Антон Халецкий: Диспетчер Сквозной Дороги. Окончание

 167 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Диспетчер после «Белого кода» вернулся. Никаких претензий никто не выдвигал. Тогдашний Первый секретарь в Колонном Зале вручил Диспетчеру Звезду. Казалось бы, всё хорошо. Слава, уважение. Масса различных благ. Льготы… Только через полгода словно угасать человек начал.

Диспетчер Сквозной Дороги

повесть

Антон Халецкий

Окончание. Начало

Зорин посмотрел на холодные, стремительно бегущие назад цифры…

В среднем Сквозные Дороги каждые сутки перевозят около 90 миллионов человек. Объем грузов… хотя, грузы — уже не важны… Каждую секунду около четверти пассажирских составов проходят сквозь Ядро. Там скорость всегда ниже — перенаправление.

22,5 миллиона человек — с вероятностью стандартных пятидесяти процентов — уже мертвы.

В детстве бывают такие моменты. Вот, допустим, разбивается чашка. Мозг отказывается сначала верить: «Да, уже разбилась. Но ведь только что всё было хорошо!»

Только в детстве, к счастью, не нужно самому принимать решений. Чтобы сразу много людей остались живы и желательно целиком. Между тем, Матрёна продолжает что-то говорить…

— … Физика данного процесса мне пока не ясна…

— Как это недоучли? При разработке защиты и потом при строительстве!? — по инерции спросил Зорин. Хотя понимал: надо решать, что сейчас делать.

— Борис, — сообщила Система, — я направила краткое сообщение Старшему Дежурному Физику, — он на связи и готов ответить на этот вопрос.

Перед Диспетчером возникла модно стриженная голова. Тревожное лицо с ухоженной бородой без усов.

Молодой физик действительно был сильно взволнован:

— Борис Ефимович, Система всё сообщила. Я прочел… Отвечая на Ваш вопрос…

Диспетчер напряженно смотрел на физика, но никак не мог поймать его взгляд.

— … Прошлый полный парад — это «старосоветский период». За сорок пять лет до Четвертой Промышленной Революции… То есть, до формально принятой даты ее начала… Неважно! Тогда еще никакая аннигиляция не была открыта. А о строительстве наших Сквозных вообще никто и не мечтал. В голову не приходило…

Молодой ученый на секунду умолк, словно не решаясь что-то сказать.

— Послушайте, Борис Ефимыч, а может это всё — пустая перестраховка? Допустим, Вы правы. Парад планет влияет на энергозащиту тоннелей и сооружений в Ядре…

Зорин продолжал терпеливо слушать, внимательно глядя на бегающие глаза дежурного физика. Очень хотелось крикнуть: «Какова хрена позже не сопоставили? Не обнаружили зависимость?!»

Ученый тем временем продолжал, всё увереннее, словно убеждал сам себя:

— Еще же ничего страшного не произошло… Потом, подобное уже было, насколько я понимаю. Что имеется в виду? Большие парады, не полные. Ну, упала защита до 81-го. В большом параде — шесть планет, в полном — девять. Хорошо, будет защита раз в жизни — 75. Это на границе нормы…

— Если линейно, — глухо произнес Зорин.

— Что, простите, линейно? — не понял физик. На секунду он поднял глаза.

— Если зависимость — линейная, то, да, упадет до 75. А ты уверен?

— В чем, в зависимости?

— Нет, бл… , в жопе!!

Дежурный физик молчал.

Любая ругань ложится в досье. Но сейчас Зорину было всё равно. Нужно решение — единственно правильное.

— Система, прием!

— Всегда здесь. По Регламенту я не прерываю разговор людей в течение первых трех минут.

— Давай!

Ровным голосом Матрёна продолжила:

— В данном случае нет никакой гарантии — в сохранении линейной зависимости при увеличении числа планет «в параде» с шести до девяти. Я предполагаю некое критическое число, начиная с условных семи. Далее воздействие может развиваться в прогрессии.

Физик заметно побледнел, лоб стал влажным. Он судорожно сглотнул.

— Прогноз, — негромко велел Старший Диспетчер.

— А-Защита тоннелей в Ядре планеты может полностью выйти из строя. Я даю порядка 65,87 процентов вероятности…

— Дальше? — еще тише спросил Борис, хотя и так всё было ясно.

— В случае полного отключения защиты стены тоннелей в Ядре будут полностью расплавлены и перейдут в газообразное состояние за 10 секунд.

Бывают в жизни ситуации, когда человек сам становится, как робот. То есть действует холодно и безошибочно.

— Сынок, ты очень помог, — быстро сказал Борис, — всем доложу сам. Отбой.

Прежде, чем онемевший физик сумел разлепить рот, взмахом руки Борис убрал проекцию из пространства перед собой.

— Система! У нас с тобой будет «Синтез». Я инициирую режим «Белый Код».

— Нужна санкция по первой категории…

— Значит, будет! Начинай подготовку, дочка…

— Подготовку начала!

Состояние «Синтез» в режиме «Белый код» разработан специально для таких случаев. «Предотвращение угрозы катастрофы с массовой гибелью людей на линиях, в помещениях и сооружениях Сквозных Железных Дорог».

Синтез — это как коллективный разум. Система уже ВООБЩЕ ничего не делает без осознанного подтверждения человека. Человек, в свою очередь, получает колоссальные, нечеловеческие возможности для управления Дорогой.

И еще — Система не допустит диспетчера в «Синтез» при наличии одной из следующих причин:

  • первое: он — не он (чужой, террорист и тому подобное),
  • второе: человек нездоров, у него — внезапно — диагностируется мания, фобия, он не может в данный момент отвечать за свои действия и руководить ими,
  • и наконец — Система, сканируя мозг диспетчера, видит: у того нерациональные, эгоистические, деструктивные намерения.

Есть только одно, что Система при проверке не видит. За что она не отвечает. Обоснованно диспетчер инициирует «Синтез» и режим «Белый Код» или нет? Система не может видеть будущее. Только прогноз по вероятностным линиям.

Насколько обоснованно диспетчер воспользовался правом инициировать «Белый код» — это потом скажут специальные люди. Особая Внутренняя Комиссия СЖД. Такое мы машинам никогда не отдадим!

«Белый код» — ответственность колоссальная. Если признают, что инициация не была обоснованной — это пожизненный срок в «Золотой черепахе», на Луне. В одиночке. Без помилования и УДО. Без амнистии. Угроза такого наказания — это предуперждение.

Для всех, кто хочет «мирового господства» — за счет других…

За недолгую историю Сквозных Дорог «Белый код» инициировали всего дважды.

Первый раз человек вообще не смог вернуться в телесную оболочку. А может, уже не хотел. Был он из сектора «Индостан». Поговаривали, что, вот, мол, достиг нирваны таким экзотическим способом.

Второй раз, лет десять назад, Дежурный Диспетчер, тоже из сектора «Россия», успешно предотвратил большой теракт.

Тогда преступники пронесли взрывчатое вещество нового типа. Система не опознала. Рамка, которая проверяет толпу до посадки в вагоны была только одна (теперь, если злонамеренный человек установлен, длинный кессон до поездов автоматически разделяется на несколько автономных блоков. Террористов можно аккуратно изолировать.

Тогда всё кончилось относительно успешно. Погибли оба террориста и «только» три пассажира. Два офицера международной полиции получили ранения.

А могли умереть все в том поезде. Более пятисот человек.

Русский Диспетчер после «Белого кода» вернулся. Никаких претензий никто не выдвигал. Тогдашний Первый секретарь в Колонном Зале вручил Диспетчеру Звезду. Казалось бы, всё хорошо. Слава, уважение. Масса различных благ. Льготы…

Только через полгода словно угасать человек начал. Страдал депрессиями. Жизнь в реальном мире перестала его интересовать. Он уволился из Сквозных дорог, стал тяготиться обществом родных и друзей. В общем, нашли его потом на старой даче. С наградным оружием в руке.

Всё это потому, что есть у особого режима еще одна опасность. Не только уголовная статья.

Человек в «Белом коде» — больше, чем человек. Он мыслит в сотни раз продуктивнее, у него нет негативных эмоций и «тараканов в голове». Он абсолютно рационален, всеблаг и непостижим для слабых умов обычных людей. Он почти бог. И уже не совсем человек.

Как написано в одной старой-старой книжке: «трудно быть богом». Так оно и есть. Правильно мудрые авторы написали двести лет назад.

… Всё это пронеслось в голове у Зорина за несколько секунд…

Начальник Сектора «Россия» прервал виртуальное совещание.

Он тоже был когда-то старшим диспетчером. Потом Главным, затем Зам Главы Сектора на СЖД. А сейчас руководил всей российской частью Сквозных Железных Дорог.

Вместе с запросом на инициацию Борис дал краткое, но емкое сопроводительное.

Долго объяснять здесь нечего… И уже некогда.

Обоим всё были понятно.

Очень большая угроза для пассажиров.

Реальный, подтвержденный риск разрыва и уничтожения части тоннелей и узлов на Сквозных дорогах.

На практике такого случая ещё не было.

Дать санкцию — нарушение баланса. Это точно! Руководство коллег по ту сторону Берингова пролива поднимет крик: «Опять эти русские! Воспользовались!..». Ну, не в первый и в последний.

Да, что-то будет на Самом Верху. Первый Секретарь очень скоро будет разговаривать с их Президентом. Какая-то возня на бирже. Может, в обеих Армиях чуть напрягут мускулы. Не это важно.

Главное, что вариант действий — в подобной ситуации — предусмотрен. Он законный. Подробно регламентирован. Можно его реализовать. Значит, НАДО реализовать. Успеть вывести составы и всё, что можно, за границу Ядра. Перенаправить движение по старым Дуговым тоннелям вокруг Ядра…

Успеть еще можно.

Глава Сектора произнес вслух, специально для фиксации Системой, чтобы она отметила все импульсы его мозга в этот момент:

— Допуск к режиму «Белый код» разрешаю. Глава Сектора «Россия» СЖД — Андрияхин».

И от себя добавил:

— Удачи, Борис!

В этот момент Зорину пришла неприятная мысль.

Если инициацию сочтут необоснованной, Руководитель, разрешивший допуск, просто теряет работу и «генеральскую» пенсию. А что будет с Диспетчером…

Но, об этом думать — сразу проиграть. Поэтому такие мысли Борис сразу подавил.

Он только успел дать указание Матрёне о санкционированной инициации… как увидел входящий вызов! Этого еще не хватало! Но игнорировать нельзя. Особая — Красная — правительственная линия.

Бдительная брыластая рожа без возраста. «Политический» зачес. Черные кустистые брови строго сдвинуты. Значок на лацкане.

Над проекцией головы — в пространстве указан статус.

Ого! Четвертый помощник Первого секретаря! Курирует связь и транспорт. Включая наши Сквозные. «.. Совесть нации — чистое зеркало!..»

Надо с ними понаглее. Они ж, как животные: понимаю только грубую силу. Перехватить инициативу в разговоре…

— Товарищ Помощник, приветствую! Прошу извинить, чрезвычайная ситуация! Не могу уделить время! Жизни пассажиров на СЖД под угрозой!

— Да… диспетчер, э-э… приветствую… Я решил провести беседу с вами непосредственно. Так сказать, ближе к исполнителям…

«Вот ведь не меняются, твари! Не вымирают и не мутируют!»

— Весьма рад. Высоко ценю. Только очень дорого время! «Наше народное»!!.

«Ведь знает, сволочь — уже запущена процедура. Так мало времени! Но, ему — всё равно. О шкуре своей думает, как бы не задело — по касательной. Если что. У них там, конечно, ключи от всех замков. Но отменить «Белый код» уже никто не может. Это тоже правило. Точка невозврата пройдена, как только Глава Сектора вслух сказал слово «разрешаю», назвал должность и фамилию».

— … Да, э-э, конечно … буду краток… Есть мнение, ввод этого вашего режима — большой риск. Для общемирового равновесия… Концентрация управления в одних руках. Хотелось бы провентилировать с вами… Какие альтернативы у инициации режима… этого вашего… эээ… красного пароля?..

— Белого кода! Альтернативы? Единственная альтернатива — устранение первопричины падения А-Защиты, товарищ Помощник!

(«Как вопросы, такие и ответы!»)

— Это реально провести прямо сейчас? Вы прорабатывали данную возможность или проигнорировали его?..

«ДВА ЧАСА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ МИНУТ ДО СМЕРТИ ДВАДЦАТИ ДВУХ С ПОЛОВИНОЙ МИЛЛИОНОВ».

Борису захотелось приподняться и резко ударить «товарища помощника» — лбом в нос.

На долю секунды Зорин забыл, что перед ним никого нет, а в реальности бдительное лицо — может быть где угодно.

Машина, вероятно, снова зафиксировала учащение пульса и другие проявления диспетчерского гнева.

Очень кстати Система пояснила:

— Товарищ Помощник Первого Секретаря! Конечно, мы всё проработали. Первопричина падения аннигиляционной защиты раскрыта! Это полный парад планет Солнечной Системы. В настоящее время даже новейшие земные технологии не позволяют влиять на процессы столь космического масштаба… Товарищ Помощник!

Борису показалось, будто кто-то невидимый, но близкий и чуткий положил ладонь ему на плечо и чуть сжал пальцы.

«Молодец, девочка!»

Номенклатурное лицо с жабьими губами дрогнуло. Немного поплыли вверх строгие брови.

«Растерялся, сволочь!.. А я, дурак, только теряю с ним время. Ведь уже принял решение. По сравнению с главным — ничем не рискую».

— Что у вас там за женщины?!

Над проекцией сановной рожи Матрёна стремительно выбросила крупную надпись:

«Система подтверждает разрешенную иницииацию режима «Белой код».

«Всё!»

С этой секунды Диспетчер действовует безо всяких указаний сверху: «… только на основе действующих нормативных актов и своего внутреннего убеждения».

— Матрёна, откуда посторонние в эфире в условиях ЧП!? Прервать cоединение с правительственной линией!

— Есть прервать!

Товарищ Помощник, тихо закипая, начал бросать какие-то слова… Но Матрёна уже смела изображение его лица, как пыль.

«ДВА ЧАСА ДВАДЦАТЬ СЕМЬ МИНУТ ДО СМЕРТИ ДВАДЦАТИ ДВУХ С ПОЛОВИНОЙ МИЛЛИОНОВ».

Система уже ведет проверку психофизиологического состояния. Диспетчера называют это «исповедь».

Через пару минут Зорин сможет мгновенно находить и обрабатывать любую информацию. Сам в своем мозгу будет видеть и чувствовать все составы одновременно на каждом участке, на любом пути. Каждый сантиметр всех тоннелей. Всех коммуникаций.

Новый уровень сознания, особенно первую минуту — это сложно.

Конечно, каждый проходил курс тренировок, на локальных симуляторах. Однако это не в счет: просто программа внутри программы. Как читать о войне и пережить самому…

Есть несколько методик. Каждый применяет наиболее близкую по психотипу. Борис всегда стоял за йоговские упражнения:

«Напрягли свое тело
С силой провели руками вдоль вниз
И — расслабились
Почувствовали свое тело
Осознали, что оно есть
Почувствовали каждую клеточку своего тела
С каждым вдохом мы всё более и более расслабляется…»

Диспетчерам рекомендовали и другие медитативные практики. Древние и надежные: «Я больше дома. Больше города. Планеты. Солнца. Больше галактики. Я — бесконечен! Я и Вселенная плавно перетекаем друг в друга…»

Что еще такое? Опять!..

На этот раз — уже взлом. Неопознанный канал.

Узкое лицо, оливковый оттенок, тонкие усики, припухшие веки. Ноль эмоций…

— Уважаемый господин диспетчер, хорошего дня. Вы не сможете меня идентифицировать. Это часть наших возможностей. Мы отслеживаем некоторые вещи, включая, правительственные переговоры… Впрочем, к делу. Вынужден сообщить. Мне абсолютно неудобны сейчас любые чрезвычайные меры на транспорте. Никак не могу терять время. Настоятельно рекомендую пересмотреть решение о введении режима «Белый Код». В противном…

— Система! Угроза! ВЫСШАЯ степень!

Что хорошо в Машине — она не спорит, как человеческая женщина (то есть, обычно — не спорит).

Зато реагирует столь же молниеносно. (Так русская жена может ударить пьяноватого супруга вот он с бормотаньем только потянул грабки… и, вдруг — удар, короткий полет, и — уважаемый отец семейства тихо лежит на сигма-линолеуме. И спит…)

Матрёна резко протянула «руку» сквозь миллиарды сигналов в Нейросети и выхватила человека в EXTRA-VIP-вагоне, в поезде — недалеко от центра Ядра.

(Теперь господин в безукоризненном фраке — как овощ. Безучастен к внешним раздражителям. Сидит в роскошном кресле, в личном салон-вагоне палисандрового дерева с роялем, люстрами и баром. Все имплантированные устройства у господина заблокированы. Люди из специальной правоохраны его страны уведомлены. С удовольствием будут ожидать на станции прибытия. Дело простое, а статья серьезная. Очень… Невдалеке от специальной полиции — конкуренты, из других кланов. Тоже рады…)

Теперь — всё. Мы падаем в кроличью нору.

Машина плавно, но стремительно погружает Диспетчера на нижний уровень — «в самую дальнюю матрёшку Системы». Человек здесь перестает быть собой. У него больше нет эмоций, сомнений, страха. Только система принятия решений. Человек ощущает огромный мир Сквозных дорог вплоть до последней заклепки, датчика, микросхемы…

Бренный мир человеческой жизни оставил Диспетчера.

Резкий переход дает жесткие последствия. Потом, при выходе. Но сейчас это всё уже не важно.

Важны только 22, 5 миллиона в тоннелях Ядра, которые через «02:19:45…44…43…42…» могут стать паром за несколько секунд.

Всё.

Инициация завершена.

Голос Системы уже не вне тебя. Это и не голос. Мысли без слов. Импульсы. «… И слово это было…»

Теперь они с Системой одно целое. Человек не работает с ней. Он и есть Система. Могучий электронный мозг Матрёны — часть того, что у Диспетчера в голове.

Состояние в режиме «Белый код» нельзя описать человеческими словами.

Как в той же старинной фантастической повести: «Дорогой мой дон Румата, если бы я мог представить себя богом, я бы стал им…»

Не надо запрашивать информацию о тоннелях, составах, чьей-то зоне ответственности…

Сейчас — всё можно, реально и легко.

Все чувствую. Тоннели — вены и жилы. Составы — кровь и лимфа. За мгновение просчитываю расписание для десятков тысяч составов в тысячах тоннелей. Меняю маршруты.

Вся картина видна сразу. Можно выделять оптимальные варианты. Их всегда несколько. Выбор варианта… сделан. Указание на составы… даны.

Указания на Дуги в обход Ядра — даны. Магнитная подушка… включена и действует на Дугах везде.

Все составы — каждый на своем маршруте — в своем отрезке времени соотнесены между собой. Как нити, из которые ткут полотно. Все рейсы перезапущены на дуговые линии. Далеко от раскаленной мантии Земли.

Даже онлайн-машинистов можно всех отключить. При необходимости.

Управлять способен один. Составами всех направлений. Дежурный Диспетчер из Сектора «Россия». Обычный человек, со своими достоинствами, слабостями и недостатками. Просто сейчас он — всесилен.

В Мире, во всех двенадцати Секторах — на всех языках Дороги — Система самым спокойным голосом сделала объявление. Что «составы проследуют по Дуговым Линиям в обход Ядра по штатным техническим причинам».

Во время объявления Система действовала на психику каждого человека. Волнами особого диапазона (когда-то давно главы стран-участников Дороги подписали закрытое соглашение).

Диспетчер, в ту же секунду, когда сотворил расписание и перенаправил составы, одновременно помыслил. И слова его принял разум тех людей — кому слова те были обращены:

«Внимание.

Говорит дежурный Диспетчер СЖД, Зорин Борис, Сектор «Россия».

Действует режим «Белый Код».

Работники Сквозных Дорог немедленно эвакуируются из Ядра согласно существующим протоколам.

Служебные составы после эвакуации персонала возвращаются и курсируют в служебных тоннелях в автоматическом режиме.

В случае аварии пассажирского состава дежурный Диспетчер построит новый маршрут в обход — не менее, чем за тысячу километров.

С неподвижного, аварийного пассажирского состава — всех пассажиров и персонал через служебные тоннели эвакуировать силами антропоморфных роботов. Сотрудников-людей при эвакуации использовать запрещено.

После полной эвакуации лиц из аварийного состава — состав аннигилировать, исключая загромождение тоннелей.

Грузы с неподвижных, аварийных составов эвакуировать запрещено.

Все резервные пассажирские составы подготовить в качестве спасательных.

Все грузовые составы пропускают пассажирские вперед.

Предоставить два резервных источника питания для Главного Компьютера Системы СЖД — SGE.KAZD-3493/43 («Матрёна»).

Все текущие работы по конфигурированию программ Главного Компьютера Системы — прекратить. Перезапуск любых программ Главного Компьютера — отменить.

Все составы сквозь Ядро идут по высшему технологическому пределу. Ограничения по скоростемерам отменены».

Но даже Диспетчер, ставший сверхчеловеком, не спасает миллионы людей в одиночку.

То есть, не демонстрирует это…

На свете еще много государств. Мировой Совет делает первые неуверенные шаги (как консультативный орган при ООН).

Диспетчер разослал в Секторы всем одиннадцати дежурным диспетчерам необходимую информацию. Тоже не слова, а импульсы. Прямо в мозг. Усиленные мощным убеждением.

План эвакуации работников из Ядра проходил успешно. Все заняли свои, установленные протоколами места. Как на тренировках. Служебные поезда секторов по резервным линиям эвакуировали людей в зоны свой ответственности…

Пассажиры в большинстве ничего и не заметили. Они заплатили за билет. А по какому тоннелю прошел поезд — это не важно. Здесь промежуточных станций нет.

… В это утро, 19 января, Анастасия Зорина — третья, самая младшая дочь диспетчера Бориса Зорина находилась в самом центре Ядра. Она была командиром-стажером и управляла землеройным экскаватором.

Тоннели продолжали строить. Дистанционного управления техникой здесь нет — не та специфика. И аннигиляторы использовать крайне опасно. Для рытья вплотную к другим линиям.

Сверхтяжелый землеройный экскаватор «Медведка-Е250» — это вам не антропоморфный путейный робот. Такие машины собирают только у нас в Союзе, в Минске. Похожие зарубежные — чуть попроще — есть лишь у британских N-JCB. «Е250» — могучий гигант на атомной тяге, способен вгрызаться в породу многократно плотнее гранита. Здесь, в самом центре Земли. Такие давно работают в лунных кратерах и на Марсе. Позже новые модификации полетят на малые объекты в Пояс Койпера — у самого края Солнечной Системы… Женщин-операторов на таких машинах — не много.

Диспетчеры–«движенцы» — элита железнодорожного транспорта. Дочь Старшего Диспетчера могла устроиться в своем Секторе куда угодно. Но Настя еще в техникуме выбрала «Медведку». Сама. Отец не стал отговаривать. Уважал выбор. «Такая же профессия, как любая другая на железке!» — объявил Борис жене. Супруга только напряженно глянула на мужа. И ничего не сказала. И позже выбору дочери мешать не пыталась.

А сейчас Анастасия в самом опасном месте. В центре ядра планеты, в кресле операторской кабины на корме вращающегося экскаватора. Прищурила глаза, вглядываясь в монитор. Совсем недалеко по уже прорытым тоннелям летят составы. Здесь ошибаться нельзя. Кабина «Медведки» со стабилизаторами и под особой, тройной защитой. Но всё вокруг чуть вибрирует и словно поёт. Это вращение центрального десятиметрового сверла.

«Оператор Зорина, здесь Дежурный Диспетчер. Прием», — прямо в голове вдруг возник родной отцовский голос. Привычно твердый. Только какой-то… без тепла и эмоций.

«О, как! Папка! Ты в самом низу Матрёшки? «Белый код»? Чё-то серьезное?»

Анастасия — девушка очень умная. Не просто так: дочь — Бориса Зорина. Отвечает тоже в мыслях, а не вслух. Чтобы не пугать экипаж. Ребята здесь же, в кабине. («О введении особого Режима будет объявлено всем только через две минуты»).

«Под контролем. Эвакуация пассажиров и персонала из Ядра».

«А-а… Ты же сейчас не совсем человек? Говоришь так…»

«Оператор, это посторонняя информация. Фиксирую координаты твоего S-браслета в 356-м строящемся тоннеле. Вижу тебя, в том числе, во внутренние камеры экскаватора, госномер РА 6575 ШН 109 RUS. Мыслишь рационально, спокойно. Одобряю. Деятельность сердца и мозга нормальные…»

«Что психовать-то? Мы ж с тобой железнодорожники…»

«Борис, уровень А-Защиты в Ядре — шестьдесят один процент», — будто над ухом шепнула Матрёна.

«Внимание, Стажёр. Ровно через пять минут прибудет служебный эвакуационный состав. Посадка в спасательном режиме. Экскаватор и всё оборудование оставить немедленно. Ожидать…»

Настя еле слышно вздохнула.

«Товарищ Дежурный Диспетчер. Вас поняла. Грузимся по плану эвакуации. Ручное барахло оставляем… Всё, как на тренировках».

«Принято. Рад за вас всех. Расчетное время прибытия из Ядра у вас допустимое… Удачной эвакуации».

«Уверена, все буде нормально, Пап!.. Ах, да, ты же сейчас ничего не чувствуешь. Все равно. Люблю тебя… Связь кончаю!»

«Оператор… Да, Я ЗНАЮ: ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО. Всё просчитано. Матрёна несколько раз отработала на моделях… Отбой, Дочка…»

Через пять минут двадцать секунд (с начала разговора) весь экипаж строительной бригады № 312 Сектора «Россия», навсегда оставив Экскаватор госномер РА 6575 ШН 109 RUS, погрузился в спасательный состав. Он полетел из Ядра выше всех планок скоростемера.

Наверх. Домой.

Через четыре минуты, как последний товарный состав покинул Ядро, свернув на дуговую линию, Полный Парад Планет вошел в решающую фазу.

На тот момент никто не знал природы его странного воздействия.

А-защита всё падала, пока не отключилась совсем. Тоннели и сооружения, проходящие сквозь мантию, мгновенно превратились в пар. Земля отвоевала часть своих позиций у человека.

Сквозная Железная Дорога — за рамками раскаленного пространства — не исчезла. Машина, человек и автоматика Системы работали вместе отлично. Просто составы теперь снова шли по Дугам, вокруг Ядра Земли, как в самом начале.

Решение по «Белому коду» было признано обоснованным и оправданным. Безоговорочно. И на все сто процентов — «единственно верным шагом в сложнейшей, критической ситуации».

Ученые из Общемирового НИИ СЖД потом еще долго изучали странное поле Парада Планет, которое разрушает А-защиту. Чтобы вновь отстроенные тоннели — спустя 170 лет, на очередной Полный Парад — могли выдержать и защитить от раскаленной мантии земного ядра — всех людей.

На Сквозных Железных Дорогах.

Природа, Планеты Солнечной системы в очередной раз показали Человеку, кто он. Атом! Песчинка…

Земля, правда, тоже Песчинка — в рамках Галактики. Вопрос масштаба…

Казалось бы, люди следуют дорогой знаний. Но сколь ни идет человек — всё дальше отодвигается у знаний горизонт. И снова кажется: ничего нам неизвестно. Что же остается?

Человек продолжает двигаться по Дороге дальше…

Послесловие

Мы прочли с вами маленькую повесть.

Короткие зарисовки, конечно, не могут отразить жизнь и историю такого огромного понятия — как Российские Железные Дороги.

Согласен, история, а тем более, жизнь этого организма — глобальна.

Двести лет труда, сотни тысяч километров дорог, судьбы миллионов людей, профессиональные династии общим сроком в сотни тысяч лет.

Напоминает фентези, правда? «Династии в сотни тысяч лет».

Но это не сказка.

Это реальность.

Чтобы отразить ее, сохранить, можно создать огромную библиотеку, архив. Из копий документов, воспоминаний… И — художественных произведений.

Через них мы можем прикоснуться к важным событиям железнодорожной жизни.

И не только железнодорожной. Через эту призму мы смотрим на историю самой нашей России.

От изобретения паровоза, через проектирование и строительство дорог, техники, сооружений. Через войны, а затем — восстановление и новую жизнь.

К настоящему времени. Которое и есть всегда — самое важное.

К Будущему…

Да, жизнь в обе стороны бесконечна…

Сейчас удалось слетать всего на полтора столетия вперед.

А вот интересно, какой будет железная дорога лет через пятьсот? А через тысячу!?.

Писателям, ученым-футурологам предстоит придумать (а другим людям — потом воплотить) еще очень-очень многое…

С историей — тоже самое.

Настоящие энтузиасты — знатоки, историки — а тем более, сами железнодорожники, могут рассказать намного больше.

Вот, например, изобретение паровоза. Конечно, настоящая веха!

Но ничто не происходит на пустом месте, вдруг.

Предтечей паровоза стало изобретение первой паровой машины. Помните, в рассказе «Первая верста из чугуна» уральский мастер упоминает об этом в разговоре на постоялом дворе?

Так всё и было.

… Однажды Екатерине Второй положили на стол доклад об изобретении паровой машины и первого двухтактного двигателя.

Что, скажете, снова фантастика? Как это — двигатели уже через сорок лет после Петра Первого? Какой-то ретро-футуризм? Ничуть! Это тоже чистая правда! Такой уж у нас народ талантливый. Всегда обгоняет время на Птице-Тройке.

Но! Это уже совершенно другая история…

А всем российским железнодорожникам, кто честно делает свою работу — всех благ!

И наше искреннее уважение!..

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Антон Халецкий: Диспетчер Сквозной Дороги. Окончание»

  1. Антон, тут еще такая особенность: по своему опыту знаю, публиковать длинные тексты с продолжениями через неопределенно-долгое время – отпугивать часть читателей. Дайте короткий рассказ, я, например, попробую написать рецензию, обещаю.

    1. к записи от 06 августа 2020 at 01:10 «Григорий Быстрицкий»:

      Григорий Александрович!
      Да, возможно, читатели хотят небольшие произведения. Но эту миниповесть «Мастерская» опубликовала четко за две недели равными частями и в равные интервалы времени. Касаемо большего объема – я для себя решил развиваться в этом направлении)
      Думаю, в недалеком будущем вышлю для публикации новую вещь – там будет всего 40 000 знаков – это в два раза меньше «Диспетчера».
      Если напишите рецензию – буду рад!
      Спасибо Вам за отзыв)

  2. Уважаемый Антон Халецкий!
    Вы приняли на себя сложную задачу. Как решили её — не могу судить.
    Отзыв на Вашу работу по силам только опытному фантасту.

    1. к записи от 05 августа 2020 at 13:58 «Soplemennik»:

      Владимир Исаакович!

      Вы посчитали, что я «взял на себя сложную задачу». Для меня это уже прекрасный отзыв – спасибо Вам)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *