Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Тимковичи

 468 total views (from 2022/01/01),  8 views today

Сведения о геноциде евреев были засекречены и попали в спецхран… Советская власть не хотела брать на себя ответственность за гибель целого народа и предпочитала замалчивать трагедию Холокоста в годы второй мировой войны. Не случайно даже справочные издания и энциклопедии, издававшиеся в Беларуси, умалчивали об этом.

По следам еврейских кладбищ Беларуси

Главы из будущей книги
Тимковичи

Леонид Смиловицкий

Продолжение. Начало

 Леонид Смиловицкий В Тимковичах меня ждала София Борисовна Пакалевич (Нусенсон), бывшая учительница русского языка и литературы, родившаяся, учившаяся и прожившая всю жизнь в этом бывшем еврейском местечке Копыльского района, оставшемся на сегодня, подобно всем еврейским местечкам Беларуси, без евреев. София после кончины своих родителей, Бориса Ароновича Нусенсона и Гуты Моисеевны Фиалко, добровольно взяла на себя ношу сохранения национальной памяти своих земляков. Она несет ее уже сорок лет, не жалуясь, с достоинством, терпеливо, что вызывает неподдельное восхищение. С.Б. Пакалевич согласилась показать мне в Тимковичах еврейские места, сводить на иудейское кладбище, место гибели еврейской общины в 1942 г., рассказать о строительстве памятника жертвам Холокоста.

Место в истории

Ти́мковичи (бел. Цiмкавiчы, польск. Cimkowicze, англ. Timkovichi, идиш Timkovitz) — посёлок, а ныне агрогородок в Копыльском районе Минской области, административный центр одноименного сельсовета, при впадении р. Мажи в р. Морочь, 12 км от Копыля, 132км от Минска, 4 км от железнодорожной станции «Тимковичи» на линии «Осиповичи-Барановичи», перекресток дорог на Копыль и Несвиж.

Местечко Тимковичи до 1939 г.

Тимковичи известны с 1499 г., когда они упоминаются в грамоте князя Александра князю Семену Михайловичу Олельковичу, в которой было указано, что к Копылю присоединили Тимковичи, расположенные на реке Мажа. В начале XVI в. Тимковичи принадлежали Олельковичам, с 1585 г. Ходкевичам, в первой половине XVII в. — Сапегам, Полубинским, с конца XVII — Радзивиллам, как местечко Новогрудского воеводства Великого княжества Литовского. В XV в. Тимковичи получили статус местечка. В центре города была площадь и торговые ряды, от которых в разные стороны расходились улицы: Копыльская, Слуцкая и Несвижская (бывшая Довглянская).[1]

В 1502 г. крымские татары во главе с Батый-Гиреем вслед за Копылем полностью сожгли Тимковичи. Большинство жителей они угнали, как невольников. В 1505 г. татары вновь совершили свой набег. В сентябре 1655 г. во время войны между Россией и Речью Посполитой (1654-1667 гг.) Тимковичи были разграблены и сожжены российскими войсками под предводительством воеводы Трубецкого.[2]

В XVII в. Тимковичи превратились в торгово-ремесленный центр местного значения. По воскресеньям здесь проходили ярмарки, на которые съезжались: шляхта, крестьяне из окрестных деревень, купцы из Беларуси и Литвы. История Тимковичей хорошо отражена в сохранившихся инвентарных книгах. Из инвентаря 1713 г. мы узнаем, что в имении Тимковичи насчитывалось 188 тяглых крестьянских хозяйств. Годовой доход местечка составлял 13 тыс. 917 злотых. После второго раздела Речи Посполитой в 1793 г. Тимковичи стали частью Слуцкого уезда Минской губернии. В 1800 г. в местечке насчитывалось 139 дворов, 708 жителей, костел, церковь, синагога, две корчмы, две водяные мельница и пивоварня. Ревизские сказки (поименные списки населения) позволяли судить о количестве домов, социальном и национальном составе жителей, земельных участках и огородах, видах собственности. На Копыльской улице в Тимковичах проживали Домени, Рудики, Парибки, Тереховичи, Чурило. Устав повинностей мещан Тимковичей позволяет судить о формах экономических отношений и налоговой политике: «Мещане, как и евреи, обязаны аккуратно уплачивать господскому двору чинш — от оседлых по 10 злотых, от боковых по 15 грошей, от задних огородов — по злотому… три человека нести ночную охрану в господском дворе, носить письма но не дальше, чем за 6 верст за исключением евреев в соответствии с их привилегией».[3]

В архивном фонде Минского губернского по крестьянским делам присутствия содержатся сведения об открытии в местечке Тимковичи в 1863 г. народного училища и выкупе мещанами земли у князей Радзивиллов. В «Памятных книжках Виленского учебного округа» за 1878 г. сообщается, что народное училище помещалось в общественном доме, на содержание которого отпускалось 175 руб. из государственной казны и 151 руб. от крестьянского общества. Учащихся было 80 мальчиков и три девочки, а в 1892 г. — 90 мальчиков и 20 девочек. В 1905 г. в Тимковичах действовали волостное правление, мещанская управа, почтовое отделение, полицейское отделение, хлебо-запасный магазин (торговый склад), 42 лавки, в том числе шесть с «красным товаром» (текстиль, ткани, мануфактура), четыре мясные лавки, мучная и др., питейный дом, аптека, театр.[4]

В годы первой мировой войны сначала военные действия не затронули Тимковичи, поскольку фронт остановился под Барановичами. В 1915 г., по свидетельству Эдварда Войниловича, шло постоянное движение военных обозов, военных отрядов, к которым люди постепенно привыкали, поскольку вреда особого они не приносили, а российские войска скупали все, что продавалось, и хорошо платили.[5]

Однако через два года тяготы прифронтовой жизни дали себя знать в полной мере. Они появились с толпами голодных беженцев, военными мероприятиями по строительству укреплений, маршами отступающих и наступающих войск. Всё это Тимковичи пережили сполна. Как писал Эдвард Войнилович из ближайшего к Тимковичам имения Савичи: «Дворы и фольварки с ужасом встречали длинные обозы, состоявшие из повозок, покрытых брезентом и полотном, с характерными дугами на оглоблях. Такие обозы, хаотично двигавшиеся на восток, останавливались там, где еще можно было что-либо раздобыть и, как саранча, оставляли после себя пустыню».[6]

В 1917 г. в местечке насчитывалось 355 дворов, в которых проживали 2 тыс. 253 жителей всех национальностей. С февраля по декабрь 1918 г. Тимковичи заняли немецкие войска, которые поддерживали внешний порядок. Но когда они покинули Тимковичи, разошлись слухи, что «банды» Красной гвардии заняли Бобруйск и продвигаются к Слуцку. По определению Войниловича, большевистские элементы, которые при появлении немцев затихли, начали опять, «как лягушки после дождя, поднимать головы и активно агитировать. Опасения анархистского правления заставляли дрожать за жизнь и имущество одних, принося другим надежду разбогатеть за счет более имущих».[7]

С августа 1919 г. по июль 1920 г. в Тимковичах стояли польские легионеры. Осенью 1920 и весной 1921 г. местечко оказалось в нейтральной зоне, на которую претендовали то польские, то большевистские отряды. В ноябре-декабре 1920 г. здесь появились воинские части Белорусской Народной Республики. В Тимковичах с большевиками воевал известный Грозовский полк Слуцкой повстанческой бригады под командованием Луки Семенюка.

По Рижскому мирному договору, подписанному в марте 1921 г., Тимковичи отошли к БССР. На землях бывшего поместья начали организовывать советские сельские хозяйства (совхозы), включая свиноводческий — «Тимковичи». В 1923 г. здесь был размещён большой пограничный отряд, который отвечал не только за охрану границы, которая пролегала в 10 км от местечка, выполнял функции контрразведки, но и отвечал за идеологическую работу с местными жителями. Все, недовольные политикой новой власти, записывались в «антисоветчики» или «польские агенты». В начале тридцатых годов в Копыльском районе, как и по всей республике в целом, проводилась операция по изъятию у населения ценностей и золота для нужд индустриализации страны. Этой работой руководили экономические отделы ОГПУ (службы государственной безопасности). Особое внимание уделялось приграничным районам, где еще существовала контрабанда. В 1932 г. советские органы власти в Копыле мобилизовали комсомольцев, чтобы отвезти пять повозок с конфискованными ценностями в комендатуру Тимковичского погранотряда для доставки в Минск.[8]

В начале тридцатых годов в Тимковичах действовали кузнечная артель «Красный молот», швейная «Коммунар», артель портных «Пограничник», был организован колхоз «Революция». В 1936 г. на месте радзивилловской усадьбы была создана машинотракторная станция, а все исторические постройки снесены. И сегодня на этом месте асфальтовое поле и большой автотракторный гараж.

Еврейская община

Евреи в Тимковичах впервые упоминаются в исторических источниках первой четверти XVII в. В 1897 г. еврейская община в Тимковичах составляла 1523 чел., из 2393 всех жителей или 63,6%.[9] Жизнь местечкового еврея ограничивалась домом, синагогой и поисками заработка. Семьи были многодетными и сплоченными. Помолвка, хупа, рождение ребенка, брит-мила, бар-мицва — становились событием для всей общины, предметом одобрения или порицания. Вся жизнь местечка регулировалась предписаниями Галахи и указаниями кагала. Как правило, обходились без внешнего принуждения и не прибегали к помощи полиции. Архивные документы сохранили фамилии евреев из Тимковичей — Контопские, Лифшицы, Мацкевичи, Рабиновичи, Поташники, Садовские, Ляховичские, Розины, Фиалко, Канторы, Савицкие, Затуренские, Братковские, Пикусы, Зусмановичи, Занвиль, Перлины и др.

Рассказывает София Борисовна Пакалевич (Нусенсон) в Тимковичах. Фото автора 16 августа 2019 г

Огромную роль играла синагога. Она была не только домом молитвы, изучения Торы и Талмуда, но и местом собрания общины, иными словами, ее духовным и социальным центром. Распределение мест в синагоге отражало социальную иерархию местечка: у восточной стены (ориентированной на Иерусалим) сидели наиболее уважаемые и богатые члены общины, у западной стены были места для бедняков. В начале XVIII в. раввин Цви-Гирш издал галахическое постановление, из которого нам стало известно имя предыдущего главы общины в Тимковичах, отца Цви-Гирша раввина Иегуда-Юдла. В XIX и начала XX вв. в Тимковичах служили раввины Яаков Канторович, автор «Tsiluta de-Shmatta» — комментария к различным талмудическим трудам и раввин Гершон-Мойше Гельборд (1870 г. -?).

Особенностью штетла была бедность. Остро стояла проблема поиска средств к существованию. Достойно справить субботу было пределом мечтаний. Как образно отмечал Шолом-Алейхем: «Всю неделю евреи готовы были трудиться, работать до седьмого пота, ни есть, ни пить, грызть землю, почернеть от забот — только бы справить субботу».[10] Шла ежедневная борьба за существование. Н. Останкович после поездки по Могилевской и Минской губерниям в 1902 г. делился своими наблюдениями: “Торгуют евреи с раннего утра и до глубокой ночи, в особенности летом. Начинают запирать лавки в 11-12 часов, некоторые даже в час ночи. Вообще они народ крайне подвижный, мало спят, замечательно мало едят и постоянно находятся в движении… Здесь много еврейской бедноты, такой, что, когда посмотришь, где и как живут, то с непривычки приходишь в ужас…»[11] Поэтому большую роль в жизни местечка играла также благотворительность: различные благотворительные общества («Биккур холим», «Линот hа-цедек», «Рофе холим») брали на себя заботу о нуждающихся, больных и умерших. В 1912 г. в Тимковичах действовало еврейское ссудо-сберегательное товарищество, была открыта еврейская библиотека.

В 1919 г. в Тимковичах, несмотря на потрясения, вызванные мировой войной, революциями, погромами гражданской войны и последствиями польской интервенции и иностранной оккупации, еще теплилась еврейская жизнь.

В 1923 г. в местечке проживало 1018 евреев, а в 1926 г. — 1093 еврея, что составляло 40,5% от общей численности населения, была открыта начальная школа на идише, которая работала по советским учебным программам.

Многие вернулись к частному предпринимательству, торговле (173 чел.) и ремеслу (более 30 профессий). С одной стороны это была сила инерции, а с другой — отсутствие иных видов заработка. Промышленных предприятий в Тимковичах не существовало, а к земледелию евреи готовы не были. Работа на земле считалась у них мало престижной, да и навыки отсутствовали. Евреи нанимали крестьян скосить луг или убрать урожай, нередко параллельно продолжали заниматься торговлей и ремеслом. В 1923-1924 гг. возникали еврейские сельскохозяйственные артели или «коллективы» на принципах материальной заинтересованности. К этому евреев толкало более трудное экономическое положение, политика «военного коммунизма» оставила их без средств существования»?. Одни рисковали заняться спекуляцией и контрабандой, что было опасно (могли расстрелять или сослать в лагерь), другие перейти к работе на земле. Третьи — поступить на государственную или военную службу, карательные органы, отправиться учиться в техникумы или вузы. В 1928 г. в Тимковичах основали еврейский колхоз «Интернационал», в котором работали 132 чел. В местечке до 1937 г. издавалась газета на идиш «Timkovicher Arbeter Shtime».[12]

Гибель общины

Немцы пришли в Тимковичи 28 июня 1941 г. и поэтому евреи остались застигнутыми врасплох. Только немногие догадались эвакуироваться на восток или были призваны в Красную Армию, как Иосиф Шустер. Вскоре после своего появления немцы приняли ряд мер против евреев: назначили юденрат, обязали носить отличительные знаки желтого цвета со звездой Давида, беспрекословно выполнять принудительные работы, выплачивать контрибуции, запретили общаться с белорусами. В середине июля 1941 г. было образовано гетто на ул. Копыльская и Слуцкая. Дома огородили колючей проволокой и переселили туда евреев. Места в гетто не хватало, поэтому в одном доме ютилось по две-три семьи.

Белорусы сочувствовали евреям и оказывали посильную помощь, а некоторые при этом даже рисковали жизнью. Ольга Ивановна Линевич тайно передавала продукты своим соседям Абрамовичам. Павел Фурик вывез из гетто Шустера, которого спрятал в телеге с сеном. Шустер выжил и после войны окончил медицинский институт и работал в Минске врачом. Григорий, Наум и Тамара Братковские бежали накануне расстрела во время работы в лесу. Они долго скитались, пока не встретили партизан. За это в качестве мести немцы убили Меера Залмановича Братковского и его сына Хаима.

В партизаны можно было попасть тогда, когда ты добудешь оружие. Братковские нашли оружие. Купили, украли, убили врагов? Нам не дано знать. Но были приняты в отряд, который означал для них спасение. Наум с семьей 25 лет тому назад уехали в Израиль, Григорий остался в Тимковичах, и он умер в 1985 г., две дочери его живут в Минске. Тамара с детьми и мужем уехали в Канаду. Всего из Тимковичей в партизаны ушли не менее 16 чел.[13]

25 марта 1942 г. нацисты приказали евреям собраться на рыночной площади в Тимковичах, где провели селекцию. Были отобраны 300 евреев — ремесленники, труд которых был необходим оккупантам и члены их семей. Остальные, около 600 чел., были выведены из Тимковичей в сторону д. Пруссы (3,5 км от местечка). Это были дети, старики, больные и калеки, представители интеллигенции. Всех расстреляли в большой яме. Обреченных убивали группами по 15-20 чел. Фишель Лейзерович Кирман переплыл реку, которая протекала недалеко, по Слуцкой улице. Немцы заметили это, и спустили собак, а потом стреляли, но Фишель спасся, он переплыл руку и через болото ушел от преследования.[14]

Второй акт трагедии в Тимковичах разыгрался 25 июня 1942 г. Немцы приказали евреям взять с собой 5 килограммов одежды и еды, чтобы обмануть их и заставить поверить, что их собираются переселить.[15]

Узников гетто вывели к месту, не доезжая до нынешнего железнодорожного переезда, напротив организации Агропромснаб. Там были выкопаны ямы. Людей заставили раздеться донага. Начали расстрел. В массовом убийстве участвовал литовский карательный отряд, которому помогали белорусские полицейские. Люди, сраженные пулями, падали друг на друга. Спастись удалось только одному Исааку Садовскому. Он был оглушен и потерял сознание, пули его не задели, а когда очнулся, то все понял и притаился, а ночью побежал в сторону д. Большие Пруссы. Садовский выжил и после войны работал в Тимковичах столяром.[16]

Память

Обелиск жертвам Холокоста в Тимковичах был установлен в 1945 г. по инициативе семьи Братковских на средства, собранные вскладчину у родных и близких погибших. Разрешения ни у кого не спрашивали, потому что это было само собой разумеющимся. Машино-тракторная станция предоставила строительные материалы. Надпись на идиш и русском языке на памятнике была увенчана шестиконечной звездой и поэтому, несмотря на отсутствие слова «еврей», национальная принадлежность погибших людей сомнения не оставляла:

Вечная память 900, погибшим
от кровавых руках фашистов

25 марта — 25 июня 1942 г.

Инициаторы установки памятника жертвам Холокоста в Тимковичах в 1945 г.: Нусенсоны Григорий Бенционович и Гута Моисеевна, Гинзбурги Лев и Мера, Хейфец Шифра, Кантарович Сара Моисеевна с дочкой Леной (на руках), Хейфец Илья, Почерковы Эдуард Абрамович, Любовь Ильинична, Абрам Иосифович, Иосиф Абрамович. Тимковичи, 1951 г.

В августе 1949 г. появился еще один памятник, который родные поставили в Тимковичах Мееру Залмановичу Братковскому и его сыну Хаиму. Тоже с надписью на идиш и тоже со звездой Давида.

Надпись на обороте фото: «На память лучшим землякам м. Тимковичи семье Почерковых от детей Братковских в день установки памятника дорогим отцу и брату, погибшим от рук палачей. Вечно будем о них помнить. Август 1949 г.»

Комиссия ЧГК СССР, проводившая опрос местных жителей, переживших оккупацию в Копыльском районе в 1941-1944 г., составила Список расстрелянных нацистами евреев в Тимковичах и установила среди них следующие семьи: Абрамовичи, Баскины, Бернштейны, Братковские, Варцели, Виленские, Гельфанды, Гинзбурги, Гольберги, Гольманы, Голубовичи, Горфинкели, Гринберги, Дубины, Дурчины, Зеливанские, Зеликовичи, Зусмановичи, Канторовичи, Капланы, Копыляны, Кноры, Ковальчуки, Козаки, Крайчики, Кусинские, Лейзаровичи, Лившицы, Любецкие, Майзели, Матлины, Мацкевичи, Менакер, Островские, Пильчины, Пинчуки, Райхманы, Розенблюмы, Розины, Рубины, Рудицкие, Садовские, Случеки, Турчины, Файвусовичи, Фарберовы, Фиши, Фиалко, Фиш, Занвель, Швиды, Шкляры, Шлеймовичи, Шустеры, Этусы, Янкелевичи …

Титульный лист Поименного списка расстрелянных, погибших и замученных граждан СССР в местечке Тимковичи из Зонального государственного архива в Бобруйске (ф. 1569 оп. 3 д.1, лл. 148-158)

Однако вскоре эти сведения о геноциде евреев были засекречены и попали в спецхран Государственного архива Бобруйской области. Только после распада Советского Союза в 1991 г. списки жертв массовых убийств в Тимковичах были переданы на открытое хранение в архив Бобруйска.[17] Но только через десять лет, в 2001 г., они были опубликованы.[18] Почему? Думаю, ответ ясен. Советская власть не хотела брать на себя ответственность за гибель целого народа и поэтому предпочитала замалчивать трагедию Холокоста в годы второй мировой войны. Не случайно даже справочные издания и энциклопедии, издававшиеся в Беларуси, умалчивали об этом.

Еврейский характер захоронения в Тимковичах скрыл «Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі». Книга 1 «Мінская вобласць», вышедший в Минске в 1987 г., указав, что на этом месте были похоронены не евреи, а «жертвы фашизма» (с. 230). Таким же образом поступили и составители Республиканской книги «Памяць. Беларусь», выпущенной в 1995 г. (с. 532).

После войны место массового убийства евреев Тимковичей превратилось в новое еврейское кладбище, которое со временем огородили по инициативе Наума Братковского. На нем упокоились: Наум Гинзбург (1901-1949 гг.), Лея Ратнер (1873-1971 гг.), Рахиль Кирман (1911-1973 гг.), Григорий Братковский (1912-1985 гг.), Борис Зеликович (1910-1984 гг.), Фишель Кирман (1891-1991 гг.), Сима Братковская (1919-1995 гг.), Давид Рейнгольд (1889-1997 гг.), а последнее захоронение принадлежит Иосифу Почеркову (1936-2017 гг.).

Памятник жертвам Холокоста в Тимковичах. Фото автора 16 августа 2019 г.

В 2003 г. послевоенное еврейское кладбище в Тимковичах подверглось разгрому и надругательству. Неизвестные вандалы разбили 8 памятников, а остальные были опрокинуты и перевернуты. Администрация Копыльского района и Тимковичского сельсовета осудили это безумие и обязали местные хозяйственных организации (завод железобетонных изделий, лесничество, ОАО «Копыльское», автодорожное и строительное управление), выделить средства для восстановления кладбища, что и было сделано. Ухаживать за мемориалом погибшим поручили Тимковичской средней школе им. Кузьмы Чорного. Ежегодно на день победы 9 мая и День освобождения Беларуси 3 июля учащиеся и учителя возлагают на него венки, проводятся мемориальные мероприятия.

На еврейском кладбище в Тимковичах. Фото автора 16 августа 2019 г.

В наши дни в Тимковичах остались всего две смешанные еврейско-белорусские семьи Софии Борисовны Пакалевич (Нусенсон) и Эдуарда Абрамовича Почеркова. Это уважаемые люди, которые, несмотря на то, что они не очень хорошо знают еврейскую традицию, остаются подлинными хранителями памяти своих земляков, отдавших Тимковичам свои силы, способности, здоровье и саму жизнь.

Продолжение

___

[1] Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich. Warszawa, 1880-1902. Tom I, s.702-703; T. XII, s. 707

[2] Памяць. Капыльскi раён. Гiсторыско-дакументальная хронiка гарадоў и раѐнаў Беларусі. Мiнск: «Беларуская навука», 2001 г., с. 616.

[3] Гарады і вёскі Беларусі: энцыклапедыя. Мiнск, 2011 г., т. 8. Мінская вобласць. Кн. 2, с.234-235.

[4] В.Л. Шуракова. «Тимковичи» // Наша праца. 1 лiпеня 2017 г., с. 13.

[5] Э. Войнилович. Воспоминания. Ч.1. 1847-1928 гг. Вильно 1931 г. Перевод с польского языка. Минск, 2007 г. с.230.

[6] Войнилович …, с. 227.

[7] Войнилович …, с. 264.

[8] А. Заерко. Кровавая граница. Книга 1. 1918–1939 гг. Минск, 2002 г., с. 54–58.

[9] Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. СПб, 1910 г., т. 14, с. 392.

[10] Шолом Алейхем. Город маленьких людей. Собрание сочинений в 6 томах. Т. 2, Москва 1988 г., с. 250-251.

[11] Н. Останкевич. Поездка в Могилевскую губернию. // Исторический вестник, 1902 г., «12, с. 1074.

[12] Nachum Chinitz and Samson Nachmani, eds., Pinkas Slutsk u-benoteha. Tel Aviv and New York: Yizkor Book Committee, 1962, p. 441.

[13] Подсчитано Г. Винницей по кн.: Встали мы плечом к плечу. Евреи в партизанском движении Белоруссии 1941-1944 гг. Сост. И.П. Герасимова. Минск: «Асобый дах», 2005 г., с. 13-150.

[14] Архив Музея истории и культуры евреев Беларуси в Минске, ф. 1, оп. 6, д. 7, лл. 3-4.

[15] Рассказ Натана и Сары Братковских в Тимковичах 22 июля 1990 г. Архив Яд Вашем: YVA O.33/2708.

[16] Р.Д. Нечай. Холокост в Копыльском районе в годы Великой Отечественной войны. Копыль, 2018 г., с. 11.

[17] Зональный государственный архив в Бобруйске, ф. 1569 оп. 3 д.1, лл. 148-158.

[18] «Памяць. Капыльскi раён». Гісторыка-дакументальная хроніка гарадоў і раѐнаў Беларусі. Мiнск: «Беларуская навука», 2001 г., с. 207, 483-489.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Тимковичи»

  1. На фото, где изображен памятник после текста: В августе 1949 г. появился еще один памятник, который родные поставили в Тимковичах Мееру Залмановичу Братковскому и его сыну Хаиму. Тоже с надписью на идиш и тоже со звездой Давида.

    Дополню историю:
    Памятник поставили в 1947 году, на фото стоят с левой стороны на правую:
    1) Братковский Григорий Харитонович
    2) —
    3) Братковский Лев Меерович (Сын Меера, похороненного там и брат Залмона)
    4) —
    5) Братковская Зинаида
    6) Братковский Наум Харитонович
    7) Братковский Файбель Меерович (Сын Меера, похороненного там и брат Залмона, мой прадед)
    8) —
    9) Братковская (Гефтер) Хая-Рива (Жена Файбеля, моя прабабушка )
    10) —
    11) Братковский Хаим Меерович (Сын Меера, похороненного там и брат Залмона)
    12) —
    13) Нелли

    Похоронены там Меер Хаимович Братковский (мой прапрадед) и Залмон Меерович Братковский (его сын)
    Это же фото передавалось у нас в семье, если кто-то может дополнить информацию по Братковским, буду рад держать связь.
    tsepkin@gmail.com

  2. Уважаемый Леонид! Вы, исследователь и летописец, упорно и терпеливо воссоздаёте и открываете миру то, десятилетиями оставалось тайным — по злому умыслу или безразличию. 16 свидетельских листов передал в Яд ва шем мой отец — о евреях Ново-Борисова. Люди живы до тех пор, пока о них помнят! Спасибо Вам!

    1. Уважаемый Леонид. я прочитала ваши исследования об еврееях из Тимковичей. Моя бабушка единственная из семьи Розиных которая осталась в живых после войны . страшная потеря всей семьи отложило на бабушке огромный отпечаток вины . она не смогла оставить после себя историю своей семьи . я бы очень хотела узнать больше о членах моей семьи Розины и о семье Фиалко которые были ближайшими родственниками . за рание спасибо.

      1. Здравствуйте, Я внучка Наума Братковского. Знаю, что его сестра Тамара вышла замуж за Розина Семёна. У них родился сын Григорий и две дочери Аня и Фаина. Они уехали в Канаду.

  3. Уважаемый Леонид, читаю Вас, а воображение рисует картины местечка, в котором жила семья моего папы. Это было на Украине, Ясиноватое, по его словам. Извините, меня Ваши очерки выбивают из колеи. И не меня одного, наверное.
    Продолжайте, пожалуйста.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *