Влад Голь-де-Шмидт: Немного о моих учителях и коллегах

 568 total views (from 2022/01/01),  1 views today

А то, что я не сделал, можно отобразить одной фразой: я не сделал эпохальных открытий и имя мое не войдет в анналы истории. Ну и не надо… А теперь, когда жизнь многих из нас практически заканчивается, стало предельно ясно, что она очень коротка, а потратили большую её часть, как выясняется, на пустяки.

Немного о моих учителях и коллегах

Влад Голь-де-Шмидт (Владимир Гольдшмидт)

Самым главным учителем в жизни любого человека есть сама жизнь, но это понимаешь уже потом, к её концу. Естественно, первыми моими учителями были родители: первые шаги, первые слова, мама, папа.., ну, в общем, все, как и у всех детей.

Свою первую школьную учительницу младших классов Ольгу Ивановну Полонскую помню до сих пор. Бездетная вдова, её мужа расстреляли большевики, в годы гражданской войны, как белого офицера, хотя, он не был белогвардейцем, а был офицером в царской армии. По её словам, на Украине в карательных органах в те годы, особенно свирепствовали «комиссарши» (она это доверительно рассказывала некоторым родителям). Ольга Ивановна была хорошим грамотным педагогом, её уважали, и в школе и родители, но была строгой и требовательной, иногда, излишне. Я начал учёбу с нулевого класса в возрасте шести лет в школе № 6 г. Кировоград. В школу мы ходили с противогазами через плечо, учительница требовала, чтобы мы были острижены наголо, под нулёвку, как солдаты в армии, хотя в других классах это не требовали. Помню, когда однажды мне при стрижке оставили небольшой чубчик, она меня не впустила в класс, вызвала родителей, папа немного поскандалил, но ничего не помогло. Её квартира находилась недалеко от пересекающей город реки Ингул, которая каждой весной разливалась. В периоды наводнений она не могла покинуть свою квартиру, но родители её подопечных как-то до неё добирались, чтобы привезти ей продукты. Вспоминаю Ольгу Ивановну часто, особенно в последние годы, ностальгия по детству.

Но основное внимание я хотел бы обратиь на Немного более подробно я хотел бы сосредоточиться на моих профессиональных учителях и коллегах. В 1950 г. я успешно сдал вступительные экзамены и начал учебу на геофизическом отделении геологического факультета АГМИ (Алма-атинский Горно-Металлургический, позднее, КазПТИ — Политехнический, институт). Собственно, отделение геофизики в АГМИ было открыто за год до этого, в 1949 г. по инициативе геофизика по специальности М.Д. Морозова (в последующем, министра геологии Казахстана). Заведующим кафедрой геофизики, которую он затем возглавлял в течение 30 лет, в 1950 г. был избран кандидат наук Анатолий Афанасьевич Непомнящих. Родом он был из крестьян Тюменской губернии, в юности, член коммуны, учился в Свердловском горном институте, а затем там же в аспирантуре.

В конце 60-х Анатолий Афанасьевич защитил докторскую диссертацию и стал первым в Казахстане доктором, а затем и профессором-геофизиком. Образование нам давали широкое, а по математике — университетское (анализ по Фихтенгольцу преподавал нам замечательный математик Сергей Иванович Горшин). А.А. Непомнящих вел у нас два курса: «Теория поля» и «Комплексирование методов».

На фотографии: справа — профессор Анатолий Афанасьевич Непомнящих, руководитель моей «альма-матер», слева автор этой заметки (Алма-Ата, 1984 г., возле здания ПГО «Казгеофизика»).

По основным профессиям геофизике и геологии нам преподавали замечательные высококвалифицированные специалисты (за некоторым исключением), в основном, доктора и кандидаты наук. Не буду перечислять их конкретно и поименно, поскольку, весьма подробно об этом неоднократно писал профессор кафедры геофизики Л.А. Коваль на своём и других сайтах, которые легко обнаружить в Интернете.

Старший сын А.А. Непомнящих, Игорь Анатольевич, также как и его родители, стал геофизиком, в последующем, кандидатом геолого-минералогических наук. Он много лет работал СНС (старший научный сотрудник) в Алма-Ате, в КазВИРГе (Казахский филиал Всесоюзного института разведочной геофизики) в отделе автоматизированных систем обработки геофизической информации (АСОГД), которым я заведовал. Так получилось, что я учился под руководством его отца, а он работал под моим руководством, такая своеобразная замкнутая цепочка.

Игорь был человеком способным, но своеобразным, сложным в общении, своенравным, как вообще, многие люди, не обделенные талантом. Тем не менее, несмотря на некоторые разногласия, мы проработали вместе немало лет, у нас были совместные интересы и публикации.

После моего отъезда в 1991 г. на ПМЖ в Израиль, мы не поддерживали связь, и я, в общем-то, не следил за его научной деятельностью. И вот, неожиданно через 17 лет, в начале 2008 г., я получил от него по Email письмо, которое привожу ниже:

«Глубокоуважаемый Владимир Иосифович! Поздравляю Вас с Новым Годом! Желаю здоровья, свершения планов. Я решил написать Вам и поблагодарить Вас за то, что по Вашей инициативе я освоил новые математические методы. Я и раньше был хорошо подготовлен в математике, но в духе моего отца, который был слишком рьяным детерминистом. Но благодаря Вам я освоил методы многомерной статистики и распознавания образов, что тогда сразу ввело меня в современную ситуацию в методах анализа геофизических данных. Я немало сделал в этой области»…. (Далее описаны технические подробности, которые я пропускаю). «Cейчас работаю в институте сейсмологии, занимаюсь сейсмической томографией. Есть хорошие результаты, в Интернете не встречал… Еще раз Вам спасибо за Вашу инициативу во введении меня в гущу геофизических проблем». С уважением, Игорь Непомнящих. 03.01.2008.

На фотографии, сделанной на заседании Всесоюзного семинара им. Успенского (Вопросы теории и практики геологической интерпретации гравитационных и магнитных аномалий), проходившем в Институте геофизики в Киеве в начале 70-х годов прошлого века (кстати, это фото и в настоящее время приведено в тексте презентации института): я — в первом «сидячем» ряду, крайний справа, а И.А. Непомнящих стоит за мной. Рядом с ним стоит нынешний (с 1992 г.) директор Института геофизики НАН Украины, профессор, доктор физ-мат. наук, академик НАН Украины В.И. Старостенко (кстати, рецензент моей монографии «Оптимизация процесса количественной интерпретации данных гравиразведки». 1984. Недра, Москва»)

Об упомянутой выше моей книге, известный советский геофизик, заведующий кафедрой геофизики Пермского университета, профессор А.К. Маловичко, писал:

«Ваша книга будет настольной для аспирантов, готовящих диссертации по физико-математическим наукам».

На этой фотографии можно увидеть ведущих, маститых специалистов, ученых-гравиметристов и магнитологов тех лет, которые внесли весомый вклад в развитие теории и практики интерпретации потенциальных полей, биографии которых впоследствии, были включены в сборник «Российская прикладная геофизика XX века в биографиях», изданный Российской Академией Наук — РАН (Москва, 1998 г), под редакцией академика В.Н. Страхова (он на фотографии во втором ряду, в центре.

Естественно мне было приятно получить по прошествии многих лет такое письмо от коллеги И.А. Непомнящих.

Получал я от коллег и многие другие аналогичные письма, как например нижеследующее:

«Дорогой, Владимир Иосифович! Вы меня, наверное, не помните. Я, Черновский Борис, по Вашему отзыву от КазВИРГА, успешно защитил канд. дисс. в МГРИ на тему «Глубинное строение Чаткало-Кураминского региона». На моей защите, В.Н. Страхов высоко оценил мою работу и рекомендовал к изданию монографии. Я очень рад, что Вы в здравии и много работаете. Желаю Вам крепкого здоровья и творческих успехов».

А эта фотография сделана в Алма-Ате, когда там проводилась Всесоюзная школа «Теория и практика геологической интерпретации гравитационных и магнитных аномалий» (популярный у геофизиков успенско-страховский семинар), основными организаторами которой были академик АН СССР В.Н. Страхов и автор этой заметки.

На фото запечатлены три советских профессора-геофизика с характерными физиономиями. На снимке справа автор (В. И. Гольдшмидт), слева — московский геофизик В.И. Шрайбман (кстати, один из оппонентов моей докторской диссертации), в центре Л.А. Коваль (проф. КазПТИ, по совместительству, заведующий лабораторией аэрогеофизики в Каз ВИРГЕ, в моём отделе АСОГД; между прочим, об этом фото он писал в своих воспоминаниях «а я и не знал, что у меня в профиль такой длинный нос, впрочем, снимок мне все равно нравится»).

Снимок был сделан в 1984 г. в Алма-Ате возле здания ПГО «Казгеофизика», в котором проходила школа. Нас сфотографировали на фоне здания, где размещались ПГО, Геологические Фонды. Оно было выстроено на месте старого Горного института.

Поскольку выше я упомянул свою докторскую диссертацию, то вот несколько слов о ней. На основе своих авторских работ, я в 1975 г. представил на кафедру геофизики МГУ им. М.В. Ломоносова к защите докторскую диссертацию, предварительно «обкатав» ее во многих научных организациях Казахстана, России (Москва, Ленинград, Новосибирск, Красноярск, Иркутск), Украины (Киев), получив согласие выступить в качестве оппонирующей организации, от Всесоюзного геофизического института ВНИИГеофизика (Москва). Тема диссертации «Многомерный анализ глубинной структуры и металлогении Казахстана статистическими и эвристическими методами (по геолого-геофизическим данным)». Официальными оппонентами были: А.П. Соловов, доктор геолого-минералогических наук, профессор геологического факультета МГУ, заслуженный геолог РСФСР, Почетный разведчик недр СССР; Д.А. Родионов, доктор геолого-минералогических наук, профессор (один из основоположников математической геологии); Шрайбман В. И., доктор геолого-минералогических наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР, Отличник высшей школы, Отличник разведки недр СССР. Успешная защита диссертации состоялась в конце 1975 г.

Благодаря моим учителям и помощи коллег, кое-что мной сделано и определенный след в науке (геофизике), которой я посвятил свою творческую жизнь (а, также немного в публицистике), я оставил.

В почти дружеском комментарии к одной из моих статей было написано:

«… знаю, что Вы ученый, профессор, но не Эйнштейн же».

Конечно, не Эйнштейн и ещё много «не».

Что я вообще сделал (или не сделал) в профессиональном плане за свою жизнь.

Периодически, под моим руководством, и при непосредственном участии, изучалось глубинное строение земной коры Казахстана и Израиля с сопутствующим составлением геофизических и глубинных тектонических карт, что, несомненно, способствовало успешным (правда, не всегда) поискам и разведке месторождений полезных ископаемых, лично участвовал в таких поисках, разрабатывал системный подход к обработке и интерпретации гравитационных и магнитных данных, разрабатывал компьютерные автоматизированные системы, алгоритмы и программы, развивал прикладную геофизическую кибернетику и информатику,

Попутно, по совместительству удачно (по результатам анкетирования), занимался педагогической деятельностью, преподавал на курсах в КазВИРГЕ и был профессором в Институте повышения квалификации специалистов, опубликовал несколько книг и много статей, которые по прошествии нескольких десятилетий еще переводятся, читаются и цитируются.

Это нашло отражение в цитированиях и ссылках на мои монографии и многочисленные статьи (в книгах, учебниках, диссертациях), в переводах моих работ с русского на английский и китайский языки, а также в переводах работ, опубликованных на английском, на русский язык (см.: здесь).

В 1998 году (т.е., через несколько лет после моей репатриации в Израиль), в Москве, Российской Академией Наук, под редакцией академика В.Н. Страхова, была издана (не на коммерческой основе) книга под названием «Российская прикладная геофизика ХХ века в биографиях». Книга посвящена творческим биографиям, научным достижениям и основным публикациям ученых-гравиметристов и магнитологов СССР, которые здравствовали на момент издания книги и, которые внесли заметный вклад в развитие теории и практики гравиметрии и магнитометрии в указанное столетие. В ней приведены биографии 57 ученых-геофизиков из бывшего СССР, в том числе и моя биография.

После выхода на пенсию, я отметился и в публицистике многочисленными статьями и сборниками статей, как в бумажном, так и в электронном, вариантах.

А то, что я не сделал, можно отобразить одной фразой: я не сделал эпохальных открытий и имя мое не войдет в анналы истории. Ну и не надо.

Тем не менее:

Я хотел бы прожить много лет
И увидеть в часы, когда сплю,

Что в стране, где давно меня нет,
Кто-то книгу листает мою.

(читая и подстраиваясь под И. Губермана, конечно, хотел бы).

Тем не менее, несмотря на то, что «кое-что мной в жизни сделано», какими всё же в молодости «фраерами», какими наивными мы были и как верили в добро. А теперь, когда жизнь многих из нас практически заканчивается, стало предельно ясно, что она очень коротка, а потратили большую её часть, как выясняется, на пустяки: на уважение, на «что скажут коллеги, друзья и соседи», на благодарности, копеечные премии, грамоты и медали и прочую аналогичную ерунду («Это так несправедливо, горько и невероятно — невозможно осознать: …. но уже нельзя обратно, чтоб по-умному начать», Б. Окуджава).

Жизнь, даже если не очень задумываться, штука непростая, а если задуматься, то даже очень сложная. Почему? По кочану (новый «философский термин»).

Потому, что жизнь — это сплошные ожидания. А, как известно, ждать и догонять, нет ничего хуже. Так гласит народная пословица, а народ, как известно, не ошибается. Но уж если ошибается, то капитально, примером чего могут служить перманентные ошибки при выборах лидеров своих стран, о чем жалеют уже «на второй день» после выборов.

Жизнь человека — это ещё и сплошные потери, которые начинаются с момента появления его на свет. Основная потеря — это неожиданно стремительное сокращение времени, которое остаётся человеку для жизни.

Мой кардиолог мне как-то в шутку сказал «Вы прожили долгую жизнь, потому что родители заложили в вас хорошие здоровые гены, а вы за свою долгую жизнь «умудрились их не испортить».

Вот такая небольшая исповедь.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Влад Голь-де-Шмидт: Немного о моих учителях и коллегах»

  1. Да, я не сделал, эпохальных открытий, и имя мое не войдет в анналы истории. Я вполне удовлетворён тем, что мой вклад в развитие советской и российской геофизики многократно отмечен в десятках профессиональных монографий и диссертаций, а также в учебниках для университетов и вузов.
    Так, например, один из них: В.К. Хмелевской, В.И. Костицын «Основы геофизических методов»:
    учебник для вузов / Перм. ун-т. – Пермь, 2010. – 400 с.: ил.
    Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова».
    Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Пермский государственный университет».
    Допущено Учебно-методическим объединением (УМО) по классическому университетскому образованию Российской Федерации в качестве учебника для студентов, обучающихся по специальности 020302 «Геофизика».
    Я упоминаю этот учебник, поскольку в абзаце о большом вкладе в области гравиразведки, стоит и моё имя, наряду с именами крупнейших учёных, корифеев в этой области, которые уже были таковыми, когда я был ещё только студентом.
    В другом учебнике «Интерпретация гравитационных и магнитных аномалий». (Учебное пособие для студентов университетов и вузов, обучающихся по специальности 080400 «Геофизические методы поисков и разведки месторождений полезных ископаемых». 2009. Москва. 232 с., автор проф. Ю. И. Блох) в списке рекомендованной литературы приведены две мои монографии:
    18. Гольдшмидт, В. И. Региональные геофизические исследования и методика их количественного анализа: научное издание — М. : Недра, 1979. — 219 с. : ил. .
    19. Гольдшмидт В.И. Оптимизация процесса количественной интерпретации данных гравиразведки. — М. : Недра, 1984. 184 с.

  2. Автор демонстрирует отменную память. Интересно было читать.
    А помнит ли он доктора Б.А. Тремейт и прописанный ею альбуцид?

  3. «Людям уже очень пожилым,
    плюнув на опасности злословья,
    хвастаться блистательным былым –
    нужно и полезно для здоровья».
    (И. Губерман)

  4. Уваж. коллега. По линку http://samlib.ru/g/golxdshmidt_w_i/ssylki-posl1doc.shtml
    Вы выйдете на мою «Библиографию основных научных работ», в конце которой помещены названия работ по Израилю на русском и английском языках. Многие из них опубликованы в профессиональных рецензируемых израильских и зарубежных журналах. Работы по Израилю находятся под рубриками: На сайте «Электронного научного семинара»; Популярное изложение профессиональных проблем в моих статьях в израильских русскоязычных газетах и в Интернете на русском языке, 2002-2009; Публикации профессора В. И. Гольдшмидта (в соавторстве) на английском языке (по работам в Израиле, 1993 – 2011 г.г.), статьи, опубликованные нашей группой, скомпонованы мной в сборник по разделам; List of reports (Israel).

  5. Периодически, под моим руководством, и при непосредственном участии, изучалось глубинное строение земной коры Казахстана и Израиля с сопутствующим составлением геофизических и глубинных тектонических карт,
    Опубликовано ли что-то в Израиле?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *