Леонид Рохлин: Мой блуждающий этнос. Продолжение

 184 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Хазарский каганат существовал в эпоху жесткой мировой междуусобицы. Их полуторастолетнее существование была отчаянной борьбой за выживание. Они попросту не успели насладится результатами своих побед. Не успели!

Мой блуждающий этнос

Леонид Рохлин

Продолжение. Начало

Первое упоминание о еврейских торговых домах во Франции датируется 795 годом, в Англии — 833 годом и т.д. Везде они находились под покровительством мудрых королей — Карла Великого (768–814 гг.), Эгберта Английского (827–839 гг.) и др., в равной степени соблюдающих интересы государства и свои личные. Европейские торговые дома являлись конечными пунктами “разгрузки” бесценных товаров, непрерывным потоком движущихся по Великому Шелковому пути из Китая.

Торговля велась преимущественно предметами роскоши — шёлком, драгоценными камнями и пряностями, приносящими баснословные барыши. И если в странах Европы “шелковые пути” находились в руках еврейских торговых домов, то в Византии и особенно в Персии, через которые ранее проходил Южный вариант пути, приходилось вести жестокую борьбу. И не только за экономические интересы, но и за физическое выживание вообще.

Всё это послужило причинами массового переселения евреев в Хазарию, где их ждала свобода вероисповедания и широкие экономические возможности. Была и ещё одна немаловажная тонкость! В 750 году пала империя Омейядов (властители Багдадского халифата), злейших врагов евреев и на престол взошли Абассиды, активизировавшие военную экспансию на восток. Халиф Абу-Ль-Аббас Ас-Саффах и его сын Мансур (750-775 гг.) в ряде сражений сломили основные силы китайской империи Тан в Средней Азии и Уйгурии, а последовавшее затем страшное восстание в Китае (756-763 гг.) окончательно подорвали мощь китайской империи. Это открыло страну для практически беспошлинного вывоза шёлка и пряностей. Употребление эпитета “страшное” не дань слову, а связано с катастрофическим уменьшением численности населения Китая за эти семь лет. В гражданской войне погибло около 36 миллионов человек и население Китая к 765 году составило всего 16,9 миллиона душ. Вот такие “казусы” бывают в истории даже весьма цивилизованных этносов.

Абассиды на востоке империи (в Уйгурии) теперь действовали в интересах хазарских торговых домов, взамен получая пушнину и рабов, поставляемых с верховьев Волги, морем по Каспию, в Персию. Это был новый, чисто хазарский торговый путь (меридиональный) и новые товары, приносящие не меньше прибылей, чем пряности и шелка. Караваны двигались теперь в Хазарию с двух сторон — с востока прибывали шелка и пряности, а с севера пушнина, лён, мёд и… рабы. Центром, где пересекались все пути служил славный город Итиль (ныне Астрахань), где вконец измотанных купцов ожидали разнообразные прелести — обильная пища, сладкое вино и юные красавицы, воркующие на языках всех народов мира. Ничего, как видите, не изменилось в индустрии отдыха и развлечений с той поры!

Город располагался на островах дельты Волги и Ахтубы, протягиваясь вдоль берегов на 8-9 километров. По словам очевидцев это был тесно заселённый город, разноязычный и шумный. Дома местных правителей, военных, богатых купцов и банкиров, синагоги, мечети, церкви, места развлечений, а главное огромные базары — круглогодичные выставки достижений всех племён и народностей. На островах в центральной части поймы среди густой зелени белели крепость, дворцы кагана и первых вельмож. Мусульманские источники того времени сообщали, что «… держава хазарская славилась правосудием и веротерпимостью и гонимые за веру все стекались в неё отовсюду, как яркий метеор блистала она на мрачном горизонте Евразии…»

Основная забота правительства заключалась в охране и обустройстве двух караванных путей — северного (шелкового) и меридионального (пушного), организации закупочных центров в странах — поставщиках. В Китае и в Биармии. Последняя располагалась в верховьях Волги и Камы, где жили мари и чудь. Там впервые возникли небольшие еврейские общины, фактории. Где-то между современными городами Пермью и Н. Новгородом. В Китае — в городах Кантон и Чаньянь.

Расцвет хазаро-иудейского каганата приходится на IX столетие. Сбываются самые смелые проекты Сабриэля и его последователей. Институт тюркютской государственности постепенно вымирает и, наконец, в 803 году полностью исчезает с политической арены. В этом году, некто Обадия, о котором было сказано «… муж знатный и богатый, боялся Бога и любил Закон и заповеди…», захватил власть, оставив тюркютского хана марионеткой. Да и то на время. Позже ханы вообще исчезают и появляются… еврейские цари.

Талмудизм становится государственной религией Хазарии, но никому не возбраняется жить по законам своей религии. Создаётся наёмная армия, постоянной доктриной которой является оборона, охрана экономических интересов государства. Наёмными солдатами сначала служили тюркюты, потом их заменили гузы и торки, после пришли гурганцы (мусульмане из Закаспия) и, наконец, появляются славяне. Постоянный корпус наёмной гвардии не превышал 20-30 тысяч воинов. С таким числом в наступательные походы не пойдёшь, но для охраны границ и караванных дорог этого, наверное, было достаточно. Если требовалось большее число воинов, то быстро набирались временные наёмники, оплата службы которых была крайне оригинальной новинкой того времени (кажется и сейчас). Платили большие деньги, но только за победу. Бегство каралось смертью!

Итак, к началу IX века вновь, как и в Персии, началось стремительное, революционное развитие небольшого еврейского этноса. Вскоре в диких степях междуречья Днепра и Урала возникло мощное торговое государство, сыгравшее на протяжении более 100 последующих лет исключительную роль в социально-экономической жизни государств Европы и Азии.

Переворот Обадии не обошёлся без крови — восстала тюркютско-хазарская знать, поддержанная небольшой кучкой сторонников. К счастью, широкой и долгой гражданской войны не было. Тюркюты к тому времени были слабы. Наёмная армия, руководимая еврейскими вождями, быстро подавила восстание. Хазарское население Терека, Дона и Волги безропотно молчало, ибо стремительное развитие транзитной торговли вызвало столь-же бурный рост инфраструктуры экономической жизни, обеспечивший благосостояние и ремесленников, и земледельцев, и скотоводов.

Армию и растущий бюрократический аппарат надо было кормить. Расходовать на это собственные деньги купеческая знать не желала и, следовательно, появилась система налогообложения. Видимо, весьма терпимая, так как посещавшие в те времена страну многочисленные христианские и арабские путешественники в один голос отмечали, что «… народ хазарский был сыт и счастлив и это было необыкновенным явлением в средние века…» Правда, были и другие мнения, но факт отсутствия за 150 лет крупных народных восстаний говорит сам за себя.

В первые же годы единовластия еврейских купцов зримо проступила довлеющая цель нового государства — организация совершенной системы монопольной международной торговли от Кантона до Лиона и от Камы до Персии. Грандиозная и совершенно новая для той поры задача! Своего рода политическая доктрина, где отсутствует прямая агрессия, завоевание территорий, свержение неугодных царей и правительств, призывы к грабежам и насилию, религиозная нетерпимость. Присутствует — мирная торговая политика со странами, которые так или иначе соприкасаются с торговыми интересами еврейских купцов-рахдонитов.

Лучшими друзьями становятся Абассиды Багдадского халифата, строго охраняющие южные караванные пути, Карл Великий, император Священного Римского союза, Эгберт Английский, Кордовские халифы в Испании. Все они особыми указами охраняют торговые интересы евреев и позволяют им жить по своим обычаям. Старинный враг иудеев, Византийская империя, где постоянно и полярно менялась обстановка от лютой и откровенной ненависти до лживых объятий, выбыла из стран-соперниц и превратилась к началу X века в слабое малоазийское царство без глобальных претензий.

Существовал ещё один важный ближний сосед — Киевское княжество. Отношения с ним были весьма непростыми. Граница проходила в те времена по Дону, где евреями была возведена мощная крепость Саркел, прикрывающая от набегов с запада. В Киеве мирно жили два небольших этноса — россомоны (русы) и славяне, впоследствии слившиеся в единое целое. Это были мужественные воины! Они постоянно воевали — с греками (860 г.), с болгарами (864г.), с полочанами (865г.), с печенегами (867г.), с кривичами (869г.). Но ни одна из хроник не отмечала войн с Хазарией.

Стороны хорошо понимали обоюдную заинтересованность в добрососедских отношениях. Ведь через южные Киевские земли проходили новые караванные пути из Итиля в Западную Европу. В Киеве останавливались огромные караваны. Имелись постоялые дворы и торговые ряды. Возможно жили и банкиры-менялы. Вероятно существовала небольшая еврейская община. Отношения с о славянскими князьями строились по тому-же принципу, что и с любой другой заинтересованной державой. Охрана Киевскими властями караванных путей с отчислением им согласованного процента за «спокойный» транзит товаров и пребывание в Киеве. И, конечно, торговля с Киевом, с сопутствующим этому процессу развитием различных подсобных ремёсел.

Дружба длилась до середины 80-десятых годов, когда были убиты славянские князья Аскольд и Дир. Власть в Киеве захватили пришельцы-варяги, Рюриковичи. С их воцарением отношения резко изменились. Первый же из них, Олег (882-915), разорил земли двух соседних славянских племён (северян и радимичей), находившихся под опёкой Хазарского каганата и стал требовать пересмотра суммы прибылей за транзит товаров. Началась война, которая быстро завершилась полным разгромом Олега (886г.) с выплатой ежегодной дани каганату и прекращением отчислений за провоз товаров через Киев. Следуя логике событий, можно предполагать, что в страну были введены хазарские войска для охраны торговых интересов купцов-рахдонитов. Такое вассальное положение Рюриковичей длилось около 70 лет. До воцарения Святослава.

Это время, середина-конец IX века, период максимального могущества иудейского государства на Волге. Время безраздельного гегемонизма еврейских торговых домов в странах Западной и Восточной Европы, в регионах Багдадского и Кордовского халифатов. Тюркютские ханы Хазарии исчезают даже номинально. На престоле каганата появляются еврейские цари — Вениамин (до 905 года), Аарон (905–939 гг.), Иосиф (939–965 гг.). Арабский путешественник Яфет ибн-Али пишет. Хазарские единоверцы, потомки колена Симонова и полуколена Манасиева, обитающие в стране Козраим (Хазария — от авт.), вдалеке от Иерусалима, бесчисленны и забирают дань от 25 государств по причине внушаемого ими страха и храбрости их…

Золотой век! Мы привыкли к тому, что время расцвета любого государства процесс не только военного и экономического величия, но и развития искусств. Время появления выдающихся личностей в литературе и музыке, архитектуре и философии, медицине и художественных ремёслах. Нет! Как и в Персидской истории, здесь, на новой почве, также не выросли великие имена. То-ли период могущества был в действительности перенасыщен жестокой военно-дипломатической борьбой за существование, вызвавшей рождение только этой пламенной страсти. То-ли сказалось отсутствие родного “кормящего” ландшафта. Возможно и другое. Пришедшие к этому времени талмудисты — ортодоксы, вновь ставшие у руля власти хорошо помнили запреты Моисея на изобразительные искусства. Он был относительно коротким золотой век иудейского Хазарского каганата.

Наступает закат торгово-экономического могущества. Первые сигналы наступающей бури раздались… в далёком Китае. В самом конце IX века (874-901 годы) вспыхнуло крестьянское восстание против гнёта императорской тирании Тан и как не покажется сейчас смешным (сквозь слёзы…) одним из лозунгов восставших китайцев было требование убрать еврейских купцов, монополизировавших закупки шёлка и пряностей. Восставшие разгромили еврейские общины в Кантоне и Чаньане и… великий шелковый путь превратился в узкую дорогу. Но купцы не были-бы купцами, если бы не подготовили дополнительные варианты.

К этому времени уже в полной мере действовал меридиальный торговый путь из Биармии (Волжско-Камское Предуралье) по Волге до Итиля и далее по Каспийскому морю в Багдадский халифат. Для обеспечения максимальной прибыльности и надёжности пути был предпринят военный поход. Местные племена буртасов, башкир и булгар были окончательно подчинены воле каганата. Сеть торговых поселений и факторий значительно расширилась. Потоком потекла драгоценная пушнина из Великой Перми (соболя, горностаи, куницы, белка) в страны Западной Европы и Багдадский халифат. Но со временем основным «товаром» стали рабы, весьма ценимые в армиях Византии и халифатов. Работорговля приносила основную прибыль.

Меридиальная дорога как-то возместила потери от краха шелкового пути. Но вслед за восточным сигналом последовали западные. Стали терять покровительство королей иудейские торговые дома в Западной Европе, особенно во Франции и Англии. А тут ещё развалился Багдадский халифат, от которого отошли Испания, Марокко, Тунис, Алжир, Египет, Средняя Азия. Появилась масса новых мусульманских государств с различными религиозными направлениями. Немедленно возникли трения религиозного характера с местными общинами евреев, вплоть до жестоких гонений.

Надо было создавать новые отношения. Новые и как правило рискованные инвестиции. Как следствие децентрализации местных властей стало небезопасно на караванных путях. Появились разбойнички в лице местных правителей, переставшие подчиняться центральной власти. Для охраны караванов и еврейских общин иудейским царям приходилось значительно расширять контингент наёмных войск, а главное мучительно думать о их национальном составе. Эта проблема становилась всё более и более важной, ибо и мусульмане и христиане не хотели драться с единоверцами.

В самом конце IX века случилась ещё одна неприятность. Восстали мусульмане Табаристана (южный Закаспий) и полностью блокировали с севера Багдадский халифат, прервав и меридиальный торговый путь. Через три года они завоевали практически весь современный Иран и хазарским царям пришлось вести с новыми правителями тяжёлые диалоги. Началась тщательная подготовка к войне, так как надежды на успех переговоров постепенно таяли. Но кто будет воевать с мусульманами? Прежние наёмники — гурганцы, гузы и торки тоже мусульмане. И тогда правители Хазарии обратили взоры на своих западных вассалов, славян Киевского государства. Вот так, за 60 лет до полного забвения, обозначились и непосредственные могильщики Хазарского каганата.

Царь Вениамин приглашает дружины Олега воевать за торговые интересы рахдонитов, в счёт уплаты дани. К тому-же он обещает не трогать награбленное в войне с мусульманами. И вот с 909 года на Каспийском море появляются славянские ладьи под флагом Перуна. Они громят и грабят мусульманские города на западном и южном побережьях Каспия, наводняя ужасом население и страхом местных правителей. В 913 году огромный флот славян (до 500 ладей) подверг полному разгрому прибрежные города Табаристана и караванные дороги рахданитов вновь наполнились жизнью.

Но крепкого союза со славяно-русами быть не могло, ибо они были не союзники, а данники (вассалы) хазарских царей. И, естественно, всеми силами старались сбросить еврейское иго. Этому очень способствовала Византия, заклятый враг Хазарии. Шла постепенная и неуклонная христианизация знати и населения Киевской Руси, старательно развивались торговые отношения с Византией, менялись моральные ценности Киевского государства и его правителей, Рюриковичей. К концу 30-ых годов X столетия князь Игорь почувствовал себя настолько сильным, что внезапно напал на Хазарию. Молниеносным рейдом он пронёсся по степному Крыму, взял город Самкерц (ныне Тамань), а его воевода Свенельд разгромил уличей (союзников иудеев), охранявших центральную караванную дорогу в Западную Европу и разграбил их главный город Пересечен (низовье Днестра).

Оправившись от внезапности, иудейская армия под руководством «досточтимого» Песаха освободила Самкерц и погнала неприятеля к Киеву, который и был ими занят в 940 году. Славяно-русы выдали царю Иосифу «свои мечи» и были обложены большой ежегодной данью. Об этом с понятной печалью повествует «Повесть временных лет». Киевское государство на некоторое время фактически перестало существовать.

В 945 году при сборе налогов для Хазарии убивают князя Игоря. На престол всходит его жена, княгиня Ольга, регентша при малолетнем князе Святославе. Именно этой женщине принадлежит заслуга в течении десяти лет (945-955 годы), постепенно и тайно восстановить силы Киевского государства в союзе с Византией, распространить в народе христианство, как непременное условие этого союза и широкой материальной помощи. Всё это прекрасно понимал царь Иосиф, но сил для противоборства уже не было…

Наступает 964 год. Святослав, умный и энергичный полководец, тщательно готовится к войне с Хазарией. Он знает силу хазарской конницы и потому, в обход безлесных степных пространств, тайно сплавляет войско до верховьев Днепра и перетащив ладьи в Оку, плывёт до Волги, а далее вниз до Итиля. Ранее он заключает союз с печенегами и гузами, богато одарив их Византийским золотом. Все армии встречаются у стен Итиля, где и происходит решающая битва. Наёмные войска и еврейское ополчение (хазарское население не поддержало евреев) были наголову разбиты и «… вряд ли кто из побеждённых остался в живых…».

Судьба Хазарии была решена! Святослав уничтожил Семендер на Тереке, кубанскими степями вышел на Дон и разграбил город Саркел, освободив себе дорогу на Киев. Остатки хазарских евреев осели в Крыму и на Тереке, где и просуществовали до XIY века небольшими этническими общинами караимов.

Более четырёхсот лет степи Хазарии дарили хлеб и воду еврейским беженцам. Земля оказалась настолько богатой и благодатной, что пришельцы смогли не только восстановиться, но и создать одно из наиболее мощных государств того времени. Своеобразную торгово-финансовую империю, удерживающую экономическую власть над многими странами в течении 100 лет. Кажется, что её развитие шло нормально. Соблюдена общая закономерность — рождение, процветание, старение и смерть. Правда, всё как-то прошло по ускоренной схеме. Вспомните! Почти три столетия полного забвения, никакой государственности, лишь обживание нового ландшафта в условиях остро необходимого взаимодействия со значительно менее цивилизованными этносами хазар и тюркютов. Последнее, конечно, не способствовало культурному и социальному развитию иудеев. Скорее наоборот!

Отсюда следует, что период возникновения, расцвета и гибели каганата, как централизованного государства, длился менее 150 лет. За этот срок можно достичь могущества в военной и торговой сферах, но ни в коем случае в культурной и социальной. Поэтому и не остались в степях от Кубани до Волги никаких памятников быта и культуры богатой общины иудеев Хазарии. И ни одного имени в области науки или искусств. Попросту не успели, не было времени на меценатство…

Всем хорошо известны памятники древнего Египта — государства с более чем 3000 летней историей, Ассирии и Вавилона — тысячелетней историей, Израиля — около 500 лет, Афин — 800 лет, Рима — 1300 лет, Византии — 1000 лет. Памятники ацтеков, майя, чьи империи тоже жили многими столетиями. Хазарский каганат существовал в эпоху жесткой мировой междуусобицы. Их полуторастолетнее существование была отчаянной борьбой за выживание. Они попросту не успели насладится результатами своих побед. Не успели!

Как прекрасна обывательская тишина. Как безгранично развитие творчества в такие эпохи. И доказательством этому тезису служит третья история моего этноса.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *