Михаил Ривкин: Недельный раздел Шемини

 139 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Это не только один из самых трагичных, но и один из самых непонятных эпизодов во всей Торе. Точнее, нам всем хорошо понятно «наказание», но совершенно непонятно «преступление». Непонятны мотивы Надава и Авиу: с какой стати, выслушав подробнейшие инструкции Моше, они совершили страшный грех…

Недельный раздел Шемини

Михаил Ривкин

Наш недельный раздел продолжает неспешное описание ритуала посвящения Аарона и его сыновей в священный сан. Это, обычное для источника Р детальное перечисление жертвоприношений, хлебных даров и воскурений, внезапно прерывается коротким трагическим эпизодом.

И взяли сыны Аароновы, Надав и Авиу, каждый свой совок, и положили в них огня, и возложили на него курений, и принесли пред Г-спода огонь чуждый, какого Он не велел им. И вышел огонь от Г-спода, и пожрал их, и умерли они пред Г-сподом. И сказал Моше Аарону: это то, что говорил Г-сподь, когда сказал: близкими ко Мне освящусь и пред всем народом Я прославлюсь. И умолк Аарон. (Ваикра 10:1-3).

Это не только один из самых трагичных, но и один из самых непонятных эпизодов во всей Торе. Точнее, нам всем хорошо понятно «наказание», но совершенно непонятно «преступление». Во-первых, непонятны мотивы Надава и Авиу: с какой стати, выслушав в течение нескольких дней подробнейшие инструкции Моше, как именно вести себя в Святилище, они совершили страшный грех и принесли «чуждый огонь». Сам по себе термин «чуждый огонь» не оставляет сомнений. Несмотря на все старания комментаторов как-то оправдать поступок сыновей Аарона, речь идёт, разумеется, о «чуждом служении», т.е. Об идолопоклонстве. Во-вторых, нам не понятно, почему после первой же ошибки, пусть самой серьёзной, следует такая суровая кара. В-третьих, нам не понятно, что же именно случилось с сыновьями Аарона: они сгорели полностью и без остатка? Именно таков смысл глагол ותאכל (и пожрал огонь) во всех других случаях употребления этого глагола в Торе. Если так, зачем повторять, что они умерли? И, в-четвёртых, нам совершенно непонятны слова Моше, которые придают всему эпизоду совершенно новый смысл, оправдывают и облагораживают смерть сынов Аарона. В-пятых, нам непонятно, почему так важно упомянуть молчание Аарона. Разумеется, традиционные комментаторы предложили множество ответов на эти вопросы, и мы уделили этим ответов, в своё время, достаточно внимания. Но, при всём уважении, едва ли эти ответы приближают нас к простому смыслу Торы, или, если говорить точнее, к простому смыслу источника Р.

То, что эпизод смерти сыновей Аарона относится именно к источнику Р, признано всеми авторитетами библейской критики. Позволим себе, однако, с этим мнением не согласиться. Источник Р очень любит подробные описания, и всяческим старается избегать повествований, особенно повествований драматически насыщенных. Самое позднее событие, описанное в источнике Р — это Исход. Далее следует исключительно «технология» Шатра Соборного и Мишкана, законы ритуальной чистоты, иногда — юридические нормы, регламентирующие общественную жизнь. В этом плане цитированный рассказ является уникальным исключением. Это чувство уникальности, нестандартности усиливается, если обратить внимание на яркий, лаконичный язык отрывка, совсем непохожий на многократные дословные повторения Р. Наконец, эти сомнения в принадлежности рассказа к источнику Р переходит в уверенность, если обратить внимание на имена погибших сыновей — Надав и Авиу. Источник Р. всегда перечисляет четырёх сыновей Аарона: Надава, Авиу, Элазара и Итамара (Шемот 6:23, Шемот 28:1, Бемидбар 3:2-4, Бемидбар 26:60-61). С другой стороны, источник Е знает только двух сыновей Аарона, Надава и Авиу, и никогда не упоминает двух других (Шемот 24:1, 9). Всё это, в совокупности, даёт нам достаточно оснований, чтобы отнести рассказ о гибели сыновей Аарона к источнику Е.

Такая атрибуция позволяет нам логично и убедительно ответить на все пять заданных ранее вопросов. В источнике Е наш рассказ должен был бы следовать сразу за рассказом о Грехе Тельца. Мы, в своё время, подробно проанализировали этот рассказ. Главным грешником в этом рассказе, по мысли автора, выступает Аарон, изготовивший Тельца своими руками. Авторы источника Е, коэны из Шило, стремились показать, что и сам Аарон, и все его потомки запятнали себя несмываемым проклятием, и потому не имеют права творить священное служение. При этом подробно описано, как левиты перебили три тысячи грешников, но ни слова не сказано о том, был ли как-то наказан сам Аарон. Итак, перед нами рассказ, в котором хорошо понятно «преступление», но совершенно непонятно «наказание». Если допустить, что в источнике Е сразу за рассказом о Тельце идёт рассказ о смерти Надава и Авиу, всё становится на свои места:

  1. Почему сыновья Аарона принесли «чуждый огонь»? Их поступок является прямым продолжением поступка Аарона. В истории смерти Надава и Авиу не упомянут ни Мишкан, ни Шатёр Соборный. Сказано только «принесли пред Г-спода огонь чуждый». т.е. сначала Аарон, указывая на Тельца, произносит своим знаменитые слова «вот божество твоё, Израиль», а затем его сыновья совершают воскурение перед этим Тельцом, т.е. Пред тем, кому надлежало поклоняться, как Б-гу Израиля.
  2. Почему такое суровое наказание за первую же ошибку? Это наказание должно было символизировать полное прекращение семени Ааронова, то, что в других местах Тора называет «карет». С одной стороны, наказание вполне соответствует тяжести греха Тельца. С другой стороны, смерть обеих сыновей Аарона (других сыновей источник Е не знает) прямо намекает, что коэны Иерусалимского Храма не могут быть прямыми потомками Аарона, что они — самозванцы. Эта идея была очень важна для коэнов Шило
  3. Что именно случилось с сыновьями Аарона? Их судьба практически точно повторяет судьбу самого тельца: «и сжёг его в огне, и стёр в прах, и рассыпал по воде» (Шемот 32:20)
  4. Слова Моше, обращённые к Аарону, в версии Е отсутствовали. Весь рассказ выглядел так:

И взяли сыны Аароновы, Надав и Авиу, каждый свой совок, и положили в них огня, и возложили на него курений, и принесли пред Г-спода огонь чуждый, какого Он не велел им. И вышел огонь от Г-спода, и пожрал их, и умерли они пред Г-сподом. И умолк Аарон.

  1. В такой, кратчайшей версии, рассказ недвусмысленно указывает нам, что главным объектом наказания явлется сам Аарон. В самом деле, что может быть страшнее, чем наблюдать своими глазами одновременную страшную смерть обоих своих сыновей. Мы видим, что своё наказание за Грех Тельца Аарон получил сполна, причём не от рук людей, подобно простым грешникам, а прямо от Руки Всевышнего.

Таков, надо полагать, был этот рассказ в своей самой древней и самой краткой версии. Посмотрим, как эта версия изменилась, в тот момент, когда рассказ был адаптирован автором Р. Первоначально (в последние годы Первого Храма и в период Вавилонского галута) источник Р создавался исключительно как «технологическое описание» Храмового ритуала, и вообще не включал никаких повествовательных отрывков. Позднее, во времена Эзры и Нехемии, коэны Иерусалимского Храма поставили перед собой амбициозную задачу дополнить и возвысить эту «служебную инструкцию» до уровня всеобъемлющей Священной Истории. Для этого в неё были добавлены повествовательные отрывки, из числа тех, которые передавались как легенды в народе Израиля, либо были уже зафиксированы письменно в трёх более ранних источниках (J. D. E). Далеко не все эти легенды были идеологически приемлемы для авторов Р. Но особого выбора у них не было. Священная История, которая должна была, по идее, полностью вытеснить три другие повествования, хорошо известные и освящённые веками традиционного почитания, не могла игнорировать все те важные эпизоды всемирной истории и истории Израиля, которые были с детства известны потенциальной аудитории. Если бы авторы Р просто стали бы пропускать всё что им не нравится, они обрекли бы свой замысел на провал. Но они нашли мудрый выход: все древние истории были сохранены, но подверглись существенной редакторской правке.

Посмотрим, как эта правка выглядит в нашем случае. Сначала нужно было найти самое подходящее место в описании ритуала, чтобы вставить этот рассказ. Слова «И вышел огонь от Г-спода, и сжег (в оригинале — пожрал, ותאכל) на жертвеннике всесожжение и тук» (Ваикра 9:24) помогла решить эту задачу. Сама по себе идея «огня от Г-спода», огня нерукотворного, с древнейших времён символизирует у разных народов и в самых разных религиях теофанию, непосредственное явление Б-га человеку. В данном случае такое явление в самый торжественный момент ритуала освящения должно было показать, что Мишкан, все его ритуалы и сами коэны, угодны Г-споду. Сразу за этими словами следует гибель сынов Аарона от того же огня. Повторное упоминание «огня от Г-спода» должно было показать, что два из четырёх сыновей Аарона, увы, должны покинуть наш бренный мир, и тоже по воле Г-спода. Но, в отличие от источника Е, источник Р не торопится однозначно проклинать и «отсекать» этих сыновей. И тут следует редакторская вставка, Моше произносит свою таинственно-многозначительную фразу:

И сказал Моше Аарону: это то, что говорил Г-сподь, когда сказал: близкими ко Мне освящусь и пред всем народом Я прославлюсь.

Сказание о гибели сыновей Аарона было слишком хорошо известно, его нельзя было скрыть, но ему можно было дать новую интерпретацию. Оказывается, Г-сподь «освящает Себя» самыми близкими. Идея глубокая и смелая, в своей трагичности, но, по тем временам, уже не такая новая. Об этом уже было подробно написано в Иешая, гл. 53. Наказание за грех, описанное в Е, превращается. в таинственный магический ритуал жертвенного освящения имени Б-га. А раз так, то и молчание Аарона обретает совершенно новый, возвышенно-трагический смысл.

Затем сразу следует довольно туманный и путанный рассказ о том, как два оставшихся сына Аарона, Элазар и Итамар, нарушили один из предписанных им ритуалов (Ваикра 10: 12-19). Моше сначала очень сердится на этих двух сыновей, но выслушав подробные объяснения Аарона, признаёт, что они поступили правильно. В данном случае последнее слово осталось за Аароном. Смысл этого эпизода в том, чтобы максимально сгладить впечатление от только что случившейся трагедии. Источник Р, во-первых, настойчиво повторяет, что у Аарона было не два, а четыре сына, и потому коэны Иерусалимского Храма, несомненно, прямые потомки Аарона. Во-вторых, эти два оставшихся сына разумели и исполняли волю Всевышнего в храмовом служении едва ли не лучше, чем сам Моше, который напрямую получал указания от Г-спода. Даже в том случае когда Моше на минуту показалось, что в чём-то Б-жественное предписание нарушено, Аарон в состоянии убедительно объяснить ему, что его сыновья поступили правильно. Несомненно, это тоже некий замаскированный ход в полемике с коэнами Шило. Коэны Шило, напрямую возводившие свою родословную к Моше, не только ставили под сомнение легитимность иерусалимских коэнов, и самого Иерусалимского Храма. Они не раз выступали с возражениями против тех или иных конкретных храмовых ритуалов, утверждая, что Г-сподь, через посредство Моше, не так заповедал свершать священное служение. Именно против такого утверждения и направлена вся эта история. Мы видим, что служение Аарона и его сыновей угодно Г-споду, даже тогда, когда Моше не сразу их действия одобряет.

По версии Р, в конце концов умолкает не Аарон, а сам Моше.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *