Ефим Гаммер: Догадки играют в прятки. Часть 2

 397 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Когда стало смеркаться, мы залезли в спальные мешки: по двое в один. И сделали вид, что заснули, прислушиваясь к дыханию соседей, чтобы определить, когда они отключатся. Тот, кто был молод и выезжал на выходные с палаткой за пределы коммунальных квартир, прекрасно поймет, почему нам не спалось.

Догадки играют в прятки

Ефим Гаммер

Часть вторая. Часть первая

1

Реинкарнация. По-моему, существует. Наверное, поэтому мне раз за разом вспоминается, как в раннем детстве, лет в шесть, надев папину шляпу перед зеркалом, я попытался прикинуться взрослым. Посмотрел на своё отражение и обомлел. В зеркале предстал взрослый мужчина с голубоватого отлива глазами. В шляпе точно такого же образца.

Я снял шляпу, и человек исчез из поля зрения. Дело в шляпе, смекнул я, и с тех пор, а мне уже 75, никогда больше не носил шляпу. Мне хорошо и в берете — художник всё же, когда не поэт, не прозаик, а то и боксёр.

Спустя годы, когда мне попала в руки книга Эрнеста Хемингуэя о его жизни в Париже «Праздник, который всегда с тобой», я вновь столкнулся с моим зазеркальным незнакомцем.

Кем же он оказался?

Верьте не верьте — для меня и самого дико! — Скоттом Фицджеральдом. Хемингуэй много писал о нём, своём собрате по литературе и алкогольным застольям, малоизвестном тогда у нас.

«Пора бы и мне с ним познакомиться, — подумал я. — Посмотрим-прикинем, как они выглядят, молодые писатели дней минувших с иностранным знаком качества».

Далеко ходить не пришлось. В той же библиотеке по соседству с «Праздником» Хемингуэя я обнаружил роман Скотта Фицджеральда «Великий Гэтсби» Открыл книгу и обомлел, точь-в-точь как в детстве. С портрета на меня смотрел тот же человек, которого я увидел в зеркале на заре своей жизни.

Поразительно?

Но факт есть факт, и ни в зуб ногой. Моя реакция на столь феноменальное открытие покажется странной. Книгу Скотта я тут же захлопнул, словно с испуга, и осторожно поставил на место, между двух томов Хемингуэя, чтобы зажали её в борцовых объятиях, свойственных конкурентам, и не позволили привидению выскочить наружу.

Самое удивительное в этой истории, я до сих пор не прочитал ни одного произведения Скотта Фицджеральда. Почему? Что-то меня останавливало. Представлялось, что мне, именно мне, следует читать его в оригинале. Не иначе. Да-да, на английском. Однако английский мне никогда не давался. Как и музыка, хотя я из семьи музыкантов, вырос под разучивание гамм, исполнение классических пьес и джазовых импровизаций. По наитию, пробовал и сам сочинять мелодии, перебирая клавиши на рояле.

Интересно, почему эти две области закрыты для меня? Неужели дело и впрямь в реинкарнации? Ведь общеизвестно, осознание реальной действительности, окутанной поволокой мистики, оказывает пагубное влияние на психику. Начнешь говорить, что ты в прежнем обличии приписался к жизни под именем Скотт Фицджеральд, и того не желая, выправишь пропуск в Жёлтый дом, где тебя для творческого общения дожидаются уже Марк Твен, Джек Лондон и примкнувший к ним композитор звёздных опер Джузеппе Верди.

С ними лучше встречаться на обложках книг. Так что оставим такое родство душ в секрете от посторонних. Достаточно и того, что доверился листку бумаги.

2

После размышлений о реинкарнации машинально переключаешься на потустороннюю жизнь. Понятие «околосмертные ощущения» мне знакомы. Случилось однажды подниматься из собственного тела к небу. И не как-нибудь, а в больнице и в сопровождении невиданной эйфории. С ощущением, что Там, за облаками продолжение жизни. Но не добрался до искомой точки, подумал; «кто издаст мои книги?», и вернулся назад. Так что увериться в реальности потустороннего бытия мне пришлось другим способом, при помощи моего папы Арона Гаммера.

Интересно? Ещё бы!

Папа умер 9 мая 2001 года. Ровно через год он мне приснился. В руках аккордеон, перебирает клавиши и напевает: «Бабушки-дедушки — звёздные дороги. Бабушки-дедушки — наши якоря».

Мелодия будто приклеилась ко мне, слова проникли в мозг. Однако поплутав в извилинах, большая часть из них затерялась. И мне пришлось поспешно придумывать свои, чтобы они послушно ложились на музыку.

Странное дело? Привет с того света!

Но не растерялся. Внушил себе: и не такое бывало! И давай навёртывать телефонный диск, звонить Людмиле Шапиро в Хайфу, моему композитору, так сказать, чтобы продиктовать ей слова и напеть мелодию.

Уже с десяток песен она написала на мои стихи. Напишет и одиннадцатую.

Но как быть с моей вопиющей музыкальной неграмотностью? Нет, не то, чтобы я не прикасался к нотному стану, не учился на скрипача или аккордеониста, однако музыкального слуха во мне ни на грамм. И это при уникально одаренном папе — аккордеонисте, баянисте и композиторе, — авторе шлягеров, талантливой сестре — учительнице музыки и брате — джазовом саксофонисте, кларнетисте и аранжировщике.

Петь я не умел — точняк на все сто! Это, к слову, можно проверить и сегодня, если не жаль барабанных перепонок. Но каким-то чудом мотив смог напеть, и всего через день-два песня появилась. Да тут же выпорхнула в широкий мир. Проще говоря, в радийный эфир. И прозвучала на волнах радио «Голос Израиля» тогда, в далеком 2002 году, ровно через год после смерти моего папы.

Хотите послушать? Нет-нет, петь не буду — я же предупреждал о последствиях. Напойте её для себя самостоятельно. А текст… Текст не проблема. Вот он…

Бабушки-дедушки — звёздные дороги.
Бабушки-дедушки — наши якоря.
Жизнь начнут сначала, как наступят сроки.
Сроки наступают в День Календаря.
Дедушка-дедушка выполз из кровати.
Бабушка-бабушка — вышла на балкон.
Бес вселился в дедушку — кстати, иль некстати.
Оказался дедушка в бабушку влюблён.
Дедушка-дедушка вставил зубы чинно.
Бабушка-бабушка — скушала омлет.
Дедушка бабушку, снова став мужчиной,
пригласил в кино сходить, и купил билет.
Бабушки-дедушки — звёздные дороги.
Бабушки-дедушки — наши якоря.
Жизнь начнут сначала, как наступят сроки.
Сроки наступают в День Календаря.
Дедушка-дедушка — смутное влеченье.
Бабушка-бабушка — солнышко на лбу.
Дедушка бабушке сделал предложенье,
по-еврейски бабушку повёл он под хупу.

3

Инопланетян мне не доводилось встречать. Но стопроцентной уверенности в этом нет. Вдруг не я, а они меня встретили?

Загадочно? То-то и оно! Настолько загадочно, что я по сей день разгадать ничего не могу.

Итак…

Сигулда, вторая половина шестидесятых.

Для справки: Сигулду называют латвийской Швейцарией. Расположена она в гористой местности, на расстоянии 53 километров от Риги, по обе стороны сноровистой реки Гауи.

Мы раскинули палатку, разложили костерчик, открыли бутылочку сухого вина. У нас было в наличии все: и выпить, и закусить, и хорошее настроение. И поговорить было о чём — без «лишних» ушей. Представляю компанию: брат мой Боря, его Тамара, я и моя Галка, сокурсница и подруга Бориной жены.

Ближе к ночи, когда стало смеркаться, мы залезли в спальные мешки: по двое в один, соблюдая туристический принцип: пусть в тесноте, зато в тепле. Боря с Тамарой. Я, понятно, с Галкой. И сделали вид, что заснули, прислушиваясь к равномерному дыханию соседей, чтобы определить, когда они отключатся от нашей действительности. Тот, кто был молод и регулярно выезжал на выходные с палаткой за пределы коммунальных квартир, прекрасно поймет, почему мне и Галке не спалось.

Не спалось, и все тут!

— Извини, — пробормотал я, вылезая из мешка. — Я на минутку.

Реакция на сухое вино — известная. Я выбрался из палатки, и первое, что бросилось в глаза: это раскаленные угли, ярко попыхивающие искрами. «Придется на обратном пути водой их залить, а то еще ветерком разнесет — и пожар, — подумал я и вышел на отвесный берег.

Подо мной, на глубине чуть ли не в десять метров, светилась капризная Гауя, любящая завлекать неосторожных пловцов в омуты и водовороты. Но сверху она выглядела совершенно не опасной. И вдруг ее покрыто волнистой тенью. Я поднял глаза вверх, и увидел прямо перед собой, метрах в ста, летающую тарелку, попыхивающую изнутри жемчужным огнем, с иллюминаторами перламутрового свечения. Такое яркое, что я зажмурился. На секунду, как мне показалось, не более. А потом, когда вновь устремился к небу, тарелки и след простыл. А вот там, где она была, небо посветлело, да и везде вокруг. Я обернулся к палатке, вспомнив, что так и не загасил искрящие угли. К моему недоумению, костер прогорел вовсе, угли превратились в серый порошок, будто и для них, как и для неба, время переключило коробку скоростей, и в те две-три минуты моего пребывания на отвесном берегу Гауи, вместило несколько часов.

В палатке все спали крепким предутренним сном, даже Галка, что никак не укладывалось в голове. Я не стал никого будить, пристроился на пеньке рядом, раскрыл походный журналистский блокнотик и стал эскизно по памяти набрасывать привидевшуюся небесную тарелку и описывать свои впечатления от предположительной пропажи времени, трёх-четырёх часов моей жизни.

В следующее воскресенье республиканская газета «Советская молодежь» выдала сенсационный разворот о неопознанных летающих объектах над Сигулдой. Чуть ли не с десяток заметок очевидцев. И каждая — подтверждение того, что мы — не единственные разумные существа во Вселенной. Однако такая мысль, очевидно, противоречила кураторам молодежной газеты из ЦК компартии и комсомола Латвии, и они бросили летучие отряды дружинников на киоски. Но опоздали, бесы, изъяли далеко не всё. Газета уже разошлась, и передавалась из рук в руки, как подпольная прокламация, а на «черном рынке» шла за баснословные по тем временам деньги: за четвертак. Представьте себе, люди платили двадцать пять рублей за товар стоимостью в две копейки. Ничего не скажешь: русский бизнес, прибыль в тысячу процентов и без всякой затраты собственных средств.

4

— Ты говорил во сне, — сказала жена.

— Подумаешь!

— Но ты говорил на иностранном языке.

— Переведёшь?

— Это не английский. Не французский.

— Немецкий?

— Нет!

— Ну, полиглот, прибавь обороты!

— Неземной какой-то.

— Чего же не растолкала сразу?

— Ты никак не просыпался. Говорил и говорил.

— Может, что-то умное, если не по-нашему?

— А это мы проверим потом. Позовём дешифровальщиков и проверим.

— Каким образом?

— Не просыпаешься, вот я тебя и записала на магнитофон.

— Послушаем?

— Слушай.

— Хар ми эвен зман ба озен.

— Что это?

— Если бы я знала?

— Повторим?

— Это тебе не рюмка.

— Брось!

— Вдруг неземной пароль?

— Боишься, что зеленые человечки явятся по наши души?

— Вот-вот, утащат в космос. А мне и на земле пока что хорошо.

5

Менехуне — это такие человечки вроде гномов — вырыли на Гавайях канал с пресной водой, озеро для разведения рыб, возвели многие постройки. И при этом с людьми практически не пересекались. Работали по ночам, а с восходом солнца укрывались в подземных туннелях и пещерах.

Кто они в действительности, если паспорт никому на прописку не предъявляли? По местной легенде, гибриды, созданные инопланетянами для приведения острова в цивилизованный вид, чтобы нарождающееся население размножалось в комфортных условиях.

Отстукал на компе слово «размножалось» и невольно подумал: а ведь у родителей этих менехуне подобных условий быть не могло — гибриды! И ассоциативно догадался: ради воспроизводства таких супертрудолюбивых работников физического труда и похищают инопланетяне людей на Земле. У мужиков забирают сперму, у женщин яйцеклетки. И одушевленными плодами своей фантастической деятельности осваивают космос, оживляют ландшафт тех или иных планет, прежде рождающих разве что мёртвый камень.

Так или не так, не мне судить. Но в этой догадке больше правды, чем вымысла.

Не верите? Что ж, просто оглянитесь, посмотрите по сторонам. И прикиньте: не встречаются ли потомки менехуне и сейчас? Не с ними ли, трудолюбивыми чадами инопланетян, Хрущёв собирался построить коммунистическое общество в рекордные сроки, всего за двадцать лет? Может быть, с ними. Но обмишурился с географией. Не там искал прилежных работяг.

6

Оказывается, если сердце, печень, почки или другой орган умершего человека пересадить кому-либо, у него начинается индивидулизация донора, появляется чужие интересы и привычки. Это говорит, что душа человека пребывает во всём его теле.

Примеры. Пожилому сталелитейщику пересадили сердце семнадцатилетнего скрипача, погибшего от случайной пули при бандитской разборке. И что? Сталелитейщик увлёкся классической музыкой и стал ходить в филармонию на концерты, потеряв всяческую симпатию к пивному бару.

Другой пример. Женщина сорока с лишним лет получила донорскую печень от молодого мужчины, мастеровитого специалиста по ремонту квартир. И вскоре после выписки из больницы, прежде никогда не державшая в руке молоток, увлеклась работами по благоустройству жилища. Парадокс! Зачем ей это нужно, когда под боком муж и взрослые дети? Вразумительного ответа не последует. Нужно и нужно, будто в крови это или на роду написано.

Такие истории. Забавно? А если подумать трезво?

Понятно, под сто грамм, всякое насочиняется. А под стакан холодной воды сразу вспомнится: вот почему евреи отмечают «шлошим» — тридцать дней после смерти человека, и повторно прощаются с ним, а христиане это делают на сороковой день. Выходит, перед нами тот срок, когда душа, растекшаяся прежде по сердцу, печени, почкам, полностью испаряется из тела и воссоединяется с составной частью уже в лучшем из миров.

7

Человек создан голым. Как и все прочие существа.

У голого нет карманов. Следовательно, запасов он делать не станет. Сколько влезет в рот, столько съест и поблагодарит Создателя за плоды природы.

Голый будет держаться тёплого климата. Не побежит осваивать Арктику или превращать пустыню в цветущий оазис.

Однако кто-то надоумил его, что карманы важнее разума. И он стал запасаться карманами. Но для этого нужна одежда. А для пошива одежды требуются инструменты. И пошло-поехало. Лес рубят — щепки летят на растопку. Землю копают — выгребают руду. Варится сталь. Рождаются швейные иглы, ножницы, сабли, винтовки, государства. И пасторальный пейзаж теряется за частоколом заводских труб и ядовитым смогом. В таком адском тумане и человека не разглядеть. Толпа есть, а человека не видно. И всё почему? Из-за тяги к карманам.

8

Казалось бы, жизнь…

Ну и что?

А вот когда она под угрозой, внезапно осознаёшь: жизнь — это всё! Тебе дана жизнь, и живи себе, ни о чём лишнем не думай.

Но нет, ты рядишься в войну, чтобы смертью смерть попрать. А по правде говоря, чтобы лишить жизни своего супротивника. И при этом, в угаре страсти, не понимаешь: угроза витает и над тобой.

Ты венец, так сказать, творения, и не понимаешь элементарных вещей.

А маленький, едва различимый в микроскоп вирус, всё понимает, и разит каждого, кто попадается на пути.

Не попадайся! Легко сказать. Это на боксерском ринге можно уклониться от удара. А в жизни?

9

То и дело приходит на ум очередной сценарий фильма-катастрофы.

А всё почему? От избытка любознательности. Хочешь разобраться с природой опасного заболевания, а тебе подсовывают от имени титулованных медиков-исследователей очень уж диковатые версии, спаси господи! Мол, безболезненными носителями коронавируса являются дети.

Им, активным передатчикам инфекции, ничего не грозит при заражении, а вот взрослым…

Словом, взрослым рекомендуется ограничить контакты с малышами.

Но какая бабушка откажется от общения с внуком?

Какой дедушка отвернётся от лепечущего наследника?

Фейк это, или правда?

Если правда, тогда внезапно в мозгу вспыхивает: а не оказались ли мы свидетелями и невольными участниками внеземной диверсии, цель которой убрать со сцены истории старшее, изжившее себя поколение, а на смену ему выдвинуть реальное будущее человечества в образе и подобии сегодняшних ребятишек?

А? Бр-р-р! Действительно, чем не сценарий фильма-катастрофы?

10

Образованность — это когда от зубов отскакивают даты исторических событий и высказывания знаменитостей прошлых времён. Например, пирамида Хеопса построена в 2500 году до нашей эры. Или — «весь мир театр, а люди в нём актеры». Кто сказал? Шекспир!

Под этот камуфляж можно маскироваться до старости лет, и твои мысли, какими бы ни были, пройдут след в след с высказываниями великих.

Начнём?

Тут и зазвонил телефон.

— Алло! Кто на проводе?

— Служба психологической поддержки периода пандомии. Вы заказывали разговор?

— Да, заказывал.

— Глюки?

— Самоизоляция, чтоб её! Представляется, что день-другой и мыслить разучусь вовсе.

— Раньше?

— Мыслил в охотку. Соображал…

— На троих?

— Мы и в компании. О том, о сём. О войне и мире, о Сталине и Гитлере, о пришельцах и всякой прочей мистике.

— Что ж, тогда для психологического оздоровления и вопрос на тему ваших умственных возможностей.

— Слушаю.

— Известно ли вам, что Сталин находился в сибирской ссылке вместе с Каменевым?

— Как пить дать!

— Ссылка сближает, объединяет людей. Отчего же Каменев был расстрелян в 1937 году?

— Из-за болезненной мнительности Сталина.

— Интересная версия. А подробнее?

— В 1917 году, в пору Временного правительства, Каменев был главным редактором газеты «Правда». В заместители к себе он взял Сталина.

— За это же не расстреливают.

— Но Каменев имел свойство редактировать рукописи. И скрупулезно правил сталинские материалы, изгоняя из них орфографические ошибки. Следовательно, в недалёком будущем мог и заявить, да хоть с трибуны Кремля, что Сталин не лишен ошибок. Вот за это поплатился.

— Резонно.

— Значит?

— Угадали. У вас стопроцентное психологическое здоровье. Продолжайте и дальше размышлять в том же духе.

— А вы ещё позвоните?

— Позвоним. Как без этого? Нам нужно держать руку на пульсе вашего самочувствия и не допускать до…

— Суицида?

— Сначала, до маразма.

— Ага! В таком пикантном случае давайте и о Гитлере поговорим. А то, коснувшись всего лишь одной темы из наших разнообразных кухонных посиделок, я с непривычки могу почувствовать себя несколько ущербным.

— Не торопитесь отпевать свои умственные способности. Психоаналитик Фрейд говорил: «прежде, чем ставить себе заниженную самооценку, убедитесь, что вы не окружены идиотами».

— Вы?

— Боже упаси!

— В таком случае, о Гитлере?

— Если не терпится войти в форму кухонного чемпиона-энциклопедиста, что ж… пожалуйста. Вопрос на засыпку. Почему мама Клара после смерти мужа перевела Адольфа в другую школу, расположенную за тридцать с лишним километров от Линца в городе Штайр?

— Хитрый вопрос. Но мне по мозгам. Причина проста. В Линце, где Адольф учился прежде, его из-за плохих отметок оставили на второй год в пятом классе. Мама Клара подозревала, что её непутевого сына, так и не освоившего премудрости школьных наук, оставят в Линце и на третий год. Вот и отправила его в Штайр, где учителя более покладистые.

— Не лучшая ли доля выпала бы человечеству, окажись Адольф третьегодником, единственным на весь Линц?

— Простите, но романы, написанные в сослагательном наклонении, не для меня. Что было, то было. А чего не было…

— Опять вы подтвердили полное психическое здоровье. А то ведь, если следовать путями сослагательного наклонения, дорожка приведёт прямиком в сумасшедший дом.

— И будем там друг другу растолковывать, что было бы, не случись то, не случись это.

— И родились бы мы, если бы не встретились некогда наши родители?

— Да и позвонили бы вы мне, не попади я в карантин?

— И кто бы при таком сослагательном раскладе столь высоко оценил ваш аналитический ум и душевное здоровье?

— Позвольте. А творческий потенциал?

— И с Музой, выходит, общаетесь?

— При самоизоляции больше не с кем.

— И?

— Вот стишок написал.

— Слушаю.

— Где девственность гуляет по планете, там, к сожаленью, не родятся дети.

— При внимательном прослушивании, имею непреодолимое желание отметить: слово «гуляет» отнюдь не для девственницы. Оно несёт скрытый подтекст и низводит поэтический образ от возвышенности к низменным инстинктам. Видите ли, скрытый смысл слова «гуляет» более соответствуют поведению ночной бабочки, а не девственницы.

— Но это никак не отражается на концовке.

— То бишь?

— От девственниц, к сожаленью, не родятся дети.

— От ночных бабочек, в основном, тоже. Или вы хотите, чтобы и от проституток рождались дети? Мало нам, что весь мир и без того стал продажным.

— Ничего я не хочу!

— А на посошок?

— Наливайте? Вы там, я здесь. И чокнемся.

— Каким образом?

— Я с телефонной трубкой. А вы?

— Со слуховым аппаратом.

— Будем здоровы!

— Будем!

И буль-буль по обе стороны незримого горизонта.

11

Жизнь и смерть настолько прочно переплетены, что иногда останавливают время. И человек оказывается во временной ловушке, не способный вырваться в завтрашний день. В этой ситуации ему внезапно представляется, что во всех своих реинкарнациях он существует одновременно.

Как?

А так!

В генетическом плане на сотни и тысячи лет вперёд и назад мы одной, как говорится, крови со своими предками и потомками. Но в плане реинкарнации мы сами по себе, и можем оказаться врагами своим кровным родственникам в прошлом и будущем.

Дилемма!

Что только ни придёт в голову на сон грядущий? К чёрту!

Утро вечера мудренее.

12

Утром, не успел проснуться, как телевизор опять показывает летающие тарелки и поясняет — НЛО! Тарелки как тарелки. Летают себе, летают, чтобы никто не сомневался в их существовании. А зачем летают? Для чего их существование? Этого не уразуметь.

Любителям-уфологам дано предположить, что инопланетяне наблюдают за нашим поведением тысячи лет. Но не дано им догадаться, почему не объявляются, не представляются по всей форме, типа:

— Здравствуйте, люди-граждане. Мы — зеленые человечки, мастера научных экспериментов, радеем ко всему разумному, доброму, человечному. Вот и смотрим за вами, вот и контролируем, чтобы вы дров не наломали, когда щепки уже летят.

Но не представляются! Не появляются вживую. Отказываются от прямого контакта, чтобы наконец-то разъяснить нам, непутевым: кто мы и зачем коптим небо?

А всё очень просто, если прибегнуть к догадкам.

С появлением реальных инопланетян в нашей жизни, внезапно преобразится и вся человеческая история. Наступит полное прояснение в религиозных догмах и философиях. И уже не потребуется с оружием в руках доказывать, чей бог лучше, справедливее и добрее. Наступит такое безысходное буйство в мозгах, что инопланетянам правильнее не показываться на глаза ограбленному в иллюзиях человечеству.

Что они и делают.

13

Такое изобилие животного мира — ого-го! Одних обезьян, из которых мы якобы произошли, сотни разных модификаций. Смотришь на этих, вроде бы земных своих предков, и начинаешь шевелить мозгами. Не иначе всё это — научный эксперимент, проводимый вроде как в зоопарке.

Ведь по закону выживания, назови его хоть эволюцией, количество конкурирующих видов должно быть в разы меньше. По самой примитивной раскладке, типа: волк — овца — трупные черви, чтобы утилизировать гниющие остатки пищи.

Но нет! Миллионы разномастных пожирателей мяса, сочных плодов, зеленой травы, водорослей шастают по нашей планете. Везде, куда ни посмотришь: в небе, на земле, в море. Хватит ли еды на всех? И кто выживет, если не хватит? Или, того хуже, случится ледниковый период или ядерная война?

Анаконда, оказывается, может находиться без пищи целый год. Слопает антилопу, свернется калачиком и будет переваривать проглоченную тушу до благодатных времен.

Крокодил, оказывается, впадает в анабиоз, и переживёт, как и в прежние миллионы лет, любые капризы погоды, включая арктический холод. А затем опять воскреснет и отправится на охоту за такими же счастливчиками, но лишенными острых зубов.

Заурядная крыса, оказывается, не боится радиации, а, следовательно, и атомных угроз из агрессивного мира людей с погонами на плечах. Погоны истлеют, люди сгорят, а вот крысы только размножатся и увеличатся в размерах — кошки, берегись!

Спрашивается, зачем на нашей, лучшей из планет, давать такие удивительные способности неразумным, якобы, животным? Наверное, всё же не ради нашей, лучшей, как сказано, из планет. А ради какой-то другой, далеко не лучшей, где и холод собачий, и радиации переизбыток — кушай, не хочу!

Наверное? Скорее — да, чем — нет. Создали их здесь, обкатали на выживаемость в нашем зоопарке, поставили знак качества и в нужный срок по указу свыше отфутболят в дальний космос за пару сот световых лет от Земли. Плодитесь и размножайтесь. А соскучитесь по человеку разумному, и его пришлём к вам на переподготовку, чтобы разобрались, в конце концов, кто царь природы.

14

Шаровая молния… По предположениям последнего времени, это миниатюрная звезда. Или… микроскопическая чёрная дыра. Почему чёрная, если наоборот матово-белая? И почему дыра, если больше похожа на шар? Это с моей точки зрения 1961 года, когда мне исполнилось 16 лет. А располагалась она, моя точка зрения, в ту пору на раскладушке, слева от окна, напротив двуспальной кровати, в которой досматривала сны моя старшая сестра Сильва, обещающая вскоре родить мне племянника Арика.

Под утро, когда сквозь окно явно проглядывало пасмурное рижское небо, в гости к нам в спальню проникла шаровая молния, величиной с теннисный мячик. Зрелище поразительное: просочилась она сквозь стекло и поплыла в воздухе, слегка покачиваясь, будто это живое, притом любопытствующее существо. Прошла вдоль Сильвиной кровати до стены, развернулась на обратную ходку, затем по касательной обогнула металлическую печку, смастерённую папой, и вновь направилась к кровати.

Я онемел. И, думаю, это было самое правильное, что сделал. Иначе мог разбудить Сильву, спугнуть шаровую молнию, и — взрыв. Да или нет? Не мне судить. Мне инстинктивно реагировать на происходящее.

Главная реакция на незваную гостью, как я догадался, сам не зная почему, это именно полное онемение — ни слова, ни движения, даже если хочется вдруг почесать затылок от недоумения.

А недоумение нарастало. Солнечный шарик будто изучал нашу комнату, передвигаясь от одного предмета к другому, Положим, так слепец ходит по квартире, ощупывая всё вокруг, чтобы не споткнуться, и благополучно добраться до входной двери.

Те же осмысленные, интеллектуального толка поступки я наблюдал и за шаровой молнией. Она так же осторожно передвигалась к своей входной двери, то бишь окну, и, поднявшись над подоконником, вновь просочилась сквозь стекло. Теперь наружу.

Что же это такое? Глаза не соврут: всё вижу отчётливо и по сей день. Шаровая молния двигалась по комнате вполне осознанно. Будто что-то искала. Нашла или не нашла? А, может, что-то обронила? Во всяком случае, именно тогда, тем летом, я начал писать стихи. Совпадение? Вполне возможно. А если не совпадение? У шаровой молнии не спросишь. А самому не понять.

— Вот когда тебя шарахнет по голове, тогда и поймёшь! — такое поучительное изречение досталось мне в детстве. Не припомню уже от кого. Но втемяшилось в ту самую голову, по которой должно было что-то шарахнуть. Теперь предполагаю, имелся в виду взрыв шаровой молнии. Но, слава богу, пронесло. И я до сих пор остаюсь в незнании, что она собой представляет и что её вызывает. Впрочем, не я один. А как выясняется, весь научный мир, о чём и было сказано сегодня с экрана телевизора.

По какой причине?

По самой обыденной: в небе над Иерусалимом вспыхнула шаровая молния.

Вспыхнула и бесследно исчезла, никому не сказав о своих намерениях и маршруте следования.

Скатертью дорога, подруга моей юности! И не шарахай никого по голове во имя добрососедства и взаимопонимания!

15

Парадокс…

Наши продвинутые в науках и домыслах земляне в разговорах насчёт непознанных явлений природы и визитов космических гостей с завидной уверенностью утверждают, что инопланетяне намерены в будущем поделиться с нами знаниями.

С нами?

Хорошо, поделятся. Но постигнем ли мы их знания?

Если обратиться лицом к истории, а не как обычно, задом, то вроде бы они уже делились знаниями на уровне Божественного прозрения, даже на камне высекли — для вечности, не для промывки мозгов по случаю личного общения.

И что? Нам не до знаний, когда дерёмся друг с другом, переиначивая понятия. И высекаем ныне заповедное «не убий» огнём и мечом. На телах поверженных противников.

Как же после этого делиться с нами новыми знаниями? Опять извратим?

Нет!

Кто сказал?

Я.

А кто ты? Отсюда не видно.

Инопланетянин.

Где же тебя носит, если отсюда не видно?

Там, где будут пребывать ваши знания, когда вы постигните десять заповедей.

Так ведь ковчег завета со скрижалями утрачен.

А вы обратитесь к сердцу.

Почему не к уму?

И это сердце подскажет.

16

Было так: английский офицер обнаружил в лесу, примыкающем к его военной базе, НЛО. Прикоснулся к металлической поверхности летающей тарелки, исписанной загадочными графическими знаками, похожими на иероглифы, и в отместку получил мощный удар тока. Одновременно его опалило цифрами двоичного кода. Как это опалило цифрами? А вот так, цифрами! Объяснять — не по мозгам: космическая загадка. При этом в памяти все цифры сохранились.

Годы спустя программисты расшифровали цифровое послание.

Оно гласило:

— Мы наблюдаем над вами. Исходный год 8100.

Поди разберись, когда в действительности наступит исходный год.

По христианскому календарю? Так этого ещё 6000 лет ждать.

По еврейскому? Тогда 2320.

Но, главное, чего ждать? Какого исхода?

Инопланетян с их планеты? Или землян с нашей планеты?

В любом случае, до исходного года далеко, и можно по-прежнему валять дурака, не задумываясь о последствиях и отгоняя здравые мысли.

Одна такая — здравая — закралась и ко мне в голову, и никуда из неё, будто и она прислана из космоса.

А что, если исходный год надо искать не в земном календаре, а?

Что, если на их планете сейчас какой-нибудь 8099 года, а?

Тут и давление подскакивает, и лёгкий мандраж по телу.

То-то и оно!

* * *

Реинкарнация. Есть или нет — это вопрос. Но схожесть налицо: Леонардо да Винчи (слева) и Ефим Гаммер
Открытие выставки Ефима Гаммера в Доме художников Иерусалима
Рива и Арон Гаммер (ниже) в молодости, после женитьбы, Одесса 1937 год

Иерусалимский джазовый ансамбль Бориса Гаммера (в центре с кларнетом)
Инопланетяне, рисунки Ефима Гаммер, рапитограф, тушь

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Ефим Гаммер: Догадки играют в прятки. Часть 2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *