Джонатан Сакс: Последователи. Перевод Бориса Дынина

 217 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Я верю, быть последователем — это великое забытое искусство. Последователи и лидеры формируют партнерство взаимных требований и уважения. Быть последователем в иудаизме не значит быть покорным, некритичным, слепо послушным. Вопрошание и спор являются частью отношений.

בס״ד

Последователи

Followership (Devarim 5780)

Джонатан Сакс
Перевод с английского Бориса Дынина

В последний месяц своей жизни Моисей обратился к народу. Он проинструктировал евреев о законах, которым они должны были следовать, и напомнил историю их скитаний после Исхода. В этом суть книги Дварим (Второзаконие). В начале свой речи Моисей вспомнил эпизод со шпионами — причину, по которой поколению, вышедшему из Египта, было отказано в возможности войти в Землю Обетованную Он хотел, чтобы следующее поколение усвоило урок этого эпизода и всегда помнило его. Им нужна вера и мужество. Возможно, это всегда было частью того, что значит быть евреем.

Но история о шпионах, как Моисей передает ее здесь, очень отличается от версии в главе Шлах (Числ. 13-14), которая описывает события, как они произошли почти 39 лет назад. Расхождения между двумя рассказами очевидны и многочисленны. Здесь я сосредоточусь только на двух.

Первое: Кто предложил отправить шпионов? В Шлах это был Бог:

«И сказал Господь Моисею, говоря: пошли от себя людей…».

В Дварим же это народ попросил:

«Вы все подошли ко мне и сказали: пошлем пред собою людей…»

Кто же сказал: Бог или народ? Это имеет огромное значение для понимания эпизода.

Второе: какова была их миссия? В Дварим евреи говорят:

«Пошлем пред собою людей, чтоб они исследовали [веяxъперу — шпионить] нам землю» (Втор. 1:22).

Двенадцать человек…

«… пошли, взошли на гору и дошли до долины Есхол, и обозрели [ваирагълу] ее» (Втор. 1:24).

Наша глава использует два глагола, лахпор и лерагел, которые означают шпионить. Но в главе Шлах шпионаж явно не упоминается. Вместо этого там тринадцать раз используется глагол латур, означающий путешествовать, исследовать, проверять. Даже в нашей главе, когда Моисей говорит не о шпионах, а о Боге, сказано:

«Который шел перед вами путем — искать (латур) вам места, где остановиться вам…». (Втор. 1:33)

По словам рабби Меира Лейба бен Иехиэля Михаэля (Мальбима), латур означает «искать то, что хорошо в этом месте». Лахпор и лерагел означают найти места слабые, уязвимые, незащищенные. Ознакомление и шпионаж — это совершенно разные задачи. Так почему в нашей главе описывается то, что произошло, как шпионская миссия, а в Шлах — определенно нет?

Эти два вопроса сочетаются с третьим, вызванным необычным утверждением Моисея. Сказав, что шпионы и народ были наказаны тем, что не войдут в Землю обетованную, он затем говорит:

«И на меня прогневался Господь за вас, говоря: и ты не войдешь туда; Иисус, сын Навин, который при тебе, он войдет туда; его утверди, ибо он введет Израиля во владение ею». (Втор. 1: 37-38)

Это, действительно, очень странно. Моисею не было присуще обвинять других в том, что казалось его собственной неудачей. Кроме того, это противоречит свидетельству самой Торы, которое говорит нам, что Моисею и Аарону было отказано войти в Землю из-за того, что произошло в Кадесе, когда народ жаловался на нехватку воды. Что они совершили предосудительного? Этот вопрос обсуждался многими комментаторами. То, что Моисей ударил по скале? Или что он вышел из себя? Или какая-то другая причина? Что бы это ни было, Бог сказал Моисею и Аарону:

«За то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему». (Числ. 20:12 ).

Но прошло примерно 39 лет после того эпизода.

Разъясняя расхождения между двумя рассказами о шпионах, рабби Дэвид Цви Хоффман утверждал, что рассказ в Шлах говорит нам о том, что произошло. Рассказ же в нашей главе, — поколение спустя, — предназначался не для информирования, а для предупреждения. Шлах — это историческое повествование; Дварим же — это проповедь. Это разные литературные жанры с разными целями.

Относительно же замечания Моисея: «на меня прогневался Господь за вас», Рамбан предполагает, что Моисей просто сказал, что подобно шпионам и всему народу, ему тоже суждено умереть в пустыне. Кроме того, никто не сможет сказать, что Моисей избежал судьбы поколения, которым он руководил.

Однако Абрабанель предложил интересную альтернативу. Возможно, причина, по которой Моисею и Аарону не было дано войти в Землю, не была связана с эпизодом с водой и скалой в Кадесе. Он отвлекает наше внимание от их настоящих грехов. Настоящим же грехом Аарона был Золотой Теленок. А настоящим грехом Моисея был эпизод с шпионами. Намек на то, что это так, есть в словах Моисея: «Из-за вас прогневался Господь на меня».

Возможно ли, что именно эпизод со шпионами был ошибкой Моисея? Ведь не он предложил отправить их. Это был либо Бог, либо народ. Он сам не участвовал в экспедиции. Не он принес отчет. Не он деморализовал людей. В чем же вина Моисея? Почему Бог был зол на него?

Ответ кроется в первых двух вопросах: кто предложил отправить шпионов? И почему употреблены разные глаголы в главах Дварим и в Шлах?

Согласно Раши две истории, в Дварим и в Шлах, не являются двумя разными версиями одного и того же события. Это одна и та же версия одного и того же события, но она разделена на две части: половина рассказана там, половина здесь. Это был народ, кто попросил послать шпионов (как указано в Дварим). Моисей передал эту просьбу к Богу. Бог принял просьбу, но не скомандовал, но просто уступил. Он не сказал (в Шлах): «Вы должны отправить».

Однако, давая разрешение, Бог высказал конкретное условие. Народ хотел отправить шпионов:

«Пошлем пред собою людей, чтоб они исследовали [веяxъперу — шпионить] нам землю».

Бог не дал Моисею разрешения посылать шпионов. Он специально использовал глагол латур, тем самым, разрешая совершить путешествие по Земле, вернуться и засвидетельствовать, что это хорошая и плодородная земля, наполненная молоком и медом.

Народ не нуждался в шпионах. Как сказал Моисей, на протяжении многих лет в пустыне Бог:

«… шел перед вами путем — искать вам места, где остановиться вам, ночью в огне, чтобы указывать вам дорогу, по которой идти, а днем в облаке». (Втор. 1:33).

Но евреи нуждались в свидетельских показаниях о красоте и плодородии земли, в которую они шли и за которую им придется сражаться.

Моисей, однако, не прояснил это различие. Он сказал двенадцати мужчинам:

«Пойдите в эту южную страну, и взойдите на гору, и осмотрите землю, какова она, и народ живущий на ней, силен ли он или слаб, малочислен ли он или многочислен? и какова земля, на которой он живет, хороша ли она или худа? и каковы города, в которых он живет, в шатрах ли он живет или в укреплениях?»

Это звучит как приказ идти на опасную операцию, как инструкция для шпионской миссии.

Когда десять человек вернулись с деморализующим отчетом и люди запаниковали, часть вины, по крайней мере, была на Моисее. Евреи просили послать шпионов. Он же должен был дать понять народу, что люди, которых он посылал, не должны были действовать как шпионы.

Как случилось, что Моисей совершил эту ​​ошибку? Раши предлагает ответ. Глава Дварим говорит:

«Но вы все подошли ко мне и сказали: пошлем пред собою людей, чтоб они исследовали [веяxъперу — шпионить] нам землю»

Русский язык (как и английский) не передают смысл угрозы в оригинале. Они пришли, говорит Раши, «толпой», без уважения и порядка. Они были толпой, и они были потенциально опасны. Это отражает поведение людей в начале истории о Золотом Тельце:

«Когда народ увидел, что Моисей долго не сходит с горы, то собрался к Аарону и сказал ему…»

Столкнувшись с разъяренной толпой, лидер не всегда может контролировать ситуацию. Эффективное лидерство невозможно перед лицом обезумевшей толпы. Ошибку Моисея, если наш анализ верен, трудно заметить, — она была связана с различием между шпионской миссией и рассказом очевидца о земле. Тем не менее, эта ошибка была почти неизбежной из-за настроения народа.

Это и имел в виду Моисей, сказав:

«И на меня прогневался Господь за вас».

Он как бы говорит: Бог «прогневался на меня за то, что я проявил недостаточно сильное руководство, хотя именно вы — или, скорее, ваши родители — сделали такое руководство невозможным»

Перед нами указание на фундаментальную, идущую против интуиции, истину. В интересном анализе феномена лидерства Derek Sivers спросил: «Что создает лидера?», и отвечает: «Первый последователь». [i]

По известному изречению мудрецов: «Сделай себе учителя и приобрети себе друга».[ii] Порядок глаголов здесь кажется неправильным. Вы не делаете учителя, вы приобретаете его. Вы не приобретаете друга, вы делаете его. На самом деле, однако, это утверждение совершенно верно. Вы делаете учителя, желая учиться. Вы создаете лидера, желая следовать. Когда люди не хотят следовать, даже великий лидер не может вести. Это то, что случилось с Аароном во время Золотой Тельца, и в гораздо более тонком виде с Моисеем во время истории со шпионами.

Такова, я думаю, одна из причин, по которой Иисус Навин был избран преемником Моисея. Были и другие выдающиеся кандидаты, в том числе Пинхас и Халев. Но Иисус Навин, служивший Моисею на протяжении многих лет в пустыне, был примером того, что значит быть верным последователем. Этому израильтяне должны были учиться.

Я верю, быть последователем — это великое забытое искусство. Последователи и лидеры формируют партнерство взаимных требований и уважения. Быть последователем в иудаизме не значит быть покорным, некритичным, слепо послушным. Вопрошание и спор являются частью отношений. Однако слишком часто мы осуждаем отсутствие лидерства, когда мы в действительности страдаем от отсутствия достойных последователей.[iii]

I believe that followership is the great neglected art. Followers and leaders form a partnership of mutual challenge and respect. To be a follower in Judaism is not to be submissive, uncritical, blindly accepting. Questioning and arguing are a part of the relationship. Too often, though, we decry a lack of leadership when we are really suffering from a lack of followership.

Шаббат Шалом,

___

[i] Derek Sivers, ‘How to Start a Movement.’

[ii] Трактат Авот, 1:6

[iii] Английское слово Followership в данном контексте трудно перевести одним словом на русский язык, где «последователь» вызывает представление об одно-направленности отношений от учителя к ученику, от лидера к последователю. В данном же контексте Followership: «follower — последователь» этот человек, кто проявляет желание и способность сотрудничать и дискутировать с лидером в усилиях достичь определенную цель, демонстрируя при этом высокую степень кооперации с другими членами группы, которую возглавляет лидер. В этом контексте «последователь» является активным участником (партнером) в формировании процесса руководства. И эффективный лидер должен обладать желанием и способностью найти или сформировать своих последователей в указанном смысле, не опасаться конкуренции от них и не ревновать к ним. (Примечание переводчика).

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Джонатан Сакс: Последователи. Перевод Бориса Дынина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *