Борис Гулько: Русская идея и евреи

 277 total views (from 2022/01/01),  1 views today

На последних выборах партия социалистов, создавших Израиль и долгое время доминировавших в нём, заработала жалкие 3 места в Кнессете. Сейчас интернационалистские идеи левых разделяют, в основном, университетские профессора общественных наук, многие журналисты да судейско-полицейская братия.

Русская идея и евреи

Борис Гулько

Наблюдая споры и участвуя в них, я не раз замечал, как порой в процессе спора стороны меняются позициями и незаметно для себя начинают защищать мнения, с которыми поначалу спорили.

В конце ХIХ-начале ХХ века Россия, казалось, двигалась параллельно с Соединёнными Штатами к мировому доминированию: бесконечные территория и природные богатства, огромный резервуар населения, стремительно развивавшиеся экономика, наука и культура. В стране интенсивно обсуждался вопрос национальной идеи (термин «русская идея» в 1887-88 годах ввёл Владимир Соловьев). Начать с того, что тогдашние мыслители затруднялись определиться: Россия — это Запад или Восток? Владимир Соловьев в стихе «Ex oriente lux» (С Востока свет) обозначил эту дилемму так:

О Русь! в предвиденье высоком
Ты мыслью гордой занята;
Каким ты хочешь быть Востоком:
Востоком Ксеркса иль Христа?

то есть восточной деспотией или обществом христианской цивилизации?

Прилежный последователь Соловьёва Александр Блок в «Скифах», объяснившись Европе в любви:

Мы любим все — и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё — и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений…

выразил возможности России в виде угрозы Европе:

Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам
Своею азиатской рожей!

Националистической версией Русской идеи стало славянофильство. Николай Бердяев в статье 1915 года «Душа России», описал его так: «Русская национальная мысль чувствует потребность и долг разгадать загадку России, понять идею России, определить ее задачу и место в мире. … С давних времен было предчувствие, что Россия — особенная страна, не похожая ни на какую страну мира. Русская национальная мысль питалась чувством богоизбранности и богоносности России. Идет это от старой идеи Москвы как третьего Рима, через славянофильство — к Достоевскому, Владимиру Соловьеву и к современным неославянофилам».

Славянофильство являлось формой национального мессианства. Религиозный философ Сергий Булгаков в годы МВ1 писал: «Запад сказал уже все, что имел сказать… Западничество умерло навсегда под ударами тевтонского кулака… Россия призвана духовно вести европейские народы».

После МВ1 в среде русской эмиграции стала развиваться идея евразийского характера и судьбы России, объединения в специфике русского национального духа европейского и азиатского начал, поворота к Азии. Возможно, евразийство брало начало от Достоевского, у которого в «Дневнике писателя» есть упрёк: «Да и вообще вся наша русская Азия, включая и Сибирь, для России все еще существует в виде какого-то привеска, которым как бы вовсе даже и не хочет европейская наша Россия интересоваться». Адепты евразийства тех лет Д.П. Святополк-Мирский и С.Я. Эфрон (муж Марины Цветаевой) увидели перспективы реализации своих идей в происходящем в СССР. В 30-е годы они вернулись в советскую «Евразию», где нашли свою гибель.

Идея евразийства обрела в России некоторую популярность в наши дни. И если бы не ненастья ХХ века, из-за которых Россия недосчиталась ныне миллионов 300-400 населения, заселение Сибири могло бы изменить ход истории в её пользу. В нынешней реальности же, при скукоживании русского населения и происходящем интенсивном освоении южной Сибири китайцами, актуальным становится пророчество Соловьёва из его апокалиптического «Панмонголизма»:

От вод малайских до Алтая
Вожди с восточных островов
У стен поникшего Китая
Собрали тьмы своих полков.

Как саранча, неисчислимы
И ненасытны, как она,
Нездешней силою хранимы,
Идут на север племена.

О Русь! забудь былую славу:
Орел двуглавый сокрушен,
И желтым детям на забаву
Даны клочки твоих знамен.

Смирится в трепете и страхе,
Кто мог завет любви забыть…
И третий Рим лежит во прахе,
А уж четвертому не быть.

Возможно, из-за этого своего мрачного предчувствия Соловьёв склонялся к западничеству, видя надежды России в экуменизме, в объединении православия и европейского католицизма во «Вселенской церкви». Однако более популярной в России явилась интернационалистская ветвь западничества, та, что обращена к учению Карла Маркса.

Особенно горячо приняли марксизм российские евреи, массово покидавшие в ХIХ-начале ХХ века, вслед за своими европейскими собратьями, иудаизм. В стране антиеврейских законов — черту оседлости отменила лишь Февральская революция 1917 года, а также сотен погромов, интернационализм марксизма приглянулся евреям Российской империи. К тому же он был им привычен, являясь атеистической версией иудаизма: без Бога и синайских заповедей «не сотвори себе кумира», «не убей», «не укради», «не завидуй», но с мессианским замахом.

Первой массовой марксистской партией в империи стал еврейский БУНД, даже перед Октябрьским переворотом значительно превосходивший численно большевиков. Евреи, отставившие заповедь «не убей», создали и возглавляли террористическую «Боевую Организацию эсеров», уничтожавшую правящий класс страны. А еврей Троцкий организовал Октябрьский переворот, из ничего создал Красную армию и победил с ней несколько профессиональных армий. Потом евреи-большевики своими телами вымостили путь к культу Сталина — самого даровитого большевика-убийцы, ставшего символом марксистской русской идеи. Она, эта идея, слегка видоизменяясь, протянула в России до Августовского путча 1991 года, с которым исчезла.

В начале ХХ века российские евреи-социалисты стали экспортёрами марксистской формы русской идеи по свету. Так в Германии Баварскую Советскую республику, просуществовавшую 20 дней весной 1919 года, возглавляли российские евреи Левине и Левин. Томас Манн, восхищаясь ими, заметил: «Против этого типа мечтательных, фанатичных, христоподобных еврейских революционеров может помочь лишь расстрел на месте». В Испании интербригады времён Гражданской войны 1936-1939 годов состояли в большинстве из европейских и американских евреев — сталинистов или троцкистов. В Америке аборигены, испугавшись радикальных идей еврейских иммигрантов начала ХХ века, в 20-е годы законодательно предельно ограничили иммиграцию. Возможно, эти настроения предотвратили и открытие Америки для еврейских иммигрантов периода Холокоста. И даже сегодня около 70% американских евреев хранят левые взгляды, модификацию марксистской ветви русской идеи.

В начале ХХ века часть еврейских носителей русской марксистской идеи предпочли реализовывать её не в России, а в своём национальном государстве, которое ещё предстояло создать. Часть из них, впрочем, вернулась из Палестины в молодой СССР. Так «рабочий батальон» под руководством М. Элькинда в 1926 году переехал из Палестины в Крым и организовал там кибуц — коммуну «Войо нова» (это эсперанто, коммунары были интернационалистами и от обоих еврейских языков отказались). Потом коммунаров сослали в Сибирь, а Элькинда расстреляли.

Марксисты-интернационалисты боролись в подмандатной Палестине, в духе русской марксистской идеи, с националистами, последователями «ревизиониста» Зеева (Владимира) Жаботинского. Лидер социалистов Бен-Гурион называл Жаботинского «Владимир Гитлер». Социалисты выдавали ревизионистов-подпольщиков английским властям.

Политическая жизнь в Палестине копировала советскую, только в миниатюре. Так «убийством Кирова» в палестинском исполнении стало загадочное покушение на одного из лидеров социалистов Хаима Арлозорова. Последовавшая за этим убийством волна морального террора против националистов всё же не вылилась в кровь как в СССР, и даже еврейского героя Авраама Ставского, имевшего алиби и тем не менее приговорённого судом «за покушение» к смерти, в конце концов отпустили. А советским «Большим террором» в израильском исполнении стал расстрел корабля Альталены, в ходе которого погибли 19 человек. Уничтожить лидера ревизионистов Менахима Бегина, находившегося на Альталене, социалистам не удалось.

С годами марксистская версия русской идеи, принесённая в Израиль российскими евреями, снашивалась. Недаром книгу о рождении и умирании кибуца, превращении его в кладбище, Меир Шалев назвал «Русский роман». Ещё Голда Меир говорила, что социализм для неё важнее сионизма. Как министр иностранных дел, она 10 лет моталась по Африке, считая важнейшей задачей новорожденного Израиля — помогать недоразвитым народам. После побед в войнах за независимость и Шестидневной, социалистические еврейские лидеры всячески уговаривали арабов не покидать Израиль. Интернационализм — важнейшая часть марксистской догмы: «Пролетарии всех стран — соединяйтесь!». Знаковая фигура среди отцов-основателей Израиля Шимон Перес почти до конца своих дней выходил на первомайские демонстрации с красным знаменем. Идеалом для него был «Новый Ближний восток» с братством евреев и арабов.

Интересное понимание исторического увядания в Израиле левой идеи мы можем извлечь из недавней статьи Арье Бараца. Он представил дарование евреям Торы у горы Синай как засаду, устроенную Всевышним: «Тора свалилась на Израиль совершено внезапно, без предварительных обетований и знамений».

Аналогично, религиозный сионизм, ставящий еврейский национализм в библейскую перспективу и определивший Израилю место в мессианском понимании истории, тоже нежданно настиг евреев, живших, вроде, в секулярной социалистической стране. Барац, ссылаясь на мнение современного раввина Ури Шарки, последователя учения рава Кука, пишет:

«Религиозный сионизм является таким исправлением, которое сглаживает исторические деформации, стабилизирует баланс национальных духовных сил и расставляет все ценности по своим местам».

На последних выборах партия социалистов, создавших Израиль и долгое время доминировавших в нём, заработала жалкие 3 места в Кнессете. Сейчас интернационалистские идеи левых разделяют, в основном, университетские профессора общественных наук, многие журналисты да судейско-полицейская братия. Поэтому они пытаются сбросить чрезвычайно успешного и популярного правого премьер-министра страны Нетаньяху. Они стремятся обратить течение времени вспять, в русло интернационалистской русской идеи отцов-основателей.

Парадоксальная ситуация: интернационализм, привнесённый в мир марксистской ветвью русской идеи, которой евреи верно служили последнее столетие, торжествует в буржуазной Европе, где народы отказываются от своих национальных государств, разбирают границы и запускают к себе миллионы мусульманских переселенцев, да в США, где как манифестацию мультикультурализма её чёрные обитатели сегодня грабят и сжигают страну. А внесшие в наш мир идеи марксистского интернационализма потомки русских евреев в сторонке строят своё национальное государство, представляющееся последним островком реализации национальной идеи в мире размывания основ западной цивилизации.

___
Новая книга Бориса Гулько: Двухтомник «Поиски смыслов». 136 избранных эссе, написанных с 2015 по 2019 годы. $30 в США, 100 шекелей в Израиле. Е-мейл для заказа: gmgulko@gmail.com. По этому же е-мейлу можно заказать и другие книги Бориса Гулько.

Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Борис Гулько: Русская идея и евреи»

  1. Сэм, воспоминания Голды Меир широко доступны. Она описывает, как часами (кажется, на набережной Хайфы) уговаривала арабов не покидать Израиль в период войны за независимость. Я читал, как израильтяне в конце Шестидневной войны сбрасывали десант, чтобы остановить убегавших арабов.
    Интересна эволюция взглядов Бенни Морриса. Последнее, что я у него читал: выталкивали некоторых арабов, а надо было всех.
    Иосиф Гальперин, соглашусь: любая идея может дать паршивые всходы. Что принесли сегодня Америке «права человека» и «антирасизм»?

    1. Набережная Хайфы?
      Борис, вы на полном серьёзе считаете. что арабы сбежали, потому что Голда их плохо уговаривала?
      У Морриса нет никакой эволюции.
      Он раскопал ФАКТЫ изгнания арабов, и пришёл к выводу, на мой взгляд правильному, что без этого изгнания арабов Израиль не смог бы существовать.
      Тот же Моррис пишет, что он не нашёл прямых подтверждений, что Бен Гурион отдавал приказы об изгнании, но он нашёл подтверждения тому, что он давал приказы не пускать бежавших обратно.
      И повторю: ИМХО Бен Гурион был прав.

      1. Сэм! Гулько пишет не о страхах арабов, а о социализме Голды. Кстати, в 1967-м М. Даян стоял на мосту Алленби и уговаривал арабов не уезжать (ссылку дать не могу, но помню, что об этом писали).

          1. Как всех теперешних патриотов воротит от такой неправильной истории страны, которую построили такие неправильные люди.
            Улыбает

  2. Уважаемый Борис, соглашаясь с Вашей картиной развития национальной идеи в Российской империи, хочу предположить, что она взяла себе примером европейское развитие, где после Наполеона на развалинах Священной Римской империи стали вырастать национальные государства в Германии и Италии, даже Бельгия обрела самоидентификацию. Идея национального государства, сперва революционная, привела в Германии и Италии к фашизму, даже «санация» Пилсудского сыграла на ту же антисемитскую руку. Никоим образом не считая для себя возможным высказываться о политике и духовной жизни Израиля, все же хочу напомнить об этих фактах.

    1. Иосиф Гальперин:
      … Идея национального государства, сперва революционная, привела в Германии и Италии к фашизму … хочу напомнить об этих фактах.
      =======
      Уважаемый Иосиф:
      1) В Германии была другая идея, это факт.
      2) А в итальянском фашизме главное это Этатизм, а всё остальное это служебно и вторично. Это уже моё мнение — но не менее объективное, чем Ваше. Вот в Финляндии 1930-ых, например, тоже была идея национального государства.

      1. В Германии 19-го века, о котором речь поначалу идет в материале про Россию, была та идея национального государства (ее отголоски даже и у Гейне есть, как и у всех романтиков), которую и переняли. А уж потом пошли трансформации в разные стороны.

        1. Иосиф Гальперин: В Германии 19-го века, о котором речь поначалу идет в материале про Россию, была та идея национального государства …
          =======
          Верно.
          А в Российской Империи начала 20-го века был ОГРОМНЫЙ раскол между дворянством и крестьянством (фундаментальное противоречие идее «национального государства»), была имперская идея с местными особенностями (тоже сильное противоречие идее «национального государства») и постепенно развивалась экономика «западного» типа и усиливались либерализм и социал-демократия тоже «западного» типа (вполне в рамках идеи «национального государства» того времени).

          Были и другие тенденции, но до Первой Мировой этот «ОГРОМНЫЙ раскол» сглаживался. Но россияне не успели — и получили Ленина-Троцкого-Сталина и т.д. В этом я вижу самую-самую главную «российскую реальность» и огромную беду.

          А если говорить о «русской идее», то наверное это победившие идеи высших классов Российской Империи 1815~1917 годов, которые не смогли или не захотели преодолеть этот «ОГРОМНЫЙ раскол». Это фундаментальное противоречие идее «национального государства».

        2. Идея национального государства, сперва революционная, привела в Германии и Италии к фашизму, даже «санация» Пилсудского сыграла на ту же антисемитскую руку.
          ++++
          Уважаемый Иосиф! «Санация» Пилсудского была как раз направлена против идеи «национального государства» в исполнении Эндеции, т.е. государства только ДЛЯ этнических поляков, идеи, базирующейся на германо- и украинофобиях и на расовом антисемитизме. Пилсудский же видел Польшу как государство поляков, к которым относил всех, кто воспринимает или уважает польские культуру, язык, историю. Совершенно не случайно, что после его смерти антисемиты, нагло усмехаясь, говорили евреям: «Сдох ваш дед, теперь вам, евреям, конец».

          1. Спасибо, уважаемый Ilya G , за внимание, но я и не утверждаю, что именно Пилсудский развивал в Польше антисемитизм, я просто говорю, что политика национального польского государства, начатая им, разбудила разные силы. А к нему отношусь с уважением, у меня в пьесе «Бродячая собака» написано об одном его соратнике.

  3. Борис, постоянное напоминание, какие ужасные «социалисты» создали Израиль уже ничего кроме горькой усмешки не вызывает.
    В этой Вашей статье меня заинтересовала вот эта фраза:
    «После побед в войнах за независимость и Шестидневной, социалистические еврейские лидеры всячески уговаривали арабов не покидать Израиль.»
    Вы читали работы тёзки нашего Бенни известного израильского историка Бенни Морриса?
    Вы могли бы дать ссылку, на основании чего Вы написали про уговоры арабов не покидать Израиль в 1948-49 годах?
    Извините, но пока я не прочту на основании чего Вы это написали, единственное, что мне остаётся это считать написанное Вами просто искажением исторических фактов.
    P.S. Всегда буду рад узнать что-то новое и готов признать свою неправоту.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *