Лев Мадорский: Прощание с ХХ веком, или ХХ век умер. Да здравствует ХХI!

 188 total views (from 2022/01/01),  1 views today

XXI век не хуже XX-го. Вовсе нет. Но он другой. В нём явственно просматриваются тенеденции будущего: глобализм, создание искуственного интелекта, роботизация. Что они принесут человеку? Не исключено, что у наших потомков будет больше свободного времени, но они будет страдать от ненужности.

Прощание с ХХ веком, или
ХХ век умер. Да здравствует ХХI!

Лев Мадорский

Лев МадорскийУходит в прошлое первая двадцатка ХХI века, насыщенная невероятными, технологическими новациями, и можно утверждать, что те, кому за 50, чьё детство и юность прошло в XX веке, так в нём и остались. Хотя наиболее продвинутые более или менее успешно втягиваются в интернето-компьютерные, вотсапо-смартфоновские навороты, но их понятия, привычки, представления о жизни, моральные ценности остались в прошлом веке и изменить их, практически, невозможно. Что имею в виду?

Отношение к сексу

В прошлом веке сексуальные отношения считались запретной темой при воспитании детей и они узнавали про интимные отношения между мужчиной и женщиной от сверстников. Причём, большей частью, в нецензурном варианте. В XXI веке дети знают о сексе почти всё. Во первых, потому что в школе (не только на Западе, но и в России), уже начиная с четвёртого класса, им говорят об этом в предельно откровенной форме, а, во-вторых, подростки сами выходят на эротические сайты, в которых, практически, не разделяются эротика и порно.

Приехав в Германию, я проработал три года учителем музыки в начальной школе. Удивила фотография девочки лет 15-ти, висевшая в одном из 4-ых классов. На фотографии у неё удивлённо-испуганное выражение, а под фото надпись: «В первый раз это больно». Спросил у классной руководительницы:

— Зачем повесили?

— По распоряжению Министерства образования.

Как-то в школу приехала детский сексолог и четвёртые классы собрались на урок-лекцию в актовом зале. Мне делать было нечего и я тоже сел в последнем ряду, но через минут 10-15 ушёл. В фильме, который показывали через проектор, рассказывали детям о сексе так подробно, ничего не утаивая, что мне, человеку из ХХ века, стало неловко.

Тут всё неоднозначно. С одной стороны, совсем неплохо, что дети узнают об этом от профессионала, а не в грязном варианте. Но, с другой, с великого таинства любви сбрасывается покрывало и вершина романтических отношений превращается в нечто прозаичное, обыденное, будничное…

Семья

Столь же прозаичным и формальным становится понятие семьи. Брак перестал быть важным, я бы сказал, сакральным событием в жизни человека. Событием, когда молодожёны обмениваются кольцами и публично клянутся «идти вместе по дороге жизни, преодолевая трудности и испытания». Или говорят какие-то другие слова в этом духе. Не потому ли в XXI веке значительно увеличилось количество разводов? В России распадается около 70% пар, в Германии — около 60%. В Израиле (еврейская семья всегда заслуженно считалась прочной) 40–50%. Как и можно было ожидать, меньше всего разводов среди ультраортодоксов.

Как следствие нового, современного отношения к совместному проживанию стало и распространение, так называемого, гражданского брака, Брака, который проходит под девизом: «Пожили и разошлись». Такие отношения «без штампа» во многих западных странах стали обычными и юридически признанными. Даже с правом разделения имущества, когда пара расходится. Если, конечно, доказать, что живущие вместе вели совместное домашее хозяйство.

О том, что романтическая любовь всё более становится понятием из XX века, говорит и широкое распространение практики контрактов. Например, в типичном контракте, о котором рассказал сын приятеля, было сказано, что в случае развода имущество отходит к тому, кому оно принадлежало до брака. А именно: дом, машина такой-то марки, одежный шкаф, спальный гарнитур и т.д. вплоть до холодильника и посуды. Ну о какой любви тут можно говорить?

Письма

У нас, пришедших из XX века, хранятся пожелтевшие письма от родных, которые мы время от времени перечитываем. Иногда это пространные, многостраничные письма. Иногда короткий листок. Эти письма для нас очень важны. В них память об ушедших родителях, бабушках и дедушках, близких друзьях. У родившихся в XXI веке таких писем нет. Жаль.

Письма всегда были частью человеческого общения. Вспомним хотя бы любовные письма Льва Толстого Софье Берс, Эрнеста Хэмингуэя — Марлен Дитрих, Фридриха Шиллера — Шарлотте Ленгефель. Это литературные шедевры. Не случайно такие письма выходили отдельными книгами или входят в собрание сочинений.

В годы войны наши мамы и бабушки с нетерпением ждали почтальона. В деревнях встречали его у калитки. А когда приходило письмо с фронта, много раз его читали-перечитывали. Письма сближали людей, давали надежду, вызывали творческое вдохновение, а, иногда, наносили болезненную травму и даже, как в песне Высоцкого «Письмо перед боем», убивали.

В XXI веке перестали писать письма. Даже поздравительные открытки становятся редкостью. Эпистолярное творчество ушло в прошлое. На его смену пришли лаконичные и лишённые эмоций смс-сообщения. С одной стороны, конечно. удобно. Зачем писать письма, когда, как бы далеко мы не находились, достаточно войти в вотсап и можно поговорить лично, заглянуть человеку в глаза? И всё-таки письма это другое. При личном общении с любимым человеком, вы, порой не скажете ему, того, что напишете в письме. Письма дают выход эмоциям, развивают творческие способности, позволяют лучше сформулировать мысль, помогают разобраться в собственных чувствах, опасениях, желаниях. Некоторые известные писатели, как, например, Лев Кассиль, начинали с многостраничных писем родителям. Думаю, что и наше, сайтовское творчество и комментарии, в определённой степени, компенсируют уход писем.

Бумажные книги. Я сейчас читаю, в основном электронную книгу. Её, как и обычную, бумажную, можно читать, уютно устроившись в кресле или на диване. А также в поезде, автобусе или в самолёте. Удобно и то, что в одной такой книжке множество разных книг. Сотни или даже тысячи. Теоретически, в ближайшем будущем, любая книга, которую ты пожелаешь. Не нужно ходить в библиотеку или в книжный магазин. Сиди, себе, и переключай. Вспомним также, что для чтения такой книги не нужно вырубать леса для производства бумаги. Потрясающе! Невероятно! Сказке подобно! Всё так. И, тем не менее, нам из 20-го века жалко, что уходит старая, добрая, бумажная. Особенно, когда речь идёт о хороших, «вечных» книгах. Требующих внимания и сосредоточенности. Которые хочется перечитывать ещё и ещё раз. Почему? Трудно объяснить. Аргументы, в основном, на уровне ощущений и плохо поддаются словесному выражению…

Странно, но важным, почти ритуальным действием становится переворачивание страниц. В этот момент ты вступаешь с книгой в контакт, прикасаешься к ней, подпитываешься её биополем. Есть страницы, которые так увлекли и поразили, что с ними не хочется расставаться. Ты перечитываешь их, поглаживаешь, стараясь лучше понять их суть и такое ощущение, что она (эта суть) через касание перетекает в тебя. Звучит заумно, но мне кажется, что те, которые любят читать книги, понимают, что я имею в виду.

Запах. Опять-таки на уровне ощущений и опять-таки важно. Типографская краска, если книга недавно напечатана, запахи домашней или публичной библиотеки, какие-то странные, подчас, надуманные тобой самим, запахи старины, если книга издана давно. Без этих запахов книга многое теряет. Во всяком случае, для меня. Особенно удивительно и неповторимо пахнут антикварные книги. Впрочем, тут можно найти объяснение и в логически более аргументированном ключе. Антикварная книга — своеобразный психологический феномен. Держа ей в руках, мы понимаем, что страницы эти переворачивали люди, жившие много лет назад. Бумажная книга становится связующей ниточкой между поколениями.

Хорошие, любовно изданные книги обладают своей, особой энергетикой. Это не мистика и не полёт фантазии. У меня была книга мудрых мыслей и афоризмов Льва Николаевича Толстого, изданная в 1897 года. В ней Лев Николаевич собрал мысли и афоризмы, как собственные, так и, созвучные им, мысли других мыслителей. Говорю, была, потому что недавно при переезде книга куда-то затерялась. Нашёл её в Интернете, стал читать и убедился, что магическое очарование мудрых слов значительно уменьшилось. Холодный экран компьютера не способен, так, как живая бумажная книга, заразить, заставить задуматься, увлечь.

Книга, как память. Эта возможность тоже теряется с уходом бумажной книги. А ведь некоторые книги, особенно, с автографом автора или с дарственной надписью мы храним всю жизнь. Так же как и книги подарочные, оформление которых имеет собственную художественную ценность. Хорошая бумажная книга это, в определённом смысле, произведение искусства и согласитесь, смотреть на неё, как на любое другое произведение искусства, значительно более интересно в оригинале, чем с экрана. Именно поэтому, мы ходим в художественные галереи. Увидеть картины Леонардо да Винчи, Репина, Левитана, других великих художников в оригинале или в репродукции это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Послесловие

Сказанное не означает, что XXI век хуже XX-го. Вовсе нет. Но он другой. В нём явственно просматриваются тенеденции будущего: глобализм, создание искуственного интелекта, роботизация. Что они принесут человеку? Не исключено, что у наших потомков, с одной стороны, будет больше свободного времени, но с другой, они будет страдать от ненужности. Их заменят машины. Автоматизация неминуемо уничтожит множество профессий. На смену лётчикам придут беспилотники и автопилоты. На смену таксистам или, скажем, дальнобойщикам — роботы. Смогут ли они, а также токари, слесари, фрезеровщики, продавцы, кассиры и т.п. если им за 50, как говорил Остап Бендер, «переквалифицироваться в управдомы» и стать, предположим, программистами — это большой вопрос. Есть, конечно, и много других новых опасностей — чипизация, ядерный терроризм, экологическая катастрофа… Возможно, спасением станут космические путешествия, контакт с другими цивилизациями. Впрочем, лично я верю, что глобализация и международное сотрудничество с помощью Всевышнего (Высшего Разума) дадут возможность использовать стремительно развивающиеся технологии во благо и позволят человеку будущего жить долго и счастливо.

Print Friendly, PDF & Email

8 комментариев к «Лев Мадорский: Прощание с ХХ веком, или ХХ век умер. Да здравствует ХХI!»

  1. Лев Мадорский: » … На мой взгляд, говорить о сексе надо, но доминировать в детских лекциях сексолога должно: секс в любви не главное.»
    ======
    Лев, у Вас есть редкий талант: «вовремя остановиться». Я говорю это очень серьёзно, я действительно считаю это талантом.
    Вот у людей вроде меня такого таланта нет.
    Люди вроде меня обязательно скажут «в любви есть две взаимоисключающие опции самого главного: МЫ (взаимные обязательства) или Я (мои удовольствия)». Я на все 100% буду за «мы», а другие будут за «я», притом тоже на все 100%.

    Люди вроде меня возможно и ускоряют историю — но через конфликты, войны и страдания.
    Похоже, что первая половина ХХI это будет время людей вроде меня.
    Принципиально неспособный «вовремя остановиться» Искуственный Интелект и роботизация тут никак не помогут.

    Но не всё так плохо: примерно половина людей вроде меня очень ценит Ваш талант и инстинктивно глубоко осознаёт дeвиз ЦАХАЛа: «это то, что есть — и с этим мы победим».

    1. Люди вроде меня возможно и ускоряют историю — но через конфликты, войны и страдания.
      Похоже, что первая половина ХХI это будет время людей вроде меня.
      ———————-
      Спсибо, Бенни, за тёплые слова. Я вижу в Вашем разделении людей на тех которые идут до конца ( не могут остановиться) и готовы на компромиссы ( во время остановиться) столнолвениие принципиально разных подходов к жизни. И совсем не уверен, что Ваш подход ( не могу остановиться) хуже ,чем позиция тех, кто останавливаются во время, к которым вы меня причисляете. Останавливаются, если я правильно понял, не доведя дело до сути, до нахождения истины, до решения проблемы. Скорее, наоборот. Если, как Вы предполагаете, что таких в 21 веке будет большинство это совсем не плохо.

  2. Пока мы пытались ответить на три вопроса: кто мы?, откуда мы?, куда идем?, наступление эпохи роботов снимет эти вопросы с повестки дня окончательно. Боюсь, что снимет вместе с нами — «неопределившимися». Разнообразная дурость, проявленная за несколько месяцев пандемии, указывает на ее постине грандиозный потенциал в пересчете на большие отрезки «свободного» исторического времени.

    1. Пока мы пытались ответить на три вопроса: кто мы?, откуда мы?, куда идем?, наступление эпохи роботов снимет эти вопросы с повестки дня окончательно
      ———————
      По моему, Виктор, с точностью наоборот. Эпоха роботизации, дав человеку слишком много свободного времени, одновременно, даст и время отойти от ежедневной суеты и искать ответ на эти вопросы. Точнее, на один самый важный, на который нет ответа: в чём смысл жизни? Если мы ищем ответ на этот вопрос, -считал Фрейд, — то мы больны. Я думаю, что если не ищем, то больны неизлечимо.

  3. «Секс в любви не главное», но любовь без секса, как «брачная ночь без невесты»:)
    ———————
    Это верно, но когда в 4 классе в Германии детский психолог начинает урок с показа фильма, где фигурирует как главный герой пенис, а не с рассказа о Ромео и Джульете, это, по моему, как минимум, непедагогично.

  4. …с великого таинства любви сбрасывается покрывало и вершина романтических отношений превращается в нечто прозаичное, обыденное, будничное…
    ——————————————————————-
    А не путает и наш автор совокупление (в просторечии – секс) и любовь. Можно полагать, что секс, совокупление – это удовлетворение физиологических потребностей, т.е. что-то телесное, медицинское, физиологическое. И как всякое физиологическое отправление оно может правильным, – не вредным для здоровья и неправильным – вредным.
    Так вот в европейских школах проводится профилактика вредных вариантов этого физиологического отправления, – совокупления.
    Это – медицински оправдано и социально хорошо.
    Любовь – это восторг и нежность. «…Любить — это значит: в глубь двора вбежать и до ночи грачьей, блестя топором, рубить дрова, силой своей играючи…» (Маяковский).
    Поэтому легко догадаться, что школьникам сообщают сведения о здоровом совокуплении, а не любви как чувстве единения личностей.

    1. школьникам сообщают сведения о здоровом совокуплении, а не любви как чувстве единения личностей.
      ————————-
      В том и штука, Анатолий, что для детей, ещё толком не знающих что такое любовь ( это, вообще, трудно поддаётсч словесному выражению), она после слишком откровенных лекций ассоциируется с сексом. И только с сексом. Не потому ли семьи так часто распадаются? На мой взгляд, говорить о сексе надо, но доминировать в детских лекциях сексолога должно: секс в любви не главное.

      1. «Секс в любви не главное», но любовь без секса, как «брачная ночь без невесты»:)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *