Елена Пацкина: Беседы с мудрецами. Виктор Франкл

 212 total views (from 2022/01/01),  2 views today

«Благословен тот, кто нашел свое дело в жизни; большего нам не дано», — писал английский философ, писатель и историк Томас Карлейль. Видимо, в этом он полагал главный смысл нашего существования. — «Жизнь человека полна смысла до самого конца».

Беседы с мудрецами
Виктор Франкл (1905–1997): австрийский психиатр

Опыт «синтетического интервью»

Елена Пацкина

Готовясь к воображаемой беседе об одном из «вечных вопросов», смысле жизни, со знаменитым психологом и психиатром, сотрудник негламурного журнала «Экспромт» М. Михайлов попытался выяснить, что думают на эту тему мыслители разных времен и стран.

Оказалось, что думают все по-разному; их высказывания, часто противоречащие друг другу, только запутали нашего сотрудника. Он попытался поговорить об этом с окружающими, но почти все ответили, что этот вопрос им в голову не приходит, просто некогда, дела житейские поглощают все время.

В качестве нескольких эпиграфов приводится результат этих тщетных попыток.

Тогда М. Михайлов вступил в мысленный диалог с самим В. Франклом.

Истина может быть лишь одна, однако никто не может похвастаться знанием, что этой истиной обладает именно он и никто другой.
В. Франкл

Горе людям, не знающим смысла своей жизни.
Б. Паскаль

Жизнь человеческая, полная телесных страданий, всякую секунду могущая быть оборванной, жизнь эта для того, чтобы не быть самой грубой насмешкой, должна иметь смысл, такой, при котором значение жизни не нарушалось бы ни ее страданиями, ни ее продолжительностью или кратковременностью.
Л. Толстой

Саладин на одре смерти велел эмирам пронести по улицам Дамаска кусок черного сукна и при этом кричать в назидание мусульманам: «Вот все, что уносит с собой в землю повелитель мира Саладин!»
М. Алданов «Девятое Термидора»

Если человек начинает интересоваться смыслом жизни или ее ценностью, это значит, что он болен.
З. Фрейд

Жизнь так коротка, проживайте ее не иначе как счастливо. Падать — часть жизни, подниматься на ноги — ее проживание. Быть живым — это подарок, а быть счастливым — это ваш ВЫБОР.
ОШО

Виктор Эмиль Франкл — человек, спасший тысячи жизней. Талантливый психиатр, невролог и психолог, он создал логотерапию (направление экзистенциального анализа, основанное на поиске смысла жизни для пациента). По мнению врача, самоубийцы, наркоманы и алкоголики лишены цели, ради которой могли бы жить, что и приводит к трагическим последствиям.

Франкл назвал три пути, благодаря которым человек может сделать свою жизнь более осмысленной: созидание, получение нового опыта и, собственно, нахождение смысла в самой жизни, в том числе и в страданиях.

Последний, крайний путь, Франкл открыл, будучи узником нацистского концлагеря, где старался не только выжить сам, но и помочь заключенным. Он, а также другие психологи и социальные работники, оказавшиеся Терезиенштадте, организовали специальную службу помощи и создали целую информационную сеть, благодаря которой узнавали о суицидальных склонностях других узников лагеря смерти.

«Что было делать? Мы должны были пробуждать волю к жизни, к продолжению существования, к тому, чтобы пережить заключение.

Но в каждом случае мужество жить или усталость от жизни зависела исключительно от того, обладал ли человек верой в смысл жизни, в своей жизни. Девизом всей проводившейся в концлагере психотерапевтической работы могут служить слова Ницше: «Тот, кто знает, „зачем“жить, преодолеет почти любое „как“», — вспоминал врач в книге «Воля к смыслу».

Виктор Франкл был освобождён 27 апреля 1945 года американскими войсками, а в этом же году закончил всемирно известную монографию «Сказать жизни „ДА“. Психолог в концлагере».

После окончания Второй мировой войны возглавил Венскую неврологическую клинику. Увлекался альпинизмом и пилотированием самолетов.

М. М. — Уважаемый господин Франкл, вполне понятно, что в запредельных условиях концлагеря заключенным необходимо было найти духовную опору, чтобы выжить.

Людям верующим, наверное, было проще считать, что Бог послал им тяжкое, но справедливое наказание за грехи, либо суровое испытание, чтобы подготовить к Царству Небесному. Остальным действительно трудно, почти невозможно, понять, почему такой кошмар случился с ними и их близкими.

В. Ф. — В нечеловеческих условиях способен выжить только тот, кто устремлен в будущее, кто верит в свое призвание и мечтает выполнить свое предназначение.

М. М. — То есть люди, способные, несмотря ни на что, сохранять веру в возможность изменения жизни к лучшему. А.С. Пушкин прекрасно выразил эту мысль, пытаясь поддержать томящихся на каторге друзей в своем стихотворении «Во глубине сибирских руд…»:

Несчастью верная сестра,
Надежда в мрачном подземелье

Разбудит бодрость и веселье,
Придет желанная пора…

В. Ф. — Когда трагедия и страдания сегодняшнего дня заслоняют все остальные жизненные смыслы, тогда мы все-таки можем находить смысл в жизни, заняв героическую позицию по отношению к своей судьбе.

М. М. — Далеко не все люди способны быть героями, да и как: одно дело — вступать в открытый бой с врагом, не щадя своей жизни, другое — терпеть голод, холод, унижения, видеть, как погибают близкие и быть не в состоянии вступиться, помешать…

В. Ф. — Когда мы не можем изменить ситуацию, мы сталкиваемся с вызовом измениться самим.

М. М. — Каким образом?

В. Ф. — Страдание имеет смысл, если ты сам становишься другим.

М. М. — Вы считаете, что страдание закаляет человека, делает лучше? Думаю,

не всех и не всегда.

В. Ф. — Осуществляя смысл, человек реализует сам себя. Осуществляя же смысл, заключенный в страдании, мы реализуем самое человеческое в человеке. Мы обретаем зрелость, мы растем, мы перерастаем самих себя.

М. М. — Даже не говоря о тех невыносимых обстоятельствах, когда ни в чем не повинных людей подвергают ужасным унижениям, заставляют непосильно трудиться, а потом уничтожают тысячами, в обычной жизни каждого человека хватает страданий, физических и душевных.

Мой любимый писатель С. Моэм писал:

«В мире всегда царила неурядица. Короткие периоды мира и благоденствия случались лишь в порядке исключения, и то, что кое-кому из нас довелось жить в такой период, не дает нам права считать подобное положение вещей нормальным.

“Человек рождается на страдание, как искры, чтобы устремляться вверх”, это нормально, и следует принять это как должное.

Тогда мы можем взирать на мир со сдобренным юмором смирением, и лучшей защиты у нас, по всей вероятности, быть не может».

Возможно, в этом есть свой смысл, но — «хватило бы улыбки, когда под ребра бьют», как точно сформулировал в своей песне Б. Окуджава.

В. Ф. — Судьба, то есть все уже свершившееся, должна всегда выступать стимулом к новым, сознательным и ответственным действиям.

М. М. — Вам, человеку незаурядному, талантливому и целеустремленному, после всех испытаний и потерь, возможно, было проще, чем другим, вернуться к делу своей жизни, найти себя в новой плодотворной деятельности.

В. Ф. — Нет такой ситуации, в которой нам не была бы предоставлена жизнью возможность найти смысл, и нет такого человека, для которого жизнь не держала бы наготове какое-нибудь дело.

М. М. — Жизнь сама предлагает дело и смысл, или человеку следует прилагать усилия, проявлять волю и разум, чтобы найти занятие, подходящее именно для него, и увидеть в нем некий смысл?

В. Ф. — Человек должен формировать судьбу, где это возможно, и — где это необходимо — достойно принимать ее, терпеть.

М. М. — «Терпение: ослабленная форма отчаяния, замаскированная под добродетель», — с присущим ему тонким юмором заметил А. Бирс.

Ваш коллега Э. Фромм полагал: «Я уверен, что никто не может «спасти» своего ближнего, сделав за него выбор. Все, чем может помочь один человек другому — это раскрыть перед ним правдиво и с любовью, но без сантиментов и иллюзий, существования альтернативы».

А Вы как думаете: можно ли помочь человеку, преподнеся ему смысл жизни на блюде или поделившись своим?

В. Ф. — Смысл жизни точно так же, как и смысл смерти, у каждого свой, глубоко личный.

М. М. — Объясните, пожалуйста, поподробнее.

В. Ф. — Каждый имеет собственное призвание или миссию в жизни; каждый имеет конкретное предназначение, которое требует осуществления. В этом отношении каждый человек является незаменимым и неповторимым, то есть задача каждого человека так же уникальна, как его особая возможность ее выполнить.

М. М. — Тогда что мешает многим людям найти свое призвание и осуществить, таким образом, свое предназначение?

В. Ф. — До тех пор, пока человек не познает, что именно определяет единственность и принципиальную неповторимость его собственного существования, он не сможет ощутить выполнение своей жизненной задачи персонально обязательным и неотделимым элементом собственной судьбы.

М. М. — На мой взгляд, только люди, наделенные талантом, не говоря уже о гениальности, с юных лет ощущают свое предназначение и осуществляют его, невзирая ни на какие трудности и препятствия.

А вот обычный человек, без ярко выраженных интересов и способностей, делает свой выбор в зависимости от обстоятельств, на него нередко влияет мнение родных и близких, окружающей среды. У него не хватает опыта, знания жизни, чтобы сделать свой выбор осознанным, а, следовательно, правильным. То же самое можно сказать о выборе друзей и создании семьи.

Оттого так много людей, неудовлетворенных своей жизнью, но не решающихся ее изменить. Им кажется, что их ожидания счастья были обмануты.

В. Ф. — Надо выучить самим и объяснить сомневающимся, что дело не в том, чего мы ждем от жизни, а в том, чего она ждет от нас.

М. М. — «Благословен тот, кто нашел свое дело в жизни; большего нам не дано», — писал английский философ, писатель и историк Томас Карлейль. Видимо, в этом он полагал главный смысл нашего существования.

В. Ф. — Жизнь человека полна смысла до самого конца — до самого его последнего вдоха. И пока сознание не покинуло его, он постоянно должен реализовывать ценности и нести ответственность.

М. М. — «Главная жизненная задача человека — дать жизнь самому себе, стать тем, чем он является потенциально. Самый важный плод его усилий — его собственная личность», — писал Э. Фромм.

Интересно, что примерно то же другими словами выразил индийский суффий Инаят Хан: «Жизнь слишком мала, чтобы понять, как жить в этом мире. Единственное, что мы можем сделать за свою жизнь, — это вылепить свой характер». Но станет ли от этого человек счастливее?

В. Ф. — Счастье подобно бабочке. Чем больше ловишь его, тем больше оно ускользает. Но если вы перенесете свое внимание на другие вещи, оно придет и тихонько сядет вам на плечо.

М. М. — Хотелось бы надеяться. Однако большинство людей счастье измеряют достигнутым успехом. Они стремятся всеми способами достичь денег, славы, власти. Те, кто не преуспел в этой гонке, считаются неудачниками, «лузерами».

В. Ф. — За успехом, как и за счастьем, нельзя гнаться. Он должен стать (и становится) непредусмотренным побочным эффектом личной преданности большому делу.

М. М. — Когда человек занят своей повседневной работой, ему трудно понять, что он вовлечен в большое дело. Кроме того, успех далеко не всегда приходит заслуженно, стремится ли он его достичь или вовсе о нем не думает.

В. Ф. — Дело в том, что я соблюдаю принцип: любые мелочи исполнять столь же тщательно, как и самое великое дело, и самое великое дело — с тем же спокойствием, что и самое незначительное.

М. М. — Видимо этот замечательный принцип помог Вам добиться признания и того самого успеха, за которым не стоит гоняться. Есть ли еще какой-то «секрет удачи»?

В. Ф. — Человеку необходимо найти все лучшее в одиночестве, «набраться смелости» остаться в одиночестве. Есть творческое одиночество, которое позволяет превратить нечто негативное — отсутствие людей, в нечто позитивное — возможность размышлять.

М. М. — Конечно, «творческое одиночество» бывает очень плодотворным и приносит огромное удовлетворение, но не каждый на него способен. Зато любовь доступна почти всем. Ваш вышеупомянутый коллега Э. Фромм писал:

«Любовь — ответ на проблему человеческого существования». А как Вы считаете?

В. Ф. — Любовь неизбежно обогащает того, кто любит. А раз так, не может существовать такого явления как «неразделенная, несчастная любовь».

М. М. — Возможно, и обогащает, но позвольте не согласиться — «неразделенная, несчастная любовь» существует и заставляет тяжко страдать: ведь в любом чувстве необходима взаимность. Тогда безнадежно влюбленный всеми способами стремится ее заслужить.

В. Ф. — Любовь не заслуживают. Любовь — это просто милость.

М. М. — Видимо поэтому Э. Фромм и пришел к грустному выводу:

«Едва ли существует какая-то деятельность, какое-то занятие, которое начиналось бы с таких огромных надежд и ожиданий и которое все же терпело бы крах с такой неизменностью, как любовь». Можно как-то помочь потерпевшему подобный крах?

В. Ф. — Пусть на какие-то минуты, пусть в каких-то особых ситуациях, но юмор — тоже оружие души в борьбе за самосохранение. Ведь известно, что юмор, как ничто другое, способен создать для человека некую дистанцию между ним самим и его ситуацией, поставить его над ситуацией, пусть, как уже говорилось, и ненадолго.

М. М. — А потом, пережив кризис, не плохо бы последовать совету мудрого Ошо: «Наступает в вашей жизни такое время, когда вы отходите от драмы и людей, ее создающих. Вы окружаете себя людьми, с которыми вы смеетесь. Вы забываете плохое и фокусируетесь на хорошем. Любите людей, которые относятся к вам правильно, и молитесь за остальных».

Или, может быть, кому-то более близок жизненный опыт С. Моэма:

«Самое ценное, чему научила меня жизнь: ни о чем не сожалеть. Жизнь коротка, природа враждебна, человек смешон; но, как ни странно, большая часть наших невзгод чем-нибудь возмещается, и, обладая некоторым чувством юмора и здравым смыслом, можно неплохо справиться с тем, что в конце концов не имеет особого значения».

А что Вы, уважаемый профессор, скажете нам на прощание?

В. Ф. — Вы должны понимать, что весь мир — это шутка. Справедливости не существует, все происходит случайно. Только когда вы это поймете, то согласитесь, что глупо принимать всерьез самого себя. Во вселенной нет великой цели. Она просто существует. Совершенно неважно, как именно вы решите поступать в том или ином случае.

Поблагодарив своего великого собеседника за мудрые мысли, наш сотрудник пошел обдумывать все сказанное, удивляясь, как совершенно разные мыслители иногда приходят к похожим выводам:

«Мир всегда в проблемах. Всегда был и всегда останется в проблемах. Это способ существования мира. Вы сделать ничего не сможете, поэтому не пытайтесь быть революционером, не пытайтесь стать мессией. Просто будьте самим собой и наслаждайтесь этим»
ОШО

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Елена Пацкина: Беседы с мудрецами. Виктор Франкл»

  1. Собираю интересные афоризмы. Для меня, Елена, здесь было чем поживиться. Спасибо.

    1. Любовь к афоризмам и породила эти «беседы». Вот Вам, как любителю, в коллекцию:
      «Афоризм ценен уже потому, что содержит полправды. А это необычайно высокий процент».
      Габриэль Лауб

  2. В статье такая концентрация умных мыслей, что не можешь определиться с тем, какая главная, что важней. И конечно, потрясает сам Виктор Франкл – уникальная личность. Но вот, что интересно, он спасал людей, готовых совершать суицид, находил какие-то весомые слова, действовал силой внушения и таким образом противодействовал их отвращению к жизни. Но во всем этом чувствуется какая-то отстраненность. Ведь его как психиатра, наверняка, занимал вопрос психиатрической оценки происходящего. Нельзя же в здравом уме разработать «окончательное решение», касающееся уничтожения всех евреев, запустить в производство газенвагены, а перед тем надо было их спроектировать, задать параметры, чтобы «коэффициент производительности», использования был максимальным. Как оценить это с точки зрения классификации психических отклонений? Или такую рубрику еще не ввели? Но это больше мысли вслух…

    1. Благодарю за отклик. Думаю, это неплохо, что по прочтении возникают вопросы и мысли.
      В. Франкл, заключенный среди заключенных, помогал людям вынести невыносимое. И в этом его огромная заслуга.

  3. В. Ф. — Вы должны понимать, что весь мир — это шутка. Справедливости не существует, все происходит случайно. Только когда вы это поймете, то согласитесь, что глупо принимать всерьез самого себя….
    ::::::::::::::::::::::::::::::::
    “Поблагодарив своего великого собеседника за мудрые мысли, наш сотрудник пошел обдумывать все сказанное…” — — Дорогая Елена, В.Ф. ничего другого сотруднику сказать не мог. Известно всякому сотруднику, что цель существует у каждого, – сварить замечательный борщ, поджечь соседский дом, услужить власть имеющему… Совсем другое дело – гений.
    Ницше: «Тот, кто знает, „зачем“ жить, преодолеет почти любое „как“…»
    «…Этой же основой В. Франкл пользовался для создания своей методики психотерапевтической помощи — логотерапии. По мнению Франкла, в человеке можно увидеть не только стремление к удовольствию или волю к власти, но и стремление к смыслу. Именно от обращения к смыслу существования зависит результат психотерапии…
    27 апреля 1945 года Франкл был освобождён американскими войсками. Из членов семьи Франкла выжила только сестра, эмигрировавшая в Австралию.. После двух лет семи месяцев заключения в концлагерях В. Франкл вернулся в Вену..»

    1. Спасибо за неравнодушное прочтение. Я бы не ставила знак равенства между сиюминутной целью и смыслом жизни. Но каждый выносит из чтения то, что ему ближе и понятнее. По-своему, Вы правы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *