Александр Левковский: Феномен Обамы: проходимец на президентском троне. Продолжение

 368 total views (from 2022/01/01),  1 views today

“Сказать «австрийский язык» — это то же самое, что сказать «канадский язык» или «австралийский язык». Скажите вашему безграмотному другу, что австрийцы говорят на немецком языке.” — “Я не могу ничего ему сказать. Он сильно разозлится, потому что он занимает очень-очень высокий пост.”

Феномен Обамы: проходимец на президентском троне

Сценарий телевизионного фильма
(Авторский перевод с английского. На русском языке публикуется впервые)

Александр Левковский

Продолжение, Сцены 26–29, 22–25, 19–21, 17–18, 10–16, 4–9, Сцены 1–3

Левковский

Сцена 30. Комнатная съёмка. Студия Шона Хэннети. Хэннети и Эксель.

ХЭННЕТИ: Возмутительно! Тайное обещание гибкости по отношению к нашим противникам!? Можете себе представить американского президента — скажем, Рузвельта, Кеннеди, Рэйгана или любого из Бушей! — произносящего подобные слова в беседе с нашим врагом!?

МУЛЬТИПЛИКАЦИЯ: Комнатная съёмка. Кабинет Адольфа Гитлера. День.

ГИТЛЕР сидит за огромным письменным столом, подписывая документы. Гигантский нацистский флаг со свастикой закрывает полстены за спиной фюрера. Открывается дверь, и в кабинет вкатывают инвалидную коляску с американским президентом ФРАНКЛИНОМ РУЗВЕЛЬТОМ. Президента подкатывают к Гителеру, и он шепчет на ухо фюреру:

РУЗВЕЛЬТ: Адольф, не беспокойтесь. В 44-м году будут мои последние выборы, и я буду иметь достаточно гибкости, чтобы закончить войну на более благоприятных условиях для вашей Германии.

Гитлер, улыбаясь, пожимает Рузвельту руку.

МУЛЬТИПЛИКАЦИЯ: Нью-Йорк. Здание Объединённых Наций. Главный конференц-зал.

Разгневанный НИКИТА ХРУЩЁВ бьёт снятым с ноги ботинком по столу и что-то бессвязное КРИЧИТ по-русски. Президент Кеннеди приближается к нему, наклоняется и ШЕПЧЕТ:

КЕННЕДИ: Никита, погоди! Не надо стучать ботинком по столу. Через пару месяцев у меня будет больше гибкости — и кубинский кризис закончится к твоему удовлетворению.

Хрущёв улыбается и, кряхтя, одевает снятый ботинок.

МУЛЬТИПЛИКАЦИЯ: Набережная в Рейкьявике (Исландия). День.

РОНАЛЬД РЭЙГАН и МИХАИЛ ГОРБАЧЁВ стоят у края набережной. Рэйган кладёт руку на плечо Горбачёву и ШЕПЧЕТ:

РЭЙГАН: Миша, ты мне нравишься настолько, что я готов быть более гибким в наших переговорах по Звёздной Войне.

МУЛЬТИПЛИКАЦИЯ: Красная площадь (Москва). Вечер.

ДЖОРДЖ БУШ (МЛАДШИЙ) и ВЛАДИМИР ПУТИН медленно идут по площади на фоне Мавзолея. Внезапно Буш целует Путина в щёку и ШЕПЧЕТ ему на ухо:

БУШ: Влад, ты мой лучший друг. Будь терпелив. После моих перевыборов я покажу тебе, что значит американская гибкость. Из уважения к тебе я уничтожу полностью американский атомный щит.

КОНЕЦ МУЛЬТИПЛИКАЦИЙ

ЭКСЕЛЬ: И, помимо этого, вы, конечно, помните, как Обама почтительно склонялся перед Императором Японии и Королём Саудовской Аравии? Американский президент, подобострастно склоняющий свою голову — и не только голову, но и всё туловище! Покажите, пожалуйста, эти фотографии вашим зрителям, Шон!

Соответствующие ФОТОГРАФИИ заполняют экран.

ХЭННЕТИ: Слушая Криса Мэттьюса и его супер-либеральных гостей, начинаешь верить всевозможным мифам о нашем президенте-Мессии. И самый упорный непрекращающийся слух гласит, что Обама якобы обладает сверхчеловеческим интеллектом. Дэйв, скажите мне честно — он на самом деле настолько эрудирован?

ЭКСЕЛЬ: О, да, он более-менее эрудированный тип, но не слишком эрудированный. Я не могу назвать ни одной области знания, где он был бы экспертом: ни в политологии, ни в экономике, ни в финансах, ни в искусстве, ни в литературе, ни в истории, ни в философии…

ХЭННЕТИ (смеясь): … и, конечно же, не в физике, и не в математике!

ЭКСЕЛЬ: Даже в своей специальности — конституционном законодательстве — он никогда не возвысился до должности профессора.

ХЭННЕТИ: Стоп, стоп! Я слышал бесчисленное множество раз, что Обама был профессором в университете Чикаго.

ЭКСЕЛЬ: Это была моя идея изобрести и распространить эту ложь с помощью наших средств информации. Фактически, он никогда не был профессором, а был он просто рядовым лектором. Но он никогда не возражал, когда его именовали профессором. Тот ещё профессор! Стоит только вспомнить все его публичные позорные оплошности!

ХЭННЕТИ: Кстати, насчёт позорных оплошностей в его речах… Через минуту мы приведём в студию одну исключительно умную одиннадцатилетнюю девчушку и зададим ей несколько вопросов, на которых опозорился наш сверхэрудированный президент. (Зовёт ассистентку) Энн, наша Дженифер готова?

ЭНН вводит в студию ДЖЕНИФЕР, веснущатую девочку с рыжеватыми косичками.

Дженифер садится рядом с Экселем.

В течение интервью девочка демонстрирует слегка комическую самоуверенность умного ребёнка, привыкшего к вниманию публики.

ХЭННЕТИ: Хэлло, Дженни, меня зовут Шон Хэннети.

ДЖЕННИ: Я знаю. Я видела вас по телевизору.

ХЭННЕТИ: Дженни, этого джентльмена рядом с тобой зовут Дэйвид Эксель.

ДЖЕННИ (протягивая Экселю руку): Приятно видеть вас, сэр. И вас я тоже видела по телевизору. Вы советник нашего президента, верно?

ЭКСЕЛЬ: Верно, Дженни.

ДЖЕННИ (поворачиваясь к Хэннети): Мистер Хэннети, мама сказала, что вы хотели бы задать мне несколько вопросов.

ХЭННЕТИ: Дженни, мы знаем, что ты заняла первое место на Всеамериканском конкурсе подростков, знатоков английского языка, не так ли?

ДЖЕННИ: Нет, мистер Хэннети, вы ошибаетесь — я была дважды чемпионом этого конкурса.

ХЭННЕТИ: Прошу прощения — я забыл об этом. Так расскажи нам, как одиннадцатилетняя девочка смогла добиться таких блестящих результатов.

ДЖЕННИ: У меня очень высокий коэффициент интеллекта, то есть, показатель IQ.

ЭКСЕЛЬ: Насколько высокий?

ДЖЕННИ: Сто сорок. А сколько у вас, сэр?

ЭКСЕЛЬ (со смущённым смешком): Я, ей-Богу, не знаю… Несколько лет тому назад я проверялся, и у меня было сто двадцать.

ДЖЕННИ: Вы должны больше читать, сэр.

ЭКСЕЛЬ: Я вообще читаю довольно много.

ДЖЕННИ: Вы, наверное, читаете не то, что надо. Читайте художественную литертуру. Чтение правительственных документов, служебных записок и всяких отчётов может фактически снизить ваш IQ до девяноста и даже ниже.

ХЭННЕТИ и ЭКСЕЛЬ смеются.

ХЭННЕТИ: Окэй, Дженни, давай обратимся к моим вопросам. Ты готова?

ДЖЕННИ: Абсолютно.

ХЭННЕТИ: Мы хотим предупредить тебя — вопросы будут не только о знании английского языка.

ДЖЕННИ: Не беспокойтесь, сэр. Я постараюсь справиться с любыми вопросами.

ХЭННЕТИ: Дженни, ты сможешь прочитать по буквам словосочетание «Navy Corps»?

ДЖЕННИ: О, это легко! Хотя, знаете, здесь есть одно хитрое место, а именно: две буквы, P и S, не произносятся, и таким образом, эта фраза звучит так: NAVY COR.

ЭКСЕЛЬ: Увы, один из наших друзей недавно произнёс публично: NAVY CORPS MAN, и это было позорной оплошностью.

ДЖЕННИ: NAVY CORPS MAN означает МЁРТВЫЙ МОРЯК. Этот ваш друг что? — не окончил среднюю школу?

ХЭННЕТИ: Этот наш друг окончил Гарвард.

ДЖЕННИ: Тогда я, наверное, пойду учиться в Принстон, раз в Гарварде не учат такие простые вещи.

ЭКСЕЛЬ: Жена нашего друга училась в Принстоне.

ДЖЕННИ: Она что? — тоже не знает, как произносить NAVY CORPS?

ЭКСЕЛЬ: Понятия не имею.

ХЭННЕТИ (улыбаясь и явно наслаждаясь беседой): Ну, а теперь, Дженни, найди, пожалуйста, ошибку во фразе: «Я не знаю, как это слово звучит в австрийском языке…»

ДЖЕННИ: Кто это сказал такую глупость? Это, наверное, тот самый ваш друг, который не знает азов английского языка, верно?

ЭКСЕЛЬ: Ты права. Это он.

ДЖЕННИ: Сказать «австрийский язык» — это то же самое, что сказать «канадский язык» или «австралийский язык». Скажите вашему безграмотному другу, что австрийцы говорят на немецком языке.

ЭКСЕЛЬ: Я не могу ничего ему сказать. Он сильно разозлится, потому что он занимает очень-очень высокий пост.

ХЭННЕТИ: Ещё один вопрос, Дженни. Что ошибочного находится во фразе «Я был в 57 американских штатах»?

ДЖЕННИ: Сэр, тут всё ошибочно! Наша страна имеет 50 штатов, а не 57. Организация Исламских Государств имеет 57 стран-участников.

ХЭННЕТИ: Дженни, позволь скаать тебе, что я просто в восторге от твоего интеллекта. Верно, Дэйв?

ЭКСЕЛЬ: Несомненно!

ХЭННЕТИ: И последний вопрос. Ты знаешь, кочено, где находятся Фолклендские острова, не так ли?

ДЖЕННИ: В Атлантике, недалеко от Аргентины. Аргентинцы называют их Мальвинскими островами.

ЭКСЕЛЬ: Ты уверена? Наш друг, о котором мы говорили с тобой, называет их Мальдивскими островами.

ДЖЕННИ: Ваш друг ничего не соображает в географии. Мальдивские острова находятся в Индийском океане. Он должен освежить свою память, читая, к примеру, Географический Словарь Мерриам-Вебстера. Это прекрасный учебник!

ХЭННЕТИ: Спасибо, Дженни! Ты умнейшая девочка изо всех, кого я знаю. Я надеюсь — и даже уверен! — что твоё будущее будет прекрасным и счастливым!

ДЖЕННИ (уже стоя): Моя мама как раз не очень уверена в этом. Она беспокоится. Она говорит, что мне будет трудно найти партнёра в жизни и создать семью. И она, я думаю, права. Многие ребята такие тупые, что с ними невозможно разговаривать, не говоря уже о любви… (Обращаясь к Экселю) Мне кажется, я угадала имя вашего полуграмотного друга…

ЛИЦО ДЖЕННИ КРУПНЫМ ПЛАНОМ.

ДЖЕННИ (продолжает): Если это так, то мне больно за нашу страну. Спасибо! До свидания, джентльмены. (Уходит в сопровождении ассистентки ЭНН).

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Александр Левковский: Феномен Обамы: проходимец на президентском троне. Продолжение»

  1. как Обама покоя не дает. А что нынешний -то наш несет!!! Просто фантастическая безграмотность, на анекдотическом уровне. Но вряд ли Хеннети про это будет интервью брать. Партийность не позволит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *