[Дебют] Сергей Рахман: Бандероль

 468 total views (from 2022/01/01),  5 views today

Он посмотрел по сторонам — в спинку впереди расположенного кресла вставлен вчерашний номер газеты для иностранцев «Lima today». На предпоследней странице размещено до жути знакомое лицо, а под ним короткий текст сообщения…

Бандероль

(военный рассказ)

Сергей Рахман

Он ещё раз посмотрел на термометр за окном и раздражённо вздохнул. Так и есть — почти сорок пять градусов в тени, а значит на солнце температура воздуха наверняка больше пятидесяти. За окном уже 2001 год, двадцатый век тихо сменился на двадцать первый. С начала августа примерно до середины октября в этой стране стоит ужасная жара, о которой невозможно не думать и от которой очень сложно куда-то сбежать или спрятаться. Проще всего, конечно, в это время просто улететь из страны и отдыхать где-нибудь за рубежом, где погода более прохладна и полезна для здоровья и общего самочувствия. До вылета ещё несколько часов, чемодан уже уложен, есть время просто что-то вспомнить или о чём-то подумать.

В жизни его предков почти всё связано с войной, почти всё ей же изувечено или окончательно стёрто.

Деда по линии отца сожгли в газовой камере концлагеря, сожгли живьём. Взгляд машинально упирается в этажерку с компакт-дисками. На одном из них, помеченном как 1942, кадры снятой фашистами и уже рассекреченной кинохроники. Показан концлагерь, узников под предлогом дезинфекции просят раздеться догола. Некоторые, их не так много, сопротивляются, предчувствуя холодное дыхание смерти, другие покоряются судьбе. Меньшую группу отводят в сторону, её позже встретит чётко дозированная, раскалено-свинцовая ненависть пулемёта, а большую загонят в специальную камеру, пустят внутрь газ и заживо сожгут. Так проще — экономия времени, концлагерного продовольствия и патронов. Солдаты улыбаются, чётко и охотно исполняя команды офицера. Они же арийцы, избранная нация или даже раса, им разрешено всё и им никого не жаль. Больше половины неполноценных людей они уничтожат, а остальных, наиболее здоровых и бесхребетных, превратят в своих рабов. Это главная идея 3-го Рейха и приказ фюрера, а приказы в армии и на войне обсуждению не подлежат — их исполняют.

А у отца другая судьба. Ему, получившему тяжёлое осколочное ранение в ногу, пришлось ещё в госпитале с ней распрощаться. Потом его, коренного москвича, вежливо, но настойчиво попросили переехать из столицы потому, что фланирующие или просящие подаяние инвалиды на костылях портили картинку видов послевоенной Москвы для официальных зарубежных делегаций. Кроме того, родная сестра матери, её муж и их пятилетний сын умерли голодной смертью в осаждённом гитлеровцами Ленинграде. Обладателя авиабилета чуть не вырвало, когда он представил себе, как обезумевшие от кажущейся нескончаемой жизни впроголодь люди жадно поглощают сваренный из конторского клея суп с кусочками мяса каких-то чёрных, замёрзших на лютом зимнем морозе птиц.

В аэропорту имени Бен Гуриона, в просторечии называемого просто Бен Гурионом, народу было порядочно, причём улетающих пассажиров намного больше, чем прилетающих. В очереди на рейс в Лиму стояло более ста человек, там теперь самый сезон, прохладно и есть что посмотреть. Молоденькая чиновница за стойкой мельком взглянула в его загранпаспорт, проверила электронный билет и не задала ему никаких вопросов. Какой смысл задавать вопросы, если она его сразу узнала? Этот высокий симпатичный мужчина лет сорока пяти достаточно известный в Европе киножурналист и блогер, снимающий рекламные ролики о ресторанах в странах Южной Америки и поэтому довольно часто летающий на этот континент. Ещё она подумала, что он, скорее всего, имеет весьма приличный доход и поэтому не беспокоится от недостатка женского внимания. Этого человека зовут Арье Миркин, а слово «арье» в переводе с иврита означает лев, просто лев. Живёт, кажется, в одном из фешенебельных районов северного Тель-Авива. Приветливо кивнув журналисту, она выписала талон на багаж и стала обрабатывать следующего по очереди пассажира.

Он удобно устроился в кресле рядом с иллюминатором и приготовился к продолжительному, длящемуся не менее двенадцати часов, перелёту. Загудели мощные турбины, началась ощутимая вибрация корпуса авиалайнера. Через несколько минут, когда начнётся набор высоты и от резкого перепада давления засосёт под ложечкой и заложит в ушах, он достанет из аккуратной коробочки мятную конфетку со вкусом киви и забросит её в рот. Скоро, примерно через полтора часа после взлёта, в иллюминаторы будет виден океан. Океан, кажущийся таким же бесконечным с огромной высоты, как ненависть, историческая память и возмездие. Только память у некоторых людей в силу особенностей характера или возраста конечна, но только не у него. Когда летишь над Атлантикой, то кажется, что кроме океана на планете Земля ничего нет, совсем ничего. Он летит над Атлантическим океаном уже в одиннадцатый раз, а ощущение бесконечности возникает, как ни странно, каждый раз всё снова и снова.

* * *

Самолёт плавно взлетел и Лима, столица Перу, красиво подсвеченная восходящим солнцем, осталась позади. Спустя примерно десять часов он будет уже в Израиле, будет дома. Подарит жене и дочери мелкие сувениры, маски и вязаные пончо, умело изготовленными потомками великих инков, а они будут целовать его и дико визжать от восторга. А любимице семьи, трёхлетней кошке Jumpy, он продемонстрирует разноцветные шарики, издающие при катании по полу самые разные звуки. Дальняя родственница тигра будет долго тереться о его джинсы и руку, выражая таким образом свою преданность и радуясь возвращению друга. Полётное время будет меньше того, когда он летел сюда, в Перу, поскольку теперь лайнер летит навстречу движению Земли, точнее говоря её вращению. В любом случае, дорога домой почему-то любому пассажиру или путешественнику кажется короче по времени той, что из дома. Журналист улыбнулся, вспомнив Перу, называемую Страной Великих Цивилизаций, в которой никогда раньше не был. Снято около десяти весьма удачных видеофильмов, он посетил массу достопримечательностей и ресторанов, отведал бесплатно кучу местных деликатесов, его работа и сама поездка уже частично оплачена владельцами ресторанов, а дополнительный доход ещё составят гонорары от проката видеосюжетов на телевидении и в социальных сетях.

Но это не самое главное. Самое главное — это то, за что не заплачены никакие деньги. Это, как ни крути, его миссия, его предназначение и, вероятно, один из пунктов смысла всей жизни. Может быть, все или многие уже простили или забыли преступления нацистов, а он, лично он, никогда не забудет и никогда не простит. Проделана невероятно большая по времени работа с прочитанными реально или удалённо архивными документами. Куплена сложная компьютерная программа, которая позволяет с большой степенью достоверности показать все возможные варианты лица практически любого, произвольно взятого взрослого человека через двадцать, тридцать, сорок и даже шестьдесят лет. Ещё, кроме этого, вычисляет и отображает в процентах степень совпадения реально существующего лица с одним из вариантов. Мужчина вытащил из внутреннего кармана лёгкой куртки коробочку, похожую на футляр для очков, открыл её и внимательно посмотрел на лежащие там два предмета, по внешнему виду напоминающих обычные шариковые ручки, зачем-то выполненные в металлическом корпусе серебристого цвета. Это миниатюрные лазерные пистолеты малой мощности. Из одного из них, помеченного значком #, произведено три дня назад два выстрела, а, значит, израсходовано два патрона, две пиротехнические лампы-вспышки.

* * *

Журналист закрыл глаза и прокрутил в памяти события трёхдневной давности. В пригороде перуанской столицы стоит прекрасная погода, температура воздуха около двадцати градусов и ярко светит солнце, идеальное время для пеших прогулок или деловых встреч. Неброско одетый мужчина разъезжает на видавшем виды мопеде фирмы Kawasaki по узеньким извилистым улицам, у него в бумажнике куча перуанских купюр и две дюжины банкнот достоинством в один американский доллар. Каждые пятьдесят-сто метров мопед притормаживает возле праздно слоняющихся мальчишек, а его водитель зачем-то показывает им однодолларовые банкноты и просит помочь найти человека, отображённого на слегка помятых фотографиях. Это достаточно бедная страна и потому даже один доллар для любого из этих малолетних авантюристов — огромные деньги. За доллар можно купить две порции мороженого или жвачку, большую упаковку чипсов или бутылку колы. Мальчуган с цыпками на обветренных руках всматривается в фото, затем подзывает остальных, потом они бурно совещаются. Иногда начинают бежать впереди мопеда, бойко жестикулируя и указывая водителю направление движения. Имя водителя мопеда их не интересует, они зовут его просто Amigo.*

Уже смеркалось, когда весьма пожилой перуанец с видимым трудом припарковал свой, не первой свежести автомобиль с понятным любому говорящему по-испански названием Ford Fiesta,** поставил его на сигнализацию и медленно направился к своей вилле, на ходу доставая ключи от входной двери. Когда до неё оставалось всего несколько метров, дорогу преградил какой-то человек с бумажным пакетом в руке. Старик удивился и отступил на пару шагов назад, попутно обдумывая выход из создавшейся ситуации.

— Мне поручено доставить бандероль и отдать её лично в руки, — вместо приветствия или извинений спокойно и внятно произнёс незнакомец на безукоризненном немецком языке. — В пакете содержатся фотографии вашего внука Макса Шульца и его первенца Фридриха. Мои искренние поздравления прадедушке.

Престарелый перуанец смешался, и это отразилось на его лице. Глаза забегали по сторонам, как будто ища помощи извне, а вся физиономия за секунду перекрасилась в цвет плохо прожаренного бифштекса. Несмотря на почтенный возраст бывшего офицера СС, голова, в отличие от тела, работала пока довольно сносно и в раскалённом от напряжения мозгу появились сразу три мысли. Первая была очень простой — это обычный курьер, нужно просто дать ему чаевые, забрать бандероль, поблагодарить и уйти. Хотя это выглядит странно, сам он после отъезда из Европы не поддерживал связи с родственниками, даже самыми близкими, из соображений личной безопасности. От второй мысли сердце заколотилось со скоростью автоматной очереди, а душа сразу провалилась в пятки. Его выследили — впереди либо расстрел, либо пожизненное заключение. Третья мысль была совсем вздорной — попытаться как-то избавиться от привязавшегося незнакомца или даже его убить. Но этот курьер — высокий и крепко сбитый мужик, а электрошокер, кажется, остался в бардачке автомобиля. Старик покачнулся, но равновесие удалось сохранить. Первая мысль, кажется, предполагает хоть какую-то надежду на спасение.

— Сколько я должен? — шамкая губами, как выброшенная из воды рыба, неразборчиво спросил он, доставая дрожащими руками портмоне. — Назови любую сумму, я сразу заплачу.

Пока старый нацист искал и доставал бумажник, с лицом незнакомца произошла разительная перемена, на нём как бы разлилась ненависть, а правая ладонь уже крепко сжимала какой-то мелкий предмет цилиндрической формы.

— Ничего не надо, Генрих, — грубо ответил предполагаемый курьер, — Мне уже всё давно заплатили, очень хорошо заплатили.

Человек, проживший в Перу более сорока лет, собрался что-то объяснить или возразить, но незнакомец не стал слушать. Возникла странная вспышка, правый глаз ослепил какой-то луч или пучок света, плавя всё на своём пути, и сознание начало мутиться. Он увидел какого-то парня, смахивающего на себя самого, бойко марширующего по булыжной мостовой в форме офицера СС, а затем видение исчезло и всё куда-то провалилось, провалилось в тартарары.

* * *

Миркин посмотрел по сторонам — в спинку впереди расположенного кресла вставлен вчерашний номер газеты для иностранцев «Lima today». На предпоследней странице размещено до жути знакомое лицо, а под ним короткий текст сообщения:

«Возле своего дома вчера обнаружено тело местного жителя, возраст примерно восемьдесят пять лет, с фальшивым водительским удостоверением на имя Марио Гонсалеса. Ни отпечатков пальцев, ни следов борьбы на месте предполагаемого преступления не обнаружено. Сетчатка правого глаза оплавлена либо кислотой, либо оружием неизвестного происхождения. Возможно, что смерть наступила вследствие болевого шока или обширного инфаркта, вызванного болевым шоком. Подробности станут известны после вскрытия. Рядом с телом покойного обнаружена отпечатанная на испанском языке записка. В ней сообщается, что убитый являлся особо разыскиваемым нацистским преступником, бывшим помощником коменданта концлагеря Треблинка-1 Генрихом Шульцем. Полиция пока склонна этому верить, но будет проводиться проверка личности покойника по анализу ДНК».

Человек, которого в детстве звали просто Лёвой, удовлетворённо хмыкнул, пристально посмотрел в иллюминатор на лениво плывущие хлопья облаков и спустя несколько минут задремал, откинув спинку кресла максимально назад. Приснился какой-то ресторан. Человек уже наелся и встал из-за стола, а ему предлагают покушать ещё и ещё…

___

* ) Amigo — друг (исп.)
**) Fiesta — праздник (исп.)

Примечание: В рассказе отображены реальные события, произошедшие в латиноамериканских странах во второй половине прошлого века, но все имена вымышлены и все совпадения случайны.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *