Леонид Изосов: Звезда над дорогой. Стихи

 188 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Этот снег — ведь ненадолго — засиял на сопках голых. Может, где — в глухих распадках доживёт до холодов. Загорятся капли Солнца на ресницах сонных ёлок — И потоки голубые запоют на сто ладов…

Звезда над дорогой

Стихи

Леонид Изосов

Звезда над Дорогой…
Чёрные лужи…
Душу трогает
Сладкий ужас…

Тундра

Памяти моего первого Учителя в Геологии Михаила Тихоновича Козлова

Среди плешивой тундры, у чёрта на куличках.
В угрюмом, бесприютном,
нехоженом краю,
Где туч стада пасутся под ветров перекличку,
Мы жили, молодые, как будто бы в раю.

В восторг нас приводили холодные купели,
И голые хребтины, и серенький лесок.
Летя назад, тропинки так под ногами пели!
Кружились в танце Звёзды
и Солнца колесо.

В болотах мы не вязли, в озёрах не тонули,
Мы птицу влёт стреляли и зверя — на бегу.
И лямку без натуги мы день за днём тянули,
И слышали всей кровью
Пространств Великих гул.

Захлёбываясь пеной, ревели перекаты,
Упрямо выставляя облизанные лбы.
И расстилались дали, как голубые карты,
И ткалась Жизни пряжа —
как сказочная быль.

Эх, славные денёчки —
без розовых идиллий —
Нам подарил далёкий,
навек любимый край!
Там мы Огни, и Воды, и Трубы проходили.
И разгоралась в Сердце та Божия искра́.

* * *

Чудаки, упрямые путники! Вам привет!
Вы есть, вы будете, вы всегда были.
Ваши следы —
на земле, на снегу, на траве,
На море, на небе, на лунной пыли….

* * *

Вторая половина ХХ века — от военных пожаров мглистого…
Мчат поезда от Москвы до Владивостока,
колёсами тараторя…
А в вагонах сидят проходимцы, зэки и романтики–идеалисты,
Едущие осваивать Восточные Территории!

* * *

Жизнь
в таежных “городах”…
Койка раскладная…
Обстановка для бродяг
Самая родная!

* * *

Жёлтые сопки… Море вечерней зари…
Звезда всплеснула прозрачной рыбкой…
Слушаю, Душу печальной свечой озарив,
Блюз Осеннего Леса,
подхваченный ветром-скрипкой.

В Дорогу!

Памяти моего друга Игоря Фёдоровича Федчина.

Эх, в Дорогу сердце просится!
Зазывает ветер свистом.
И огонь в крови проносится
Путешественников истых.

Запад ли, Восток алеет,
Холод, дождь,
туман, иль Солнце —
Сладко Душу одолеет
Та Великая Бессонница,
Когда дышится и пишется,
И смеётся и поётся…
Время–Океан колышется,
В такт прибою сердце бьётся…
……………………………………
Радость есть в шагах начальных,
Когда Даль зовет любовно.
И не жаль ни губ прощальных,
Ни — своих разбитых лбов нам.

Вечернее

Памяти моего друга и учителя Николая Григорьевича Мельникова

На горизонте груда углей меркнет.
Мир заливает сизый чад.
… Оказывается —
сгорели старые мерки.
Завтра с ними —
уже не начать.

Вот ночь, как чайка,
крыльями закачает.
Кочевать начнёт неизменным маршрутом.
Но — железным птенцом проклюнется утро.
И придётся опять начать сначала.

… А когда последние звёзды тихо остынут,
И вихри Солнца станут пылить,
Мы начнём опять
в океанской пустыне
Новые Америки открывать…
Хотите плыть?

Первый снег

Памяти моего друга Константина Антоновича Соломая

Этот снег — ведь ненадолго — засиял на сопках голых.
Может, где — в глухих распадках
доживёт до холодов.
Загорятся капли Солнца на ресницах сонных ёлок —
И потоки голубые запоют на сто ладов.

Развезёт тайгу некстати — не пройти и не проехать.
Будешь шлёпать по грязище,
словно конь гружёный — ты.
Но в Душе нет-нет да вспыхнет
струй серебряное эхо
И останется навеки ощущенье чистоты.

Этот снег — ведь ненадолго — засиял на сопках голых.
Эх, сгореть ему придётся —
Время движется к утру́.
Вот зажгутся капли Солнца на ресницах сонных ёлок —
И разбуженные воды потекут, как звуки труб.

Конец полевого сезона

Моему другу Мурату Музафаровичу Аблялимову

Снегом пахнет всё крепче…
Вечер — всё холоднее…
И река что-то грустное шепчет,
И чернеет небо над нею.

Вцепились жёлтые корни —
Как когти — в берег замшелый.
Ждут, замерев покорно,
Бурю — угрюмые ели…

Мир затаился, как птица,
Затих перед непогодой…
Лишь скал индейские лица,
Как прежде — суровы и горды.

И рочью, конечно, ахнет!
Взревёт горизонт горбатый.
… Я чувствую — снегом пахнет…
Пора и домой, ребята!

Два Романса

Памяти Сергея Есенина

Золотой звон

Осень звон извечный разлила по Свету.
Белый стон стекает у берёзы с веток.
Ах, полынь печально никнет на дорогу.
Голубые листья намело к порогу.

Золотою пылью Солнце сыплет густо.
Залютуют Ветры — в поле станет пусто.
Засияет Бездна глубиною синей
И покроет землю сединою иней.

Жёлтый звон осенний затопил Дорогу.
И сугробы листьев намело к порогу.
Ах, полынь печально ждёт лихих морозов.
Белый стон стекает с веток у берёзы.

Зелёное, Земное…

Памяти моего друга Виктора Сергеевича Харитонова

Зелен день, зелен вечер,
Первый снег и вода.
Зеленеет над речкой
Изумрудом звезда.

Здесь умру или дальше
Охладеет поток?
. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Ветра лающий кашель
И волны шепоток…

Без меня иль со мною
Снова вспыхнет Весна?
И воспрянет земное
От привычного сна?

… За зелёную кромку
Убегает волна.
И над речкою громко
Распевает Луна.

Друзья уходят…

Памяти моего друга Арнгольда Владимировича Соколова.

На бегущей реке сверкают блики…
Но смотреть на них не устанут глаза.
Они в сердце осветят ушедших Лики,
Тех, кто уже не придёт назад.

Капля ушла в песок, и движется к Океану.
Она пробивает Путь сквозь
дебри угрюмых недр.
И вот ушёл Человек… Ушёл.
В Бесконечность канул.
Нет Жизни… Ну что ж, нет Жизни.
Но Смерти ведь тоже нет!

Друзья уходят… Траурные даты.
А Cолнце, как всегда, идёт в зенит,
И караваны гор бредут куда-то,
И тонко меж камней ручей звенит.

Как-то…

Памяти моего брата Юрия Константиновича Котлярова

Шёл откуда-то куда-то
Я когда-то сквозь капели.
То ли — в марте, то ль — в апреле.
То ль — с тобою, то ль — один.
А внизу река кипела,
Как кузнец — работал дятел.
Запах яблок разопрелых
Плыл от тёплых спелых льдин.

Город тоже плыл куда-то
Сквозь завесы звёздной пыли,
Тучки плыли, как собаки,
Отряхаясь иногда.
Словно лодки — плыли, плыли —
Опрокинутые даты.
Плыли, плыли в жёлтом мраке
Те мгновенья — в никуда.

Пей прозрачные прозренья —
Чтоб сомненья проредили!
…………………………………
В сердце струны кто-то трогал,
Пела скрипками лоза.
Сзади ветра? Впереди ли?
Шёл в волшебном озаренье…
… И смотрели на Дорогу
Синей Вечности глаза.

В голубых глубинах…

Памяти моего друга Владимира Васильевича Христолюбова

Глубоким вечером, на пасеке, в июле…
Когда пчела забралась в свои ульи,
Я пью под звёздным небом медовуху,
Шепчу слова любви Вселенной в ухо…

Но… Выползла из памяти горькая слеза,
Потекла сквозь Жизнь мою рекой.
И слезу такую не слизать,
Не смахнуть усталою рукой.

В голубых глубинах Вечности,
Там, где Звёзды так остры́,
Над потоком Бесконечности
Всё горят мои Костры!

Печальные воспоминания тихой рекой
Уносят меня, как убогий чёлн.
Куда? К кому? За предел какой?
. . . . . . . . . . . . . . . . .
Я Большую Книгу Времён прочёл.

Ранняя зима

Памяти моего друга Валерия Андреевича Перепёлкина

Дрожь рассвета.
Мрак сырой.
Ветер ходит за горой.

Ёлки ёжатся со сна.
Далеко теперь весна!
Видно, скоро запуржит.
На стекле слеза дрожит.
Над печуркою парок.
Снег вползает за порог.

Ни друзей, и — ни родни.
Одинаковые дни.

… Холод в сердце.
В горле — ком.
Отогреюсь я чайком.

Спасибо друзьям-товарищам!

Холодные серые тучи
неслись по белому небу.
Синели снега глубокие
и Солнце покинуло юг.
Но у Костра было жарко.
Спасибо чаю и хлебу!
Спасибо друзьям-товарищам,
что грели Душу мою!

Костёр — это Сердце Мира.
Костёр — это Солнца эхо.
Я пью горячее пламя.
Я поклоняюсь Огню.
В шайке бродяг бездомных
я умываюсь смехом.
Я — как ребёнок беспечный.
Я грусть и тревоги гоню.
……………………………………
Костры за моей спиною
пылают пламенем вечным.
Их дым мне щекочет ноздри
и увлекает вдаль.
А над моей головою
Путём Бесконечным Млечным
Плывут, как во сне, ребята
и тихо журчит вода.

Поплачьте…

Памяти моего Друга Анатолия. Марковича Аксюка

Промчалось Время лихим Конём…
Ушёл мой Друг… Нахлынуло Горе…
Пускай со мною поплачут о Нём
Голубая Тайга и Синие Горы…

И сердцем слышать…

Идти зимою ранним утром за водою с коромыслом,
Рубить дрова и печь топить в избушке,
затерявшейся в лесах,
На звёзды глядя, сердцем
чувствовать Вселенной мысли
И сердцем слышать дорогих ушедших голоса….

Чужие времена

Тогда мы шли тайгою, Друг,
при свете звёзд в ночи.
И изливали Благодать
Небесные Ключи…
Пришли чужие времена,
мы тяжко Жизнь влачим…
И больно колют нам глаза
фальшивых звёзд лучи…

Я тоскую по моим Ребятам, ушедшим
в Бесконечные Странствия.
Я плачу и плачу Горючими Слезами.
Я смотрю на окружающее
— чуждое мне — пространство,
Как у раненого зверя — мокрыми глазами.

* * *

Вечное изумление —
Звёзд крохи.
Иду по Земле я —
Человек Дороги.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Леонид Изосов: Звезда над дорогой. Стихи

  1. Есть в православии обряд ЛИТИЯ, поминовение усопших.
    Этот цикл своего рода Лития, дань памяти друзей. Ностальгическая нота, так сильно выраженная в этих стихах — это не только дань памяти друзей, это дань памяти ВРЕМЕНИ, наполненному романтикой, наполненному друзьями, объединёнными едином чувством, чувством молодости и романтики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *