Евгения Кравчик: 100 дней милосердия или бессильной злобы?

 163 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Евгения Кравчик

100 дней милосердия или бессильной злобы?

На этой неделе истекают 100 дней милосердия — стандартный срок, на протяжении которого правила хорошего тона вынуждают СМИ воздерживаться от критики правительства.

Первые 100 дней третьей по счету каденции Биньямина Нетаниягу пролетели в рутинных для нашего региона хлопотах. Гражданская война в Сирии унесла более 100.000 жизней — ситуация на Голанах обостряется час от часу. Из Газы по нашим населенным пунктам периодически стреляют ракетами «град». К власти в Иране пришел новый президент, но радоваться глупо: интеллектуал-исламист по определению опаснее уличного хулигана, каким был Ахмадинежад.

Угроза новой войны вроде и витает над нашей страной, но крупных вооруженных столкновений нет ни на северной границе, ни на юге. Напротив, Израиль (не сглазить бы!) каким-то чудом остается островком стабильности в регионе, пылающем в огне «арабской весны».

Ни тебе войны, ни удара по Ирану — скука смертная. От скуки пришлось провести предвыборный «кампейн» под истеричные крики: «Где деньги?» После победы (19 мандатов!) Яир Лапид слился в экстазе с «ястребами» новой коалиции и теперь точно знает, где деньги: в минфине!

Какие же преступления приписать этой странной коалиции, успевшей за целых 100 дней ничего не напортачить?

Эврика! Бить надо не за то, что сделано, а за то, чего новое правительство не добилось. А чего оно пока не добилось? Понятное дело — мира. Ну, если не мира (даже Рабину не удалось его достичь за целую каденцию), то, по крайней мере, — договора. А если не договора, то, как минимум, — возобновления переговоров о «болезненных уступках».

И вот уже публицисты — хорошие и разные — соревнуются друг с другом: кто более хлестко очернит третье правительство Нетаниягу.

«100 дней выживания» — статью под таким заголовком опубликовал на сайте газеты «Маарив» известный политический комментатор Шалом Ерушалми. «Политическая трагедия, — сокрушается аналитик. — Все это время (две каденции и 100 дней — Е.К.) глава правительства вынужден мириться с политикой, которую он не терпит и с которой борется всю свою сознательную жизнь. Это заставляет его постоянно прибегать к двойным стандартам, что лишает его доверия части нашего народа и всего мира».

Каковы же подлинные (с точки зрения Ерушалми) устремления нашего премьера, и что мешает ему провести их в жизнь?

Автор предлагает читателям освежить в памяти факты. «С одной стороны, — пишет Ерушалми, — Нетаниягу публично поддержал «ословские соглашения» и подписал в 1998 году документы Уай-плантейшн. Сегодня он поддерживает миротворческие речи Обамы и усилия госсекретаря Джона Керри, направленные на создание палестинского государства. С другой стороны, на практике Нетаниягу делает все, чтобы торпедировать этот процесс, задержать и помешать ему. Замминистра обороны Дани Данон раскрыл эту простую истину: в создавшихся ныне условиях глава правительства блефует».

С точки зрения Ерушалми и его единомышленников — сторонников «молниеносного мира» («шалом ахшав»), блефовать неспортивно. Дипломатия, считают они, стала анахронизмом даже в нашем лукаво-непредсказуемом регионе. На извергающемся ближневосточном вулкане подайте нам чистые, как небо над Дамаском, помыслы, подкрепленные звонкими, как «Песня о мире», словами, и решительными, как депортация поселенцев в 2005 году, поступками.

«Глава правительства не ведет за собой, он в большей степени ведом, — пишет аналитик. — Он не выступает с инициативами, но разрушает их. Он не правит, а пытается выжить, он гораздо более пассивен, чем активен». И так далее — вплоть до того, что ближайшие партнеры — Авигдор Либерман, Яир Шамир и Узи Ландау держат Биби в узде, не позволяя выпустить на волю голубя «сиюминутного мира», тайно свившего гнездо в душе премьера еще в первую его каденцию. Прибавьте к ним Нафтали Беннета, Ури Ариэля и Моше Фейглина. Страшно, аж жуть…

По фактам Ерушалми прав в одном: нынешняя каденция для Нетаниягу действительно третья по счету. Первое его правительство пришло к власти в 1996 году под гром взрывов, когда по улицам крупных городов Страны кровь лилась рекой. Лидер «Ликуда» одержал победу над Шимоном Пересом, автором утопии «Новый Ближний Восток», благодаря придуманному хабадниками лозунгу. В последний момент перед выборами, когда казалось, что капитулянтская идеология «Осло», давшая толчок появлению нового вида терроризма — самоубийство ради уничтожения «сионистского врага», на балконах многих домов были вывешены плакаты с простыми, как жизнь, словами: «Нетаниягу. Хорошо для евреев».

В далеком 1996-м главной и единственной задачей евреев Израиля было выживание. Не политическое и даже не финансовое — физическое. В прямом смысле слова. Не погибнуть в результате взрыва в автобусе на Алленби, по пути за продуктами на рынок Кармель. Не взлететь в воздух с «исламикадзе» (фанатиком-камикадзе) в столичной пиццерии «Сбарро». Не считать минуты до возвращения из школы сына или внучки. Не всматриваться с подозрением в лица случайных попутчиков в автобусе и случайных сотрапезников — в ресторане…

Изуверские теракты-самоубийства (какой же слепой всепоглощающей ненавистью движим человек, чтобы сознательно пойти на смерть — лишь бы угробить других!), впрочем, не заставили прозреть идеологов «сиюминутного мира»: в 1999 году, как только Биби удалось обуздать террор и наступило временное затишье, Нетаниягу свергли. К власти пришло правительство Барака. И хотя на переговорах с Арафатом (под бдительным наблюдением проказника Клинтона) Барак предложил «раису» чуть не полное отступление в «границы Аушвица», небритый главарь ООП высокомерно отказался. Но слабину подметил — и намотал на ус.

Единственным отступлением, на которое Барак успел пойти в свою единственную каденцию на посту премьера, — бегство ЦАХАЛа из Южного Ливана. Под покровом ночи. Без предварительной подготовки.

В ту же роковую майскую ночь 2000 года боевики «Хизбаллы» захватили все населенные пункты Южного Ливана. Солдаты и офицеры союзнической армии — ЦАДАЛа были брошены на произвол судьбы. Толпа охваченных ужасом арабов-христиан чудом спаслась от смерти: вчерашних воинов, ставших в одночасье беженцами, принял Израиль.

Май 2000 года, когда «Хизбалла» провозгласила убедительную победу над «сионистским врагом», стал поворотным пунктом в «освободительной борьбе» террористов всех мастей. «Хизбалла» на полную катушку раскрутила новый пропагандистский рефрен: только благодаря систематическим — в течение 20 лет! — ракетным обстрелам «сионистский враг» был обращен в бегство. Значит, задача «сопротивленцев» — усилить наступление по всем фронтам!

И действительно, сразу после вывода ЦАХАЛа из Ливана пожар вспыхнул в секторе Газы, а в сентябре 2000 года, когда правительство Барака бесславно пало и к власти пришел Шарон, арабы развязали интифаду Аль-Акса.

«Ливан» переместился в центр Израиля: в автобусах и кафе снова загремели взрывы. Но вместо того чтобы атаковать террористов и устрашить, Шарон медлил, раздумывал и колебался, предпочитая нападению — тактику «сдержанности». Никакой реакции не последовало даже на изуверский «детский» теракт у тель-авивского Дельфинария — операция «Защитная стена» была проведена лишь весной 2002 года, после волны массовых демонстраций под лозунгом «Дайте ЦАХАЛу победить!».

«Хизбалла» тем временем раздувала свою победу, периодически угрожая Израилю новыми вылазками «исламикадзе» и «катюшами».

Поначалу правительство Шарона хорохорилось. Приободрились и «низы»: ну уж сейчас, когда кабинет возглавил убеленный сединами боевой генерал, арабы не посмеют броситься в новую атаку, думали многие. Но адская машина капитуляции победителей, не дрогнувших перед врагом ни в 1967 году, ни в 1973-м, была уже запущена на полные обороты: терроризм (запугивание) достиг своей цели. Сейчас самое время подтолкнуть осточертевших «оккупантов» к новому отступлению. Тем более что план поэтапного уничтожения Израиля никто не отменял: то, что сможем, получим по договору, остальное — отвоюем.

После интифады Аль-Акса, как по заказу, всплыло и покатилось по страницам газет «дело о греческом острове». Шарон дрогнул.

«Мы добровольно — в одностороннем порядке выведем свои войска (и поселенцев) из сектора Газа, — объявил премьер. — А если и после этого ХАМАС посмеет выпустить по Израилю хоть одну ракету — покажем террористам, что почем».

Летом 2004 года, в преддверии обсуждения на заседании правительства плана «одностороннего (без подписания бумаг) «размежевания», Шарон уволил министров Либермана, Бени Элона и Узи Ландау, чтобы обеспечить капитуляции большинство голосов. Не повлияли на премьера даже результаты референдума в Ликуде» — Шарон плевать хотел на мнение партийцев.

Август 2005 года вошел в историю Израиля самой позорной, черной страницей: на изгнание поселенцев из Гуш-Катифа и северной части Самарии была брошена армия. Усиливалось национальное унижение массовым присутствием иностранных репортеров, съехавшихся сюда со всего мира: евреи депортируют евреев — уникальные кадры!..

В ноябре 2005 года, когда Гуш-Катиф уже лежал в руинах, с которых ХАМАС незамедлительно возобновил ракетные обстрелы Сдерота, «Хизбалла» снова показала зубы: по нашим укрепленным пунктам на Хар Дов, а также по разделенной границей деревне Раджар был дан залп артиллерийскими снарядами и «катюшами». 11 человек пострадало. В первый раз после вывода израильских войск из Ливана жителям Кирьят-Шмоны, Метулы, Нагарии и других населенных пунктов было приказано спуститься в бомбоубежища.

В марте 2006 года (после того как Ольмерт в рамках предвыборной кампании заявил о готовности Израиля отступить с большей части земель Иудеи и Самарии) напряженность на границе с Ливаном достигла апогея. Нашим фермерам было строжайше запрещено обрабатывать сельскохозяйственные угодья, расположенные в непосредственной близости к забору: с лета 2000 года укрепленные позиции «Хизбаллы» придвинулись к нему вплотную. А в июле разразилась Вторая ливанская война. Огромный северный регион — полтора миллиона граждан — был загнан в убежища.

В перерывах между поездками в Кирьят-Шмону, Цфат и другие города, откуда я вела фронтовые репортажи, мне довелось проинтервьюировать профессора Тель-Авивского университета Ицхака Бен-Исраэля. Среди прочего, он сказал: «После того, как интифада затухла, примерно с 2003 года руководство Израиля жило иллюзией, согласно которой мы уже достигли стабильности: никакая опасность нам не грозит, и отныне мы обязаны сосредоточить все усилия на борьбе с бедностью и решении социальных проблем. Если в сфере обороны нет никаких проблем — значит, пора и армии «сворачиваться». В результате только за последние четыре года бюджет ЦАХАЛа был сокращен более чем на 20 миллиардов шекелей. Порядка 15% кадровых военных было уволено (в танковых частях этот процент еще выше). Тем временем каждый зрячий прекрасно видел, какими темпами вооружаются палестинские боевики, «Хизбалла», Сирия и Иран: они полным ходом, на всех парах наращивают свой военный потенциал. Именно поэтому я и называю сложившуюся в Израиле в последние годы ситуацию «размежеванием с действительностью».

Под знаком «размежевания» — бегства от реальности в иллюзорный «мир» — нам пришлось просуществовать до зимы 2009 года, пока партии национального лагеря не отправили правительство Ольмерта и «Кадимы» в оппозицию. К тому моменту, напомню, в радиусе ракетных обстрелов были уже Ашкелон, Беэр-Шева и Ашдод, но даже антитеррористическая операция «Литой свинец» не помогла Ольмерту удержаться у власти, так как не была доведена до логического завершения — свержения в Газе режима ХАМАСа. Зато под давлением ракетного терроризма израильские «низы» в большинстве своем прозрели. «Лагерь мира» усох до минимума. Единственной зомбирующей силой осталась «четвертая власть» — израильская пресса.

Сегодня, на фоне непредсказуемой «арабской весны», она снова пытается подтолкнуть Биби к тому Рубикону, за которым уцелевшим, возможно, придется вырубить свет в аэропорту «Бен-Гурион» и признать провал грандиозного сионистского проекта. Вот только Биби, сдается мне, уже не тот, каким был в свою первую каденцию. Повзрослел. Остепенился. Прозрел. Постиг премудрости ближневосточной дипломатии: говорит одно — делает другое. Обещает возобновить переговоры, заведомо зная, что ни к каким реальным договоренностям рукопожатия с Абу-Мазеном на лужайке у Белого дома не приведут — разве что лишний раз приоткроют миру неприглядную правду о его клептократическом режиме. В этом случае Израиль останется белым и пушистым. Да, мы — за мир! За эти, ну, как их… переговоры! А главное — за то, чтобы словесные игры тянулись как можно дольше. И раскрывали миру сущность коррумпированного «партнера» как можно глубже.

Print Friendly, PDF & Email

8 комментариев к «Евгения Кравчик: 100 дней милосердия или бессильной злобы?»

  1. Неправду писать не хорошо.
    А у Вас их несколько.
    Неправда 1-ая. Во-вторых, русскоязычная эмигрантская пресса оказывает на израильские политические процессы минимальное влияние, в то время как ивритские СМИ — зомбируют
    К сожалению на 3-м десятке Большой Алии есть множество «русскоязычного» народа, что всю информацию черпает исключительно из русскоязычных массмедия. Которые по своей ангажированности, односторонности и отсутствии объективности опережают ивритские массемедия на 2 порядка. Минимум.
    Доказательством является в том числе и Ваше творчестве, 100% партийное. (Вы же себя в таком «недостатке» как объективность упрекнуть не сможете?)
    И потребители Вашего творчества аккуратно приходят (или привозятся) на избирательные участки и голосуют. Как надо.
    Неправда 2. «Облачный столп» была осуществлена на пике массовых вооруженных столкновений в арабском мире
    Какой- такой «пик» был в прошлом году?! На сегодня вооружённые столкновения были (и закончились свержением диктатуры Кадафи) в Ливии и продолжаются в Сирии.
    Как это связано с нежеланием (ИМХО совершенно справедливым) предыдущего правительства реоккупировать Газу?
    Неправда 3-ья Потому и Нетаниягу не предъявили никаких претензий, благодаря чему он остался у власти Улыбнуло, как говорят теперь в России. Весь Израиль был полон упрёками, в основном справа, в адрес правительства. А вот почему он остался у власти – отдельный разговор. ИМХО, и к сожалению, из-за отсутствия серьёзной альтернативы.
    Но есть и одна правда в написанном Вами. Это самоназвание вашей прессы: «эмигрантская», т.е. чужая.

  2. Единственной зомбирующей силой осталась «четвертая власть» — израильская пресса.

    Но разве уважаемый автор не является уважаемой интегральной частью этой силы и власти? А она просто критикует прессу — левую, потомы что сама она пресса — правая. И как и любая пресса хороша в критике, а плоха в предложении решений, так и эта статья. Вот пример: г-жа Кравчик не из лагеря Ольмерта и справедливо критикует последнего за то, что «антитеррористическая операция «Литой свинец»… не была доведена до логического завершения — свержения в Газе режима ХАМАСа». Но она из лагеря Нетаниягу, а потому полностью игнорирует — как не было — последнюю аналогичную операцию «Столп защиты», которая так же не была доведена до того же завершения, который стал еще более логическим после неудачного опыта с «Литым свинцом». И если неудача «не помогла Ольмерту удержаться у власти», то как г-жа Кравчик объяснит, почему с такой легкостью удержался у власти Нетаниягу? Любое наступление на Газу — недолгий паллиатив без её ре-оккупации.

    1. Во-первых, моя фамилия не КравчУк я не украинка, а еврейка. Во-вторых, русскоязычная эмигрантская пресса оказывает на израильские политические процессы минимальное влияние, в то время как ивритские СМИ — зомбируют. В-третьих, операцию «Литой свинец» в секторе Газа ЦАХАЛ провел задолго до начала «арабской весны», в то время как операция «Облачный столп» была осуществлена на пике массовых вооруженных столкновений в арабском мире. И мы, израильтяне, будучи неотъемлемой частью ближневосточного региона, прекрасно это сознавали. Потому и Нетаниягу не предъявили никаких претензий, благодаря чему он остался у власти.

      1. Я приношу извинения г-же Кравчик за ошибку с фамилией. Я буду благодарен Модератору за исправление (два раза).

        Модератор: исправлено.

  3. «100 дней выживания» — статью под таким заголовком опубликовал на сайте газеты «Маарив» известный политический комментатор Иегуда Ерушалми.

    Может исправить «Иегуда» на «Шалом»? Так будет правильнее?
    М.Ф.

    1. Проел я мозги Жене за лет 17 нашего знакомства! Сейчас отпишу ей в личку.

      1. Рува, дорогой, что правда то правда: Вы прочно вошли в мое подсознание. Перевожу Шалома Ерушалми, а пишу — Иегуда.
        🙂
        Впрочем, смысл моего вИдения ситуации от этого не меняется.

        Выпускающий редактор: сейчас же, немедленно исправим.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *