Михаил Ривкин: Пэсах — праздник Избавления

 120 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Трудно сказать, удавалось ли всем евреям Страны Израиля собираться в эту ночь в Иерусалиме, это мало вероятно. Что же касается евреев диаспоры, то уж точно не все могли добраться до Храма. Поэтому для многих из них уже в ту пору первая часть обряда, храмовая, поневоле заменялась символическим собранием в синагоге.

Пэсах — праздник Избавления

Михаил Ривкин

Мудрецы, Благословенной Памяти учили нас выделять в каждом празднике Израиля три аспекта, или три «этажа»: природный, исторический и духовный. Мы подробно рассказали о Пэсахе, как празднике скотоводов в пустыне и празднике древних земледельцев. Это — первый «этаж» праздника. Второй «этаж» — исторический, это Пэсах — праздник Исхода из Египта. Настало время подняться на третий «этаж» и поговорить о самом высоком аспекте праздника, об аспекте духовном или метаисторическом.

Метаисторический аспект праздника Пэсах был осмыслен и явно сформулирован в еврейской религиозной традиции сравнительно поздно, в последние века Второго Храма. В этот период народу Израиля пришлось вести неимоверно тяжкую борьбу за свою национальную свободу сначала против эллинистического царства Селевков, в затем — против Рима. В народе укоренилась горячая вера, что грядущее избавление от чужеземного ига будет сопровождаться чудесами и знамениями, подобными тем, которые знаменовали Исход из Египта. Многие верили, что Машиах-избавитель будет во многом подобен Моше, и что Избавление придёт именно в пасхальную ночь, как это случилось в незапамятной древности.

«Сказал Рабби Иеошуа: В месяце Нисан мы были избавлены, и в месяце Нисан предстоит нам грядущее Избавление. Как это понимать? Ночь Сбережения это для Г-спода, ночь, сбережённая со времён Шести дней Творения» (Ялкут Шимони)

А также:

«Почему эта ночь называется Ночь Сбережения? Потому что в эту ночь совершает Он чудеса великие для праведников. В эту ночь спас он Хизкияху, и в эту ночь спас он Захарию, и его сотоварищей, и в эту ночь спас он Даниэля из пещеры львиной. И в эту ночь явятся Машиах и Элияху /…/ И, когда восстал на Израиля Эдом [Рим], сказал Пресвятой, будь Он Благословен: пусть будет знаком в руке вашей, что в тот день, когда Я вас избавил, в эту же самую ночь Я вас освобожу. /../ и как поверг Я Египет, также повергну Я все царства» (Мидраш Раба Шемот гл. 18)

Таким образом Пэсах превратился в праздник Избавления: как Первого Избавления, так и Избавления Грядущего. И во всех странах, где были евреи обитали, в особенности же — в Стране Израиля, в пасхальную ночь пробуждалась в их душах надежда. Что вот, сейчас будет свергнуто римское иго, как было свергнуто иго египетское, и грядёт Полное Избавление.

В этот период обряд пасхальной ночи обогатился множеством церемоний, которые все носили либо характер диалога, при участии нескольких собравшихся вокруг стола, либо характер монологического повествования. Пасхальный Сэдер стал вовсе не похож на архаичный, бессловесный обряд праздника скотоводов в пустыне. В этих изменениях властно проявила себя доминировавшая в тот период повсюду, в том числе и в культурном пространстве обитания евреев, греко-римская культура. И потому именно пасхальная трапеза, главным пафосом которой было избавление от римского ига, постепенно обретала некоторые церемониальные черты, сближавшие её со знаменитыми римскими пиршествами. К числу этих церемоний следует отнести особую позу «возлежания» около пиршественного стола, размеренное и оформленное особой лекламацией питьё одного бокала за другим, особые, символические яства. Самым существенным отличаем еврейской трапезы оставалось поедание пасхального агнца. Но и его поедали отнюдь не торопливо, как это предписано в Торе и как делают это самаритяне и в наши дни, а размеренно, неспеша, сопровождая еду особыми декламациями, в лучших традициях греко-римского симпозиума.

Главная особенность праздничной церемонии в те дни заключалась в том, что церемония это состояла из двух неразрывно связанных частей: храмовой и домашней. Сначала каждое патриархальное семейство приносило в жертву пасхального агнца в иерусалимском Храме, затем семейство возвращалось домой, и поедало изжаренного на углях агнца вместе с мацой. И сам агнец, и маца, и другие непременные атрибуты пасхальной трапезы наполнились новым символическим значением, каждый из этих атрибутов выражал, так или иначе, главную идею праздника — идею Избавления.

За пределами Иерусалимского Храма нельзя было принести в жертву пасхального агнца, поэтому и жители Страны Израиля, и многие евреи диаспоры всеми силами стремились в этот день совершить паломничество в Иерусалим. По оценкам, число постоянных жителей Иерусалима составляло в это время порядка ста тысяч. Число паломников превышало эту цифру многократно. Разумеется, все постоялые дворы были переполнены. Многие владельцы гостиниц, да и простые люди, считали за честь приютить в эту ночь паломников безвозмездно. Все свободные площадки в городе, особенно вблизи Храма, были битком набиты паломниками. Многие из них строили лёгкие шатры, чтобы переночевать одну ночь.

В обычные дни года все коэны делились на двадцать четыре смены, равно как и левиты. И каждая смена отправляла храмовое служение в течение одной недели, дважды в год. Однако трижды в год, на Пэсах, Шавуот и Суккот, все коэны и левиты собирались в Иерусалимском Храме, и совершали жертвоприношения и другие обряды одновременно.

Трудно сказать, удавалось ли всем евреям Страны Израиля собираться в эту ночь в Иерусалиме, это мало вероятно. Что же касается евреев диаспоры, то уж точно не все могли добраться до Храма. Поэтому для многих из них уже в ту пору первая часть обряда, храмовая, поневоле заменялась символическим собранием в синагоге. Что же касается второй части, домашней, то она была практически одинакова во всех еврейских семьях. В некоторых местах за пределами Иерусалима существовал обычай есть в эту ночь жареное мясо, но мясо это оставалось просто кулинарным изыском, оно не никогда не заменяло и не могло заменить пасхального агнца в ритуальном аспекте. Таким образом «внехрамовый» ритуал пасхальной ночи стал постепенно оформляться ещё в период Второго Храма, с тем чтобы после разрушения храма окончательно занять место храмовой церемонии.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *