Леонид Рохлин: Мой блуждающий этнос. Продолжение

 258 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Снова погибли сотни тысяч людей, были разрушены академии, бесценные памятники культуры… Тогда, бросая накопленное, евреи спешно бежали по единственно возможному пути — на север. Караваны беженцев тянулись через Исфаган и Тебриз, на Кавказ. Но жизнь в горах была непривычна для евреев…

Мой блуждающий этнос

Леонид Рохлин

Продолжение. Начало

Хазарская история

Если подняться высоко-высоко в бездонное голубое небо над землями, окаймляющими северную часть Каспийского моря, то поразишься однообразию рельефа. На сотни миль тянутся ровные степи. С восточной стороны — глинистые такыры, песчаные барханы, жёлтые, выжженные, с редкими оазисами колючей южной растительности. С западной стороны — более зелёные степи, с осколками лесов в поймах немногочисленных рек, впадающих в море. Степи чётко разделяются огромной дельтой Волги, единственного поителя и моря и земель вокруг. Это рай для всяк здесь живущего! Сотни глубоких проток, изобилующих редкими породами вкуснейших рыб. Густые пойменные леса, забитые всяческой живностью — земной и водоплавающей. Широкие плодородные террасы, чьи земли приносят до двух урожаев ежегодно. И всё это в режиме чёткого разделения сезонов, не изматывающих человека ни бесконечной жарой, ни длинной морозной зимой. Зелёные западные степи тянутся бесконечным холмистым ковром на юг до русла Терека, за которым проглядывают остроконечные белые шапки Кавказских гор.

В III-V веках нашей эры на этих землях жило немногочисленное кавказское племя хазар. То были невысокие (до 165 см.), худощавые люди, судя по хрупким и мелким костям скелетов. Наверное они не любили воевать. В их могильниках редко находят наступательное оружие. Зато любили охоту и рыболовство, разводили домашний скот и почитали виноградарство. С опаской выходили в открытые степи, где царствовали жестокие, кочевые племена. С запада их тревожили грозные аланы (сегодняшние чеченцы), с севера и с северо-запада набегали чёрные булгары и буртасы, а с северо-востока приходили торки и гузы. И все отнимали жён и заставляли платить дань жирным вяленым балыком осетровых рыб, сладким виноградом и нежными дарами бахчей.

Поначалу у них не было даже городов. Не было и государственности. Жили отдельными родами и племенами, поклоняясь многочисленным богам Природы. Нельзя сказать, что они были уж совсем беззащитны. Племенные вожди от случая к случаю собирали молодёжь и как могли оборонялись от слишком наглых завоевателей. Но таких случаев было крайне мало. Степняков не жаловали комариные песни пойм, им негде здесь было развернуться со своими многотысячными отарами овец и табунами верблюдов и коней.

И вот, в этих Богом забытых степях, в конце 30-ых годов VI столетия появляются незванные гости из далёкой Персии. Это были сыны Израиля, из колена Симонова, сторонники трагически погибшего экзиларха Мар-Зутры, жестоко поплатившиеся за прямое участие в чуждой им гражданской войне персидских деятелей. Неизвестно, кто подсказал им идти на эти богатые и почти пустующие земли, к этому мирному и гостеприимному народу. Но это был мудрый человек. В противоположность тем, кто забыв об уроках Римского геноцида, когда нацией был потерян “родной ландшафт” и когда в сложных политических условиях Персии евреи смогли возродить и культуру и численность, опять ввергли свой народ в бессмысленную и чуждую гражданскую войну.

Снова погибли сотни тысяч людей, были разрушены академии, бесценные памятники культуры… Тогда, бросая накопленное, евреи спешно бежали по единственно возможному пути — на север. Караваны беженцев тянулись через Исфаган и Тебриз, на Кавказ. Но жизнь в горах была непривычна для евреев. К тому же горы и богатые долины были густо заселены воинственными племенами, исповедующими христианство и предупреждёнными Византией о революционных настроениях иудеев. И караваны потянулись далее на север, через Дербентский проход, в широкие степи вдоль западного побережья Каспийского моря. Эти степи поразили просторами, а хозяева — гостеприимством.

Хазары увидели измученных и подавленных людей. Быстро разузнали, что это ремесленники и земледельцы, жаждущие тихой и мирной жизни. Хазар это вполне устраивало, особенно грамотность и умелые руки пришельцев. Вероисповедание их совершенно не интересовало, что ранее являлось отличительной чертой всех степных народов. И они предоставили евреям земли и полную свободу действий.

Чуть позже, в конце 70-ых годов VI столетия, к хазарам привалило ещё одно “счастье”. С далёкого Балхаша пришли новые гости — грозные тюркюты. Их мощный каганат, ведя ранее бесконечные войны с китайцами и степными царствами, расширяясь во все стороны, дошёл и до степняков Прикаспия — торков, гузов, болгар и буртасов. Подчинил их, не обратив особого внимания на хазар, притаившихся в густых пойменных лесах.

И здесь снова надо отдать должное прозорливости племенным вождям хазар. Они сочли за благо радушно предложить грозным завоевателям свои богатые пастбища между Волгой и Тереком для выращивания боевых коней, основной ударной силы тюркютов, а предводителю — хану Истеми из дома Ашинов и его вельможам прекрасные земли на высоких террасах Волги и Терека для отдыха и развлечений. На все времена! За это тюркюты торжественно обещали никогда не брать дани с хазар, не заниматься сбором налогов и торговлей и защищать хазар от набегов степняков. Надменные тюркюты вообще считали торговлю презренным делом.

Так что все участники этого странного тройственного симбиоза были довольны. Никто никому не мешал — ни политически, ни экономически, ни религиозно. Вскоре случилось ещё одно событие, как ни странно, усилившее тройственный союз. В 658 г. под ударами уже тогда бесчисленных армий китайцев Великий Тюркютский каганат был разбит и его хан с остатками армии, вспомнив о райском уголке на Волге, примчался к хазарам, заметая следы от наседающих китайцев. Вожди хазар дружно приветствовали приезд тюркютов на постоянное жительство и предложили хану быть правителем на ранее согласованных условиях, тем самым освободившись от трудных и опасных обязанностей по охране своих границ. И вот тогда, в середине VII века, началась эпоха создания и развития одного из чудес света — хазаро-иудео-тюркютского государства.

Для того чтобы понять дальнейший ход событий, необходимо кратко рассказать о пришедших иудеев. Среди них почти не было светской и религиозной интеллигенции и богатых торговцев. И те и другие ушли ранее с ортодоксами-талмудистами в Византию, где уже давно существовали богатые еврейские общины и были отлажены торговые связи. Повторяю. В Прикаспийские степи пришли простые обыватели — крестьяне и ремесленники, ведомые уцелевшими революционными вождями и отрядами военных. Все они были подавлены недавними событиями, гибелью близких и потоками крови… Они жаждали тихой, спокойной жизни. Той самой обывательской тишины. У них не было никаких других целей прихода на эти земли — ни политических, ни экономических. Ими руководил инстинкт самосохранения!

И такая жизнь им была предоставлена. Вновь, как и ранее в Персии, началось восстановление нации. Но в совершенно оригинальных условиях. Теперь восстановление шло при неограниченной свободе действий и при отсутствии консервативной религиозной интеллигенции, жестко регулирующей жизнь простых крестьян и ремесленников. Не существовало государственного надзора и налогооблажений, довлеющей государственной религии и вообще контактов с более цивилизованными этносами. И ещё одна немаловажная деталь — никакого общения, особенно в первое столетие новой жизни, с соседними еврейскими общинами, пронизанных путами консервативных норм, древних законов и положений. Как было в Персии к приходу палестинских евреев.

Это был совершенно новый вариант для этноса, ранее достигшего высокого уровня культурного и социального развития. Вариант возрождения этноса в новом “кормящем ландшафте” не предполагал жесткой консолидации нации вокруг какой-либо одной глобальной Идеи. Религии. Как было ранее. В этом не было необходимости, так как не было довлеющего враждебного окружения. Работай, не покладая рук своих и будь счастлив дарами Природы, взращенных тобою и принадлежащих только тебе и семье твоей! Это и был принцип жизни евреев в Хазарии в течении первых… двух столетий. Страшно много дал им его Величество Случай. Идеальные условия гармоничного развития!

Поначалу иудеи поселились в междуречье Сулака и Терека. В те годы уровень Каспийского моря был значительно ниже современного и дельта Терека, подобно Волжской, была громадной территорией заросшей лесами и переполненной зверьём, дичью и рыбой. Иудеи не строили городов, жили замкнутыми поселениями. Во главе стоял экзиларх, осуществляющий порядок и судебное производство. Естественно, поселяне отчисляли от доходов своих. Крестьяне занимались земледелием, рыболовством и охотой, а ремесленники ковали изделия из железа, меди и серебра, выделывали из кож конскую сбрую для богатых тюркютов и хазар, строили дома и шили наряды. И, конечно, торговали со степными племенами и христианами Закавказья.

Среди пришедших было много грамотных людей. Не все ушли в Византию. Но грамотные низшего звена, не кончавшие иешив (академий). Не было учёных-законоведов и преподавателей академий. Поэтому детей в школах обучали только положениям Торы, но не статьям Талмуда, которые жестко регламентировали духовную и светскую жизнь. Вскоре многочисленные еврейские традиции и обряды стали забываться. Непреклонным оставалась только память о субботе и обрезание.

С ростом численности началось расселение евреев на север, вдоль побережья Каспийского моря. Прошло время и в окрестностях города Итиль (Астрахань), центра каганата, стоящего в дельте Волги, появились иудеи. Контакты с хазарами и тюркютами были всегда радушными. Шел интенсивный обмен продуктов, так как торговля была развита очень слабо. Смешанных браков почти не было. Евреи и хазары жили замкнутыми общинами.

Постепенно, десятилетия спустя, особенно с расселением решительных и воинственных тюркютов, еврейские женщины стали появляться в их шатрах. Этому способствовали и экзилархи, помня древние еврейские мудрости и главную из них. Никто не может обнаружить след птицы в воздухе, змеи на камне и мужчины в женщине, потому и рожающих детей только своего племени… Дети евреек от знатных тюркютов, воспитанные по законам Торы и наследующие власть и права отцов, естественно, повышали значимость еврейской общины.

Но главное было в другом! Воинственные тюркюты-отцы передавали детям свою повышенную пассионарность. Этнографы давно приметили, что внесение признака пассионарности со стороны ведёт к ускоренному её росту в новых этносах. В нашем случае в иудейском. Буквально через сотню лет вновь появляются пассионарии-евреи, чья избыточная энергия создаёт новые идеи и цели существования евреев в Хазарии. Они будут новыми для хазарских евреев и древними для этноса в целом. Это навязчивые идеи создания своего государства. Но не военным путём, как было в Персии, а экономическими методами внедрения в слабую власть. Совершенно новая задача и на сей раз блестяще решенная.

В IX веке на берегах Волги возникает мощное государство — Хазарский каганат. Содружество, именно мирное содружество хазар, тюркютов и евреев. Со временем каганат сосредоточит в своих руках практически всю мировую торговлю — от Китая до Франции. В течении первого двухсотлетия каганата (530-750 гг.) мировые геополитические страсти обходили стороной степные пространства северо-западного побережья Каспийского моря. Внутри региона стояла тишь и благодать, ибо тюркютские воины надёжно защищали хазар и евреев от набегов степных народов. Историки отмечают расширение каганата на север и особенно запад, где были захвачены земли степного Крыма и восточного его побережья. Тогда-то впервые интересы каганата вошли в столкновение с дипломатическими интригами Византии в бассейне Чёрного моря.

Но вот в самом конце VII столетия волны мировых бурь докатились и до Хазарии. Расположением Творца к этому моменту союз хазар, тюркютов и евреев уже достиг уровня высокой боеготовности. Первый звонок прозвучал ещё в 626–630 годах, когда заклятые враги евреев, Сасанидская империя персов возымела желание прибрать христиан Грузии, Армении и Агвании (нынешний Азербайджан), принадлежащих Византийской империи. Им удалось быстро захватить эти земли у ослабленных ромеев.

Византии пришлось идти на поклон к Хазарскому каганату и просить его помощи. И вот в 627 году тюркютская армия Тур-Джабгу хана, в составе которой впервые упоминаются и еврейские части, штурмом взяли Дербент, разорили Агванию и осадили «изнеженный, торговый, славный и великий город Тифлис…» В этом году он не был взят, но уже зимой 628 года город был разграблен дочиста. Такая же участь постигла и Армению в 630 году. Хронисты ставят в заслугу взятия крупных и хорошо укреплённых городов хазарским и еврейским воинам, так как тюркютские всадники при осаде городов хороших боевых качеств не могли показать…

Прошло четверть века и мощь персов была сильно подорвана стремительно растущим этносом арабов (650 г.). которые вновь захватили и Агванию, и Армению, и Дербент, вытеснив армию хазаров. Они вплотную подошли к южным границам Хазарии (663 г.). Эра обывательской тишины для евреев вновь заканчивалась. И вновь на патриотических нотах скуластые иудейские вожди (дети тюркютов и евреек) подняли еврейскую общину на защиту новой Родины. В персидской истории эра закончилась чуждой евреям гражданской войной. Теперь тоже войной, но священной. Отечественной.

Среди скуластых вождей появляются выдающиеся люди. Особо заметная фигура некоего Булана, с тюркютского — Лось. Впоследствии он принимает еврейское имя — Сабриэль. В армии каганата он видимо выделялся организаторскими и полководческими способностями. В 718 г., во главе хазаро-еврейских частей, внезапным фланговым ударом он окружает Дербент и после короткой осады овладевает им, тем самым перекрыв арабам единственную равнинную дорогу в Хазарские степи. Сабриэль энергично укрепляет город и все перевалы в горах, проводит реформы в армии, увеличивая её численность и боеспособность.

Но главная заслуга Сабриэля в другом! По всей вероятности уже тогда у него возникает идея постепенной иудеизации власти в каганате. Сабриэль планирует проведение широкомасштабных религиозных и социальных реформ, в первую очередь в самой еврейской общине. Будучи либерально верующим евреем, он понимает необходимость талмудистов — ортодоксов для жесткого единения нации. Вновь таже идея! Вновь как в Персии. Благодаря таким реформам ему мыслится, что можно достичь в Хазарии сильной централизованной военной и финансово — экономической власти. Для этого есть все предпосылки — отсутствие строгой государственности у тюркютов и хазар, подчиняющаяся Сабриэлю армия, относительная близость ортодоксальных еврейских общин в Византии, имеющих и капитал и отлаженную торговую сеть в странах Европы и Азии.

Сабриэль, как истый пассионарий, начинает решительно действовать. Он убеждает верховного князя (экзиларха) восстановить забытую веру. В 730 году возникает первая синагога и в том-же году отправляется миссия в Византию, к талмудистам, с просьбой прислать сабураев (учителей — высказывателей мнения), объясняющих положения Талмуда. Вместе с сабураями в Хазарию приезжают и представители крупных еврейских торговых домов для оценки обстановки или как сейчас говорят, для оценки возможностей инвестирования и гарантий вкладов.

Вероятнее всего они приехали, имея на руках какие-то конкретные экономические предложения для Сабриэля. Они предложили новый вариант «великой шелковой дороги». Северный вариант. Через северо-казахские степи, через Хазарию (Итиль), через южные славянские земли в Европу. Этот укороченный вариант, без прохождения через арабские государства и Византию, где местные правители буквально грабили купцов, должен был принести громадные прибыли. А гарантией долговечности должно служить единственное — захват власти в Хазарии. Создание иудейско-тюркютского государства.

Умирает Сабриэль, не дожив до осуществления своей мечты. Но начатый им процесс необратим и набирает силы. Вероятно, в соответствии с планами, начиная с 60-70 годов VIII века, в Хазарский каганат хлынули потоки иудеев из Византии. Эмиграция шла морским путём до южного Крыма, где грекам принадлежали приморские города. Далее через Керчь на восток в земли Кубани, Терека и нижней Волги. Эмигрировало, в основном, городское население, которое оседало в городах Хазарии. Самкерц (на Кубани), Саркел (на Дону), Семендер (на Тереке) и, естественно, в столице каганата Итиле, на Волге.

Их встречали радушно потомки экзиларха Мар-Зутры, забывшие не только революционные лозунги, но и древние еврейские обычаи. За это пришельцы платили оскорбительным презрением. Они были совсем другие люди, жившие в гуще политических и торговых страстей Византийской империи, жаждущие власти и обогащения. Византийские евреи покидали свои дома не только во имя коммерции. Они спасали свои души и имущество. Дело в том, что это были годы когда резко обострилось торговое соперничество евреев с греками и армянами. Последних поддерживало государство и официальная религия, всячески разжигая религиозный фанатизм. В те годы в Византии начались жестокие религиозные преследования евреев, вплоть до насильственного крещения детей.

Вообще, эти десятилетия (вторая половина VIII века) отмечены глобальным поворотом интересов иудеев в каждой из стран расселения. Меняется ментальность этноса и слово “еврей” теперь чаще всего связывают с торговлей и банковским делом.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Леонид Рохлин: Мой блуждающий этнос. Продолжение»

  1. Произведение сугубо художественное. По законам художественной литературы хорошее. Читается легко.
    Ссылки не нужны.

    1. Абрам, я почти ничеuо не знаю об этом, но мне очень интересно узнать.
      Это по Вашему всё fiction?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *