Новый Декамерон, или Творческий пир во время коронавируса

 262 total views (from 2022/01/01),  3 views today

«Ну и довольно о высоком / Текилу грейпфрутовым соком / Бодяжить не ленись / Ну а чего душа хотела / Чтоб время шло чтоб жизнь летела / Летела жизнь»

Новый Декамерон, или
Творческий пир во время коронавируса

Круглый стол
Часть двенадцатая, отнюдь не последняя

Адольф Берлин, Александр Левинтов, Арон Липовецкий, Борис Вайнштейн, Григорий Вольф, Григорий Френклах, Лев Мадорский, Леонид Е. Сокол, Павел Семухин и др.
Продолжение круглого стола «Декамерон, или Пир во время коронавируса»
и его продолжений-частей: II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI
От редакции

Не успели мы закончить круглый стол, как с очередной редакционной почтой пришло пониманиe, что закончится он лишь вместе с эпидемией или, по крайней мере, с ослаблением режима изоляции, в каковом карантинном заключении находятся наши авторы.

Итак, что же читатели увидят в этой, двенадцатой по счёту, части? Преимущественно поэзию; из прозы — всего с дюжину фраз и короткую зарисовку. Как и всегда, значительная доля поэтических шедевров родилась в процессе обсуждения предыдущих частей круглого стола, в виде откликов-экспромтов. Тем не менее, качество их таково, что они заслуживают, на наш взгляд, увековечивания в публикации. Надеюсь, читатели с нами согласятся. Вот что меня как редактора удивляет в нашем поэтическом марафоне, так это высокое качество текстов, которые сочиняются буквально «на кончиках пальцев», в темпе ввода с клавиатуры.

Особой же изюминкой данного части круглого стола стала музыкальная, песенная поэзия. В редакцию прислал две свои песни (причём, юмористические) Лев Мадорский: не только тексты слов, но и ролики с собственным исполнением. Одновременно и независимо друг от друга — мы никаких “вводных” никому не давали — тексты песен-романсов прислали другие авторы. Они к сожалению (а может и к счастью, кто знает?) ограничились словами, без собственного музыкального исполнения. Но явно — словами текстов к песням. Почему именно сейчас и все разом? Всё-таки в редакторском ремесле, помимо нудной рутины, есть какая-то необъяснимая магия. Иначе как объяснить такую синхронность?

Всем — приятного чтения (а в этот раз ещё и прослушивания)!

Павел Семухин. Карантинное

Проснулось доброе начало
Спросонья что-то промычало
О тяготении к добру
Но тянет поправляться пивом
Чтоб мир стал более красивым
Нам это нужно поутру

Душа не терпит постоянства
От вдохновения до пьянства
Разброс не так велик
Броди впотьмах сиди в болоте
Не всё ль равно ведь ты в полёте
Как тот кулик

Который всё твердит о вечном
Но так и быть смирился с Млечным
Судьбой навязанным Путём
Черпай со дна где больше гущи
Быть может смысл уловишь сущий
Когда-нибудь потом

Ну и довольно о высоком
Текилу грейпфрутовым соком
Бодяжить не ленись
Ну а чего душа хотела
Чтоб время шло чтоб жизнь летела
Летела жизнь

* * *

Подражание 66

Когда на правду ополчится ложь,
Замарывая грязью белизну,
Когда порок неразличимо схож
Со святостью, а Солнце и Луну
Считает глупость Бубнами Небес
А ум предпочитает промолчать,
В чести ханжа, в фаворе мракобес,
И каинова доблестна печать,
Когда за гордость почитают спесь,
А хамство суть уверенность в себе…
Довольно. Это рай. Сейчас и здесь.
И кто там страшное играет на трубе?

Я никому руки не протяну,
Когда вот это все пойдет но дну.

* * *

Должна была получиться песенка, но руки не дошли: давно гитару забросил в дальний угол.

Чердак души, химерами забитый,
Стихами, парадоксами и снами —
Поди, сыщи следы больших событий,
Которые ж, наверно, были с нами.
И память, тетка злая, мне ночами
Показывает злые эпизоды.
Пустые дни, натужные прощанья,
Да выходки душевной непогоды.
Но временами тетка засыпает,
Оскал сползает с каменной личины,
И мир другой сквозь сумрак проступает,
Где боли нет, и радость без причины,
И снова по проспектам мчат трамваи,
И в голубое небо смотрят лужи.
Все хорошо, и лучше не бывает,
И завтра ожидается не хуже.

Леонид Е. Сокол. Собеседникам

«Я помню дом с колоннами,
наш сад в английском стиле,
где к нам всегда с поклонами
крестьяне подходили…

… а здесь еврейский город Глупов,
столпотворение еврейцев,
здесь ненавидят жизнелюбов,
жуиров и эпикурейцев…»

Сокол, ты чо, в натуре, совсем берега попутал? В культурной компании я тоже могу изысканно выражаться: «Редькинский ЛЕС» — кто придумал?..
Г. Быстрицкий

Пример, который Гриша привёл: «Я помню дом с колоннами…» — это буквальная цитата из какого-то коммента Валерия из Германии, неплохого мужика, задиристого, время от времени отлучаемого Редакцией от груди и потом получившего вечный бан (вроде так, много лет прошло).

Вообще, вся Батрахомиомахия построена на буквальных цитатах из комментов пяти-шестилетней давности, малость подстроенных под ритмы и рифмы. Был такой Берка — кладезь дразнилок и тонкого хамства, — где он теперь? Или Надежда Вадимовна Кожевникова, адресат выдающейся пародии незабвенного Герцмана, её комментарии и сами произведения можно было цитировать до бесконечности. Как она сейчас? Жива? Здорова? Если что — ей привет, мы её помним и любим.

Эта Брахиямахия имела прикладное значение и её можно сделать длиной в бразильский сериал, да есть ли смысл?..

Сейчас продолжается то же,
чирикает слов воробей,
ну разве что, хамство не тоньше,
да может, посылки грубей.

А в целом-то лучше не стало
и много не надо ума
извлечь из жемчужных развалов
куски требухи и дерьма.

«Лёня, а не открыл ли ты шлюз для новой эпопеи?..»
Г. Быстрицкий

Борису Тененбауму

«Представь, мой друг, что Витте удалось
Закончить смуту миром, без волнений>.
Б. Тененбаум

История по сущности проста,
нелепа, уморительна, противна,
то кровью, то елеем залита,
да только жалко, безальтернативна.

И значит, неминуема беда,
проткнула глаз цементным обелиском,
случилось, что случилось… навсегда…
под Гомелем, Проскуровом и Пинском.

Как был бы чист и светел окоём,
где нет следов разрухи и пожарищ,
где ветер гнёт деревья возле кладбищ,
заполненных естественным путём.

Почти что та же, да не та земля,
там ивы наклонились к сонной речке,
луга, дороги, рощи да поля,
да полуопустевшие местечки,

где люди столь несхожи по судьбе,
упрямы, равнодушны, одержимы,
талантливы, бездарны, так себе…
Но живы! слава Г-ду, что живы.

Борису Вайнштейну

«Кушай овощ с огородца
Плод навоза и труда
Ну, а Болдино найдется
Лишь бы жил в селе Балда».
Б. Вайнштейн

Живу, хозяйство крепкое,
судьбе оброк плачу,
село-то наше — Редькино,
а про Балду смолчу.

Вокруг земля привычная,
овраги, лес да поле,
ржаное да пшеничное,
родимое до боли.

Вверху чего-то движется
да гонит облака,
внизу о берег лижется
да плещется Ока.

Всё слажено, налажено,
вот стол, вот самовар,
всё крашено, наряжено,
уложено в амбар,

всё мечено-расцвечено,
все беды нипочём,
сидишь у печки вечером
и молишь ни о чём:

Приди, словцо заветное,
открытое, простое,
зацепное, заметное,
живое, не пустое.

Не скорлупой, а ядрышком,
не булькает, а льётся,
мелькает где-то рядышком,
а в зубы не даётся,

замётано, замотано,
век не видать покою,
казалось бы: ну вот оно,
уже подать рукою,

словами всё заполнилось,
на выбор, тысяч сто,
какое-то запомнилось,
да явно ведь не то…

Что было — не освоено,
ушло в такую давность,
а то, что есть — усвоено
и принято за данность.

Талантами обо́йденный
живу в своей избушке,
не потому: не Болдино,
а потому: не Пушкин.

Григорий Вольф. Рецензии

Борису Вайнштейну на его «Раскольникова»

Ныне легче читать комиксы и ремейк удался! Краткое содержание для русско-американского читателя:

Пришёл убил, обогатился
и руки во время умыл,
Ну, а с прохожим объяснился:
“I ам Meggi Axe.’It’s just a drill”

Борису Вайнштейну на его «Собрание ветеранов»

У Трёхсвятителей в подвале
На День Седьмого Ноября
О днях прошедших вспоминали
Российских три богатыря

Ах как те были дни счастливы
Какой романтикой полны
Чинили выстрелы да взрывы
И результаты не дурны

Бывали часто за границей
Благую весть внедряли в мир
летали всюду словно птицы
Пусть говорили нам — «вампир»…

Смотрел Портрет на эти лица
Четвёртым мог бы он подсесть
И впечатленьем поделиться:
Вы все не профи сбросьте спесь

Борис ВайнштейнБорис Вайнштейн. Стихи и романсы

«Живу, хозяйство крепкое,
судьбе оброк плачу…»
Леонид Е. Сокол

Ну да хозяйство крепкое
И луг есть у реки
Посколько в нашем Редькино
Сплошные кулаки

Да люди тут богатые
Не любят тут бардак
А если неженатые
Так надо сжать в кулак

И если кто с суприжеским
Порядком незнаком
Того с улыбкой дружеской
Ударят кулаком

Крепки устои брачные
И бражка первый класс
И есть бои кулачные
Для развлеченья масс

Но кулаком общаемся
Мы только спростеца
И часто на прощаниях
Есть место для словца

Хоть в падеже винительном
Мы произносим их
Но очень убедительно
Ну как удар под дых

Придет словцо заветное
Такая благодать
И вроде незаметное
Но можно в зубы дать

Идет за пивом франтами
Так скажем что умри
На слово все талантливы
Когда богатыри

А даром кто обойденный
Жисть понимает так:
Он Пушкин в школе пройденный
И Лермонтов. Точняк

* * *

«Ныне легче читать комиксы и ремейк удался!»
Григорий Вольф

Рассказ осилить легче чем роман
А комиксы доступнее рассказа
Их посмотрел и все понятно сразу
Не надо время тратить задарма

Литература это куб дерьма
В котором иногда находят стразы
И в самых редких случаях алмазы
Но надо, Гриша, прочитать тома

Ну а они хотя б и на банту́
Всегда несут страницы пустоту
Пусть даже это не банту́, а ба́нту

А вот когда рисунков диалог
То сразу понимаешь где подлог
А где — пример высокого таланта

* * *

Двустишия

Не услышать «майну», «виру».
Тишина. Короновирус.

Таланту критик оказал подмогу
И загубил его роман к итогу.

Она свой пояс затянула туже,
Но талии он всё ж не обнаружил.

Одетте — одышка.
Верховному — вышка.

«На “Вы” всех звать давно пора!» —
Сказала выдра из ведра.

Чтоб все молчали в тряпочку,
Имей в спецслужбах папочку.

«Да вы медведь!» — сказала леди,
На удивление медведя.

Клиент имел язык досужий
И не дотронулся до суши.

Сказал Мамайка гадость Димкe —
Вот и схлестнулись в поединке.

— Мефодька, выпем, где же кружка?
— За «аз» и «буки» пьем Кирюшка!

И абсолютная свобода —
Цепь, но совсем другого рода.

Скандал — не скандал без повтора,
Пока не заглушишь мотора.

Жена стояла руки в боки:
«Где пропадал, мой караокий?»

На поэта стих нашёл
И поэт сказал: «И шо?»

* * *

Фразы

Редакция закона Ньютона: во время карантина тела в пространстве не встречаются.

«Лицо ее под маской, но ведь и глаза ее прекрасны» — подумал вирус.

На новорожденном младенце была розовая противовирусная маска. «Девочка» — понял отец.

На кухне репейника не любили. Он приставал ко всем с вопросом: «Ну, почему?» Ему обычно отвечали: «А ты пощавели мозгами».

Чтобы не прослыть тряпкой не соглашайтесь ни на какие половые работы.

Все связи оСКАЙПлены.

«Будь что будет», — решило продолжение.

* * *

Любовьзаде

«Кому-то снится море, глубь озёр и ширь полей,
Кому-то — солнце в синеве небесной…
А мне вдруг стали сниться сны восточных королей.
Точнее, их гаремы, если честно…»
Алексей Березин. Шехерезадница

Пусть другого искушают бесы,
Я с грехами вовсе не знаком.
Повернись красотка задом к лесу,
А ко мне, поэту, передком.

Обо мне ты не подумай плохо.
Тут вопрос to be or not to be —
Зад в мужчине возбуждает похоть,
Ну а я хочу тебя любить.

Мы с тобой на землю сядем рядом
И тебе я загляну в глаза,
Ведь прелестна ты не только задом,
У тебя хорош не только зад.

Что мне зад? Когда нежна десница,
Совершенен вид твоих плечей
И взлетают веером ресницы,
Обнажая ночь твоих очей.

И чтоб лишь меня ты обнимала,
Каждой ночью, не жалея сил,
Я пойду выспрашивать менялу,
Как «люблю» озвучить на фарси.

* * *

Связисточка

Про интернациональную помощь и ее влиянии на личную жизнь. Поётся на мотив песни «Кирпичики».

Брошен вызов Союзу Советскому,
Подрывание мирных основ,
И на помощь к каналу Суэцкому
Поспешил старшина Иванов.

Ох трудна же там служба старшинская,
Водки нету, жара и тоска,
Обучай племена бедуинские,
И верблюда лови по пескам.

Раз на фескe поправил он кисточку,
Подтянул под бурнусом штаны,
И в бинокль увидел связисточку,
Что спускалася с той стороны.

Это ж Верочка Фигнер из Свиблова,
И красивая же, вот беда:
— Здравствуй, Верочка, вот мы и свиделись,
Как ты, крошка, попала сюда?

А она на него — ноль внимания,
Будто он говорит пьяный бред:
— Отойди, выполняю задание,
Связь мешаешь наладить, Ахмед.

— Что ты, Верка, очнись, вспомни прошлое,
Ты же мне закрывала наряд…
— До чего же арабы тут дошлые,
Уж по русски они говорят.

Тут он скрипнул зубными протезами,
А от злости аж голос ослаб:
— Что ты, Верка, ведь я необрезанный,
Ну, какой еще к черту араб?!

Он и матерью клялся старушкою
И божился — всё мат-премaт…
А она со своими катушками
И под мышкой несёт автомат.

Ах, не взять ни подходом, ни ласкою:
— Сдамся в плен, гадом буду, люблю!
А она всё: — Катися колбаскою.
Ну зачем мне араб да верблюд?

— Иванова увидишь Василия,
Передай ему пылкий привет,
Мне писали, что он в Исмаилии,
Да не спутай, настырный Ахмет.

— В знак того, что любовь мою вечную
Оборвать может только свинец,
Передай мою шестиконечную,
А забыл, пусть ломает конец.

В этот день он пехотными минами
Колотил о сверкающий штык.
Не здоровался он с бедуинами
И верблюда пустил на шашлык.

Слух дошел до режима Садатова,
Как повел себя русский солдат…
И без поисков виноватого
Всех советников выслал Садат.

Не узнала, ах, Верочка, кисочка…
Ты, пилот, придержи лошадей!
Ах, связисточка ты… Ах, связисточка…
Ну уж ладно… летим… фигнер с ней.

Лев МадорскийЛев Мадорский. Две песни с предисловиями
Продолжение серии. Начало

Один из самых трудных жанров в песне — юмористический. Необходимо не только особое, я бы сказал, песенное (юмористическая проза — это другое) чувство юмора, но и умение выбрать тему, найти слова… Наверно поэтому так мало по настоящему смешных песен. Тут для меня недосягаемый кумир Владимир Семёнович, у которого огромное количество (около 50-ти) блестящих юмористических песен…

Речь в суде

Невестка любит, чтобы за общим столом пелись именно смешные песни, и я искал тему, чтобы к семейному празднику такую песню написать самому. Искал и вспомнил, что много лет назад сын-судья рассказал о необычном деле. Женщина подала в суд на бывшего мужа, который два года не платил алиментов, а когда появился, сказал, что на эти два года его похитили инопланетяне.

Ваша честь, всё так и было врать не стану.
У дружка я засиделся допоздна.
Шёл домой навстречу инопланетянин.
Я его, пришелца, сразу опознал.
Говорит так вежливо, собака:
«Вон тарелка наша сразу за углом.
Приглашаю посетить Созвездье Рака.
Поглядите, посидим, чайку попьём»

Говорю ему, что занят я на базе.
Целый день там дел невпроворот.
Без меня со склада всё растащат сразу.
Мы то знаем, Ваша честь, земной народ».
Он в ответ меня гипнозом одурачил.
И под руку к кораблю ведёт.
Говорит что вашу недостачу
Мол, Созвездье на себя берёт.

Тут я понял — это всё не глюки.
Полетели, поглядел я, Ваша честь.
Что ж, признаться, хорошо живут, гадюки.
Нам до них ещё лет пять, а, может, шесть.
К президенту привезли на посиделки.
Симпатяга, 8 рук и съёмный нос.
Только чай их оказался слишком крепкий.
Я на сутки-двое впал в анабиоз.

Возвращаюсь. Дорогоя мама…
Нехватает 10 шуб и 100 котлет.
Сразу шлю в Созвездье Раков телеграмму.
В КПЗ сижу теперь и жду ответ.
Так что я не виноват, конечно.
Алиби моё у раков есть.
Ну а если всё же в чём-то грешен,
То прошу о снисхожденьи, Ваша честь.

День пришёл

Я стал отцом по российским меркам поздно, в 34 года. Жена училась в институте и мы решили подождать. Роды были трудные и, после того как сынок первым криком выразил радость или, наоборот, неудовольствие от появления на свет божий, она пролежала в роддоме ещё больше месяца. Свидания в то время были только, так сказать, заочные. Через окно на втором этаже. Каждый день собирались в немалом количестве, как новоиспечённые, так и опытные папаши. Окна открывать было запрещено и мы учились объясняться языком жестов и читать по губам. В то время я и написал эту песню.

День пришёл, час пробил.
Назови меня отцом.
Я тебя полюбил.
Даже не видав в лицо.

Путь твердят: «Всё обман»
Верю я словам простым.
Путь уйду в сон, в туман,
На Земле будешь ты.

Я тебя ждал как мог.
Что же там впереди.
Постарайся, сынок.
Ты меня не подведи.

Если встретишь беду,
То не прячься в кусты.
На совсем путь уйду
На Земле будешь ты.

То что я не успел,
Должен сын мой успеть.
То чтоя не допел,
Должен сын мой допеть.

Ты сумей, ты поверь
В торжество доброты.
Я спокоен теперь
На Земле будешь ты.

 

Виктор (Бруклайн). Стихи и романсы

Коронаборец

Пойду в кладовку отыскать сачок,
Чтоб взять и отловить проклятый вирус.
Ведь я же не какой-то там сачок,
Вы леность не поставите мне в минус.

В луга пойду с сачком я поутру,
И, глаз прищурив, посмотрю окрест я.
Затем сачок я тщательно протру
Смолой сосновой, первача заместо.

И, как взмахну своим родным сачком,
К смоле прилипнет ковид, как к повидлу.
Тогда помчусь домой я с ветерком
И там сварю из ковида ковидлу.

Размышлизм

Как безотрадно станет для Харона,
Коли падёт вдруг с ковида корона!

Орфографический лимерик

Что использовать: «не» или «ни»,
Про то знают лингвисты одни.
Мы ж про это не знаем,
Хотя все понимаем,
Что писать вместо «не» «ни» — ни-ни.

На именины доктора по имени Лидия,
заслуженно прозванной мною Либидией

Не знаю, плакать иль смеяться,
Но не нашёл — ну хоть убей! —
В старинных бабушкиных святцах
Я день Либидии моей.

Есть Павсикакий, есть Февронья,
Есть Яздундокта, есть Альфред,
Есть Гонората, есть Хавронья —
Либидии же в святцах нет!!!

Что делать мне? Куда податься?
Как мне с собою совладать?
О, как в замшелых этих святцах
Святое имя отыскать?

Да ну его! Пока либидо
Либидья может вызывать,
Пока при виде той Либидьи
Больные тщатся разом встать,

Пока рембрандтовы романы
Глотает всякий день она,
Венере пылкой неустанно
Служить готовая без сна —

Плевать хотели мы на святцы!
У нас сегодня сабантуй!
И в честь моей Либидьи, братцы,
Я поднимаю этот рог!

Слова романса, обращённого к Любе,
буфетчице Задрищенского пехотного училища

Буфетчица Люба с красой неземною,
К тебе обращаю я этот романс!
Ах, как ты любима, красоточка, мною!
Ах, верю я: ты мне подаришь сеанс!

Все наши курсанты и все командиры
К тебе вожделеют, любовью полны.
С мечтой о тебе они чистят мундиры,
Их мысли блудливы и в чём-то срамны.

Когда ты хлопочешь за стойкой буфета,
Я глаз отвести от тебя не могу.
Любовью к тебе моя жизнь согрета!
Мигнёшь ты — я тут же к тебе подбегу!

Молю, подари мне минутку свиданья!
Ты в пылких объятьях утонешь моих!
Родная, тебе обещаю заране:
Тебя угобжу я, считай, за троих!

Я в муках любовных давно изнываю!
О, сжалься, Любаша! О, стань ты моей —
Не то я соперников поубиваю,
А после расстануся с жизнью своей!

* * *

Адольф Берлин. В эпоху карантина

Эпоха карантина
становится рутинной.
Воспето же картинно,
как избранный народ
Моисей собрал в пустыне
на первом карантине.
Коронавирус ныне
к истокам нас ведёт?

В эпоху карантина —
унылая картина:
как в маске быть активным?
Представить трудно, как
не выходить из дома,
быть без друзей, знакомых,
на мир взирать с балкона.
Такой корона-мрак!

Мы как на маскараде,
все каждой маске рады,
их жаждем, как награды
на первой полосе.
От тех, кто “коронован”,
кто не “заМАСКирован”,
кто кашлянул, сурово
шарахаются все.

Достал коронавирус;
он весь стреножил бизнес,
всех — на дом, всё — навынос,
имея нас ввиду.
Но пользы есть немного:
нет дыма, на дорогах
избавил нас от пробок,
чтоб подсластить беду.

В эпоху карантина
надежда вся на вина,
на литра половину
понятно всем, чего.
Хоть выбор очень лестный,
пить одному — нечестно,
эффект давно известный.
И уважать кого?

В эпоху карантина
мечты об аргентинах,
о храмах и святынях,
краях красот-чудес
для заключённых в клетки
целебны. Но в рулетку
выигрывают редко.
Спускаемся с небес.

Покуда всё закрыто,
читаем манускрипты,
подсчитываем крипту —
валюту хоть куда.
На ней коронавирус
пока ещё не вырос.
Вот это — мудрый бизнес,
признайтесь, господа

Валюта — не банальна;
хотя и виртуальна,
на практике ж — реальна.
Её давай майнай!
В эпоху карантина
мы мыслим креативно
(пусть кажется, наивно),
чтоб не сойти с ума.

Не тронуть карантину
Всемирной паутины,
прилипнем к ней активно,
полюбим Интернет.
В эпоху карантина
мы не сгибаем спины,
вдали интуитивно
в туннеле видим свет.

В эпоху карантина
вошли в строю едином.
Мы зарастаем тиной,
под масками скользя.
Как всякая зарплата,
всё кончится когда-то.
Мы в это верим свято,
без веры жить нельзя.

frenklahГригорий Френклах. Иронические четверостишия и двустишия
Продолжение. Начало

Светло на улице уже,
Сегодня не суббота!
Чеши быстрее фаберже —
И сразу за работу!

Аx милая наверно бредит,
Восторг телячий так и прёт —
То крыша у неё поедет,
То, извините, башню рвёт…

Не желая с толпой сливаться,
Для себя он решил давно —
Иногда чтобы выделяться
Нужно просто не быть говном…

Не стоит на былое тратить нервы,
Потерь и расставаний там не счесть —
Срок годности не только у консервов,
И у Любви он, к сожаленью, есть…

Устал бояться,
Некуда спешить,
Лень притворяться —
Буду просто… жить…

Пусть добротой сей мир не блещет —
Не открывай упрёкам рот,
Цени людей, используй вещи
И (никогда!) наоборот…

Всю жизнь победе посвятил
Свободы, равенства и братства,
Обид немало накопил
И в гроб унёс своё богатство…

Она любви желала чистой,
Построить в будущее мост,
Была и белой и пушистой,
Но наступали ей на хвост…

Между заботами, делами,
Приняв ответственности бремя,
Друзей мы выбираем сами,
Но выбор утверждает время…

Мечтал он завести подружку
И водкой заменить вино,
Хотелось жить на всю катушку,
Но нитки кончились давно…

Меня давно вопрос терзает:
В чём женский кроется секрет?
И детский лепет понимает,
И разбирает пьяный бред…

Всё меньше символов живых —
Уходит целая эпоха,
Но кто сказал, что это плохо
И станет хуже жизнь без них…

Возвышенное слово
Восторгом грудь сожмёт —
Я должен жить ху**о,
Поскольку ПАТРИОТ…

Злится день и злит меня,
Я пишу на злобу дня…

Злится день
И злит меня —
Злиться лень
На злобу дня…

Покоя напрасно ты ищешь —
Опасней трясины уют.
Иди против ветра, дружище
И… пусть тебе в спину плюют…

Освоив простую науку,
Избавились мы от тревог —
Кусая кормящую руку,
Пинающий лижем сапог…

Мне порою не понятно,
Как на этом свете жить —
Жалость раздают бесплатно,
Зависть нужно заслужить…

Покоя не даёт мечта
И донимает всё сильнее
Начать жизнь с чистого листа —
Жаль почерк изменить сложнее…

Плевать, что говорят не те —
Я прав в своей неправоте!

Проститутка с Правдой рядом шли,
Обсуждая то, о чём молчат,
Очень много общего нашли:
«Нас никто не любит — все хотят»…

Во власти всякое бывает
Законы те же, что в воде
(Пусть не всегда и не везде)
Тот, кто не тонет — тот всплывает…

Мы жизнь простую
Вряд ли проживём —
За мир — воюем,
За здоровье — пьём…

Его цитаты из Корана
Про мусульманские грехи
Напоминают мне стихи,
Где не течёт вода из крана…

В глубине души
Все мы хороши,
Только глубина
Не у всех одна…

Бывает в жизни так —
Идёт во вред услуга,
И нам достойный враг
Порой полезней друга…

Не верьте цифрам, это не секрет,
Их можно так и этак толковать —
Мозг начинает мраком заливать
Тяжёлый параноидальный бред…

— Простите, я всё ночь кутил,
Вставать пораньше было лень.
Скажите, что я пропустил?
— Лишь эволюции ступень…

— Вновь расстаёмся мы с тобой —
Я уезжаю через час.
Взять не смогу тебя с собой
— Тогда… возьми меня сейчас…

Ну как так получается?
Уже в который раз
Всё к лучшему случается,
И снова не для нас…

Продолжение «Иронических четверостиший и двустиший»

 

[Дебют] Арон Липовецкий. Пятому европейцу
(верлибр-памфлет)

«Миром правит тайный еврейский заговор»,
— так говорит каждый пятый европеец,
— Разве не евреи стоят за всем этим:
Британия ограбила Европу;
Европа обобрала Британию;
и разбежались с претензиями и долгами;
инвеститоры перетрусили и зажидились;
беженцы, оказывается, обнаглели.
А тут еще китае-вирус всех запугал.

Они еще помнят чуму — старую китайскую подлянку,
землетрясения, сифилитиков дон-жуанов,
инквизицию, реформацию, корриду, испанку,
благодатную гильотину — кормилицу народа пирожными.
Всю историю они многострадальцы!

И кто виноват? — спросил Герцен. А то он не знает?!
Это евреи никак не могут навести порядок!
Им под Протоколы отдали управление миром!
А они проворовались, как жиды!
Сами эти Рокфеллеры, Форды, Гетти,
Морганы, Ортéги, Ван Цзяньлини,
Карлосы Элу, Гейтсы, Мордашовы
набили мошну!
А страдают простые пятые европейцы!
Пенится в головах разливное «Тунберг» от Греты.
Раскачивается по пивным пятая колонна!

Александр Левинтов. Самоизоляция

я умываю руки
как Понтий и как Пилат
я укрываюсь от муки
на коронавирусный лад

я ни с кем не общаюсь
и любым концентратам рад,
я от себя людей избавляю
как Понтий и как Пилат

человек человеку — брат,
если стоять в двух метрах,
как Понтий и как Пилат,
и точно — не против ветра

в квартире стерильно и чисто,
и волком поёшь от скуки
Вивальди, Брамса и Листа,
я умываю руки

Парадоксы самоизоляции

Шью маски: молодёжные, для пожилых и мальчуковые — с гульфиком.

Рецепт салата «Черт меня побери!» с натуральным крабом: салатный лист, свежие огурцы, редис, укроп, яйцо вкрутую, майонез «провансаль», чёрт меня побери! — опять краба забыл купить.

Суп «весенний дикарь»: сморчки, молодая крапива, почки липы, листья и побеги чёрной смородины, щавелевый лист, корешки калгана — тщательно промыть, обдать кипятком и дать настояться в течение часа, присолить, если в доме найдется немного соли.

1819 год — Беллинсгаузен и Лазарев открывают Антарктиду, 1919 год — Резерфорд открывает протон, 2019 год — открыт коронавирус COVID-2019: ребята, куда мы идем?

За прошедшие сутки в Москве заразилось коронавирусом 1675 человек, умерло 17 человек, умерло по другим причинам — 5462 человека, выздоровело — 21 человек, завязало с алкоголем — 3 человека, воскресло — 0 человек.

НОВОСТИ ЭКОНОМИКИ:

— в связи с запрещением публичных свадеб, похорон и поминок, цены на основные группы товаров продовольственного ряда, непродовольственного ряда и алкогольного ряда повышены в среднем на 17%.

— в связи с резким падением цен на нефть и другие углеводороды цены на манную крупу, сахар, постное масло и другие продукты питания повышаются в среднем на 21%.

— в связи с длительным закрытием всех непродовольственных магазинов цены на продовольственные товары повышены на 13%, а непродовольственные — на 48%.

— в связи с установлением режима самоизоляции и карантина цены на все виды общественного транспорта, городского, междугороднего и международного сообщения повышены на 89%.

— безо всякой связи с чем-бы то ни было цены на всё и вся повышаются в полтора-два раза вплоть до особого распоряжения.

* * *

Если ежедневно мыть руки не менее 20 раз (не менее 40 секунд каждая процедура), съедать не менее одной головки чесноку, выпивать не менее пяти чашек лечебно-укрепляющего чаю, вести уединённый и здоровый образ жизни, по утрам делать зарядку, а вечером смотреть программу новостей по Первому каналу, то гарантированно не умрёшь от коронавируса. Но сдохнешь с тоски.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Новый Декамерон, или Творческий пир во время коронавируса»

  1. Понравилась песня Льва Мадорского «Речь в суде». Смешно. Особенно понравился президент Созвездья Раков: «…Симпатяга, 8 рук и съёмный нос…».
    Вторая песня «День пришёл» как-то не вписывается в юмористический ряд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *