[Дебют] Милана Гиличенски: Подобные волкам

 277 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Нашу историю следует рассматривать в иерархии времён и событий: известно ведь — только вплетённая в ковёр нить становится частью узора. Мы пытаемся заглянуть в прошлое, за дымкой времён на отдалённых тропах разглядеть реальные события и судьбы: их переплетение и есть история. Время от времени стоит к ней возвращаться.

Подобные волкам

У Даков

Милана Гиличенски

Много лет земля высыхала под лучами палящего солнца, а склоны не знали виноградной лозы, зато леса были полны доверчивым зверьём, не ведавшим пули охотника, а в днестровских и припрутских плавнях уже водились умбра и большой чоп, самые древние обитатели этих вод.

Однако ещё раньше, до времён выжженной пустоши, на земле между Днестром и Карпатами, между Чёрным морем и Дунаем жил народ.

Греческим историкам стал он известен в пятом веке до нашей эры, через шесть веков римская армия в страшной войне почти полностью стёрла его с лика земли.

Они считали себя подобными волкам. Вероятно, образ создания, живущего в стае — отчаянного, злобного, готового на отпор, готового к жесточайшей атаке — подходил первым пришельцам, оказавшимся здесь, а потомки переняли его. В своих мистериях, в тайных обрядах и ритуалах обращались они именно к этому образу.

Изображение волка можно было встретить на монетах, на шлемах воинов, на знамёнах, на рукоятках ножей. Что значила для древних эта метафора сегодня неизвестно, однако известно, что более двух тысячелетий назад на этих склонах рос виноград, цвели сады, в полях колосились пшеница и рожь, на просторных угодьях паслись отары овец.

Люди селились вдоль рек и на возвышениях, где за укреплениями, защищающими от недружественных набегов соседей, можно было налаживать быт.

За укреплениями было спокойно. Там, за высокими земляными валами или деревянными стенами — каменные появились при Буребисте, незадолго до новой эры, — вращались гончарные круги, а умелые руки мастеров придавали обожжённой глине форму чаши, фруктовницы или кувшина. Сосуды покрывали ячеистым орнаментом, характерным для тех мест. Учились рисовать на эмали — сначала просто геометрические узоры, потом цветы, зверей и птиц. В кузнях и литейных мастерских обрабатывали металл — из него помимо необходимой экипировки для быта, ремёсел и армии, учились делать изящные украшения. У женщин популярны были браслеты в виде змей — древние связывали чешуйчатых пресмыкающихся с мудростью и бессмертием. Широкие одежды — плащи и накидки, скреплялись фибулами. Эти предметы роскоши — металлические застёжки и в то же время украшения — были в ходу с бронзового века и до раннего средневековья. Металлические фибулы пережили тысячелетия и сохранились до наших дней. Обработка украшений, цвет и форма позволяют судить о мастерстве древних, их особенностях и вкусах. В Дакии пользовались популярностью узловатые фибулы, однако человеческая фантазия уходила дальше бытующих стандартов, потому сегодня в находках археологов можно увидеть самые разные образцы, наиболее интересные — в виде портретов и масок.

Среди ремесел особо выделялась у Даков чеканка монет. Торговали, потому и нуждались в надёжном денежном знаке. Начали в веке четвертом-пятом, учились у греков — неслучайно самые первые образцы напоминали тетрадрахмы Филиппа Македонского, родителя Александра. Впоследствии разработали свои собственные монеты и довели их до высокого уровня нумизматического искусства. Материала было достаточно: в горах Карпат добывали золото и серебро.

Простой люд жил в хижинах — деревянных или тростниковых, скрепленных глиной и покрытых соломой. Хижины окружали изгородью — защищали «всё своё». Серебряные украшения и прочие ценные вещи дома не хранили — для них рыли ямы за пределами селений, прятали от грабителей. В тайниках драгоценности надёжнее сохранялись, иногда, для пущей надёжности, их преднамеренно портили.

Знать жила лучше. В каменных домах. Как правило, на возвышенностях, за пределами селений. Возле Сармизегетузы, главного центра доримской Дакии и резиденции дакийских царей, в дома знати был уже подведен водопровод — вода текла сюда по системе керамических труб. Вообще Сармизегетуза считалась одним из образцовых мегаполисов Антики. Одна только крепость — гигантский оборонительный комплекс на высоте 1200–м над уровнем моря — занимала 30000 квадратных метров. Вокруг неё на террасах строился и развивался город.

Разделение на элиту и массы было достаточно конкретным — только первые могли носить на головах высокие войлочные шляпы.

В святилищах — круглых помещениях в виде башен, возводили алтари божествам. Согласно официальной религии, предписанной дакам во времена Буребисты, почитали Залмоксиса, героя мифов и древних преданий, врачевателя и мудреца.

Впрочем, в частном порядке держались и своих домашних суеверий: над самодельными человеческими фигурками из глины совершали таинственные обряды. В колодцы возле домов встраивали каменные сосуды для водных духов. Кое-где приносили демонам в жертву домашнюю скотину — животных сжигали на специально огороженных для этого ритуала площадках перед святилищами.

Смерти не боялись. Залмоксис учил, что за одним земным бытием следует иное, чего же бояться? Боялись хворей, непогоды, мора скота, облав соседей.

Вообще оптимизмом не отличались, всё больше грустили: даки вошли в историю как меланхолики. Может быть, потому, что постоянно жили под угрозой войны? С запада грозили кельты, с востока — скифы и сарматы, однако опаснее всех были римляне. Дакия была лакомым кусочком для Рима, особенно когда в правлении Буребисты создалось настоящее государство: даки объединились с гетами.

Римляне, захватив Грецию и Македонию, оказались совсем близко к соблазнительной территории. Искушение разыграть «дакскую карту» стало в этот период особенно велико. С одной стороны, хотелось расшириться: великим державам всегда тесно, с другой — нашёлся резон: опасность влияния даков на новоприобретенные территории — от сорвиголовы Буребисты всякого можно было ожидать.

Сам Юлий Цезарь — а именно он был диктатором в республике в правление Буребисты — готовился к походу, и лишь его трагическая гибель позволила предотвратить римское нашествие.

Буребиста был талантливым военачальником. К началу своего правления он удачно провёл несколько военных операций, отодвинув кельтов на западе и укрепив свои позиции на Дунае. Им была собрана и подготовлена армия в 200 тысяч воинов, описанная историками как одна из самых мощных в Антике.

Как удалось собрать и организовать столько воинов правителю племени, разбросанного по холмам и утёсам? Сегодня это кажется невероятным достижением. Для укрепления позиции в собственном государстве призвал он на помощь Декенея, мага и проповедника, много лет странствовавшего по Египту: это древнейшее государство слыло в Антике страной магов. Желающие постигнуть искусство медиумов, волшебников, прорицателей уходили странствовать на берега Нила, там было чему поучиться. Возвратившись на свою территорию, новоиспеченные маги начинали активно промышлять волшебством.

Согласно преданию, сам Залмоксис, до того как стать божеством, проходил в Египте нечто вроде «школы молодого бойца». Там, обучаясь магии, он постигал одновременно и азы медицины, а в последствии и практиковал как медикус.

Древний маг — врачеватель был убеждён, что болезнь развивается при нарушении связи тела с душой. Лечить, считал Залмоксис, следует не одну болезнь, а всё тело и душу; прошли тысячелетия и правило это стало основой пропедевтики.

Буребиста, претворяя в жизнь свои идеи, опирался на учение великого мага: понимал, что измученный войнами народ Дакии нуждается в исцелении — телесном и духовном.

Прежде всего отменил культ Дионисоса и празднования в его честь, завершающиеся, обильными возлияниями и безумными оргиями.

Затем призвал население вообще отказаться от бражничества. Чтобы окончательно разделаться с пагубным влечением в массах, объявил кампанию по вырубке виноградников.

Вообще, призывал он к воздержанию от любых соблазнов — вероятно, вдохновился стоицизмом греческих философов. Призывал к физической тренировке, к закалке.

В то же время настаивал на беспрекословном выполнении своих указов: известный римский историк Страбон, современник Буребисты, оставил после себя подробный труд, описывающий политику первого царя объединённой Дакии. Не во всём согласуется она с сегодняшними критериями идеального правителя, и всё же, абсолютно достоверным остаётся факт, что за короткое время Буребисте удалось создать мощную державу.

Точно так же абсолютно достоверной — и это не раз подтверждала история — оказывается идея наказуемости инициативы. Буребиста был убит во время мятежа, Скорее всего, подняли его представители знати, недовольные централизацией власти и ослаблением её на местах.

Рубеж тысячелетий оказался для даков эпохой великих вождей.

Уже через 152 года — для истории это очень короткий срок, правил в Дакии Децебал. В историю этот правитель вошёл как герой-патриот, образец доблести и мужества. В отличии от своего предшественника, Децебал не нуждался в проповеднике — маге — чудодейственные способности приписывались ему самому.

Идеальный правитель, если такой теоретически возможен, должен быть чудодеем.

Если правитель просто добр и справедлив, ему не справиться с противоречиями, коих в любую эпоху более чем достаточно. В попытках примирить непримиримое он только повлечёт за собой смуту.

Если он беспощаден и зол, он оставит за собой шлейф крови и ещё большую непримиримость.

Блестящее образование — как минимум римские трилиум и квадрилиум, необходимы, но недостаточно, чтобы вершить власть.

Противоречия сумеет устранить только чудодей. Для воздействия на массы необходим магический ореол. Иногда этот ореол у правителя — благословение для подданных, великими магами были Перикл, Цезарь, Октавиан-Август, Пётр Первый. Иногда — проклятие, ибо магическими силами наделены были и Наполеон, и Гитлер.

Децебал был магом: умел за собой вести. И был одержимым — без одержимости не удаются никакие большие проекты. Главной целью его было полное освобождение и независимость Дакии от римлян. Потому деятельность сюзерена начал он с того, что вторгся в соседнюю Мёзию, бывшую тогда римской, уничтожил наместника и завладел большей частью провинции. Для войны, мысль о которой римляне так долго лелеяли в сердцах и душах, не было после этого никаких препон.

Тогда уже империей правил Домициан Флавий, сын Веспасиана и брат Тита, того самого, который жесточайшим образом подавил восстание в Иерусалиме. Будучи вынужденным одновременно вести войну с германами, римский правитель остановил операцию в Дакии. Попытка договориться с Децебалом и сделать из него Rex amicus выглядела в глазах гордых патрициев позорным компромиссом. Рим был империей принципов — принципами называли хорошо вооруженных воинов, стоящих в первых рядах легионов. Мудрый император не стал бы идти «на принцип» или «против принципа».

Не сумев довести дело до конца, Домициан передал Децебалу корону; этим жестом утверждено было владычество последнего. Домициан обязался выплачивать Дакии ежегодную дань — подобными знаками поощрения римский правитель предполагал купить нейтралитет и дружескую расположенность правителя даков.

Децебал схитрил. Предводителей римских частей, остававшихся на его территории, он привлёк к военной подготовке собственной армии. Под неусыпным наблюдением посланников Рима армия даков усовершенствовала своё боевое мастерство, теперь она была действительно одной из самых мощных и подготовленных в античном мире.

Изыскивая недовольных, агенты Децебала активно действовали в Римской армии и провинциях: охотились за солдатами-дезертирами, ремесленниками, строителями, механиками. Эту публику Децебал переманивал на свою сторону. Их «римские» знания и опыт в Антике — а это многого стоило, использовал он для решения собственных стратегических вопросов и проблем. В период между Домицианом и Траяном семимильными шагами развивалась сеть укреплений, строились военные машины нового типа, оснащалась армия. Со всеми противниками Рима поддерживал он постоянный контакт, некоторые славянские племена примкнули к нему, обещая поддержку в военных действиях.

В семидесятом году нашей эры в Риме, во время триумфа в честь Веспасиана и его сыновей, окончательно подавивших иерусалимское восстание, с Тарпейской скалы был сброшен Шимон Бар-Гиора, иудейский герой, своей силой и отвагой поразивший римских военачальников. Бар-Гиору боялись в метрополии, считали его вторым Спартаком. Расправа над ним означала полную и окончательную победу римлян в Иерусалиме. Храм — главная иудейская святыня — был разрушен, город для иудеев закрыт. И хотя до 73-го года держалась Массада, а с 132-го по 135-й под руководством Бар-Кохбы была поднята собранная им армия на восстание, большая часть населения снялась с места уже в 70-м году.

Не совсем ясно, пришли евреи в Дакию путём Сефарда или Ашкеназа, но факт, что они оказались тут во время правления Децебала, к концу первого века нашей эры. Предполагают, что поселил он их уже в 86-м году и сразу же позволил основать города на своей территории. Вот названия городов, предположительно основанных евреями: Тальмус — Талмуд, Беклян — Вифлеем, Аюд — Иудей, Жидава….

В лице новопоселённых Децебал видел союзников: пришедшие в Дакию евреи были обозлены на Рим и готовы были воевать против империи.

В 1542 году христианский священнослужитель Иоаннес Лебел дал огласку преданию, согласно которому, Децебалу в войне с римлянами помогали евреи из утерянного колена Дана. Точных данных на этот счёт не существует, известно только — и об этом пишут многие источники — новые еврейские граждане Дакии стали активными помощниками Децебалу в противостоянии с Римом. Совершенно точно известно, что в 105-м году Децебал наделил особыми привилегиями иудеев города Тальмуса.

Децебал позволил им обосноваться на своей территории, более того, официально взял их под свою защиту, обеспечив новое население хризобуллой — своего рода охранной грамотой, подтверждающей, что данные лица и их имущество находятся под опекой государственной власти.

Становится очевидным факт, что взамен на какие-то услуги евреи Дакии получили от Децебала гарантию спокойного существования. Но история многократно доказывала, что даже могущественные правители не самые надёжные контрагенты. Впрочем, часто не по своей вине.

С 98-го года в Риме правил Траян, и если одержимостью был он с Децебалом сравним, то армия его по своим возможностям превосходила децебаловску во много крат.

«Лучше оставить безнаказанным преступника, чем осудить невиновного».

Таков был девиз императора, в конце концов покорившего Дакию.

Траян сменил на престоле императора Нерву, выбранного из сенаторов уже в очень почтенном возрасте. Чуть позже Нерва сам выбрал Траяна, сделав его, незадолго до смерти, соправителем.

Когда приступил Траян к своим обязанностям, Вечный город всё ещё лихорадили воспоминания о поражении Донециана в Дакии. Можно было предположить, что захват территорий между Днестром и Карпатами, Чёрным морем и Дунаем нужен Траяну для укрепления собственного авторитета и могущества в несколько пошатнувшемся институте власти. Однако преимущества присоединения Дакии были столь очевидны, а политика Децебала по отношению к Риму столь враждебна, что, думается, новым императором руководил просто здравый смысл.

Об этом сильном, большом человеке, выходце из Испании, потомственном военном, отличающимся необыкновенной простотой и дружелюбностью, писали многие современники. Он часто появлялся без охраны, охотно проводил время с простыми людьми, не «славился» ни жадностью, ни стяжательством. Траянова колонна, возведённая в его честь сразу после победы — всего лишь признание современников, знак, понятный в столице империи.

Даже такие две слабости Траяна, как мальчики и вино не смущают современников. Историк Дион Кассий пишет: «Он пил сколько хотел, не теряя ясности рассудка, а в отношении мальчиков никому не нанёс вреда».

Дакская операция была весьма хорошо продуманным действом, потому первая часть её в 101–м-102–м годах удалась. Децебал сдался, ему удалось договориться с Римом, однако пришлось смириться с ролью Rex amicus — «дружественного правителя»… Условия Рима были вполне конкретны: полный контроль, выдача перебежчиков — ремесленников и солдат, сдача военной техники, уничтожение собственных укреплений и ещё одно, существенное: общие с Римом друзья и враги.

Некоторое время за соблюдением условий следили оставленные в Дакии римские легионы, впоследствии они вернулись обратно, и Децебал поспешил возобновить столь важную для своих амбициозных планов антиримскую политику.

Уже в 105-м году Траян пошёл во второй поход против Дакии. На сей раз армия его была оснащена ещё лучше. Через Дунай прямо к подступам дакской столицы, усилиями римлян был построен мост в один километр длиной, ставший чудом античной архитнектуры. Доступность города была таким образом почти обеспечена.

Против второго нашествия Дакия не выстояла. Децебал был обезглавлен, страна захвачена. Рим, став империей, не знал до Траяна таких войн.

Плиний, обращаясь в письме к поэту Канинию, вознамерившемуся увековечить эту войну в поэме, пишет: «Предмет нов, богат, обширен, поэтичен, и сама истина тут похожа на чудеса; ты опишешь нам новые реки, проведенные человеческими руками, построение мостов, станы на крутых горах, будешь говорить о царе, потерявшем престол и жизнь, но не мужество».

Не раз чья-то жажда власти на свой лад перекраивала карту мира, сдвигала границы, приводила в движение народы.

Изощрённая тактика Траяна в Дакии описана многими историками. Два блестящих полководца, две мощные армии, коим не было равных в ту эпоху, имперские амбиции против патриотизма, помноженного на неприятие экономической кабалы: римляне хорошо знали, как побольше заработать на провинциях. Но только ли это?

Мы видим, как отчаянно борется Децебал за независимость от империи. Чем объяснить такую пассионарность? Только ли патриотизмом и неприятием экономической зависимости? Не скрыто ли тут стремление к автократии, не даёт ли о себе знать ущемлённая гордость?

Если не сумел он оценить реалий и не попытался предотвратить беды, то действительно ли был так дальновиден, каким описан в преданиях? Если же всё-таки видел и предвидел, почему решился на очередную неравную схватку?

Чем стал в итоге магический ореол Децебала для народа Дакии — благословением или проклятием?

После покорения Дакии началось истребление местного населения. Такого масштаба геноцид едва ли имел себе подобных в античной истории. Большинство даков было уничтожено. Наиболее крепких и молодых угнали в рабство.

В честь победы империи в столице были объявлены празднества, в их рамках давались гладиаторские бои. Гладиаторами выставляли молодых дакских рабов.

О том, что случилось с еврейским населением Дакии, неизвестно. Возможно, увели их вместе с другими даками в рабство или истребили, но не исключено, что они выжили: римляне, и в частности Траян, не трогали евреев провинции, покуда те не бастовали против Roma caput mundi. О судьбе первых еврейских поселенцев ничего не известно.

Доподлинно известно, что с римлянами в Дакию пришли евреи — торговцы, чиновники, переводчики. В античные времена охотно пользовались услугами еврейских переводчиков — толмачей. Рим гарантировал своим иудейским согражданам и их молельным домам сохранность на завоеванной территории. Именно с той поры, с появлением еврейских поселенцев в римской Дакии, началась многовековая история румынско-бессарабского еврейства. По свидетельствам византийских историков, в раннем средневековье иудаизм был самой распространённой религией на этой территории.

Понемногу Римляне возрождали виноградарство на склонах между Днестром и Карпатами, между Чёрным морем и Дунаем. Однако лишь в средние века стало оно индустрией, особенно в позднем средневековье, в пору великого Штефана, сумевшего поднять эту национальную отрасль на очень высокий уровень. Чуть позже, в 300-летнюю эпоху османского властвования в Бессарабии, виноградарству опять был положен конец, а новое возрождение началось лишь с конца восемнадцатого века, в эпоху русских царей, с появлением на этой земле сельскохозяйственных колоний, Весьма значителен тут вклад еврейских переселенцев из Украины и России, но касаясь этой темы, мы забегаем далеко вперёд. История требует своего хода вещей, как требует его анамнез жизни, где во избежании путаницы всем событиям должно быть отведено время и место, а о наиболее главных стоит поразмыслить. И нашу историю следует рассматривать в иерархии времён и событий: известно ведь — только вплетённая в ковёр нить становится частью узора.

Мы пытаемся заглянуть в прошлое, за дымкой времён на отдалённых тропах разглядеть реальные события и судьбы: их переплетение и есть история. Время от времени стоит к ней возвращаться.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «[Дебют] Милана Гиличенски: Подобные волкам»

  1. Замечательная статья! Сам — из тех мест, но «наши» евреи из Германии и Польши. Интересно, можно ли по фамилиям или еще как-то выявить тех евреев, их потомков, которые переселились на дакские земли в древности?

    1. Дакские евреи, как мне кажется, — красиво изложенная гипотеза, а вот евреев с сефардскими фамилиями, но говорящих на идиш встречал.

  2. Дороная, Милана! ЗАМЕЧАТЕЛЬНО и ТАЛАНТЛИВО !!!
    Кто не знает прошлого, у того нет будущего.
    Читая (взехлёб) историю Вашей родины, твёрдо понимаешь, у этого народа, у этой страны ЕСТЬ БЕДУЩЕЕ, счастливое будущее!
    У Вашего Закарпатья, у всех народов Украины (включая евреев) есть светлое будущее!
    Огромное СПАСИБО, за память и надежду !! Снимаю шляпу.
    Успехов и здоровья !
    Ваши, Яков и Светлана.

  3. М. Гиличенски: “…Леса были полны доверчивым зверьём, не ведавшим пули охотника, а в днестровских и припрутских плавнях уже водились умбра и большой чоп, самые древние обитатели этих вод.
    Однако ещё раньше, до времён выжженной пустоши, на земле между Днестром и Карпатами, между Чёрным морем и Дунаем жил народ…
    Начали в веке четвертом-пятом, учились у греков — неслучайно самые первые образцы напоминали тетрадрахмы Филиппа Македонского, родителя Александра. Впоследствии разработали свои собственные монеты и довели их до высокого уровня нумизматического искусства. Материала было достаточно: в горах Карпат добывали золото и серебро.
    Простой люд жил в хижинах — деревянных или тростниковых, скрепленных глиной и покрытых соломой. Хижины окружали изгородью — защищали «всё своё»… В 1542 году христианский священнослужитель Иоаннес Лебел дал огласку преданию, согласно которому, Децебалу в войне с римлянами помогали евреи из утерянного колена Дана. Точных данных на этот счёт не существует, известно только — и об этом пишут многие источники — новые еврейские граждане Дакии стали активными помощниками Децебалу в противостоянии с Римом. Совершенно точно известно, что в 105-м году Децебал наделил особыми привилегиями иудеев города Тальмуса…
    О том, что случилось с еврейским населением Дакии, неизвестно. Возможно, увели их вместе с другими даками в рабство или истребили, но не исключено, что они выжили: римляне, и в частности Траян, не трогали евреев провинции, покуда те не бастовали против Roma caput mundi. О судьбе первых еврейских поселенцев ничего не известно..
    Доподлинно известно, что с римлянами в Дакию пришли евреи — торговцы, чиновники, переводчики. В античные времена охотно пользовались услугами еврейских переводчиков — толмачей. Рим гарантировал своим иудейским согражданам и их молельным домам сохранность на завоеванной территории. Именно с той поры, с появлением еврейских поселенцев в римской Дакии, началась многовековая история румынско-бессарабского еврейства. По свидетельствам византийских историков, в раннем средневековье иудаизм был самой распространённой религией на этой территории…”
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    “… Греческим историкам стал он известен в пятом веке до нашей эры, через шесть веков римская армия в страшной войне почти полностью стёрла его с лика земли…”
    Замечательный ненавязчивый и запоминающийся дебют радует: в Портале появился новый интересный прозаик Милана Гиличенски.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *