Михаил Ривкин: Недельный раздел Шофтим

 225 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Хотя передача царской власти от отца к сыну прямо не прописана, сам термин «царь» однозначно подразумевает именно такую наследственную власть. Интереснее понять: откуда же берётся самый первый царь, тот, который передаст царскую власть своим прямым потомкам.

Недельный раздел Шофтим

Михаил Ривкин

Назначение судей и законы справедливого суда (Деварим 16:18-20)

В Книге Завета законы справедливого суда уже были кратко сформулированы:

Не разноси ложного слуха; не давай руки твоей нечестивому, чтоб быть свидетелем о неправде. Не следуй за большинством на зло и не отзывайся в тяжбе, кривя судом, (лишь бы) клониться к большинству. И нищему не потворствуй в тяжбе его. (Шемот 23:1-3)

Это самая лаконичная и самая строгая норма справедливого суда. Не только богатому нельзя потворствовать в суде (это требование самоочевидно), но даже и бедному, если по закону он не прав. Судья несёт личную ответственность перед Б-гом и людьми за каждое своё решение. Никакие ссылки на «демократический централизм» не оправдывают того судью, который позволил неправому большинству увлечь себя. Даже оставшись в одиночестве, судья праведный обязан следовать голосу своей совести.

В Книге Завета, мы видим и строжайший запрет мздоимства:

И мзды не принимай, ибо мзда ослепляет зрячих и извращает слова правых. (там 23:8)

Этот же запрет повторяется и в нашей недельной главе:

Не криви судом, не лицеприятствуй и не бери мзды, ибо мзда ослепляет глаза мудрых и извращает слова правых. (Деварим 16:19)

Пророки Израиля сурово обличали мздоимство, и видели в нём одну из самых страшных угроз самому существованию народа:

Главы твои — отступники и сообщники воров; все они любят взятки и гонятся за мздою; сироту не судят они (справедливо), и тяжба вдовы не доходит до них. (Йешаяху 1:23)

За взятки, оправдывающие виновного и отнимающие у правого правоту его! (там 5:23)

Главы его за вознаграждение судят. (Амос 3:11)

В конце периода Первого Храма обличение мздоимства стало болезненной и насущной необходимостью, поскольку этот порок весьма распространился, и всерьёз угрожал самой возможности справедливого судопроизводства.

Запрет мздоимства повторяется в Книге Завета и в Своде законов Девтерономиста практически дословно. В данном случае автор более позднего кодекса не видит необходимости что-либо менять в чеканных формулировках своего предшественника. Проблема мздоимтва никуда не делась, она по-прежнему смертельно опасна.

Запрет приносить жертвы на «высоких местах» (Деварим 16:21-17:1)

Запрет сажать кумирные деревья, которые назывались по имени одной из важнейших богинь кнаанского пантеона словом Ашера, а также запрет воздвигать культовые обелиски «при жертвеннике Г-спода, Б-га твоего” вполне понятен. Это — логическое продолжение общего правила не уподобляться кнаанским культам ни в чём, даже в мелочах. Кардинальная реформа централизации культа властно требовала не только оставить одно-единственное место жертвоприношений, но и сделать его абсолютно непохожим на все те старые жертвенники, которые были разрушены. Труднее понять, почему сразу вслед за этим запретом следует запрет приносить в жертву животных с теми или иными изъянами. На самом деле, этот закон является неизбежным следствием строгой централизации культовых жертвоприношений в одном-единственном месте и тесно связанного с этим разрешения на профанный (повседневный, не священный) убой скота для еды.

Пока весь убой скота был сакральным, совершался в форме жертвоприношения, нельзя было вводить слишком строгие требования к жертвенным животным. Ведь если такое животное признавали негодным для жертвоприношения, его вообще нельзя было забивать, и оно пропадало без всякой пользы для хозяев. Когда профанный убой отделили от сакрального, появилась возможность вводить строгие требования к жертвенному животному, а те животные, которые для жертвы не годились, всё равно забивались в домашнем хозяйстве и съедались.

Законы об идолопоклонниках (там 17:2-7)

Интересно не то, что идолопоклонство безусловно карается смертью. Этот закон существовал в Израиле с древнейших времён, и мы не видим в ТАНАХе ни единого намёка на какие-то послабления в этом суровом законе. Интересно, что суровая кара налагается только если «ты услышишь, и расследуешь хорошо, и если это точно правда». Мы видим, что суровость материального права (смертная казнь) уравновешивается повышенными требованиями к праву процедуральному. Не по наитию свыше, не по внезапному порыву, а только после выполнения всех требований судебной процедуры можно казнить идолопоклонника.

Законы о верховенстве Суда и о тех, кто суду не подчиняется (там 17:8-13)

Логическое продолжение законов процессуального права. Изложены основные принципы формирования судебной коллегии. Особое внимание уделяется принципу абсолютных полномочий судебной власти и обязательности судебного решения.

А человек, который поступит дерзко, не слушаясь священника, стоящего для служения там Г-споду Б-гу твоему, или судьи, да умрет человек тот; и искорени зло из Исраэйля. (там 17:12)

Судебная процедура, даже самая разработанная и продуманная, достигает своего результата только в том случае, если люди согласны исполнять решения суда. В тот момент, когда находится некто, кто открыто и дерзко объявляет, что решение суда для него не обязательно, всё сложное здание «правильного судопроизводства», выстроенное с таким трудом, рушится у нас на глазах. Если такой демонстративный акт неподчинения суду не повлечёт немедленного и самого сурового наказания, завтра решение суда станет не более чем не обязательной рекомендацией. Именно этим и объясняется суровая кара «человеку, который поступит дерзко».

И весь народ услышит и убоится, и не будет впредь дерзко поступать. (там 17:13)

Законы о царе (там 17:14-20)

В отличие от законов о суде и о судьях, коренящихся в обычном племенном праве, и лишь отчасти модернизированных автором кодекса, институт царской власти представляет собой радикальную новацию. Не в пример авторитету судей, власть царя основывается не на традиционном почтении и добровольном исполнении решений суда, и даже не на твёрдой вере, что власть над жизнью и смертью евреев дарована судьям самим Б-гом, а на «тюрьмах и отрядах вооружённых людей».

Хотя передача царской власти от отца к сыну прямо не прописана, сам термин «царь» однозначно подразумевает именно такую наследственную власть. Интереснее понять: откуда же берётся самый первый царь, тот, который передаст царскую власть своим прямым потомкам.

Когда ты придешь в землю, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе, и овладеешь ею, и поселишься в ней, и скажешь: «поставлю я над собою царя, подобно всем народам, которые вокруг меня», То поставь над собою царя, которого изберет Г-сподь, Б-г твой: из среды братьев твоих поставь над собою царя; не можешь поставить над собою чужеземца, который не брат тебе (там 17:14-15)

И. П. Вейнберг справедливо указывает на две важнейших особенности этого закона, ставящих его особняком среди множества законов Древнего Востока, так или иначе легитимизирующих сам институт царской власти.

«Хотя в данном фрагменте нужность и целесообразность царской власти не подвергается сомнению, это как раз открывает простор для споров и дискуссий. Во-первых, тем, что введение царской власти показано порождением не внутренней необходимости и поэтому неизбежным, а внешней целесообразности — уподобления «нас» «им», которые уже обладают подобным институтом. А во-вторых, царская власть предстает в этом предписании явлением только человеческого ряда, установленным по воле и инициативе людей с их правителем, хотя и избранным богом, но из числа людей». 1

Итак, первая особенность состоит в том, что, по мнению Девтерономиста, царская власть это не более чем имитация подобного института, уже давно существующего у народов мира. Надо полагать, Автор кодекса исходит из того, что «у гоев» институт царской власти существует издревле. Не то у Израиля! Девтерономист, стараясь максимально приблизить свою историческую перспективу к перспективе Поколения Исхода, предрекает царскую власть как нечто неизбежное, точно так же, как он предрекает неизбежность «пессимистического сценария» в общественных отношениях. Царская власть это, несомненно, некая деградация, спуск на ступеньку ниже по сравнению с периодом «прямого Б-жественного управления» Израилем. Бунтующий подросток ни в грош не ставит авторитет родного отца, но с восхищением смотрит на чужих мужиков, и готов механически подражать их привычкам и манерам, как правило — самым худшим привычкам. Именно таким слепым, неразумным подражанием видится Девтерономисту отказ от древних институтов прямой власти Всевышнего, как они существовали сорок лет в пустыне и сразу после этого, и переход к механически заимствованным у других народов институтам царской власти. В отличие от категорического запрета следовать хоть в чём-то, хоть в мелочах, культовым обычаям других народов, тут автор «даёт слабинку», идёт навстречу слабостям жестоковыйного народа и разрешает царскую власть.

Девтерономист нарочито подчёркивает это «человеческое, слишком человеческое» происхождение царской власти. Не прямые потомки богов, а простые люди из плоти и крови станут, рано или поздно, царить над Израилем. Процедура назначения «царя, которого изберет Г-сподь, Б-г твой: из среды братьев твоих» не прописана в явном виде. Девтерономист хорошо помнил, что ТАНАХ по крайней мере три раза излагает такую процедуру, и каждый раз делает это по-разному. Но вот оговорка «не можешь поставить над собою чужеземца, который не брат тебе» сама по себе весьма существенна. Некоторые исследователи цепляются за эту оговорку, чтобы сдвинуть срок написания Девтерономистического Кодекса к эпохе Второго Храма. Нам представляется, что для этого нет серьёзных оснований. Достаточно подробно прописанные нормы и законы царей и царской власти могли быть созданы только в тот период, когда Израиль жил под властью царей. Сам по себе строгий запрет «поставить над собою чужеземца, который не брат тебе» является третьей, наряду с двумя указанными И.П. Вейнькргом, уникальной особенностью израильских законов о царе и царской власти, выделяющей эти законы на фоне множества законов о царе Древнего Востока. М эта особенность ясно выражает общую ориентацию Девтерономиста на максимальную замкнутость и изолированность Израиля от других народов.

___

1 И.П. Вейнберг Рождение истории М «Наука» 1993 стр. 168.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *