Свен Феликс Келлерхофф: «Еврейский учёт». Перевод Леонида Комиссаренко 

 267 total views (from 2022/01/01),  1 views today

26 июля 1920 года министр Вооружённых сил Германии официально признал, что в конце 1916 года в армии проводилась «еврейская перепись». Отто Гесслер хотел сохранить результаты в секрете — потому что они опровергали антисемитские интенции…

«Еврейский учёт»

Эта статистика привела к расистскому безумию

Свен Феликс Келлерхофф
Перевод с немецкого Леонида Комиссаренко

Министр, видимо, чувствовал себя неловко. Либерал Отто Гесслер тянул с ответом четыре месяца. Всё таки, в отличие от Густава Носке (СДПГ), его предшественника на посту министра Вооружённых сил Германии, политик DDP (Немецкая демократическая партия — пер.) в своем письме в Центральную ассоциацию граждан иудейского вероисповедания (CV) от 26 июля 1920 года на заданные ему вопросы ответил. Носке же 29 января 1920 г. ограничился фразой: «На запрос о доступе к актам невозможно ответить по фундаментальным соображениям».

Листовка Имперского союза евреев-фронтовиков против травли со стороны антисемитов
Листовка Имперского союза евреев-фронтовиков против травли со стороны антисемитов

(К немецким матерям!
12 000 еврейских солдат погибли за Родину на полях чести
Христианские и еврейские герои вместе боролись и вместе покоятся в чужой земле)

Геслер, со своей стороны, пришел к выводу:

«Все материалы, относящиеся к статистике, заказанной в 1916 году, полностью находятся в Министерстве Вооружённых сил Германии; они хранятся в секретном отделении». Впервые член правительства Рейха официально подтвердил наличие всем известного секрета: в разгар мировой войны в прусско-германской армии была проведена «еврейская перепись».

Министр Вооружённых сил Германии Отто Геслер, снимок 1923 года
Министр Вооружённых сил Германии Отто Геслер, снимок 1923 года

Гесслер не стал комментировать точные результаты, но несколько ниже в письме заявил, что некоторые цифры, опубликованные в антисемитской брошюре в 1919 году, были «правильными». Однако CV было отказано в доступе к исходным материалам для проверки этого утверждения.

Речь шла о взрывной теме в молодой немецкой демократии — вопрос о том, была ли армия, имперская в Первой мировой войне, а также официально республиканская в ​​новом государстве, антисемитской. Точнее, конечно: до какой степени она была пронизана расовой ненавистью. И с армией, конечно же, все общество.

Одно из самых распространенных антисемитских утверждений с 1914 года заключалось в том, что «члены избранного народа» (как уничижительно его сознательно называли) избегали линии фронта. Поскольку эти и аналогичные требования предъявлялись все громче и громче, военный министр Пруссии Адольф Вильд фон Хоэнборн 11 октября 1916 года назначил «еврейскую перепись» по состоянию на 1 ноября.

Не надолго военный министр Пруссии Адольф Вильд фон Хоэнборн
Не надолго военный министр Пруссии Адольф Вильд фон Хоэнборн

В его указе говорилось: «В Военное министерство продолжают поступать от населения жалобы на то, что непропорционально большое количество призывников, принадлежащих к израильской вере, освобождаются от военной службы или уклоняются от нее под всеми возможными предлогами. Согласно этим сообщениям, большое количество евреев, служащих в армии, знает, как использовать возможности службы за пределами линии фронта, другими словами, в тылу, вблизи домая и на должностях чиновников и писарей».

Чтобы расследовать эти серьезные обвинения, все подразделения войск должны были заполнить две анкеты и отправить их обратно в Военное министерство к 1 декабря 1916 года. Первая анкета — о количестве евреев среди призывников, вторая — об отсрочках, отставках, признаниях негодными к военной службе и переводе евреев в тыл.

Не было никаких указаний на то, как именно следует проводить сбор сведений. Указание фамилий в анкетах не предусматривалось. Необработанные, сырые материалы были собраны непоследовательно и часто небрежно. В начале 1920-х годов также выяснилось, что антисемитски настроенные офицеры даже переводили еврейских фронтовиков на время сбора сведений в тыл, чтобы соответственно засчитать их там. Однако результат не оправдал ожиданий инициаторов — и остался под замком.

Титульный лист антисемитской брошюры "Роль иудаизма в развале Германии"
Титульный лист антисемитской брошюры «Роль иудаизма в развале Германии»

Именно эта тайна хранения разжигала спекуляции. Вскоре расползлось, что каждый девятый солдат в тылу был евреем, тогда как в окопах был только один солдат еврейского вероисповедания на 180 человек. Учитывая, что средний процент евреев в общем немецком населении составлял один процент, это означало бы, если бы это было правдой, что половина немецких евреев избежала фронтовой службы, тогда как в относительно безопасном тылу было их в десять раз больше.

В действительности, однако, «еврейская перепись» дала совершенно иные результаты, как показала в конечном итоге разрешенная статистикам по поручению CV проверка данных. Фактически, еврейских мужчин Германии было призван на несколько больший процент, чем немцв-христиан, и почти такая же доля сражалась на фронте. Небольшие различия объяснялись несколько более высоким средним возрастом евреев и, соответственно, их лучшим образованием. Однако использование в тылу, которое бы значительно превышало статистически ожидаемые значения, установлено не было.

Фрагмент из брошюры Якоба Сегалла: «Немецкие евреи — солдаты в войне 1914-1918 гг.»
Фрагмент из брошюры Якоба Сегалла: «Немецкие евреи — солдаты в войне 1914-1918 гг.»

Резюме

Если кратко суммировать наиболее важные результаты нашего статистического анализа, получим следующее:

1. ок. 100 000 немецких евреев приняли участие в мировой войне, что означает, что еврейское население в Германии поставило всю без остатка приходящуюся на него долю участников войны.

2. ок. 80 000 еврейских участников войны были на фронте, то есть 4/5 всех еврейских участников войны почти в равной степени во всех провинциях и государствах стояли лицом к лицу с врагом.

3. ок. 12 000 еврейскких участников войны больше не увидели свою родину, а это значит, что немецкие евреи принесли кровавые жертвы, которые, в зависимости от ситуации, вполне отвечали состоянию дел.

4. ок. 35 000 были награждены за войну, среди них 23 000 были повышены в званиях, в том числе более 2000 стали офицерами, то есть достижения еврейских участников войны как минимум соответствует средним.

В своем исследовании, опубликованном в 1922 году, экономист Франц Оппенгеймер недвусмысленно оценил антисемитскую реинтерпретацию фрагментарных результатов и их «подтверждение» в письме Геслера от 26 июля 1920 года как «величайшее статистическое чудовище, в котором когда-либо было виновно учреждение». Это было еще относительно умеренное высказывание.

Хотя эти факты были известны самое позднее с 1922 года, Адольф Гитлер два года спустя, вероятно, из своих собственных воззрений, описал ситуацию в прямо противоположном направлении. В первом томе «Майн Кампф» он утверждал: «Увиливание слывёт почти признаком большого благоразумия, но настойчивость — признак внутренней слабости и ограниченности. Канцелярии сплошь заняты евреями. Почти каждый писатель — еврей, а каждый еврей — писатель».

Титульная страница исследования Франца Оппенгеймера «Еврейская статистика прусского Военного министерства» (1922)
Титульная страница исследования Франца Оппенгеймера «Еврейская статистика прусского Военного министерства» (1922)

Оппенгеймер, который сам участвовал в «еврейской переписи» в военном министерстве в 1916/1917 годах, предвидел, что любые разъяснения фактических результатов статистики будут игнорироваться:

«Господа от свастики, антисемиты по профессии, будут непоколебимо утверждать, что в тылу было 11 процентов евреев».

Он мудро писал:

«Мы должны бы плохо знать менталитет этого народца, если бы они даже в этом опровержении не усмотрели образец еврейской наглости».

Инсинуации Гитлера в его подстрекательских текстах, в которые верили очень многие ветераны, подтвердили это предположение.

От переводчика

Материал меня заинтересовал, во-первых, своей буквально дословной схожестью с тем, как это 25 лет спустя происходило в Стране советов. Но было и отличие — там раскрывших самую что ни есть государственную тайну жизни не лишили. И, во-вторых, и на кладбище Фрабугской еврейской общины есть Мемориальное захоронение погибших в IМВ её членов. Поделюсь несколькими фотографиями.

Стена памяти
Стена памяти
Текст центрального постамента: Нашим сыновьям от еврейской общины Фрайбурга Кроме покоящихся здесь, погибли за свою родину 1914–1918
Текст центрального постамента: Нашим сыновьям от еврейской общины Фрайбурга Кроме покоящихся здесь, погибли за свою родину 1914–1918

Четверо покоящихся здесь:

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Свен Феликс Келлерхофф: «Еврейский учёт». Перевод Леонида Комиссаренко 

  1. Интересно.
    Кому хочется немного поподробнее об еврейском, в т.ч. еврейско-немецком, участии в Великой войне, то вот ссылка на мою прошлогоднею статью.
    «Евреи и Великая (Первая мировая) война» http://z.berkovich-zametki.com/y2019/nomer7/sdavidovich/
    И не могу удержаться от комплимента самому себе: Моих детских остатков немецкого хватило, чтобы правильно перевести надпись на памятнике.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *