польский триптих (сюита): «Замостье и Збараж» (вальс), «Марина, царица» (мазурка), «Медвежья охота» (полонез)

Думаю, что всех впечатлил рассказ Ларисы о жизни Павла Булыгина. Офицер Русской императорской армии, он принимал участие в попытке спасения царской семьи и позднее в расследовании ее убийства. Будучи белоэмигрантом, жил в Париже, Берлине, Риге, Каунасе, в Эфиопии и даже Парагвае, где основал русское поселение. Смелый до отчаяния человек, истинный рыцарь, путешественник, общественный деятель, он не случайно ощущал свое особое родство с Николаем Гумилевым. Но — при всем героизме его биографии — как лиричны и грустны некоторые его стихи и как пронзительно поет их Лариса! А музыка, сочиненная ею, погружает нас в неизбывную печаль и тоску, переживаемую поэтом.

Павел Булыгин «В сердце догорают отблески пожара…»

Помимо «больших» вечеров, посвященных поэтам-эмигрантам, чьи имена постепенно возрождаются, приобретают конкретный облик, значение, смысл, есть еще и камерные вечера, которые еще и еще раз дают возможность познакомиться с творчеством, судьбами тех, кто жил вдали от родины, тосковал, страдал и, наверное, хотел быть с соотечественниками.

Вообще, конечно, тематика камерных вечеров весьма разнообразна и не ограничивается только поэтами-эмигрантами. Начиная с мая 2019 г. в Музее предпринимателей, меценатов и благотворителей проходят вечера в формате поэтического календаря (отмечаются дни рождения поэтов, которые приходятся на тот или иной месяц). Сама Лариса назвала «Музыкальный месяцеслов» «творческой лабораторией», принесшей удивительные результаты. Они существенно пополнили Антологию VoxPoetica. Ведь для того, чтобы каждый месяц проводить такой вечер, надо проделать колоссальную работу, исследовательскую и творческую. Героями таких вечеров становятся и известные поэты, и менее известные, а порой забытые или вовсе не знакомые слушателям. Атмосфера этих вечеров — почти семейная — располагает к доверительной беседе. Вот что я написала сразу же после сентябрьского Месяцеслова:

«… Сразу же поразило разнообразие имен в программе, калейдоскоп, состоящий из разных эпох, стилей и культур. При этом на протяжении всего вечера не возникло никакого мельтешения, а было погружение в каждого из поэтов.

Не случайно проект называется «просветительским»… И это действительно «возвращение» несправедливо забытых имен, таких, например, как рано умерший поэт-эмигрант Иван Савин, человек трагической судьбы. Трагизм ощутим и в судьбах и стихах поэтов советской эпохи: Г. Шпаликова и Б. Рыжего, особенно последнего. Эти имена известны, но их стихи, возможно, недостаточно по достоинству оценены. Но есть и произведения совсем другой тональности: размашисто-цыганские, как у А. Григорьева, глубоко лирические, как у Е. Евтушенко и Г. Абашидзе, открыто карнавальные, как у В. Аксенова, мудро просветленные, как у Т. Шторма в переводе Е. Витковского и т.д.

Надо обладать невероятным артистизмом, чтобы суметь так, как это сделала Лариса, быстро переключившись, вжиться моментально в образ поэта, его стиль и эпоху…».

А еще до этого, в июньском вечере, названном очень удачно «Многоголосье…», присутствовал и выступал недавно ушедший от нас замечательный поэт, переводчик, прозаик, литературовед Евгений Витковский. Именно он издал четырехтомную антологию русской зарубежной поэзии, двухтомник Ивана Елагина и многое другое. Лариса дружила с ним, восхищалась его деятельностью, сочиняла музыку на его тексты, в том числе и переводные — Р.М. Рильке, Т. Шторма и т.д. На том же вечере она исполнила прекрасную песню на его стихи «Сад Эрмитаж».

Евгений Витковский «Сад Эрмитаж»

Январский же «Месяцеслов» стал событийным для меня и моей дочери, поскольку на нем состоялась презентация книги моего мужа Бориса Резникова «И что-то в бытии поняв…». И это пример того, как Лариса воскрешает тех поэтов, которых не знали или недостаточно оценили при жизни.

Мы теряем имена и лица,

В дальнюю дорогу уходя.

Это строки из стихотворения Б. Резникова. Ларисе часто удается возвратить потерянные «имена и лица», забытые строки, канувшие в Лету судьбы. Для того, чтобы свершить такое чудо воскрешения, нужно обладать необычайной щедростью души, умением проникать в жизнь и души ушедших поэтов, артистической отвагой, великолепным голосом, задевающим глубинные струны человеческой души. На этом же вечере зрители потрясены были судьбами таких замечательных лириков, как В. Стус и М. Карамзина.

По установившейся традиции вечера «Месяцеслова» заканчиваются исполнением — часто с участием зрителей — авторских песен: речь идет о бардах, родившихся в том или ином месяце. Началось это с первого же «Музыкального месяцеслова» в мае 2019 г., когда праздновалось 95-летие столь нежно любимого Ларисой и теми, кто подпевал ей, Булата Окуджавы. Его песни неизменно притягивают Ларису, к ним она постоянно возвращается. Так, уже несколько лет она выступает с программами на «Булатовых субботах» в Доме-музее Окуджавы в Переделкино.

А в 2018 г. Лариса и Света Новосельцевы приняли участие в большом вечере, посвященном Булату Шалвовичу, в Концертном зале им. Чайковского.

В заключительной части январского месяцеслова напряженно, драматично прозвучал в исполнении Ларисы «Белый вальс» Владимира Высоцкого.

Владимир Высоцкий. «Белый вальс»

Л. Новосельцева еще и талантливая исполнительница украинских народных песен, которые так органичны для ее голоса.

Вечер украинских песен и романсов, Часть 2.

Чувство стиля, артистизм очевидны и в исполнении песен Вертинского.

Александр Вертинский. «В степи молдаванской», «Чужие города»

Невозможно охватить все сделанное проектом «Возвращение. Серебряный век» и Ларисой Новосельцевой лично. Трепетное отношение к поэзии, преклонение перед ней, вера в ее безусловно благодатное и спасительное воздействие на людей становится источником вдохновения, придает силы, творит чудеса.

Примечателен описанный Ларисой эпизод, произошедший во время концерта в Мызе Кукрузе в Эстонии 29 февраля — в последний день бесснежной зимы 2020 года:

«Субботний вечер Бориса Пастернака в Кукрузе близился к финалу — прозвучали, один за другим, зимний отрывок из «Доктора Живаго», «Зимняя ночь» из романа — со свечой на столе, «Зимний день» — пронзительное посвящение Пастернаку Беллы Ахмадулиной… и тут, на почти уже финальном «Чувстве жизни» — с небес ответили! За окном вдруг закружило, замело хлопьями снега размером поначалу если и не с блюдце, то точно с розетку. Так что пришлось выполнять заявку — и петь не предусмотренный программой пастернаковский «Снег идет»!

… И снег так же внезапно прекратился, а спустя пятнадцать минут зрители выходили в совершенно другой, незнакомый пейзаж — выходили как будто бы не из мызы фон Толлей, а из другого «барского дома», из открывавшей программу другой «Зимней ночи» поэта, 1913 года: были тут и «булки фонарей и пышки крыш», и «тротуар в буграх, крыльцо заметено», и вообще всю округу покрывал ровный девственно-белый 10-сантиметровый снежный покров, «… куда ни одна нога / Не ступала»…».

Свидетелей этого волшебства было много.

Борис Пастернак. Заключительный фрагмент программы «Зимняя ночь». Эстония, Мыза Кукрузе

Такие люди, как Лариса, бесценны. Они возносят людей над суетной повседневностью в мир подлинной духовности, гармонии, красоты и поэзии, сохраняют традиции, культуру в ее самых высоких проявлениях, заставляют радостно поверить в то, что «Чудо — есть!»

Print Friendly, PDF & Email

15 комментариев к «Риветта Островская: … Но как сладко слышать: «Чудо — есть!»»

  1. Спасибо автору за прекрасную статью! Лариса Новосельцева редкая, но всегда долгожданная гостья в Эстонии. Для нас ее вечера не просто источник музыкального и литературного вдохновения, а чистый родник русского языка и культуры.
    И если постараться дополнить рассказ о Ларисе, то обязательно стоит отдать должное одной отличительной черте. Лариса Новосельцева и ее семья удивительно несовременны. Они не стремятся монетизировать творчество, заработать любой ценой. Записи отдельных песен и целых программ доступны в интернете в свободной форме. Гастроли к нам в Эстонию всегда оборачиваются дополнительными расходами для семьи, но Лариса вновь и вновь спешит к зрителям…
    Лариса выступала в школах Таллина с бесплатными концертами для гимназистов. Особенно запомнились программы по Евтушенко. Какая пронзительная тишина стояла в зале! Лариса пела, а ее дочь Светлана (практически ровесница школьников) декламировала стихи. И слезы сами наворачивались на глазах у детей и учителей, потому что каждое слово вызывало эмоцию, понятную и близкую.
    Возможно, кого-то на концертах Ларисы Новосельцевой радует творчество забытых авторов, но, для меня лично, главным стало удивление от знакомых и много раз перечитанных произведений. Во время концертов происходит прямое общение сквозь года и начинаешь не просто иначе понимать строки, а чувствуешь дыхание, ритм сердца, мимику поэта!

    P.S.Раньше были меценаты, которые помогали талантливым людям творить, брали на себя их ежедневные заботы. Вызывает волнение, как семья Ларисы Новосельцевой переживет это сложное время без концертов…
    Дай, Бог, сил им творить и радовать нас настоящей поэзией и красивой музыкой!

  2. Огромная благодарность Риветте Островской за очень интересный очерк и прекрасно подобранные видео, за весь её большой труд.
    К сожалению, я раньше не знал о таком замечательном, разносторонне способном, музыкальном, тонко чувствующем человеке, просветителе, если не бояться пафоса – подвижнике; сказывается оторванность от российской культуры, а последние 5-6 лет в значительной степени – и от российского ТВ (я живу в Одессе).
    Лариса Новосельцева заново открывает нам мир поэзии и делает это тонко, ненавязчиво. Многие читаемые и напеваемые ею стихи я либо не знал, либо вспоминал заново. Оказывается, она делает это уже довольно давно, возрождая, как мне кажется, почти пропавший у большинства теперешнего общества интерес к настоящей поэзии. И пусть её благодарные слушатели – лишь очень небольшая часть этого общества, всё равно это огромной важности дело.
    Лариса Новосельцева исполняет стихи поэтов, очень разных и по степени таланта, и по глубине, и по стилю, и по пристрастиям читателей (признаю право на существование понятий «мой поэт» или «не мой поэт»), делая это на прекрасном уровне. То, как она читает мои любимые стихи, не всегда совпадает с их восприятием, сложившимся у меня, но тем не менее очень интересно. Впечатлён, благодарен ей необыкновенно.

  3. С творчеством Ларисы Новосельцевой меня познакомила Ветта Островская, и за это я ей благодарна. Ее статья — это хороший и умный навигатор по творчеству Ларисы — настолько полно и точно Ветта написала о нем. О ее прекрасном пении, о неутомимой и радостной работе по озвучанию русской поэзии.
    Для меня особенно интересен цикл о поэтах русского зарубежья. Сколько новых имен, сколько новых стихов она привела с собой! Когда я в первый раз услышала «Марину Мнишек»— триптих на стихи Корвин-Пиотровского, я сразу же рванулась искать его жизнь, его друзей, подробности его судьбы, его стихи… И мне показалось, что она выбрала для нас его лучшие строки. «О польское счастье… о польская гибель…» Эти слова и голос Ларисы, их теперь невозможно разделить.

  4. Для меня, человека, откровенно говоря, давно сторонящегося бардовской темы, материал о Ларисе Новосельцевой стал откровением. «Встретимся, может быть, в мире соседнем…» (Е.Витковский). Могли не встретиться. Если бы не эта статья Риветты Островской.
    «Липовая аллея» Пастернака заворожила до… недоумения. Что это было? Как она это сделала? Впрочем, это же — Пастернак, плюс видеоряд, красивая мелодия… и приятный голос… Все вроде бы объяснимо.
    Но уже вторая запись — любительская, концертная, без всякого видеоряда — «Серенада для Шуберта» (на стихи Надежды Мальцевой) развеяла иллюзию понимания. Да, именно — чудо. Голос, звучащий в тональности скрипки (именно поэтому, наверное, такой потрясающий тандем со скрипачом!) доносит стихи прямо внутрь. Легко и неотвратимо.
    Дальше — по возрастающей. Потрясающие стихи любимых поэтов, новые (для меня) имена, сопровождаемые комментариями литературоведа — и к тестам и к концертным номерам и к целым концертам.
    Огромная благодарность автору этого огромного материала, в котором все еще живу, третий день, за это открытие и… жду продолжения.

  5. Материал превосходный, просто уникальный! Предлагаю включить Риветту Островскую в лонг-лист конкурса Автор года в номинации Дебют года (если она будет сохранена), а если нет, то в номинации Поэзия.

  6. Прекрасная статья о прекрасной Ларисе — первое, что приходит в голову. Найдены точные слова, чтобы рассказать о Таланте. Чудо откровения является на каждом выступлении Ларисы. Она обладает еще одним качеством, о котором пока никто здесь не написал: это редкий волнующий тембр голоса. В сочетании с тактом и точно найденной интонацией стихи разных поэтов в ее чтении (не хочется писать — исполнении) звучат как только что написанные. А песни часто становятся размышлениями о сути жизни, о судьбе поэта, России.
    Мое уходящее поколение было избаловано в 1960-х — 1970-х авторским чтением поэзии. И так редко бывает, чтобы другое звучание не вызывало отторжения. С Ларисой все получается по-другому: так бережно и чутко она произносит стихотворные строки, что в знакомых стихах открываются новые смыслы, а к памятным еще авторским интонациям добавляются новые, окрашенные ее волшебным голосом. И, конечно, бесконечная благодарность за новые открытия. И песни. Для меня многие стихи теперь звучат в голове с ее мелодиями. Больше двух лет я не в Москве, и мне очень не хватает вечеров Ларисы. Спасибо за эту публикацию! Можно снова окунуться в атмосферу этих вечеров. И спасибо всем причастным к сотворению чуда.

  7. Выпало счастье не раз бывать на вечерах Ларисы Новосельцевой, в том числе и летом 2016 в Переделкино у Евтушенко… И там звучали «Танки идут по Праге», и другие композиции на стихи его. А вечер «Сны о Грузии» памяти Беллы Ахмадулиной! (особо мне запомнились композиции «Веточка» грузинской поэтессы Каландадзе, если мне память не изменяет и «Мерани» Николоза Бараташвили, в переводах Беллы). Звучали воспоминания Бориса Мессерера. Это были духоподъемные вечера… Спасибо Ларисе и ее семье. Жаль, конечно, что вирус приостановил пока ее концерты, ждем с нетерпением возобновления.

  8. Хочется поблагодарить Р.Островскую за великолепную подачу материала!
    Статья, написанная на высоком профессиональном уровне, подкупает своей искренностью и той душевной отдачей, с которой автор приглашает нас к знакомству с творчеством Ларисы Новосельцевой.
    Обладая даром необыкновенного чутья и проникновения в сущность стиха, Л.Новосельцева создает особую сферу объединения музыки и поэзии, бережно и талантливо погружая в этот мир всех, кому это дорого!

  9. Виктор Монахов : Спасибо милая и уважаемая Риветта Островская (Rivetta Ostrovskaya) за то , что очень во время нашли и к месту разместили столь правильные, живые и красивые слова , так объемно и точно характеризующие весь музыкально- поэтический Проект замечательной семьи Новосельцевых!

  10. Прекрасный материал! Это даже не статья, а какой-то синтез из слов и музыки (как и творчество Ларисы!). Читал и слушал с удовольствием, потому что давно знаю и люблю её, не побоюсь этого слова, подвижнический, титанический труд по «озвучиванию» русской (и украинской!!) поэзии, о собенно , по возвращению поэзии русских эмигрантов. Совсем недавно мы встречались в Петербурге, в Интерьерном театре, гда она пела украинские песни — на русском и украинском, совершенно покорив своих слушателей. Колоссальная работоспособность, одержимость стихами и песней — и огромное личное обаяние!

  11. Риветта Островская написала очень интересную и насыщенную статью. Удивительно, как в этой небольшой работе ей удалось дать необычайно полный обзор творчества Ларисы Новосельцевой, композитора и исполнителя песен и романсов на стихи разных поэтов (в первую очередь поэтов Серебряного века) и рассказать о подходе Ларисы к выбору поэтов и тем, оценить чувство композиции и отдать дань её вкусу. Р.Островская нашла такие точные слова в описании настроения зала, заворожённого исполнением песен и романсов, что оно передаётся и нам, читателям. Мне, знающую Ларису только по видеозаписям, особенно ценно обилие приведённых ссылок на её замечательные песни. Большое спасибо за статью, оказавшуюся достойной уникального творчества Ларисы Новосельцевой.

  12. Творчество Ларисы Новосельцевой, ее искусство, это, конечно подвижничество, как правильно и хорошо написала в своей статье-исследовании Риветта Островская
    Лариса не чтец, хотя прекрасно и проникновенно читает стихи; она не певица, хотя ее голос завораживает, она не композитор, хотя ее мелодии, тонкие и чистые, еще полнее раскрывают суть стихотворения и трогают душу, она не музыкант, хотя прекрасно играет на пианино и гитаре, потому что ее искусство синтетическое, она популяризатор и миссионер, она и чтец, и певица, и композитор, и музыкант. Тот пласт культуры ‒ Поэзия серебряного века ‒ что Лариса подняла, огромен и востребован. Но она пошла дальше, открыв, нам слушателям, новые имена, незаслуженно забытые, потерянные, но талантливые. Лариса Новосельцева, органично и справедливо, провела параллель между поэзией Серебряного века и современными поэтами и поэзией.
    Помимо этого, творчество Ларисы — это семейный подряд. Дочери — Света и Юля, прекрасно поют, играют и читают стихи. Муж — Сергей Новосельцев, занимается техническим оснащением программ — светом, звуком, подбором и демонстрацией портретов, пейзажей.
    В своей статье — «Но как сладко слышать: Чудо-есть» Риветта Островская, хорошим языком, убедительно, доходчиво и просто все изложила. А электронные ссылки и адреса, дают теперь, в новой и непростой ситуации изоляции, прекрасную возможность, не выходя из дома, познакомиться как с исполнительским мастерством Ларисы Новосельцевой, ее семьи и, помогающим им музыкантам, так и с поэтами и поэзией Серебряного века и с современными поэтами, последователями поэтов Серебряного века.

  13. Прекрасно написано о прекрасном подвижнике!
    «Практически нет ни одного концерта, на котором бы не возникало имени Беллы, не читались ее стихи».
    Эти строки опубликованы именно сегодня, в день рождения Беллы Ахмадулиной!

    1. Р.О. “Это чудо — сама Лариса, искусство которой находит все больше и больше страстных почитателей…”
      :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Эти чудеса, эти люди редки и одиноки в океане безверия, цинизма и пошлости.
      p.s. Мераб Мамардашвили: «Одиночество — моя профессия: Философия есть способ приобщения к вечному настоящему, это место, где мы современны со всеми людьми — прошлыми, сейчас живущими и в будущем живущими, и это очерчено абсолютно одними и теми же вещами. Ведь в человеческой жизни все люди хотели существовать, пребыть — это основная страсть человека. И она — вечная задача. Собрать свою жизнь, рассеянную, как тетрадь, пребыть в полноте своей какой-то точки… Философия — это осколок зеркала гармонии…»
      :::::::::::
      Философия, как и музыка, как и любое из 7-ми искусств — “способ приобщения к вечному настоящему, это — осколок зеркала гармонии..” И, как пишет автор Р. Островская: Конечно, это уже не задачи, а миссия.
      . . .
      «Перекличка вестников», выпуск № 231
                Лариса Миллер

      Сколько напора и силы, и страсти
      В малой пичуге невидимой масти,
      Что распевает, над миром вися.
      Слушает песню вселенная вся.
      Слушает песню певца-одиночки,
      Ту, что поют, уменьшаясь до точки,
      Ту, что поют на дыханье одном,
      На языке, для поющих родном,
      Ту, что живёт в голубом небосводе
      И погибает в земном переводе.
      1987
         Осип Мандельштам
      Отравлен хлеб и воздух выпит.
      Как трудно раны врачевать!
      Иосиф, проданный в Египет,
      Не мог сильнее тосковать!

      Под звёздным небом бедуины,
      Закрыв глаза и на коне,
      Слагают вольные былины
      О смутно пережитом дне.

      Немного нужно для наитий:
      Кто потерял в песке колчан,
      Кто выменял коня – событий
      Рассеивается туман;

      И, если подлинно поётся
      И полной грудью, наконец,
      Всё исчезает – остаётся
      Пространство, звёзды и певец!
      1913

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *