Наум Клейман: Магия воспоминаний… (продолжение)

 247 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Но что ж тогда получается: если бы хоть у одной из трёх «скорых» был обезболивающий укол, а это совсем не дефицит, то он его бы сразу же убил. Ну как тут не поверить в Бога?

Магия воспоминаний…

Наум Клейман

Продолжение. Начало

«Мы стареем не от старости
Не от прожитых годов.
Мы стареем от усталости,
От обид и от грехов…»

Е. Евтушенко

«Весь секрет существования заключается в избавлении от страхов. Не бойся того, что с тобой будет, твоё будущее от этого не изменится,
зато настоящее станет спокойным».
Будда

Прошла неделя… Лев Борисович чувствовал себя намного лучше после случившегося с ним микроинсульта, хотя губа ещё изредка дёргалась, а глотал еду он с небольшим усилием. Лечащий врач сообщил, что завтра его выписывают. Лев Борисович сообщил эту радостную весть жене, и с нетерпением ожидал следующего дня. Был уже вечер, и до возвращения домой его отделяла только ночь. Госпиталь был огромен, но удобен, а врачи и медперсонал предельно вежливы, да и еда была довольно вкусная и разнообразная, но уже хотелось домой, где его ожидала жена, любимое кресло, компьютер и ещё много любимых мелочей, которые окружают тебя, создавая уют и покой. От всех этих мыслей пропал сон, и пришлось воспользоваться старым испытанным приёмом — вызвать воспоминания…

26 декабря 1997 года вечером Лев Борисович почувствовал сильные боли в правом боку. Это повторялось много раз, и очень напоминало боль, которую он испытывал при почечных коликах. Всегда обезболивающего укола было достаточно. Жена вызвала «скорую помощь». Она приехала довольно быстро, но врач и сестра были без халатов и лекарств. На вопрос, почему они приехали без лекарств ответа не последовало. И это в столице, что уж говорить о провинции! Стало страшно. Через два часа жена опять вызвала «скорую», но результат был тот же. Глубокой ночью вызвали «скорую» в третий раз и всё повторилось, но на этот раз доктор уговорила Льва Борисовича ехать в больницу, где, как она предполагала, будут лекарства. Выхода не было, и он поехал. На улице лежал снег, а температура воздуха была -20 С.

Приехали в больницу, и «скорая» оставила его с женой в пустой приёмной. Никто не появлялся. Минут через двадцать появился мужик лет пятидесяти в белом халате. Лев Борисович подошел к нему, но мужчина в халате сразу послал его на три буквы (понятно куда) и скрылся в кабинете. Российская медицина делала всё возможное, чтобы он умер, но Лев Борисович отчаянно сопротивлялся. Очевидно, это была последняя попытка Системы задержать его на Родине любыми средствами, так как через две недели он с семьёй уезжал в эмиграцию. И время было выбрано удачное — перед самым Новым годом, когда подготовка к празднику достигла своего пика. Наконец, через сорок минут из кабинета вышел этот же мужик, очевидно поняв, что пара не уйдёт, и спросил, что они здесь делают. После объяснения причины, Льву Борисовичу сделали электрокардиограмму, причём раздели донага и положили на кушетку возле окна. Окно было старое, и из щелей дуло. Лев Борисович стал крутиться от дикого холода и высказывать недовольство, на что пожилая медсестра обложила его матом, которого он не слышал со времени работы в молодости с заключёнными женщинами. Он вежливо предложил ей лечь на своё место, предварительно раздевшись, и получить то же удовольствие от холодного воздуха, но согласия почему-то не получил. Взяли кровь для анализа. И, видно, чувствуя себя виноватым за такой тёплый приём, доктор предложил ему остаться на ночь в больнице, на всякий случай. Посовещавшись с женой, Лев Борисович принял это заманчивое предложение. В палате было ещё четверо. Больной всё ещё ждал обезболивающего укола, но через два часа пришёл подвыпивший хирург и сказал, что у него гнойный аппендицит и есть выбор: немедленно делать операцию или умереть через два часа. Выбор, надо сказать, был небольшой, и Лев Борисович выбрал операцию. Но что ж тогда получается: если бы хоть у одной из трёх «скорых» был обезболивающий укол, а это совсем не дефицит, то он его бы сразу же убил. Ну как тут не поверить в Бога? А в том, что ему бы сделали укол без всяких анализов, сомнений никаких не было, и тогда — прощай, Америка, прощай жизнь. Опять русская рулетка!

Больной разделся, и его, покрытого только тонкой простынёй, повезли по коридорам в операционную, где после укола анестезиолога он благополучно отключился. Проснулся он опять от холода. Лев Борисович лежал голый на кровати, куда его, очевидно, сбросили после операции, не покрыв даже простыней. Ну что ж, Москва не Париж, это он уже понял. И, попросив соседей накрыть его одеялом, благополучно уснул. Утром пришёл протрезвевший хирург и сказал, что во время операции аппендицит лопнул у него в руке и что больному здорово повезло. После этого он велел ему идти в туалет самому, что соответствовало американской методике. Лев Борисович пополз по стене коридора в туалет, но, когда открыл дверь туалета, то от увиденного там его стало сильно тошнить. Такого антисанитарного состояния он уже давно не видел, и, опираясь на стенку, вернулся обратно, сказав доктору, что сможет пойти туда только под общим наркозом. Врач засмеялся и дал ему ключ от своего туалета, где было чисто. В больнице он провёл неделю. Через неделю ему надо было улетать в Нью-Йорк, и надолго. Он попросил врача снять швы и выписать из больницы. Но врач сказал, что больному надо пробыть в больнице три недели после такой операции. Что делать? Лев Борисович попросил жену купить в валютном магазине две литровых бутылки водки «Абсолют» и принести в больницу. На следующий день она принесла водку, и больной с двумя бутылками пришёл к врачу и поставил их ему на стол. Реакция была мгновенной: «Что ты хочешь?» Лев Борисович опять попросил снять ему швы и выписать из больницы. На этот раз врач согласился сразу и без колебаний, добавив, что если будут проблемы, то он примет его вне очереди. Через сорок минут Лев Борисович с женой уже были на пути домой. Пора было собираться в Америку. Он ещё успел подумать, что ему всё-таки повезло, и он остался жив, а веки уже закрывались, и наш герой погрузился в сон…

Наступило утро, и солнечный зайчик проник в палату Льва Борисовича, обещая хорошую погоду, и поднимая настроение перед выпиской. В течении часа были выполнены все формальности, и, наконец-то, с женой они возвращаются домой. Пройден ещё один опасный момент в жизни.

Как же дома всё хорошо и удобно. Да, жизнь прекрасна. Он садится в удобное кресло и открывает компьютер, которым не пользовался уже неделю. Поток новостей накрыл его с головой…

Прежде всего это эпидемия коронавируса, которая началась в Китае. Она началась в декабре в провинции Ухань и очень быстро распространилась по всему миру. Поразительным оказалось то, что все страны оказались совершенно не готовы к сопротивлению, несмотря на огромный опыт предыдущих поколений по борьбе с эпидемиями чумы, холеры и т.д. Не хватает коек, масок, лекарств и персонала.

Удивительным стало и то, что поведение людей мало чем отличается от поведения людей в прошлых столетиях. Базовое поведение человека оказалось таким же. Все прогнозы пока оказались голословны и масштабы трагедии от эпидемии совершенно не понятны. Все правительства, по сути, беспомощны. Так что, весь мир погрузился в безумие паники КВ? Под угрозой оказалось старшее поколение (старше 60 лет), которое, из-за ослабления иммунитета, связанного с возрастом, находится в наиболее уязвимом положении. Стало очевидно, что для этой группы населения надо что-то делать. Готово ли молодое поколение спасать дедушек и бабушек, и идти на какие-то жертвы? Кого спасать в первую очередь? Одни вопросы, которые пока без ответов.

Экономический кризис уже неизбежен. Предприятия, рестораны, школы закрываются. Массы людей потеряют работу. Как долго всё это будет происходить? Каковы последствия?

Возможно, в этой панике заинтересованы и политики, которые используют возникшие трудности для своих целей, манипулируя толпой?

Помните, что говорил Гюстав Лебон:

«Масса чрезвычайно легко поддается внушению, она легковерна, она лишена критики, невероятное для нее не существует. Она мыслит картинами, которые вызывают одна другую так, как они появляются у индивида в состоянии свободного фантазирования. Они не могут быть измерены никакой разумной инстанцией по аналогии с действительностью. Чувства массы всегда очень просты и чрезмерны. Итак, масса не знает ни сомнений, ни колебаний.

Она переходит немедленно к самым крайним действиям; высказанное подозрение превращается у нее тотчас в неопровержимую истину, зародыш антипатии — в дикую ненависть.»

И, в качестве подтверждения использования масс политиками — описание погрома в начале прошлого века.

Погромы, начавшиеся в связи с пущенным слухом о причастности евреев к убийству царя, докатились в скором времени и до Одессы. Погромщики ходили по улицам с ломами и топорами, грабили и разоряли жилища евреев. «Одесский вестник» так описывал события:

«На Успенской улице толпа с криком ворвалась в бакалейный магазин еврея. Через десять минут в квартире и магазине ничего не осталось в целости: мебель разбита, улицы покрылись густым слоем пуха… Из окна разрушенной квартиры выскочил мальчик со скрипкой в руках, которую отобрали, разбив вдребезги о камень. Наблюдающая толпа, двадцать процентов которой составляли прилично одетые люди, хохотала, созерцая происходящее…»

Ясно только одно, что мир после этой эпидемии изменится, но как? Изменятся ли стереотипы отношения людей друг к другу, к медицине и т.д.?

Час от часу не легче — началась нефтяная война между Россией и Саудовской Аравией — обрушились цены на нефть, что может вызвать мировой экономический кризис.

Всё, с него хватит. Семён Борисович выключил компьютер и включил классическую музыку. Шопен в исполнении Григория Соколова очень быстро восстановил хорошее настроение.

В конце концов он выздоровел и вернулся сегодня домой. Жизнь продолжается. Он не может изменить этот быстро меняющийся мир, а поэтому должен следовать притче:

Еврейского мудреца однажды спросили, что больше всего его изумляет. Он ответил: «Человек. Вначале он жертвует своим здоровьем для того, чтобы заработать деньги. Потом он тратит деньги на восстановления здоровья. При этом он настолько беспокоится о своём будущем, что никогда не наслаждается настоящим. В результате он не живёт ни в настоящем, ни в будущем. Он живёт так, как будто никогда не умрёт, а умирая, сожалеет о том, что не жил».

Так и хочется напомнить всем, что жизнь уходит от нас так быстро, как будто ей с нами не интересно. Господа, «живите сегодня, потому что вчера уже нет, а завтра может и не будет. Знайте, что сегодняшний день — это самый лучший день в Вашей жизни!»

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Наум Клейман: Магия воспоминаний… (продолжение)»

  1. Интересный рассказ — размышление.Наум — неравнодушный человек написал о том что его волнует и людей таких как он.Есть о чём задуматься.
    Автору здоровья удачи,новых творческих успехов в это трудное время.

  2. «Жизнь уходит от нас так быстро, как будто ей с нами не интересно. Господа, «живите сегодня, потому что вчера уже нет, а завтра может и не будет. Знайте, что сегодняшний день — это самый лучший день в Вашей жизни!»
    Совет — при всём его великолепии — сомнителен. Давно заметил (и писал об этом: «Акмеология»), что люди, в частности, могут быть разделены на три вполне определённых типа: живущих прошлым (обычно меланхолики, неудачники…), живущих будущим и так любезных автору — живущих сегодняшним днём. Встречал таких. Помню своего директора ЮСШ в Херсоне Раймонда Коссаковского — лихого «Каскада», популярнейшего в городе. Мы снимали вдвоём жильё и помню, как он частенько с юмором жаловался: «Ну, что это — бабы разные, а триппер всё тот же»…
    Мне его показали (!) в Киеве через десяток лет. Передо мной был умирающий старик лет в 40. Он сказал: «Сам видишь, Марик, как получилось…»
    Все мы видели, «как получилось» в 42 года у популярнейшего Владимира Высоцкого…
    Не мне судить о ценности собственной жизни, но я определённо принадлежу ко второй из трёх названных выше категорий. Подумал я об этом тогда (конечно без такой зрелой определённости), когда в продолжении страшной навесной бомбёжки под Сквирой с родителями отползал с выжженного поля и — оказался на кладбище, где были похоронены мои предки по материнской линии, с которыми родители почему-то никогда не сообщались (я об этом даже не знал). Сквира от Бердичева в полуторасотне км — да и попали мы туда случайно: свернули к югу следуя наезженному шляху…
    Мне всё ещё нравится жить. Будущее же — кому его знать?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *