Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Волчин

 661 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Отношение к памяти — это показатель здоровья общества: насколько люди в себе уверены, насколько общество благополучно. Прошлое и настоящее неразрывно связаны между собой, независимо от того хотим мы этого или нет.

По следам еврейских кладбищ Беларуси

Главы из будущей книги
Волчин

Леонид Смиловицкий

Продолжение. Начало

 Леонид Смиловицкий Волчин мне показывал Виктор Петрович Полещук, председатель сельского Совета. Виктор Петрович родился и вырос в д. Ставы Волчинского сельсовет Волчина, там же окончил школу, ушел служить в Советскую Армию, а потом пять лет учился в Белорусском институте механизации сельского хозяйства (ныне Белорусский государственный аграрный технический университет) в Минске, который расположен во дворе моего дома на улице Натуралистов. Но знакомы мы не были. Наша встреча причудливым образом состоялась через тридцать лет, когда профессиональный интерес привел меня в Волчин, который занимает необыкновенное место в истории Беларуси. В Волчине евреи давно не живут, от них здесь остались старинное иудейское кладбище, заброшенная синагога, несколько еврейских домиков и памятник жертвам Холокоста. О еврейской общине очень давно не писали, не говоря о том, чтобы дать представление о той роли, которую евреи сыграли в истории Волчина, и я решил исправить эту несправедливость.

Место в истории

Во́лчин (бел. Воўчын, польск. Wołczyn, англ. Voltchin) — деревня, центр одноименного сельсовета в Каменецком районе Брестской области на реке Пульва (приток Буга), 52 км от Каменца, 30 км от Бреста, 384 км от Минска, 14 км от железнодорожной станции «Высокое-Литовск» на линии «Брест-Белосток», на автодороге «Высокое-Костары».

Свое имя деревня получила от основы «волк», но происхождение его различно. Одни считают, что это производное от названия животного, другие — от фамилий Волчин, Волчкович, третьи — от зарослей череды, по-белорусски «ваўчанкi».

Волчин на карте 1630 г. канцлера Великого княжества Литовского Николая Криштофа Радзивилла (Сиротки)

Впервые в письменных источниках Волчин упоминается в XV в., как двор Ивана Александровича Солтана Брестского повета Трокского воеводства Великого княжества Литовского. Потом Волчин неоднократно менял своих владельцев, которыми выступали Солтаны, Госевские, Служки, Сапеги, Флеминги, Чарторыйские, Пусловские и Нарбуты. Казимир Сапега выделил большие деньги на восстановление Волчина после войны со шведами.

В 1720 г. местечко попало в руки Казимира Чарторыйского. Станислав Понятовский, четвертый сын каштеляна (мэра) Кракова, женился на дочери Казимира — Констанции. Станислав начал скупать соседние с Волчиным деревни у обедневшей шляхты. На реке Пульве и Лесной у него работало семь мельниц, велась оживленная торговля зерном с Гданьском (по Пульве через Буг и Вислу), разводился племенной скот.

Станислав II Август Понятовский, король Речи Посполитой в коронационном платье 1764 г. Портрет художника Марчелло Баччарелли

В 1732 г. в Волчине у Констанции и Станислава родился мальчик, которого тоже назвали Станиславом. Со временем он превратился в красивого статного юношу, красноречивого и остроумного, получившего прекрасное образование. В 25 лет он получил назначение послом Речи Посполитой в России и заслужил благосклонное внимание будущей императрицы Екатерины. В 1762 г. Станислав возвращается на родину. Через год умер король Речи Посполитой, Август III Саксонский. Родня организовала удачную выборную кампанию, и 30-летний Станислав Август Понятовский становится новым королем Речи Посполитой. Его полный титул гласил: «Божьей милостью и волей народа король польский, великий князь литовский, русский, прусский, мазовецкий, жемайтский, киевский, волынский, подольский, подляшский, инфлянтский, смоленский, северский, черниговский и прочее, и прочее».

Серебряный талер Станислава II Августа Понятовского 1795 г.

В заслугу новому королю можно поставить многое: реформу армии, развитие промышленности, строительство шерстяных, фарфоровых, литейных мануфактур. Меценатство в области культуры было возведено в ранг государственной политики. Он не жалел денег на строительство, приглашение художников, а в литературу и сам внёс посильный вклад, переводя труды классиков и современников. Но против своей бывшей симпатии Екатерины II Понятовский не осмелился выступить никогда. На сейме, от которого требовалось утвердить первый раздел Речи Посполитой в 1772 г., король не проронил ни слова. Осенью 1795 г. Станислав Август официально отрекся от престола в Новом замке в Гродно. Бывшего монарха вывезли в Петербург, где через три года (1798 г.) он скончался в своей резиденции в Мраморном дворце в Петербурге, и был похоронен с королевскими почестями в храме святой Екатерины Александрийской на Невском проспекте.

Для Волчина много сделал Михаил Фредерик Чарторыйский (1696-1775 гг.), дядя короля Станислава Августа (будущий великий канцлер литовский). Он построил здесь дворец в стиле барокко, завел библиотеку на несколько тысяч томов и ценное собрание картин. В Волчине проводились литературные вечера, действовал театр с профессиональной труппой актеров, устраивались балы, гонки на лодках по каналу («морские бои») и пр.[1] После смерти Михаила Чарторыйского блеск Волчинского имения начинает меркнуть: новые владельцы предпочитали жить в другой резиденции — Пулавах. В 1828 г. Волчин продали Каролине Пусловской, которая приказала разобрать дворец и перевезти его в ее родное имение Леошки.[2]

За участие в восстании 1831 г. имение помещика Феликса Пусловского было конфисковано и передано в казну. В 1845 г. в местечке были винокурня, две водяные мельницы, постоялый двор, военный госпиталь, торговые лавки. В 1886 г. в Волчине насчитывалось 102 двора и 804 жителя, две церкви, еврейский молитвенный дом, школа, четыре кузницы, две портняжные, четыре сапожные мастерские, переплетная, красильный цех, столярная, две пекарни.[3]

На постоялом дворе. Картина неизвестного художника

25 марта 1918 г. Волчин был объявлен частью Белорусской Народной Республики. В начале января 1919 г. в местечко вступили части Красной Армии, которые объявили об установлении советской власти, но уже 30 января 1919 г. местечко захватила Вильнюсская дивизия польской армии под командованием Владислава Домбровского.[4] В июне 1919 г. Волчин вошел в состав Брестского воеводства Польской республики, а с июля по сентябрь 1920 г. вновь был занят большевиками. По Рижскому мирному договору в 1921 г. Волчин был включен в состав Польского государства, как центр гмины Брестского повета Полесского воеводства.

В 1938 г. Сталин распорядился передать останки короля Станислава II Августа Понятовского Польше с определенным намеком. Поляки запомнили своего последнего короля, как слабого человека, который не смог отстоять их независимость. Исходя из этого, правительство в Варшаве распорядилось не переносить останки короля в Краков, где покоятся другие польские короли и герои нации, а вернуть его тело на малую родину и захоронить его в крипте Троицкого костела в Волчине. Это совершили без соответствующих ритуалов и широкой общественной огласки. С сентября 1939 г. Волчин был присоединен к Белорусской ССР, а с 15 января 1940 г. стал центром Волчанского сельсовета Высоковского района Брестской области.[5]

Здание гмины (местной администрации) Волчина в 1939 г.
Оно же в 2019 г.

Еврейская община

Евреи, скорее всего, появились в Волчине в XVI в. Однако точные сведения об этом отсутствуют. Мы знаем только, что в 1766 г. в местечке Волчин проживало 402 еврея, в 1847 г. их количество удвоилось и достигло 886 чел. Евреи имели в Волчине свою синагогу. Раввином в ней с 1887 г. состоял Хаим-Тувья Олиник, автор сборников респонсов (комментариев к Торе) под названием «Имрей Хаим» и «Диврей Хаим». Раввинскую смиху (диплом, посвящение) он получил из рук рабби Нецива — руководителя знаменитой Воложинской иешивы. Микву евреи Волчина держали на берегу реки Пульва, детей отправляли учиться в хедер, а проявивших особые способности — в иешивы Каменца и Брест-Литовска. Евреям принадлежали в Волчине 14 торговых лавок, где можно было купить или заказать все необходимое в повседневной жизни. Еврей-мельник принимал заказы на помол муки из окрестных деревень и у помещика. Работой его были все очень довольны. Тем не менее, трудностей хватало, евреи не всегда пользовались поддержкой властей и местных помещиков. Иначе как объяснить, что через пятьдесят лет, в 1897 г., в Волчине из 886 чел. осталось 588 еврея, хотя они и составили по-прежнему 95,3% населения местечка. На самом деле, были и другие причины — болезни и пожары. Эпидемия холеры, вспыхнувшая в Гродненской губернии дважды, в 1848 г., 1871-1872 гг., забрала немало жизней. Но самая главная причина, которая мешала еврейской общине в Волчине стать многочисленной и процветающей — недостаток рабочих мест. В поисках заказов евреи уходили и уезжали, сначала по окрестным селам и городам, а потом и в заморские страны.[6]

В еврейской кузне. Картина неизвестного художника
Предметы еврейской традиции и быта из Волчина. Фото предоставлено Г.М. Качановской 30 апреля 2020 г.

Первая волна эмиграции из Волчина составила несколько семей в 1884-1896 гг. в Палестину и была связана с движением религиозных сионистов «Ховевей Цион» (любящие Сион). Это были идеалисты, собиравшиеся возродить еврейскую государственность на земле предков. Вторая волна эмиграции пришлась на 1905-1907 гг., как следствие русской революции, сопровождавшейся еврейскими погромами. Тогда из Волчина уехало несколько десятков молодых семей. Потом разразились первая мировая война, и евреи из Волчина в 1915 г. были принудительно выселены по приказу русского военного командования из приграничной полосы по подозрению в сочувствии и помощи кайзеру Вильгельму II (немецкие евреи в отличие от России не подвергались государственной дискриминации по религиозному признаку и были полноправными гражданами Германии). Наконец, грянули события февральской и октябрьской революции 1917 г., гражданской 1918-1920 гг. и советско-польской войны 1920 г. К марту 1921 г., времени заключения Рижского мирного договора, когда Волчин в составе Западной Беларуси отошел к Польской Республике, в местечке оставалось всего 180 евреев.

Еврейское население в Волчине середины двадцатых годов оставалось традиционным. Большинство детей посещали хедер. Даже те из них, кто занимался в польской школе днем, вечером приходил к меламеду. Польские власти не препятствовали евреям соблюдать свою традицию, справлять еврейские праздники, придерживаться кашрута, переписываться с заграницей, свободно покидать Польшу и возвращаться обратно. Достаток евреев зависел от благосостояния окрестных крестьян и их готовности покупать у евреев товары, делать заказы ремесленникам. Занятие торговлей было более престижным, чем ремесло, а кто не преуспел в том или другом, занимались извозом. Специфика еврейского ремесленника заключалась в работе на конкретного потребителя, а не на абстрактный рынок. Сапожник начинал работу только тогда, когда появлялся заказчик. Бедный ремесленник шел к зажиточному еврею и брал кредит, чтобы купить мануфактуру или кожу и лишь тогда приступал к выполнению заказа. Выполнив работу,

Страничка из напечатанного текста ТаНаХа, найденного на чердаке заброшенной синагоги в Волчине в 2004 г. Фото предоставлено Г.М. Качановской 30 апреля 2020 г.
Лейб и Фейга Зельцер с сыном Абрам-Аба из Волчина. Фото с заграничного паспорта, выданного 13 октября 1930 г. в Бресте для выезда на постоянное место жительства в Новую Зеландию. Из семейного архива Терри Зельцера
Еврейская религиозная школа в Волчине в 1936 г. Из семейного архива Терри Зельцера

он рассчитывался за кредит, а на оставшиеся деньги жил с семьей. Когда заказов не было, ремесленник отправлялся по деревням или нелегально перепродавал сельхозтовары, привезенные крестьянами. В целом, несмотря на все ограничения польского государства, еврейская духовная и общественная жизнь развивались гармонично. Польская республика была демократическим государством, где права частной собственности гарантировались законом для всех граждан, невзирая их на национальное происхождение.

Гибель общины

Перед войной в Волчине проживало около 70 семей евреев (500 чел.). Утром 22 июня 1941 г. жители деревни были разбужены артиллерийской канонадой и налетом немецкой авиации. Советские пограничники пытались сопротивляться, но силы были слишком не равны, и они отступили. Перед приходом немцев начался грабеж магазинов и складов, люди воспользовались возможностью сделать запасы на случай непредвиденных обстоятельств. Вскоре в Волчине появился немецкий офицер Краус в сопровождении нескольких гражданских лиц, которые свободно владели русским языком. Они назначили местную управу во главе с сыном священника Игорем Кудин-Кириковичем. В полицию записались жители Волчина и окрестных деревень, среди которых были, как противники советской власти, так и ее бывшие служащие.[7]

Волчин сначала присоединили к округу «Белосток», который относился к Восточной Пруссии, а в январе 1942 г. передали округу «Брест-Литовск» рейхкомиссариата «Украина». В октябре 1942 г. в Лыщицах и Чернавчицах вблизи Волчина существовало два опорных пункта полиции порядка (Schutzmannschaft), где служили 62 чел.

Немцы приказали евреям образовать юденрат, во главе с Шломо Цуприком, Арумом Купершмидтом и мельником Беренсоном. Юденрат был обязан выполнять все приказания оккупационных властей — от сбора ценностей в виде контрибуций до назначения узников на принудительные работы. Евреев избивали, унижали и заставляли выполнять любые прихоти немцев, но евреи еще продолжали жить в своих домах. Кое-кто тайком бежал в Высокое (12 км от Волчина), которое было значительно больше, и поэтому считалось, что там будет легче.

Через несколько месяцев в Волчине было образовано гетто, куда переселили всех евреев, но взять с собой разрешили только самые необходимые вещи. Детей и больных поселили в синагоге, некоторые люди жили в складских помещениях, сараях и даже коровниках. В зернохранилище разместили евреев, которых пригнали из д. Чернавчицы (38 км от Волчина). Дом Изара Мидлера занял начальник полиции со своими помощниками.[8]

Бывший житель Волчина Шмуэль Энглендер по памяти восстановил границы гетто. Они простирались до реки Пульвы, где граничили с домами д. Старый Волчин и главной дорогой. Гетто окружал двухметровый забор, и оно патрулировалось часовыми. Выходить за его пределы разрешалось только по пропускам. Гетто имело четыре выхода, но только один из них был предназначен для узников, которых выводили на работы, а другими пользовались охрана и члены юденрата. Выход около почты использовался для выноса трупов умерших от болезней и голода. На еврейском кладбище неподалеку копали яму, размер которой определялся количеством тел, которые нужно было похоронить. Эти ямы никак не помечались.

Еврейские дома были ограблены полицейскими. Некоторые евреи успели спрятать свои вещи во дворах собственных домов, потом они выкапывали эти «сокровища» и обменивали на продукты. Жизнь в гетто была очень суровой, начался голод. Евреям давали в день только 150-200 грамм хлеба, половину которого составляли опилки. Многие узники умерли от голода и болезней.

За несколько дней до массового убийства охрану вокруг гетто Волчине усилили, особенно возле реки, где забор был сделан только из проволоки. Накануне белорусов заставили копать большую яму на окраине деревни.

22 сентября (по другим данным, 2 ноября) 1942 г. в гетто появились Краузе, Роуз, Коржневский, которые в сопровождении членов юденрата обходили один дом за другим. Они приказывали людям взять с собой все ценное, одеться во все лучшее и собраться в синагоге. Евреям сообщили, что их переводят в гетто Высокое, и через час после начала сборов гетто опустело. Полицейские еще раз проверили дома и хозяйственные постройки, чтобы убедиться, что никого не осталось. Больных, инвалидов и вещи положили на телеги. Остальным евреям было приказано дойти до края села в сторону Высокое. Колонну остановили у песчаного карьера в 200 м на окраине деревни, где несчастных сразу плотным кольцом окружили немцы и полицейские. Рядом уже был готов котлован шириной около 60 м и длиной 30 м. Обреченным приказали раздеваться, сомнений, что сейчас произойдет, ни у кого не осталось. Раздались душераздирающие крики и плач.[9]

Расстреливали 9 немцев и 20 полицейских из Волчина и окрестных деревень. Каратели ставили на край ямы по три-пять человек, стреляли и сталкивали тела вниз. Люди молили о пощаде, но ничто не помогало. Тех, кто отказывался идти к яме, убивали на месте. Маленьких детей палачи подбрасывали вверх и стреляли на поражение, а потом сбрасывали в общую кучу тел. По сведениям комиссии содействия ЧГК СССР в тот день было убито 497 евреев, включая 395 чел. из Волчина и 102 чел. из Чернавчиц.[10]

Несколько еврейских ремесленников из Волчина немцы временно оставили в живых, но и их убили спустя пару недель. Евреи, которых накануне расправы отправили из Волчина на дорожное строительство в район Бреста, разделили общую участь брестских евреев на Бронной горе в середине октября 1942 г. 500 евреев было убито в д. Мотыкалах (33 км от Волчина), среди которых тоже были евреи Волчина, бежавшие из Бреста. Еврейское имущество оккупационные власти свезли на склад, где рассортировали. Лучшие вещи забрали немцы и их пособники, а остальное было отправлено на продажу в магазин. В течение первой недели после ликвидации гетто в Волчине деревенские жители с наступлением темноты посещали еврейские дома, чтобы поживиться.

После освобождения Волчина в июле 1944 г. часть немецких пособников была арестована и предана суду. Однако судили их не за убийство евреев, а за сотрудничество с оккупационными властями. Приговоры оказались на удивление мягкими. Бургомистр Коржневский был приговорен советским судом к 6 месяцам заключения, и вышел на свободу.[11]

После войны в Волчине евреев не осталось. Потомки евреев из Волчина живут сегодня в разных странах — Израиле, США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Англии и Польше. Они чтят память о своих родных, погибших в Волчине в годы Холокоста.

Еврейская застройка

В Волчине до сих пор можно видеть здания синагоги, почты, аптеки, складского помещения из бутового камня, торговые ряды, отдельные еврейские жилые дома, которые, впрочем, ничем не отличаются от белорусских. Вот, пожалуй, и все. Синагога каменная (лицевой кирпич) была построена на рубеже XIX и XX вв. (ул. Зеленая, д. 5). После войны в синагоге открыли учебные классы. Потом в этом помещении устроили производственные мастерские, где давали уроки механизации и ручного труда, а когда в Волчине построили новое типовое здание школы, то синагогу с баланса сельсовета списали. Ключи директор школы отдала учительнице Анне Ивановне Леоненко, пояснив, что она вправе распоряжаться помещением синагоги по своему усмотрению. Можно на слом, можно для хозяйственных нужд. В стенах трещины от фундамента до потолка, но крыша пока стоит. Анна Ивановна живет рядом с синагогой и поэтому дала свое согласие, но помещение это, как и обширный участок вокруг синагоги, она не использует, сил нет, возраст не позволяет.

Заброшенная синагога в Волчине по ул. Зеленая, д. 5. Фото автора 19 августа 2019 г.

Еврейская мельница на р. Пульва. Не сохранилась. Фото 2013 г.
Строение из бутового камня в Волчине, постройки начала ХХ века, используется как склад предприятия ООО «КТК-Продукт» по переработке рыбы

Мельница, на которой евреи мололи муку для всей округи, больше ста лет, и она не сохранилась. Это здание сгорело в 2013 г., а кирпичную часть разобрали в 2017 г. На улице Ленина стоит бывшая еврейская аптека, где по-прежнему продают лекарства, только уже готовые, а не сделанные местным фармацевтом. Есть заграничные (Китай, Германия, Польша) и белорусские. Сейчас это прибыльный бизнес — на здоровье не экономят. Внушительное по размерам строение из бутового камня, которое заметно выделяется из окружающего ландшафта и привлекает взгляд своей старинной архитектурой — сейчас склад предприятия ООО «КТК-Продукт» по переработке рыбы. И это хорошо, потому что в противном случае оно бы не сохранилось.

Память

Двадцать лет после окончания войны скорбное место убийства евреев Волчина отмечено не было. Только в 1965 г. на братской могиле был установлен бетонный обелиск с надписью на русском языке:

Здесь в 1942 году расстреляны 395 евреев жителей деревень
Волчин и Чернавчицы. Позор кровавым палачам и немецким фашистам

Скромный монумент в виде стандартной пирамидки поставили родные и близкие в память о своих родителях, братьях, сестрах и соседях. Деньги собрали по кругу и сделали, как умели. Поводом стало 20-летие победы над нацистской Германией, которое широко отмечали по всей стране.

Памятник жертвам Холокоста в Волчине, установленный в 1965 г.
Он же, обновленный на деньги Терри и Фелиции Зельцер из Новой Зеландии в 2006 г.

Партийные и советские инстанции из Москвы и Минска обязали местные органы власти привести в порядок не только могилы партизан и воинов Красной Армии, но и места массовых захоронений мирных жителей. К чести устроителей памятника жертвам нацистского геноцида в Волчине надпись на обелиске прямо указывала, что здесь были похоронены евреи. В магендавиде, выбитом в его верхней части, были помещены буквы (פ»נ) — аббревиатура слов (פה נטמן) «здесь покоится», с которых начинается традиционная эпитафия. Однако для того, чтобы избежать обвинений в еврейском национализме, устроители увенчали памятник пятиконечной звездой.

В 2006 г. старый памятник обновили, но прежнюю надпись сохранили. Правда, пятиконечную звезду заменили на шестиконечную. Деньги на реконструкцию обелиска дали Терри и Фелиция Зельцер из Новой Зеландии в память о своем дедушке Лейбе Зельцере. Об этом сообщает укрепленная рядом памятная табличка на английском языке.

Потомки евреев Волчина хранят память о трагически погибшей общине в Израиле. В г. Холон на городском кладбище в 1994 г. Израиль Майк и Ханна Кремер (Гольдфарб) из Америки пожертвовали средства на установку мемориального камня об ушедшей в небытие общине в Волчине. На плите из черного мрамора на белом фоне — изображение старого памятника в Волчине 1965 г. и посвящение на иврите:

נר ה ‘נשמת אדם душа человека — Божья свеча
יד זכרון לקדושי העיירה Памятник мученикам штетла
וולצ’ין על יד בריסק Волчин под Брестом
שנרצחו על ידי הנאצים Кто был убит нацистами
ונקברו בקבר אחים בעיירה и были похоронены в братской могиле в местечке
ולאלה שמקום קבורתם לא נודע и тем, чье захоронение неизвестно
Памятник погибшей в годы Холокоста еврейской общине Волчина на кладбище в Холоне (Израиль) в 1994 г.

Справа и слева от памятной таблички приведен неполный список фамилий еврейских семей, замученных, расстрелянных нацистами и их пособниками в Волчине: Энгельдеры, Меламуды, Мельники, Эдельманы, Небиты, Биренбаумы, Блюмы, Блюменфельды, Ставские, Бимроши, Собельманы, Березовские, Сидельники, Бейкеры, Боки, Гольдманы, Гольдфарбы, Цуприки, Косьмицкие, Купершмидты, Герверцманы, Капланы, Вайнеры, Зельцеры, Шустеры, Зуберманы, Штейнберги, Школьники, Дардаки, Элимелахи, Шульмахеры, Шустеры, Мельдельблюмы, Мидлеры и др.

Кладбище

В Волчине есть старинное иудейское кладбище, вернее, то, что от него осталось. На небольшом участке, который составляет по периметру 200 м. я насчитал три десятка надгробных плит (мацевот). Они покрылись толстым слоем прошлогодней листы, валежника, сучьев и высокой травы — ничтожная часть былого величия.

Еврейские кладбища в Беларуси называли по-разному. На иврите это звучало, как бейт олам (дом вечности), бейт хаим (дом жизни), бейт кварот (дом погребения), на идише: хайлике орт (святое место), гутэ орт (хорошее место), на белорусском — «жыдоўскiя могiлкi» и др. Обычно ряды могил располагали с севера на юг, а сами захоронения — «головой» на запад. В соответствии с традицией, после прихода Мессии воскресшие покойники, поднимутся из могил и обратят свой взор на восток в сторону Святой Земли, чтобы сразу направиться в Иерусалим. Рядом с кладбищем устраивали помещение для омовения покойников бейт тахора («дом очищения») или просто ставили стол под навесом на время похорон.

Дорога на еврейское кладбище в Волчине. Фото автора 19 августа 2019 г.

Еврейское кладбище в Волчине расположено на окраине деревни, в ста метрах на запад от церкви и 150 м на восток от христианского кладбища. На этом месте раньше было открытое поле, а теперь лиственный лес, буйной растительности которого никто не препятствует. Кругом видны следы запустения. Большая часть памятников лежит, меньшая часть — стоит. Другие едва выглядывают краешком верхушки наружу. Для того чтобы различить мацевы в полумраке под сенью деревьев, нужно приложить усилие. Никто из местных жителей, включая моих провожатых из сельсовета, не представлял возраст кладбища, кто и когда здесь был предан земле.

Тут похоронена женщина Геня-Сара дочь нашего учителя Йосефа, умерла 28 ияра 5572 г. (10 мая 1812 г.). Да будет ее душа навеки вплетена в венке жизни

Директор Центра еврейского искусства при Иерусалимском университете, доктор исторических наук Владимир Левин подтвердил мое предположение о более чем почтенном возрасте еврейской усыпальницы в Волчине. С его помощью я прочитал некоторые мацевот, где удалось разобрать надписи, несмотря на то, что многие из них едва сохранились. В ряде случаев приходилось догадываться и сопоставлять отдельные буквы и слова, чтобы постичь их смысл. В конце каждой эпитафии стоит традиционная аббревиатура из пяти букв — תנצבה, которая переводится на русский язык, как выражение «Да будет ее (его) душа навеки завязана в узел жизни», игра однокоренных слов צרורה и בצרור החים. Это фраза из заупокойной молитвы «Эль мале рахамим». Вот, что получилось:

Здесь похоронен господин Шмарья, который умер 4 хешвана 5560 г. (2 ноября 1799 г.)
Тут покоится госпожа Мирьям, дочь нашего учителя Иегуды, которая скончалась 2 ияра 5562 г. (4 мая 1802 г.)
Тут упокоился Арье, сын Моше (дата осталась в земле) месяца хешвана… (октябрь …)
Здесь лежит женщина, госпожа Пеша, дочка … Иегуды, умерла 11 ияра 5589 г. (14 мая 1829 г.)
Женщина, дочь господина Авраама, умерла в рош ходеш (начала месяца) 30 нисана 5585 г. (1 апреля 1825 г.)
Тут похоронена женщина Цивья, дочь Авраама, которая умерла в рош ходеш нисан 5585 г. (20 марта 1825 г.)
Женщина скромная, госпожа Тойба, дочь г-на (…) коэна Йосефа, умерла 19 ияра 5591 г. (2 мая 1831 г.)
Тут похоронен человек беззаветный и богобоязненный Овадия, сын Авраама, умер в начале месяца адар 563… г. (начало весны 187…) (далее надпись скрыта под землей)
Тут похоронен (далее идет эпитафия не совсем понятного содержания) …. Иегуда-Лейб, сын господина Хаима (дата скрыта землей)
Здесь похоронен человек… господин Аарон, сын … умер 17 нисана 5680 г. (5 апреля 1920 г.)

Я перебирал в уме имена людей, некогда живших в Волчине, и думал о роли малой родины для каждого из нас. В 2005 г. принято решение о создании музея в Волчине, которого до сих пор нет, хотя экспонаты собираются. Отношение к памяти — это показатель здоровья общества: насколько люди в себе уверены, насколько общество благополучно. Прошлое и настоящее неразрывно связаны между собой, независимо от того хотим мы этого или нет. Лучше не прятать голову в песок, ведь от того, как мы себя ведём по отношению к собственной истории, мы даём пример детям, а они — своим детям. И если не давать ответы на вопросы, которые давно назрели, то это только все усугубляет.

Продолжение

___

[1] R. Aftanazy. Dzieje Rezydencje na dawnych kresach Rzczypospolitej. T.ii. Warszawa, 1987, s. 157-162.

[2] О. Лазоркина. «Михаил Фредерик Чарторыйский: Фамильный» след в истории Речи Посполитой» // DipService (Минск), октябрь-декабрь 2016 с. 80-89.

[3] Słownik Geograficzny Królestwa Polskiego. Warszawa, 1880-1902, XIII, s. 865-867.

[4] L.Wyszczelski. Wstępna scena piesza // Wojna polsko-rosyjska 1919–1920. Т.1. Warszawa: Bellona, 2010, s. 52-53.

[5] Гарады і вёскі Беларусі: энцыклапедыя. Мiнск, 2007 г., т. 4. Брэсцкая вобласць. Кн. 2, с. 26-27.

[6] Российская еврейская энциклопедия. Москва 2000 г., т. 4, с. 279.

[7] В. Сарычев. «Нина Петручик — девочка и гетто». Вечерний Брест, 19 июня 2009 г.

[8] Andrea Simon. Bashert: A Granddaughter’s Holocaust Quest (Jackson: University Press of Mississippi, 2002), р.126-128.

[9] Г.С. Мусевич. Народ, который жил среди нас. Брест, 2009 г., с. 69.

[10] Государственный архив Брестской области, ф. 514, оп. 1, д. 41, л. 17.

[11] Andrea Simon. Bashert …, р. 128.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Волчин»

  1. Леонид! Ваша работа имеет огромное научное и историческое значение в отличие от сотен полуграмотных диванных кнопкодавов. У меня есть подробная информация и фотоотчёт по еврейскому сектору кладбища Прудки. Оно было более 20 лет назад почти полностью уничтожено вандалами антисемитами. Моя переписка с властями результата не дала. Безобразия не прекратились. Зато до мая 2022 в Гомеле бережно ухаживали за братской могилой фашистов в парке.
    Если интересно — напишите мне.
    С уважением, Юрий.

  2. Спасибо , Леонид! С появленем интернета я читаю всё о Волчине.Это родина семьи моей бабушки . Это Цуприки.
    Моя мама потеряла вcех родных во время войны.От этого села она получила фото с памятником.Она уже в мире ином.
    Мы посещали кладбище в Холоне.
    Ещё раз спасибо

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *