Александр Бархавин: Расовое неравенство по половому признаку

 500 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Сторонники конфронтации со стороны обеих общин по сути дела являются союзниками, или по крайней мере партнерами — белым/черным расистам совершенно не мешает расизм черных/белых лидеров, ратующих за конфронтацию, скорее даже помогает.

Расовое неравенство по половому признаку

Александр Бархавин

В дружеском Живом Журнале в прошлом году обсуждалась статья из New York Times о расовом неравенстве между черным и остальным населением современной Америки. В статье сравнивалась социально-финансовая мобильность разных групп. Приведенные данные показывают, что общий уровень неравенства по этому показателю в основном обусловлен неравенством между мужчинами; неравенство среди женщин несравнимо меньше.[1]

Хозяйка журнала сформулировала это таким образом:

«… социально-финансовая мобильность белых девочек мало отличается от черных: что вниз что вверх.

а вот с мальчиками казус: мальчики черные движутся вверх по социальной лестнице статистически менее, в upper middle class and rich, чем белые мальчики.

и наоборот, с виду абсурдное: черные мальчики рожденные и воспитанные в богатых, аппер миддл, миддл, лоуер миддл классах по доходу, вдвое чаще оказываются на два или три класса ниже, чем белые мальчики того же старта.

почему с девочками расовой разницы нет, а с мальчиками: with both upward mobility and downward mobility, blacks are at a significant disadvantage?»

Я никогда этим вопросом не задавался и в обсуждении участвовать не собирался, но хозяйка спросила мое мнение, и я за несколько вечеров выложил в комментариях то что пришло в голову. Думаю, это может заинтересовать (или позабавить) кого-либо из читателей Портала, из живущих в Америке — и не только. К сожалению, я не могу дать ссылку — хозяйка журнала закрывает свои посты через несколько дней. Поэтому собрал все в эту статью, которую предлагаю вашему вниманию.

* * *

Начнем не с анализа разницы между черными мужчинами и женщинами, а с попытки понять, что происходит с черным сообществом (коммьюнити) в целом. Целесообразно сравнить это с процессом интегрирования в культуру страны других крупных коммьюнити — скажем, наиболее заметных итальянской и ирландской.

Когда рабство было запрещено после Гражданской войны, в американское общество резко «иммигрировали» три с половиной миллиона бывших рабов (более 10% всего населения страны).

Вопрос — почему другие справились с этим в течение считанных поколений, а у бывших рабов это затянулось на полтора столетия?

Причин несколько, называю не в порядке значимости, а в том который приходит в голову.

1. Прежде всего, не полтора столетия — в 1865 закончились военные действия, но в других формах война продолжалась (и возможно, продолжается). Пока федеральная власть была у республиканцев, на Юге стояли федеральные войска и обеспечивали соблюдение принятых после войны де-сегрегационных законов. Но это продолжалось недолго: в 70-х, с возвращением южных демократов к политической жизни, республиканцы утратил контроль над страной, белых северян-республиканцев вытеснили из южных штатов (в первые годы там убивали и линчевали больше белых, чем черных), а положение южных негров (которые до этого участвовали в выборах и заседали в местных органах и даже Конгрессе) было сведено к положению если не рабскому, то близкому к нему (законы Джима Кроу). Первый же президент-южанин, демократ Вудро Вильсон, ре-сегрегировал флот и другие государственные учреждения. Возродился ККК и распространился по всей стране. Долгое время борьба черных за свои права оставалась в основном борьбой самих черных — безнадежного меньшинства, что снижало шансы на ее успех в обозримом будущем.

Причина этого, как мне представляется, была экономической — на Юге по-прежнему нужны были дешевые рабочие руки для сбора хлопка, до войны обеспечиваемого в основном рабским трудом. Теперь этого нужно было добиваться от черных на Юге другими методами. Довоенный уровень производства хлопка был довольно скоро восстановлен и перекрыт; рост его производства продолжался до середины ХХ столетия, ручной сбор осуществлялся в значительной степени руками тех же бывших рабов и их потомков.

В конце 1940-х — начале 50-х стала внедряться механизированная уборка хлопка, в 60-е полностью заменившая ручную. Серьезные экономические причины удерживать черных на Юге в полурабском состоянии отпали,[2] остался только привычный расизм. Совпадение или нет, но где-то примерно в то же время борьба за права черных начала получать массовую поддержку белого населения (в основном северных штатов), что вскоре принесло свои плоды.

Как видим, «иммиграция» черных из «страны рабства» фактически произошла не полтора, а чуть более полувека назад.

2. Важным отличием сообщества бывших рабов от сообществ других этнических иммигрантов является его “неизбирательность”. Иммигранты из других стран представляли собой выборку куда более активных, мобильных, и видимо более образованных и способных личностей, чем в среднем по стране исхода. В ситуации бывших рабов «иммигрировали» все, с существенно бOльшим процентом нетрудоспособного населения, чем среди иммигрантов из других стран — из которых, среди прочего, при приеме в США отсеивали многих больных, а временами неимущих. То есть разница не в этнических особенностях (или по крайней мере не только в них), а в отсутствии избирательности. Именно это может являться причиной часто отмечаемой в США разницы между выходцами из «страны рабства» и нынешними черными выходцами из других стран: в среднем, последние добиваются бOльших успехов. Неизвестно насколько больше времени для адаптации понадобилось бы итальянцам и ирландцам, если б они представляли собой равномерный срез населения стран, из которых приехали.

3. На процесс адаптации безусловно влияет «видимость» представителя иммигрантской общины. Итальянцу или ирландцу порой достаточно было хорошо овладеть местным английским (что автоматически происходит во втором поколении), чтобы при желании сойти за «своего», получить работу и войти в белую компанию, где затем его будут оценивать по личным качествам. Для черного этот путь был нереален.

4. Еще одно существенное отличие черных «иммигрантов» из «страны рабства» от других иммигрантских сообществ-то что они все-таки не иммигранты, а являются коренными жителями США не в меньшей, а скорее всего в большей степени, чем белое население в целом. Я говорю не о «The 1619 Project», а о стране, возникшей после отделения 13 колоний от Британской империи. Через 20 лет после принятия Конституции, ввоз рабов в страну был запрещен и практически прекратился. Ступившие на американскую землю предки нынешних потомков рабов в подавляющем большинстве прибыли в страну до 1807 года, тогда как рост белого населения происходил в значительной степени за счет иммиграции и после этой даты. В Гражданской войне сражались сотни тысяч белых иммигрантов из европейских стран — когда ввоз в страну темнокожих рабов был запрещен уже полвека.

5. Белые иммигранты прибывали в США добровольно, сделав выбор покинуть свои страны с их культурой, и прижиться в новой стране, восприняв ее культуру в целом, хотя и привнеся в нее свои, новые элементы. Их попытки противостоять общей культуре страны могли вызвать резкую, хотя в какой-то степени справедливую реакцию: «не нравится — езжай обратно в свою Ирландию, Италию, Польшу”.

Черные рабы такого выбора не делали, их привозили сюда принудительно, оторванных силой от привычной культуры и от их семей. Поскольку их положение в новой стране не позволяло им войти в культуру большинства населения, им пришлось поколениями строить свою, не совпадающую ни с белой культурой США, ни с культурами их различных стран происхождения, связь с которыми была утеряна. Поэтому сказать им «не нравится — возвращайтесь в свою Африку» — глупо и несправедливо: нет страны Африка (как нет страны Европа), их связь со старыми культурами была насильно прервана, те культуры для них потеряны — без их вины.

Также не их вина, что им был закрыт доступ в белую культуру США, и что созданная ими здесь своя культура от нее отличается и кому-то не нравится. Требовать от них чтобы они по чьей-то прихоти бросили в одночасье свою культуру, создаваемую поколениями — абсурдно. Речь может идти либо об их добровольном постепенном вживании в культуру большинства, либо о сосуществовании двух культур, либо в идеальном варианте — об их слиянии.

6. Сближение (и возможное слияние) двух культур требует заинтересованных харизматичных лидеров. Этот процесс имеет своих противников, тоже с харизматичными лидерами, которые стараются не допустить сближения и свести сосуществование к противостоянию — что естественно выражается в двустороннем расизме. Белый расизм — это продолжение старой традиции; черный расизм лидеров противостояния скорее всего определяется их нежеланием потерять свое лидерство в результате слияния культур. Лидером общества с единой общей культурой быть сложнее, особенно черным лидером, и если Мартин Лютер Кинг мог рассчитывать на такую роль, то, скажем, Луис Фарахан или Ал Шарптон — вряд ли. Харизматичные лидеры, ведущие к объединению, являются очевидными врагами расистов с обеих сторон, поэтому очевидно стремление от них избавиться: Мартин Лютер Кинг был устранен белыми расистами, Мальколм Х — черными, после того как стал высказываться за сближение. Найти замену таким лидерам нелегко.

7. Следует отметить, два аспекта.

Во-первых, сторонники конфронтации со стороны обеих общин по сути дела являются союзниками, или по крайней мере партнерами — белым/черным расистам совершенно не мешает расизм черных/белых лидеров, ратующих за конфронтацию, скорее даже помогает.

Во-вторых, в нынешней ситуации политик, позиционирующий себя противником сближения/слияния, или даже просто лидером только одной из общин, практически не имеет шансов занять высокий национальный офис. Последним заметным таким политиком был Джордж Уоллес, не сумевший добиться ни президентской номинации демократов, ни успеха как независимый кандидат.

Белые политики, рассчитывающие на высокие общенациональные посты, открытых проявлений расизма позволить себе не могут без риска сойти со сцены. Белый расизм в самой белой общине сведен к маргинальной роли и публично порицается. Показателем этого является убедительная победа Обамы над Хиллари Клинтон, МакКейном и Ромни.

8. В черной общине ситуация иная.

Во-первых, черные политики, заинтересованные в общенациональных постах, с одной стороны, должны обращать внимание на белых избирателей, с другой — в соперничестве с белыми конкурентами могут по умолчанию рассчитывать на голоса черных избирателей. В результате такие политики как правило не позиционируют себя как лидеры именно черной общины (это оттолкнет значительную часть белых избирателей и не привлечет существенного дополнительного числа черных), и не борются за позиции лидеров этой общины.

Тут следует подчеркнуть, что черные (по цвету кожи) общенациональные политические лидеры и лидеры черной общины (очевидно, без исключения черные) — это две разных группы. К первым можно отнести Колина Пауэлла, Кондолизу Райс, Барака Обаму, ко вторым — Луиса Фаррахана, Эла Шарптона, Джесси Джексона. Представителем обеих групп мог (и до какой-то степени успел) стать Мартин Лютер Кинг, поплатившийся жизнью за попытку объединения общин.

Во-вторых, поскольку лидеры черной общины, ратующие за сближение культур, подвергались и подвергаются жесткому давлению, вплоть до физической расправы, со стороны как белых, так и черных расистов, влияние таких лидеров ослаблено.

Как результат, среди лидеров черной общины усилено влияние сторонников конфронтации, поэтому в целом черная община ощутимо (и, похоже, небезуспешно) подталкивается своими лидерами в сторону конфронтации (чтобы предотвратить сближение). Это в свою очередь способствует росту (или по крайней мере поддержанию) как черного, так и белого расизма. Иллюстрация — «Нация Ислама» (Nation of Islam) и ее лидер Луис Фаррахан.

9. Эта сравнительно немногочисленное движение, оно насчитывает порядка 50 тысяч участников (всего в США около 40 миллионов афроамериканцев, большинство — христиане). Однако влияние Фаррахана на черную общину Америки в целом огромно: в 1995 году сотни тысяч черных мужчин, преимущественно христиан, вышли на Million Man March (Марш миллиона мужчин), откликнувшись на его призыв. Весьма сомнительно, чтобы нынешние христианские лидеры черной общины, Джесси Джексон или Ал Шарптон, могли бы добиться подобного.

Возможно, сегодня это под силу Бараку Обаме — но он не позиционирует себя как лидер специфически черной общины.

Стоит обратить внимание на следующие черты американского ислама:[3]

— процент мусульман среди черных американцев вдвое выше чем по стране;

— большинство черных мусульман — мужчины.

Можно также вспомнить, что ислам — это религия цивилизации, в течение сотен лет противостоящая христианской цивилизации. Я не сравниваю эти религии как таковые и не даю им оценок, просто подчеркиваю общеизвестный исторический факт многовекового противостояния, доходившего до ожесточенных войн. Начиная с XIX века, технологический и экономический отрыв западной (христианской) цивилизации снизил масштабы этого противостояния, но не убрал полностью его проявлений.

Поскольку исторически США является страной христианской культуры, американский ислам — в каком-то смысле религия противостояния большинству населения страны. Million Man March, возглавленный Фарраханом, может служить примером и показателем эффективности применения этого противостояния. Был ли там действительно миллион черных мужчин, сколько из них было призывного возраста — найти точные ответы трудно, но какими бы они ни были — не стоит забывать, что вся сухопутная армия США — это около полумиллиона человек.

10. Мне могут заметить, что значение мусульманской общины среди американских темнокожих преувеличено, тенденция исламизации выдохлась, и сейчас Фаррахан не собрал бы и четверти того марша, который был в 1995 году, и о котором многие уже не помнят или даже не знают. Не отвлекаясь на анализ этих утверждений (вполне вероятно, справедливых), хочу отметить, что в статье 2018 года, данные которой мы анализируем, речь идет об «Americans now in their late 30s». То есть о поколении, которое во время этого марша было в подростковом/юношеском возрасте. Безусловно, обстановка того времени в громадной степени повлияла на его установки и поведение тех самых лет, значение которых для социальной мобильности огромно.

Влияние нынешней обстановки на социальную мобильность можно будет оценить еще через четверть века, когда эта мобильность успеет отразиться в видимых результатах — возможно, отличающихся в лучшую сторону от описанных в статье 2018 года. Ослабление влияния Фаррахана дает на это надежду, но отсутствие среди лидеров черной общины фигуры, сравнимой с Мартином Лютером Кингом, пока не позволяет этой надежде перерасти в уверенность.

Также не стоит забывать, что Фаррахан и его Million Man March — хоть и самый яркий, но отнюдь не единственный пример подталкивания черной общины к противостоянию изнутри. Тот же Эл Шарптон, по моему впечатлению, еще до Million Man March занимался этим довольно последовательно, но без столь видимых успехов.

11. Какое это имеет отношение к вопросу, почему черные мальчики, согласно данным статьи New York Times, движутся по социальной лестнице вверх хуже, чем белые мальчики или черные девочки? Складывается впечатление, что одна из причин — приоритеты, которые продвигаются, или по крайней мере продвигались четверть века назад, лидерами черной общины. Крайняя степень противостояния — это война, или подготовка к войне. Исторически, при этом движение именно мальчиков по социальной лестнице отступает на второй план. Совершенно не обязательно война является целью — вполне достаточно держать мальчиков в таком состоянии, чтобы у окружающих создавалось ощущение угрозы, которое помешает объединению. Кстати, это ощущение само по себе вполне является тормозом движения черных мальчиков вверх по социальной лестнице.

А девочки — пусть занимаются своими делами, это идет на пользу не только черной общине, но и всей стране. Я не думаю, что у лидеров конфронтации есть цели разрушить страну, от благосостояния которой в значительной степени зависит их благополучие, или действительно привести к войне, которую они скорее всего проиграют. Им нужно иметь СВОЮ общину, которой они бесконтрольно распоряжаются, чтобы была возможность вывести сотни тысяч бойцов на площадь, скомандовать им помахать бумажными долларами — а потом с миром распустить бойцов по домам и собрать урожай — в той или иной форме.[4]

Какой из этого выход, вывод или прогноз — не знаю, и вряд ли возьмусь отвечать. Я просто попробовал ответить на заданный мне вопрос: почему с девочками расовой разницы в социально-финансовой мобильности нет, а с мальчиками — есть?

12. Я понимаю, что могут быть названы другие причины разницы в социально-финансовой мобильности черных мальчиков как с белыми мальчиками, так и с черными девочками. Но отмеченное мною целенаправленное подталкивание черной общины ее лидерами к конфронтации, обусловленное их нежеланием потерять свои позиции лидеров этой общины, представляется мне если не самой серьезной, то по крайней мере одной из самых серьезных причин.

При этом хочу подчеркнуть, что этот мой вывод распространяется только на разницу в социально-финансовой мобильности, описанную в статье-первоисточнике-то есть касающуюся поколения “Americans now in their late 30s”. Подобных данных о других поколениях у нас нет — что очень жаль, их наличие позволило бы провести более широкий анализ.

Тем более этот вывод не распространим автоматически на разницу в сегодняшнем социально-финансовом статусе как таковом (а не в его мобильности), у которой безусловно есть и другие, не менее серьезные причины, корни которых — в американской истории. Рассмотрение и анализ этих причин лежит за пределами моей статьи, хотя многие из них в ней упомянуты — в той степени, в которой это необходимо для анализа рассматриваемого вопроса.

Напоследок хочу выразить благодарность Леопольду Эпштейну за конструктивные критические замечания, которые помогли мне сделать статью, как мне кажется, более полной и обоснованной.

P.S.

Окончание редактирования этой статьи совпало по времени с бурными событиями, начавшимися смертью Джорджа Флойда в процессе его ареста полицией Миннеаполиса. Я просмотрел статью, чтобы решить, следует ли в ней что-либо существенно изменить, или задержать ее публикацию — и решил не делать ни того ни другого. Нынешние события можно и нужно будет оценить, их вдумчивый анализ вполне заслуживает отдельной публикации — и не одной. Для тех, кто захочет этим заняться, моя статья как она есть может оказаться полезной — по крайней мере, в части описания и анализа истории формирования культуры черного сообщества.

___

[1] Extensive Data Shows Punishing Reach of Racism for Black Boys, by EMILY BADGER, CLAIRE CAIN MILLER, ADAM PEARCE and KEVIN QUEALY. The New York Times, The Upshot, MARCH 19, 2018

[2] Cotton Harvesting, by by Bill Ganzel, 2007

Between 1948 and the late 1960s, mechanical harvesting of the cotton crop went from essentially zero to 96 percent of the crop… In a sense, the cotton combine completed the exodus of blacks from the rural South to the urban North.

Между 1948 и концом 1960-х, механический сбор хлопка поднялся практически с нуля до 96 процентов урожая… В каком-то смысле хлопковый комбайн завершил исход чернокожих с сельского юга на городской север.

[3] «While Muslims make up a relatively small proportion of both the U.S. general public and the black population, they (like Protestants) are more numerous among blacks (2%) than among the overall public (1%). Black men are significantly more likely than women to say they are Muslim (4% vs. 1%). Black Americans are more likely than overall public to be Christian, Protestant

[4] 1 MILLION MEN DOES NOT EQUAL $1 MILLION

Print Friendly, PDF & Email

28 комментариев к «Александр Бархавин: Расовое неравенство по половому признаку»

  1. Zbig
    — 2020-06-03 17:14:52(810)
    «Вот тут и вступает принцип Глеба Жеглова: «Красивая женщина сама по себе привлекает внимание». Такова природа»
    Как-то это не очень соответствует статистике, согласно которой из 10 черно-белых пар, в семи черные мужчины, и только в трех — черные женщины.
    https://www.pewsocialtrends.org/2017/05/18/1-trends-and-patterns-in-intermarriage/

  2. США — страна молодая, всего 245 лет. История рабства в этой стране насчитывает срок чуть меньше. В прошлом веке, в 1965 году была отменена рассовая сегрегация. Кстати, из истории страны и из истории демократической!!!!) партии США: основанная в 1828 году она последовательно проводила рассистскую политику. Весь 19 век партия была рьяной защитницей рабства. Демократ южанин Бут убил в 1865 году республиканского президента Авраама Линкольна. Именно демократическая партия основала и организовала ККК — ку-клукс-клан, В 1965 году демократы отказались принять закон, отменяющий рассовую сегрегацию.
    ЗА 55 лет после отмены рассовой сегрегации страна проделала огромный путь. От запрета чернокожим проходить обучение в университетах(Вспомните чернокожего студента Джеймса Мереддита, которому губернатор Алабамы Уоллес лично преградил вход в Университет, потребовалось участие национальной гвардии, чтобы провести нового студента внутрь здания), до избрания первого в истории США чернокожего президента в 2008 году.
    Чего же ещё добилась чернокожая Америка, спустя 55 лет после отмены рассизма в США? Наберите в любом поиске «Выдающиеся чернокожие учёные США». Что же вы сразу хватаетесь за калькулятор? У вас что, пальцев на руках не хватает?
    Набирается с полтора десятка, притом, что ряд выдающихся учёных приходится на эпоху проклятого рабства, то есть, на век 19.
    Нет, говорят мне, виной такой ситуации является рассовая дискриминация. Полагаю, в современной Африке рассовая дискриминация отсутствует? Набираю в поиске выдающиеся чернокожие учёные Африки. ВИКИ выдаёт мне 5 африканских стран(вы карту Африки себе представили? тогда я спокоен): Гана, Египет, Мали, Тунис, ЮАР. Выдающиеся чернокожие учёные по странам: Гана — 2; Египет -4; Мали -3; Тунис — 0; ЮАР — 1. Всё. Хоть в Гугле ищите, хоть в Яндексе, хоть на Луне.

    Боже упаси, я не расист какой… ни в коем разе.
    Из жизненного опыта. Завод, на котором я работал, был многонациональный. Юго-Восточная Азия была представлена почти вся. Латинская Америка многими странами. Европа, Африка тоже была представлена. Чернокожих на нашем заводе было всего лишь несколько, мне запомнились трое, да и то один из них, Эдриан, был кубинцем. Двое — коренные американцы, обоих звали Пол. Мне довелось поработать с обоими. С обоими сложились приятельские отношения. Пол постарше даже советовался со мной, жениться ли ему на Гваделупе, работнице из другого цеха. Пол был моим напарником, машина, которую мы обслуживали, требовала двоих операторов. Со временем обратил внимание: отношение Пола к работе — отбывание трудовой повинности. Через 4 года после поступления на завод меня назначили помощником супервайзера. Пол, имеющий стаж на 5 лет больше моего, остался оператором, отбывающим «повинность».
    А другой Пол, младший, ему и 30 лет не исполнилось, приходя на смену и узнав, что на эту смену есть работа, начинал плакать самыми натуральными горючими слезами… Рассизм, брат…
    Вэлфер… Не знаю, где можно раздобыть статистику получателей вэлфера по раасовому признаку. Визуально, то, что мне приходилось видеть в офисах социальных служб, подавляющее большинство получателей — чернокожие. На моих глазах приехала молодая чернокожая дама на дорогом авто, пальцы — в перстнях, она прибыла «за получить фуд-стемпы», то есть, продовольственные таллоны.
    Все стенания по поводу «рассового неравенства», жертв столетнего рабства лишь подпитывают убеждённость чернокожего населения страны в том, что весь белый свет им обязан. Эти стенания лишь повод для оправдания своего иждивенчества.
    К счастью, не все чернокожие — иждивенцы. Очень, очень много представителей этой расы всё активней выступают против такой позиции. Не далее, как вчера увидел юную девушку, которая резко выступила против своих же собратьев на одном из «маршей протестующих». Ей было, что бросить им в лицо. Главный лозунг, который она повторяла: «Это моя страна! Я — свободна! Я свободна в этий стране!»

  3. Мне представляется, что у статьи могло быть и другое название (без претензий — вовсе не лучше авторского): «гендерный признак в социальных лифтах для чернокожих американцев». В этом объединении социального и гендерного факторов отсутствует матримониальный фактор. Посмотрите любопытную статистику смешанных браков и предпочтений в американском обществе: http://www.spletnik.ru/blogs/vokrug_sveta/170638_smeshannye-braki-v-ssha
    В целом количество смешанных браков в США не превышает 2%. Расовые предрассудки и ксенофобия — едва ли не преобладающий фактор даже в сравнении с социально — экономическим. Американский «плавильный котёл» уступает, например, израильскому. По мнению социолога Зеэва Ханина, доля смешанных браков в среде молодёжи из общин новых репатриантов — выходцев из СССР — СНГ примерно такая же, как в среде старожилов (около 30%). Правда, за общей цифрой скрываются содержательные соображения: «русские» девушки юношей из других общин, тогда как среди юношей, особенно т.н. полуторного поколения, ощущается дефицит невест. И всё же религиозно — общинные предрассудки преодолеваются быстрее, чем в американском обществе изживаются расовые предрассудки. К сожалению, не знаю статистики по «эфиопской» общине Израиля. По обрывочным наблюдениям есть аналогия с американским обществом: чернокожие девушки интегрируются быстрее, чем юноши. Извините, ничего не утверждаю категорически, просто поделился мыслями после прочтения статьи.

  4. «У негров было много преимуществ — языковых, религиозный, даже демократических — на севере.»
    Игорь, даже в 1960 году 60% негров жило на Юге; А в 1910 — почти 90%, из них подавляющее большинство — в сельской местности, и не потому что им это нравилось, а потому что законы штатов практичрески лишали их возможности менять место жительства по своему усмотрению. Какой там они получали образование — можешь себе представить.

  5. “…Я поражаюсь, как многие в упор не видят, что велфер как пожизненная халява перстал существовать в 1996.”
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Автор: Oxana Bryant https://oks-bryant.ru/rabota/velfer-v-ssha.html/
    Велфер в США (welfare) — это политика материальной помощи нуждающимся. Согласно данным официального сайта Welfare Program, 4,1% всего населения США получают материальную помощь по той или иной программе, а это почти 13 млн. людей!
    Врать или не врать — вот в чем вопрос
    Конечно, любители халявы есть в любой стране, и какая-то часть «малоимущих» — аферисты, которые скрывают свои доходы от государства…
    Люди, получающие велфер в США таким образом, наносят большой ущерб экономике страны, т.к. с одной стороны, они живут на деньги налогоплательщиков, а с другой — они не платят налогов, при этом занимая рабочие места… аферистами могут серьезно заинтересоваться совершенно случайно. Вот, например, один житель Калифорнии купил новенький мерседес и решил отпраздновать покупку. Сел пьяный за руль, его остановили стражи порядка. А у этого товарища рядом с водительским удостоверением лежали талоны на продукты. Нуждающийся владелец Мерседеса…
    Виды материальной помощи в США
    В основном люди пользуются пятью видами помощи:
    1. Талоны на продукты (SNAP);
    2. Медицинские страховки (Medicaid);
    3. Социальная помощь (Supplemental Security Income);
    4. Временная помощь нуждающимся семьям (TANF);
    5. Продуктовая программа для женщин и детей (WIC).
    6. Однако всего в США насчитывается 13 программ.

  6. Понимаю, что мои замечания совсем не по теме статьи, поэтому коротко и в последний раз. Я не согласен с тезисом о «решительных» людях — решившихся на эмиграцию. Это просто взгляд из сегодня на события уже почти мифические. Никакой решительности или «избранности» среди бегущих из Италии или Ирландии в 19-начале 20 века не было. Была страшная безнадежная бедность — в Италии, была угроза голодной смерти — в Ирландии. Было выдавливание итальянцев (всего выдавили около 13 миллионов, больше 5 миллионов — в США). Уезжали не самые решительные, а в разных странах в разное время те, кому семья могла собрать на билет. О какой особой решительности к эмиграции можно говорить, если больше трети итальянских иммигрантов в США вернулись обратно в Италию. Прочтите ВИКИ (на английском) об итальянской эмиграции. Вот отрывок:
    An estimated 49 per cent of Italians who migrated to the Americas between 1905 (when return migration statistics began) and 1920 did not remain in the United States.[45] These so-called «birds of passage», intended to stay in the United States for only a limited time, followed by a return to Italy with enough in savings to re-establish themselves there.[46] While many did return to Italy, others chose to stay, or were prevented from returning by the outbreak of World War I.
    Эти 49% — после 1905. А общий согласованный % за всю — 33%. Узнайте, что такое «падрони» — какая там решительность. Жрать в семьях было нечего, люди умирали — собирали последние крохи и того, кто не был особенно — жизненно — нужен семье, посылали на заработки. В батраки. Вот и вся решительность. В ирландской было немного по-другому, там в семьях дочери оставались незамужними, так все деньги (вместо приданного) отдавали одному из братьев и отправляли его в те же батраки за океан. И жизнь этих батраков была — для большинства — такая же, как и везде для батраков: нещадная эксплуатация и дикая бедность внутри своей этнической общины. Только с 1930-х итальянцы (оставшиеся) начали вылезать из ямы нищеты. Ирландцы — раньше, в конце 19 века (общий язык ускорил процесс). Но до 30-х в университетах практически не было итальянцев и очень мало ирландцев. На эмиграцию надо смотреть без поздних мифов. Что сегодня возможно.
    И последнее. В черных общинах юга во многие периоды после Гражданской войны, характерно в самые плохие годы Великой депрессии, бедность была ниже, чем у итальянцев и ирландцев в их общинах. Черные общины страшно деградировали после 1950-х, а остальные — резко ушли вверх. Но причины были не в расизме, который был меньше после войны, чем до. При этом я совершенно не утверждаю, что расизм не играл роли. Но в очередной раз слишком мудрые люди, образованные и гуманные, решили, что если изменения законы и заставить людей их выполнять, то можно изменить природу человеков. В очередной раз не получилось. Бывает.

    1. Игорь Ю. — 2 июня 2020 at 20:17
      ====
      Игорь, ЛЮБОЙ закон (который правительство хоть чуть-чуть соблюдает и защищает) ВСЕГДА активизирует или подавляет некоторые части в природе человека.

      А за любым законом ВСЕГДА лежит некая идея. По-моему американцам явно стоит разобраться, должна ли «слепота к цвету кожи а-ля Мартин Лютер Кинг» стать новой стратегической целью (тут часто нужна ВРЕМЕННАЯ «обратная дискриминация» в пользу афро-американцев).
      Если честно, то разобраться в этом не столько стОит, сколько придётся: это неотъемлимая часть вашего раскола в обществе.

      1. Бенни, есть что-то восторженно возвышенное и одновременно поганое в мыслях и решения американских законодателей в последние 60 лет. Вспоминая классика — «страшно далеки они от народа». Это всегда ничем хорошим не кончалось. Даже разумное решение ВС о резком ограничении позитивной дискриминации и преференциях для негров в системе высшего образования (член ВС Сандра О Конор сказала, что 25 лет — достаточно) не оказало практически никакого влияния на решения университетов и общества. По поводу темы в заметке А. Бархавина — всё проще. Мужчины в общинах американских негров заняты делом — нелегальной продажей наркотиков и прочими уголовными вещами. Это серьезная работа, она НЕ для женщин. Женщины заняты на обслуге и на рождении детей. При этом денег от продажи наркотиков вполне хватает на относительно беззаботную жизнь. Плюс подачки государства в десятке разных видов, включая велфер, но далеко не только. Только продажа кокаина — 300 тонн в год в США, что есть 50% мирового производства) — это по скромным расчетам 70 миллиардов в год. А на рынке наркотиков кок даже не на первом месте. Да, негритянская община платит за это 25% молодых людей уходящий время от времени в тюрьмы. Но в их общинах у этих людей статус не то чтобы героев, но очень близко. Естественно, что о какой-нибудь работе в «народном хозяйстве» речи в этих общинах просто нет. Это просто не выгодно, удачливым наркотики приносят больше. Еще раз — речь идет не о неграх вообще, а об ОБЩИНАХ. Те, кто сумел вырваться из общины больших городов, вполне обычные американцы с вполне нормальной жизнью. Но внутренняя жизнь негритянских общин — ужасна для взгляда снаружи, но нормальна для взгляда изнутри и ОБЫЧНО полностью коррумпирована и переплетена коррупцией с демократической верхушкой у власти в городах под управлением Демпартии.. Мой главный инженер в отделе, «черный, как сапог», говорил мне, что учась в университете до холодного пота боялся, что его выгонят из университета и ему придется вернуться в семью в Детройт в черное гетто. Где, как он мне однажды рассказал, его отец делает большие бабки вместе с продажными городскими чиновниками. Белые не из расистских соображений, а из-за своего удобства и своих заработков создали такую жизнь для черных. Сведя всю «ответственность» черной общины к периодическому отчету перед юридической системой страны. Которая, в свою очередь, прекрасно паразитирует на черных общинах и на непрекращающемся потоке заключенных, которые не имея в этой юридической банде адекватной защиты, давно уже смирилась с тем, что у них такая судьба. Если бы дело было в расизме. Но расизм и борьба с расизмом — не более, чем ширма. В конце концов, 300 тонн кокаина потребляют не черные. И миллионы доз других наркотиков кушают, вдыхают и вкалывают на своих дискотеках и студенческих парти тоже не черные товарищи. И как правильно заметил Илья Г., это абсолютно устраивает всех белых и всех людей у власти, включая выдающегося лидера Барака Обаму.

        1. Игорь Ю. — 2 июня 2020 at 22:20: … Белые не из расистских соображений, а из-за своего удобства и своих заработков создали такую жизнь для черных. …
          =====
          Конечно (но только американские белые, канадские белые пока-ещё это не делают):
          Из-за своего удобства — правые, которые которым удобно играть по левым правилам (СМИ их за это меньше травят).
          Из-за своих заработков — левые, которые гордятся своими «благими намерениями».

        2. Игорь Ю.
          — 2020-06-02 23:39:23(749)
          «По поводу темы в заметке А. Бархавина — всё проще. Мужчины в общинах американских негров заняты делом — нелегальной продажей наркотиков и прочими уголовными вещами. Это серьезная работа, она НЕ для женщин. Женщины заняты на обслуге и на рождении детей. При этом денег от продажи наркотиков вполне хватает на относительно беззаботную жизнь… Да, негритянская община платит за это 25% молодых людей уходящий время от времени в тюрьмы. Но в их общинах у этих людей статус не то чтобы героев, но очень близко. Естественно, что о какой-нибудь работе в «народном хозяйстве» речи в этих общинах просто нет.»

          Игорь, этот «общинный» фактор должен влиять на мобильность не только мужчин, но и женщин этой общины. Кроме того, это не объясняет, почему у черных мужчин вне общины, достигших уже какого-то уровня, намного больше шансов спуститься на уровень-два ниже, чем у белых.
          Все то о чем ты говоришь — безусловно факторы, влияющие на социально-финансовый уровень, но не на разницу в мобильности между мужчинами и отсутствие ее между женщинами. Похоже, как ни старался я внятно донести, о чем эта статья — мне это хреново удалось.

          1. Уважаемый Александр! Касательно женщин. Исходя из моего опыта работы в огромных многоофисных зданиях чернокожие дамы, как и наши, «русские», всегда выходят на люди «причипуренными», «наштукатуренными», словом, как на бал, в отличие от большинства американок (включая, увы, мою дочь), которым все это пофиг. Плюс из пяти основных данных, привлекающих мужчин, они из-за расы имеют минимум три. Вот тут и вступает принцип Глеба Жеглова: «Красивая женщина сама по себе привлекает внимание». Такова природа.

    2. Игорь Ю.
      2 июня 2020 at 20:17 | Permalink
      Я не согласен с тезисом о «решительных» людях — решившихся на эмиграцию. Это просто взгляд из сегодня на события уже почти мифические. Никакой решительности или «избранности» среди бегущих из Италии или Ирландии в 19-начале 20 века не было. Была страшная безнадежная бедность — в Италии, была угроза голодной смерти — в Ирландии. Было выдавливание итальянцев (всего выдавили около 13 миллионов, больше 5 миллионов — в США). Уезжали не самые решительные, а в разных странах в разное время те, кому семья могла собрать на билет…
      ————————————————————————————————-
      Я совершенно согласна с Игорем. Точно так же выглядела и эмиграция российских евреев после погромов, начавшихся в 1880-х. Уезжали не еврейские купцы 1-2 гильдий, не врачи-евреи, а нищета, голь перекатная из черты оседлости и т.п. Да и уезжал часто только глава семьи, а позже, даже и через несколько лет, мог послать семье деньги на эмиграцию.
      Говоря об эмиграции, мы путаем ее с советской, когда требовались и решительность, и готовность пробиться через формальные препоны СССР, и твердость выдержать общественное осуждение (это когда девочку-семиклассницу обсуждают на классном собрании под руководством учителей). И, да, и деньги — этому дай, тому дай, третий за бесценок скупит мебель, а четвертый сам по закону возьмет….

    3. Игорь Ю.
      — 2020-06-02 20:40:00(728)
      «Понимаю, что мои замечания совсем не по теме статьи, поэтому коротко и в последний раз»

      Игорь, ну почему последний раз — вопрос достаточно интересный, чтобы спокойно и подробно разобраться, да и не так уж не по теме, раз я об этом написал.

      Давай не будем про «решительность» — я такого не говорил; я говорил про «избирательность»:
      «Иммигранты из других стран представляли собой выборку куда более активных, мобильных, и видимо более образованных и способных личностей, чем в среднем по стране исхода.».
      Не помню где раньше об этом услышал — то ли из «Ellis Island», одной из своих первых английских книг (в Союзе я учил немецкий), то ли из экскурсии на Ellis Island.

      Вновь прибывшие проходили отбор; вот из русской Вики:
      «В главном здании новоприбывшие поднимались на второй этаж в зал регистрации, известный также как «большой зал», по лестнице, игравшей главную роль во всем этом эпосе. Этот подъём ещё называли «шестисекундным осмотром». Врачи и медсестры, наблюдая сверху за иммигрантами, отсеивали для дальнейшего осмотра хромавших и запыхавшихся (как возможных сердечных или туберкулёзных больных)… Иммигрантов, забракованных по состоянию здоровья, метили мелом прямо на одежде. Большое «Е» означало глазную болезнь, «L» — хромоту, «Х» — слабоумие, а «Х» в кружке — идиотию. Один тест был на определение умственных способностей: иммигрант должен был из нескольких деревянных кусочков сложить кораблик… В годы массовой иммиграции 20 процентов новоприбывших задерживали как нездоровых, «политически нежелательных» или «потенциально обременительных» для общества.»
      Интересная деталь (из английской Вики): Some immigrants were also given literacy tests in their native languages, though children under 16 were exempt.

      И отбор был не только по эту сторону океана — тут я сошлюсь на тебя:
      «Уезжали не самые решительные, а в разных странах в разное время те, кому семья могла собрать на билет.» Как ты пишешь ниже, «посылали на заработки». «дочери оставались незамужними, так все деньги (вместо приданного) отдавали одному из братьев и отправляли его в те же батраки за океан»
      Семьи собирали последние крохи, чтобы послать на заработки за океан — конечно, не «того, кто не был особенно нужен семье», а кто выдержит дорогу, заработает и вернется с деньгами (или пришлет деньги) — потому что здесь ему все равно не заработать, а прокормить — труднее: здоровому мужику, чтобы не помереть с голоду, калорий нужно больше. А посылать по принципу «кто не нужен» — это выбрасывать на ветер последние деньги и последнюю надежду, тем более что если работы нет — не нужен никто.

      И другой пример отбора — когда ехали не с отчаяния или от нищеты, а за удачей, и довольно часто ехал первым самый работоспособный член семьи — ее глава: если помнишь из Аниной лекции, отец Соломона Векслера.

      Надо сказать, что отбор был и когда в Америку везли африканских рабов — везли их на продажу, здоровых и работоспособных продавать легче и выгодней. Только этот отбор закончился в 1807 году, и к середине ХХ века его эффект уже свелся на нет.

      А трудности иммиграции — это факт, но прошедшим отбор их легче перенести.

  7. Уважаемый Александр Бархавин, по-моему вы упустили фактор «женщины рожают нескольких детей и больше мужчин нянчатся с детьми дошкольниками».
    Этот фактор сильно сглаживает социально-финансовую мобильность всех «НЕ чаилд-фри» американских женщин и только женщин.

  8. Пункт 5 в перечне на самом деле заслуживает первое место. Это попросту не очень честно и умно предъявлять те же социальные требования чёрным американцам, что и другим. Сам факт, дух и идея добровольного приезда сюда не имеет никакого отношения к истории, а стало быть и менталитету американских негров. Надежда на то, что после Акта Гражданских Прав 1965, когда было достигнуто равенство на бумаге, у парня из гетто те же возможности, что и у мальчика из белого пригорода, наивна в лучшем случае, но в большинстве — интеллектуально бесчестная. Есть у русских любимый вопрос: что делать? А ничего. Ждать, может быть лет через 100-200 рассосётся как-то. Ну, а если нет, то терпеть. Или опять эмигрировать….. Только второй раз не охота. Александр, статья очень толковая, а главное — спокойная, что не часто встретишь на эту тему.

  9. «Целенаправленное подталкивание черной общины ее лидерами к конфронтации» стало возможным только потому, что белые демократы (политики и элиты) ради узко-партийных целей отошли от идеи «слепота к цвету кожи» Мартина Лютера Кинга и заигрались «обратной дискриминацией».

    1. Benny B
      — 2020-06-02 15:41:11(695)
      «Целенаправленное подталкивание черной общины ее лидерами к конфронтации» стало возможным только потому, что белые демократы… заигрались «обратной дискриминацией»
      ////////
      Бенни, не думаю, что склонность лидеров черной общины к конфронтации — это следствие игр белых демократов. МЛК и Малколма Х убили еще до того, как начались эти игры.

      1. Александр Бархавин: (1) Бенни, не думаю, что склонность лидеров черной общины к конфронтации — это следствие игр белых демократов. (2) МЛК и Малколма Х убили еще до того, как начались эти игры.
        =========
        1) Александр, массовая безотцовщина в черных общинах-гетто в «инер сити» — это прямое следствие игр белых демократов. Ситуация с насилием и наркоторговлей — тоже, доказанно Джулиани в Н-Й. Ситуация с ужасным школьным образованием — результат массовой безотцовщины, насилия-наркоторговли и любви белых демократов к профсоюзам. Результат всего перечисленного: увеличение % чёрной безработицы в эпохи уменьшения % общенациональной безработицы.

        Таким общинам нужен чёрный супермасизм и прочии идеологии конфликта — а лидеры общин обслуживают нужды своей общины. Кроме того, у них «активный союз» именно с белыми демократами, которые подавляют любое другое лидерство у чёрных. Белые демократы постоянно травят (называют расистами, этим подстрекая уголовников чёрных) любых чёрных лидеров, которые хотят сотрудничать с белыми (обычно это белые республиканцы или консерваторы).

        2) В каждой общине есть свои радикалы — особенно в период очень конфликтного выхода из полу-рабства.

    1. Михаил Поляк
      «А как насчет развращающего влияния велфера на взрослых белых/черных мальчиков/девочек?»
      ////////
      Вот сегодня утром, прочтя комментарий Игоря, подумал, что видимо этот фактор упустил. Потом вспомнил — в начале об этом думал, но не пришел в голову механизм, через который велфер на мужчин сильнее чем на женщин. Хотя, возможно, он есть. А милитаризация — влияет очевидно.
      Михаил, не забывайте, я не пытаюсь объяснить ни разницу в социально-финансовом уровне (которая, очевидно, есть и среди «девочек»), ни разницу в мобильности между расами в целом — а именно тот фактор, что разница между расами в социально-финансовой мобильности есть среди мальчиков и нету среди девочек.

      1. Я поражаюсь, как многие в упор не видят, что велфер как пожизненная халява перстал существовать в 1996. Ну хоть в ВИКИ почитайте про Закон об измении велфера! Проблема в том, что вся эта публика, о которой Вы, Александр, написали, спекулирует на рабстве, на сегрегации и прочих действительно не лучших временах. Я считаю, что История осудит Обаму за то, что он как первый чернокожий президент мог сказать своим соплеменникам (или сорасникам?): «Хватит оправдывать свое бездействие прошлым. Мое избрание показывает, что всё зависит от вас, старайтесь выйте в люди и вы выйдете!». Он этого не сделал.

        1. lya G.: … Я считаю, что История осудит Обаму за то, что он как первый чернокожий президент мог сказать своим соплеменникам (или сорасникам?): «Хватит оправдывать свое бездействие прошлым. Мое избрание показывает, что всё зависит от вас, старайтесь выйте в люди и вы выйдете!». Он этого не сделал. …
          ========
          Я считаю, что это принципиально НЕ мог сделать сторонник умножения гос.регуляций и гос.расходов (а также сторонник профсоюзов учителей, игнорирующих интересы учеников).
          Для таких заявлений нужен быстрый рост всей американской экономики и ещё более быстрый рост занятости и благосостояния афро-американцев.

        2. Но ведь это гипотетическое обращение Обамы не было бы безупречно честным. Потому как «всё зависит от вас» только в ситуации без расизма, которая настолько же гипотетична, как и само обращение Обамы. Тем более, что рос Барак в белой обеспеченной семье.

  10. Очень интересно, спасибо.
    И опять не согласен с Игорем.
    Еврейская эмиграция — это всегда самые активные, способные, уверенные в себе, в своих силах.
    Так было до последней волны из СССР, когда поехали ВСЕ.
    Правда заключение этоя делаю, глядя в Израиле на алю конца 80-х, начала 90-х. но мне кажется. что это справедлво и для Америки

  11. Иммигранты из других стран представляли собой выборку куда более активных, мобильных, и видимо более образованных и способных личностей, чем в среднем по стране исхода.
    «»»
    Саша, это не так. Это совершенно не так в случае итальянской эмиграции 19 века, весьма не так — ирландской, и очень спорно в случае еврейской. Самой нищей и самой безнадежной была итальянская. После объединения Италии в 1870е, правительство очень бедной в целом страны обложило население очень большими налогами. Более развитый север с трудом выплачивал. На юге денег не было вообще, работы не было вообще — сельхозпродукциия продукция продавалась ниже себистоимости. Около 5 миллионов нищих и самых нищих ПРАВИТЕЛЬСТВО почти принудительно отправило в Америки — Южную и Северную. Только около 5% итальянских эмигрантов конца 19 век были грамотными в ИТАЛЬЯНСКОМ языке. Ирландская эмиграция была только чуть-чуть получше — они говорили на похожем языке. Обе эмиграции были католическими, то есть абсолютно неприемлемыми в большинстве общин Северной Америки. Так что какой там средний срез. Что же касается еврейской ИЗ Восточной Европы, то она была более динамичной, но безумно бедной. Что же касается ее интеллекта, то не надо обольщаться по этому поводу — уезжали не самые умные и далеко не самые успешные. С исключениями, конечно. Но до Первой мировой еврейская масса НЕ немецких евреев была очень бедна и не являлась частью гражданского американского общества.

    У негров было много преимуществ — языковых, религиозный, даже демократических — на севере. Не в этом, на мой взгляд дело. Может быть, завтра найду время кое-что сказать об этом.

    1. Игорь! Вы делаете неверные выводы. Вся иммиграция состояла пусть из нищих и малограмотных или неграмотных, но решительных людей. Все бросить и уехать на край света — это Решение. Те, кто так не сделал, оставались умирать от голода и тифа в Ирландии, ходить в опорках в Сицилии и Калабрии, нищенствовать и с ужасом ждать погромов в Черте. А дальше уже все пошло, как и должно было пойти в стране, где «нет царя»: кто-то пробился, кто-то нет, у кого-то проявились интеллект и деловая сметка, у кого-то нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *