Джонатан Сакс: Мораль vs. политики. Перевод Бориса Дынина

 265 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Я верю, есть моральные и политические решения. Они различны, но возникает большая опасность, когда они радикально расходятся. Тогда политика становится аморальной и в конечном итоге коррумпированной. Спасение руками фанатиков — случай Пинхаса — не является решением. Политика должна быть моральной…

בס״ד

Мораль vs. политики

Moral v. Political Decisions (Pinchas 5780)

Джонатан Сакс
Перевод с английского Бориса Дынина

Пандемия коронавируса поставила перед миром ряд глубоких моральных и политических проблем. [i] Как далеко должны были идти правительства, стремясь предотвратить распространение вируса? В какой степени они должны ограничивать передвижение людей ценой ограничения их гражданских свобод? Как далеко должны были зайти указы по временному закрытию различных бизнесов с риском, что многие из них обанкротятся, население обнищает, возникнут громадные долги и экономика впадет в худшую рецессию с 1930-х годов? Это лишь некоторые из многих душераздирающих дилемм, которые пандемия навязала правительствам и нам.

Поразительно, что почти все страны приняли одинаковые меры: социальное дистанционирование и локализация до тех пор, пока число новых случаев не достигнет своего пика (Швеция была самым заметным исключением). Нации не подсчитывали стоимость этого. Практически единогласно, они поставили спасение жизни выше всех других соображений. Экономика может пострадать, но жизнь бесконечно драгоценна, и ее сохранение имеет приоритет над всем остальным.

Это была важное признание ценности жизни, впервые сформулированной Торой в Ноевом Завете:

«Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Быт. 9: 6).

Такова была первая декларация принципа, согласно которому человеческая жизнь священна. Как сказали Мудрецы: «Каждая жизнь подобна вселенной. Спасите одну жизнь, и вы как будто спасли вселенную».[ii]

В древнем мире экономические соображения имели приоритет над жизнью. Великие строительные проекты, такие как Вавилонская башня и египетские пирамиды, влекли за собой огромные человеческие жертвы. Даже в 20-м веке человеческая жизнь приносилась в жертву экономической идеологии: от 6 до 9 миллионов при Сталине и от 35 до 45 миллионов при китайском коммунизме. Тот факт, что практически все народы перед лицом пандемии выбрали жизнь, было значительной победой этики Торы о святости жизни.

Тем не менее, бывший член английского Верховного суда Jonathan Sumption написал интересную статью, в которой утверждал, что мир, или, по крайней мере, Британия, ошибся.[iii] Он был категоричен. Лечение может быть хуже, чем болезнь. Запрет означал, что население подвергнется домашнему аресту, и это приведет к большим страданиям и даст полиции беспрецедентные и опасные полномочия. Он утверждал, что принятые меры означают «вмешательство в нашу жизнь и нашу личную автономию, недопустимые в свободном обществе». При этом экономические последствия могут стать разрушительным.

«Если такова цена спасения человеческой жизни, мы должны спросить, стоит ли она того». (“If all this is the price of saving human life, we have to ask whether it is worth paying”.)

По его словам, в государственной политике нет абсолютных ценностей. В качестве доказательства он привел тот факт, что мы разрешаем пользоваться автомобилями, несмотря на знание, что они являются потенциально смертельным оружием, и что каждый год в авариях погибают и калечатся тысячи людей. В государственной политике всегда существует множество противоречивых соображений. Нет абсолютов, не подлежащих обсуждению, даже святость жизни.

От этих серьезных и сложных аргументов нельзя просто отмахнуться. Правы ли мы, полагая, что жизнь священна? Может быть, мы слишком высоко ценим жизнь, налагая огромное экономическое бремя на будущие поколения?

Я хочу указать, как ни покажется странным, на прямую связь между этими аргументами и историей Пинхаса. Это связь далеко не очевидна, но увидеть ее очень важно. Она заключается в разнице — философской и галахической — между моральными и политическими решениями.[iv]

Вспомните историю Пинхаса. Израильтяне, спасенные Богом от проклятий Валаама, безрассудно попали в ловушку, которую он тогда поставил для них. Они начали общаться с мадианитянками и вскоре стали поклоняться их богам. Бог разгневался. Он приказал предать смерти вождей народа. Бушевала чума. 24000 человек умерли. Один из вождей израильтянин Зимри привел мадианитянку Козби и сожительствовал с ней на виду у Моисея и народа. Это был самый наглый поступок. Пинхас взял копье и пронзил их обоих. Они умерли, и чума прекратилась.

Был ли Пинхас героем или убийцей? С одной стороны, он спас множество жизней: люди перестали умирать от чумы. С другой стороны, он не мог быть уверен в этом заранее. Любому наблюдателю он мог показаться просто человеком насилия, внезапно увидевшим разгула беззакония. Предшествующая глава Торы о Валламе закончилась этой ужасной неопределенностью. Но в главе о Пинхасе мы слышим ответ. Бог говорит:

«Пинхас, сын Элеазара, сына Аарона-священника, отвратил гнев Мой от сынов Израиля, возревновав за Меня среди них, и не истребил Я сынов Израиля в ревности Моей. Поэтому скажи: вот Я заключаю с ним Мой завет мира». (Чис. 25: 11-12)

Бог объявил Пинхаса героем. Он спас Израиль от гибели, проявил рвение, уравновесив неверие израильтян, и в качестве награды Бог заключил с ним личный завет. Пинхас сделал доброе дело.

Галаха, однако, резко ограничивает правомерность его действия в нескольких аспектах. Во-первых, она указывает, что если бы Зимри повернулся и убил Пинхаса в целях самообороны, он был бы объявлен невиновным в суде.[v] Во-вторых, согласно Галазхе, если бы Пинхас убил Зимри и Козби незадолго до или после их совокупления, он был бы виновен в убийстве.[vi] В-третьих, если бы Пинхас проконсультировался с Бейт-дин (раввинским судом) и спросил, разрешено ли ему совершить убийство, ответ был бы «Нет».[vii] Это один из тех редких случаев, когда Талмуд говорит: «Если кто-либо придет и спросит об этом законе, мы не должны учить поступать согласно ему». И есть много других условий и оговорок. Тора снимает эту двусмысленность, но Галаха восстанавливает ее. Говоря юридически, Пинхас был на очень тонком льду.

Мы можем понять эту ситуацию, только путем принципиального различения между моральными и политическими решениями. Моральные решения — это ответы на вопрос «Что я должен сделать?» Обычно они основаны на правилах, которые не могут быть нарушены независимо от последствий. В иудаизме моральные решения являются областью Галахи.

Политические решения — это ответы на вопрос: «Что мы должны делать?» где «мы» означает нацию в целом. Они имеют тенденцию включать в себя противоречивые соображения, и редко имеют четкую форму. Обычно решение будет основано на оценке вероятных последствий. В иудаизме эта сфера известна как мишпат мелех (правовая сфера правителя) или хильхот медина (законы общественной жизни).[viii] В то время как Галаха не зависит от времени, государственная политика имеет тенденцию быть временной и ситуативной («время убивать и время исцелять, время разрушать и время строить»).

Оказались бы мы в положении Пинхаса и спросили: «Должен ли я убить Зимри и Козби?», моральный ответ на вопрос был бы однозначен: «Нет!». Возможно, Зимри и Козби заслужили смерть, — весь народ был свидетелем их греха, — но никто не должен исполнять смертный приговор без соответствующего судебного разбирательства, доказательств и судебного решения. Убийство без надлежащей судебной процедуры — это убийство. Вот почему Талмуд замечает: «Это закон, но мы не учим ему». Если бы Пинхас спросил Бейт Дин, разрешено ли ему действовать, как он задумал, ему бы ответили: «Нет!». Галаха основана на не подлежащем обсуждению моральном принципе, и галахически вы не можете совершить убийство даже ради спасения жизней.

Но Пинхас действовал не по моральному принципу. Он принимал политическое решение. Были тысячи умирающих. Политический лидер Моисей находился в крайне скомпрометированном положении. Как он мог осуждать других за общение с мадианитянками, когда у него самого была жена мадианитянка? Пинхас увидел, что никого нет, кто мог принять решение. Опасность была огромна. Божий гнев, уже и без того сильный, мог разрушить все. Поэтому Пинхас действовал — не по моральному принципу, а по политическому расчету, полагаясь не на Галаху, а на то, что позже будет определено как мишпат мелех. Лучше немедленно убить двоих, кто впоследствии были бы приговорены к смертной казни судом, чем рисковать жизнью тысяч людей. И он был прав, как позже Бог сделал ясным.

Теперь мы можем понять, что было неоднозначным в поступке Пинхаса. Он был частным лицом. Нормальный для частного лица вопрос: «Что я должен делать?» есть моральный вопрос. Но он действовал так, как будто был политическим лидером, спрашивающим: «Что мы должны сделать?», и принял решение, исходя из представлений о последствиях — возможной смерти многих людей. По сути, он вел себя так, как будто он был Моисеем. Он спас момент и людей. Но представьте себе, что будет, если при случае любой член общества будет узурпировать роль главы государства. Если бы Бог не одобрил действия Пинхаса, его положение было бы не завидным.

Разница между моральными и политическими решениями становится ясной, когда дело доходит до решений жизни и смерти. Моральное правило Галахи гласит: спасение жизни имеет приоритет перед всеми остальными заповедями, кроме трех: инцест, идолопоклонство и убийство. Если группа окружена гангстерами, которые говорят: «Сдайте одного из вас, или мы вас всех убьем», они все должны быть готовы умереть, а не предать одного.[ix] Жизнь священна и не должна приноситься в жертву, какими бы ни были последствия. Это мораль; это Галаха.

Тем не менее, правителю Израиля было разрешено с согласия синедриона вести войну (не только оборонительную), даже если в результате многие погибнут.[x] Ему было разрешено исполнять несудебный смертный приговор в отношении отдельных лиц по соображениям общественной безопасности.[xi] В политике, в отличие от морали, святость жизни является высокой ценностью, но не единственной. Здесь значение имеют последствия. Правитель или правительство должны действовать в долгосрочных интересах народа. Вот почему правительства, учитывая падение уровня заражений коронавирусом, стали постепенно ослаблять положения о карантине, чтобы облегчить страдания людей, облегчить экономическое бремя и отменять ограничения гражданских свобод, несмотря на то, что в результате будут и смертельные случаи.

У нас есть личные моральные обязанности как индивидуумов, и мы принимаем политические решения как нация. Две различные вещи. Об этом и говорит история Пинхаса. Она также объясняет напряженность ситуации, в которой оказались правительства во время пандемии. У нас есть моральная обязанность чтить святость жизни, но у нас также есть политическая обязанность чтить не только жизнь, но и «свободу и стремлению к счастью».[xii] Глобальный ответ на Covid-19 был замечательным: практически каждая нация в мире поставила моральные соображения выше политических, пока опасность не начала отступать.

Я верю, есть моральные и политические решения. Они различны, но возникает большая опасность, когда они радикально расходятся. Тогда политика становится аморальной и в конечном итоге коррумпированной. Поэтому и возник институт пророчества. Пророки считали политиков ответственными перед моралью. Когда цари действуют во имя долгосрочного благополучия нации, они не подвергались критике. Но когда они действовали в своих интересах, они осуждались,[xiii] как и тогда, когда они подрывали моральную и духовную целостность народа.[xiv] Спасение руками фанатиков — случай Пинхаса — не является решением. Политика должна быть моральной, как только возможно, чтобы нация процветала в долгосрочной перспективе.

I believe that there are moral and political decisions and they are different. But there is a great danger that the two may drift apart. Politics then becomes amoral, and eventually corrupt. That is why the institution of prophecy was born. Prophets hold politicians accountable to morality. When kings act for the long-term welfare of the nation, they are not criticised. When they act for their own benefit, they are. Likewise when they undermine the people’s moral and spiritual integrity. Salvation by zealot — the Pinchas case — is no solution. Politics must be as moral as possible if a nation is to flourish in the long run

Шаббат Шалом,

___

[i] Это эссе было написано 11 ияра 5780, (5 мая 2020) года. Ситуация с пандемией не оставалась неизменной, но поднятые здесь вопросы имеют общее значение и не всегда ясно понимаются.

[ii] Mishnah, Sanhedrin 4:4.

[iii] Jonathan Sumption, ‘Coronavirus lockdown,’ Sunday Times, 5 April 2020.

[iv] Очень мало было написано на эту тему. Но можно указать сборник статей: Stuart Hampshire (ed.), Public and Private Morality, Cambridge University Press, 2012 .

[v] Sanhedrin 82a.

[vi] Sanhedrin 82b.

[vii] Sanhedrin 82a.

[viii] См. R. Zvi Hirsch Chajes, Torat Nevi’im, ch. 7, Din Melech Yisrael.

[ix] Tosefta Terumot 7:20

[x] Shavuot 35b

[xi] Rambam Hilchot Melachim 3:10.

[xii] Еврейский эквивалент этому: жизнь, свобода, стремление к святости.

[xiii] Классические примеры: Нафан и Давид, 2 Цар. 12; Илия и царь Ахав (3 Цар.)

[xiv] Стандартное выражение этого в Библии: «совершать зло в глазах Господа», встречающееся шестьдесят раз в ТаНаХ.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Джонатан Сакс: Мораль vs. политики. Перевод Бориса Дынина»

  1. Сталин, Гитлер, Дуче и некоторые прочие социалисты диктаторы. тираны, были великие умельцы в дипломатическом ремесле, в основе которого изощренное лицемерие явилось действенным способом одурманивания народов. внушая им потребность к выражению большого доверия к ним. явным злодеям. воспринимая их как носителей Добра. В понимании этого плебса эти их вожди однозначно являются морально полноценными.
    Эта реплика, не совсем по теме, упомянута. лишь как один из частных исторических примеров экстремального случая ложного восприятия кажущегося единства политики и \»морали\».
    Это сравнение . конечно, никак не относится к тому. что ныне происходит в мире в связи с пандемией.Увязывать эффективность действий политических лидеров в борьбе с общей бедой в зависимости от их морального настроя, все же считаю не уместным.
    Вместе с тем, ваше. Борис, мнение, которое разделяете с уважаемым автором, вполне достойно того. чтобы оно соответствовало действительности.

  2. А насчет «преимущественно крепких и работоспособных», то приведите данные об отвороте от больниц слабых и неработоспособных

    Таких данных, уважаемый Борис, действительно не отыщется. Хочется надеяться, что и далее такого не случится. И это никак не связано с возобладанием приоритета морали над политикой ,а явилось результатом проявления верности, самоотверженно с большим риском для собственной жизни спасающих тяжело больных, мед. персонала клятве Гипократа . Хотя . следует заметить что в СМИ просачиваются комментарии ученых –профессионалов эпидемиологов, считающих, что в случае, не дай Бог, возможности гигантского роста числа зараженных больницам из-за предельных перегрузок не удастся справляться со своими обязанностями, придется оказывать помощь избирательно, прежде всего перспективным больным. Но то. что ныне происходит, конкретно также и в Израиле, , по моему мнению, не потому. что у современных политических и государственных лидеров, в режиме борьбы с Ковед19 , возобладал в принятии политических решений моральный фактор. Это просто типичное проявление предписанной

    Государственным законом обязанности лидера нации-спасать жизни попавших в катастрофическое положение граждан и самой страны, независимо от уровня его нравственной сущности . Не всем лидерам стран, подверженных воздействию пандемии, удается успешно справляться с этой сложнейшей задачей, по многим объективным и субъективным причинам. Менее всего это связано с уровнем нравственной позиции принимающих решения политиков. Трудно заподозрить, например, во внезапном проявлении особого высокой человечности –возобладанию приоритета морали над политикой, у лидеров тоталитарных режима, скажем. России и Китая, добившихся . вроде бы сравнительно лучших показателей в борьбе с коронавирусом . Очевидно. что любой здравомыслящей политический лидер, будь то демократ, или диктатор, заинтересован проявлять определенную заботу по сохранению здоровой и крепкой духом нацию, чтобы обеспечить прочность своей власти. Но не всем удается этого достичь по известным причинами.
    Короче, считаю по-прежнему. что нет достаточных оснований утверждать, что возможен синтез политики и морали. Эти понятия не совместимы.

    1. sava
      — 2020-07-07 22:59:

      Короче, считаю по-прежнему. что нет достаточных оснований утверждать, что возможен синтез политики и морали. Эти понятия не совместимы.
      ==================
      Неизбежно, однозначного возразить на это утверждение невозможно, ибо этот синтез, если случается, всегда конкретен, не бесконечен и может быть проинтерпретирован гипотезами о том, что было в мозгу политика (например, аргумент, что он хотел удержаться у власти за счет морального поведения, будучи подлецом в душе). Поэтому мне остается только привести пример. Черчилль во время войны явил такой пример. А Сталин, к слову, своим отношением к своему народу, прежде всего солдатам, не явил, хотя победа была тожеством добра над злом нацизма. Так и в случае с политикой сегодня (с коронавирусом) я не лезу в голову политиков, но наблюдаю их действия и слова, и вижу пока(?) и успехи, и ошибки, и… синтез морали и политики (надолго ли?) вместе с рабби Саксом.

  3. 1.Утверждение: Политика должна быть моральной…

    Воспринимается, как пожелание: Как хорошо быть здоровым и богатым., что иногда,крайне редко все же случается. Но на случай, когда политика могла бы совмещаться с моралью, вряд- ли в истории отыщется такой прецедент.
    2. бывший британский судьи:
    .\».. утверждал, что принятые меры означают «вмешательство в нашу жизнь и нашу личную автономию, недопустимые в свободном обществе». При этом экономические последствия могут стать разрушительным.\»

    -оторваны от реальности. В условиях ЧП (войны, стихийных бедствий, пандемии и прочих катастрофических ситуациях) действуют временные законы, ограничивающие нормы свободы, даже в демократических странах.
    3. С утверждением автора :
    Практически единогласно, они поставили спасение жизни выше всех других соображений. Экономика может пострадать, но жизнь бесконечно драгоценна, и ее сохранение имеет приоритет над всем остальным.

    -трудно согласиться. Вряд-ли это результат проявления приоритета морали над политикой. даже для случаев. когда политики громогласно об этом декларируют.( как обычно это часто принято у политиков в качестве пиар акции). Истинная их цель в принимаемом решении действительно направлена на поиск путей по сохранению жизней и здоровья граждан, преимущественно крепких и работоспособных, дабы не разрушить жизнеспособность государства и не потерять власть.

    1. sava 7 июля 2020 at 12:12

      Вряд-ли это результат проявления приоритета морали над политикой. даже для случаев. когда политики громогласно об этом декларируют.( как обычно это часто принято у политиков в качестве пиар акции). Истинная их цель в принимаемом решении действительно направлена на поиск путей по сохранению жизней и здоровья граждан, преимущественно крепких и работоспособных, дабы не разрушить жизнеспособность государства и не потерять власть.
      =================
      Уважаемый sava,

      Вряд-ли или не вряд-ли, не знаю – в головы политиков не влезал, а их действия были такими, какими охарактеризовал их рабби Сакс. И если Вы видите «истинную цель в сохранении здоровья граждан». То это повторение того, что сказал рабби. А насчет «преимущественно крепких и работоспособных», то приведите данные об отвороте от больниц слабых и неработоспособных. Более того, ситуация с последними и вызвала скандалы в Англии, Канаде…, где теперь будут потрачены дополнительные средства для улучшения условий в домах престарелых. Насчет же «потерять власть», это мне напоминает «законы классовой борьбы»
      Но согласен, как подчеркнул и рабби: проблема «мораль-политика» часто не имеет однозначной интерпретации. Если намерение политиков сохранять власть оборачивается морально значимым решением, то и хорошо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *