Григорий Быстрицкий: Утро красит… часть вторая

 463 total views (from 2022/01/01),  4 views today

И наконец-то закончились мучения и терзания читателей/зрителей, которые, затаив дыхание, ожидали кульминации и развязки моего путешествия. Да, товарищи, это Красная площадь! Кто бы мог подумать, что здесь закончится маршрут… И бой курантов был. Правда, короткий, на четверть часа.

Утро красит… часть вторая

Григорий Быстрицкий

Часть первая

Статистика дает возможность знать все. Лучше, конечно, когда она не искажена специально, но даже и в подправленном виде многое можно понять.

Моя статистика объективна, я легко узнаю из своего канала в Ютуб, как смотрят мои видео из первой части «Утро красит…» и могу сделать определенные выводы.

Итак: большинство просмотров относится к первой записи. Вторую просмотрели на 25% меньше, третью — на 35%, рейтинг остальных упал по сравнению с первой вдвое и даже больше.

Причин падения интереса, по-видимому, много, включая самую главную: зрители ожидали увидеть нечто более привлекательное. Я же хочу устранить бесспорные, чисто технические ошибки — длинные видеосюжеты и «дергание» камеры.

Поскольку с самого начала мною определен отказ от предвзятости, пропаганды и агитации, а читателю/зрителю на основании прочитанной и просмотренной фактуры самому предоставляется возможность делать выводы, в этом же ключе я представляю и вторую часть.

На продолжение меня подтолкнули личные письма интернациональной аудитории и многочисленные отзывы россиян по почте и в мессенджерах. Собственно говоря, одиозная группа ярых критиков РФ, которую в Гостевой я называю «воробьями с голубиными параметрами перистальтики», может не беспокоиться. Не стоит лишний раз поднимать себе давление всегда неожиданным открытием: «мы уехали, а там почему-то (!) окончательный развал не наступил до сих пор».

Надо сказать, общение с «воробьями» не развивает человека. Иначе не стал бы я так плоско мыслить. Потому что в реальности американским, к примеру, «воробьям» есть чем гордиться и упиваться собственной значимостью: как никак Штаты со времени их приезда сильно деградировали. Бывший офицер ЦРУ Даниэль Хоффман даже вывод на публике канала CBS News сделал о всех мигрантах постсоветского пространства в США как о спящих агентах, готовых дестабилизировать ситуацию в стране. Каков орел, а? Самое время зачать на Портале движение RLM. Поясняю еще раз: мой посыл отнесен далеко не ко всем бывшим советским североамериканцам, большинство из них мне глубоко симпатичны, а некоторые — вообще близкие родственники. В данном случае я только о нескольких портальных воробьишках, надрывающихся в особо усердной форме.

Однако, все это мелочи по сравнению с главным: Мир ожидает чудный ноябрь, который станет эталоном зияющего развития либеральной демократии в стране — главном образце для безусловного подражания. «Несмотря на наше величие… все, чего мы достигли, сейчас в опасности… Программа Байдена сделана в Китае, моя программа — сделана в США… Байден заторможенный и сильно в возрасте. 78 лет — это нормально, но в этом случае это плохие 78 лет, а не хорошие»…

Перед тем как начать собственно непредвзятую видеофиксацию, чтобы максимально очистить её от политики, отдельно чуть-чуть поупражняюсь с новостями.

Неделя прошла между моими двумя ралли, а в мире столько за этот срок наворочено, что скорость круиза 20 км/час кажется черепашьей. Самое заметное за семь дней:

  1. Расцвет и падение революции в Белоруссии — выдающийся чудак на большое М за последний год натворил столько, что не хватает желающих впрягаться за него. Апофеозом его бурной деятельности стал садистский разгон граждан во дворах и закоулках под аккомпанемент отдельных закаленных доносчиц «он туда, в подъезд забежал». Менты так лихо и, казалось, сладострастно орудовали дубинками, что большая часть населения справедливо готова была восстать против Батьки. Однако, не нашлось харизматического лидера типа Бориса Николаевича на танке у Белого дома, когда у нас сложилось все: настроение, решимость масс и наличие вождя. Белорусы нашли только перепуганную домохозяйку, всенародные протесты сдулись. Не могу не привести полностью заметку журналиста Ольшанского (из ТЛГрамм):

    «Батька Лукашенко в эти августовские дни — это человек-метафора.
    Он — это сам двадцатый век.
    И этот двадцатый век — седой, хмурый, с трактором и автоматом, — стоит один против огромной толпы из двадцать первого века, толпы еврооптимистов, смм-менеджеров и авторов телеграм-каналов.
    — Сдавайся! — кричат они. — Сдавайся, дед, прошло твое время. Твой автомат не стреляет, твой трактор — ржавый, а мы зато смотри какие модные и веселые. Вали отсюда по-хорошему, дед, с этой своей скучной картошкой. Тебе же весь цивилизованный мир говорит — сдайся уже, маразматик.
    А он не сдается.
    Стоит и нехорошо смотрит.
    Ну, кто на меня?
    И в этот момент уже вроде бы гарантированного победителя охватывает странное сомнение.
    И будущее — такое сильное, свободное, счастливое, — вдруг понимает, что оно, пожалуй, не будет подходить близко к прошлому. Не будет слишком настаивать, а то мало ли что.
    А двадцатый век где стоял, там и стоит.
    Толпа смм-менеджеров, коучей персонального роста, бизнес-евангелистов и редакторок в белых кроссовках медленно пятится, она отступает, делая вид, что у нее просто другие планы на вечер, только и всего, — а двадцатый век где стоял, там и стоит.
    — С ума сошел!
    — Все равно скоро помрешь!
    — Мы придем еще!
    И они правы.
    Время идет, и когда-нибудь так и будет.
    Но жизнь устроена так, что она иногда продолжается вопреки времени, она продолжается, когда обязана оборваться, — и этот упрямый век, этот упрямый седой человек держится на последней черте и отказывается подчиняться»

  2. Заболевание Навального — эта история только развивается, много неясного, хотя тенденции известны. Но не все у любителей версий под обобщенным условным названием «Новичок» просто. Для противников (угадайте с первого раза) «Северного потока 2» сам А.А. Навальный уже не важен. Платформа для нового, дополнительного «Акта Навального» почти уже готова для разбития о её нос Крымского шампанского и пуска на воду в необъятный океан фантазий и обвинений. А сейчас, пока не известен окончательный медицинский, успешно работает «политический» диагноз, который плавно перейдет в «политический» эпикриз. Крупные специалисты и конторы типа исследовательского центра RAND лаве исправно отрабатывают.
  3. Изменение названия «Десять негритят» на «Их было десять» — недальновидной оказалась Агата, это ведь не сложнейшие детективные клубки распутывать.
  4. Вооруженное восстание белых против грабителей BLM в американском Кеноша. Достали конкретно гоблины и мартышки нормальных американцев. А вот впечатлительные белые хоккеисты НХЛ под хештегом #WeSkateForBLACKLIVES клюшки побросали «в знак протеста против насилия в адрес чернокожих»
  5. Вооруженное нападение украинских радикалов на автобус с активистами «Патриоты — За жизнь» на автотрассе Киев-Харьков. Среди белого дня, на оживленной трассе, под камерами десятка телефонов молодчики расстреляли автобус. Многих ранили огнестрелами и травматами, лежащих зверски избивали ногами и дубьем, пару человек захватили в плен и на глазах у не очень изумленной публики смылись. Вопрос: российский оппозиционер лежит в коме по причине, пока не установленной, мировая пресса кипит от возмущения и пучится домыслами. А украинские оппозиционеры лежат в лужах крови и это почему-то мало кого за рубежом волнует. Вопрос в чем? Либо Украина перестала всех совсем интересовать за ненадобностью, либо ценность жизни по понятиям светочей демократии разная. Коллективный Запад он такой — по фигу страдания отдельных берлинцев, лондонцев или парижан при разгонах демонстраций, главное пожалеть минчан.

Возвращаясь в Киев: отмечается пятилетие непрерывного и щедрого ленд-лиза — Михайло Саакашвiлi, 26 августа 2014, 10:00:

«Ровно через год Украина будет посылать гуманитарную помощь в Россию. Запомните этот твит»

Запомнили, а теперь за работу.

Учитывая зрительский запрос, на этот раз я решил проехать по менее пригодным для велокатания улицам центра Москвы. Но предварительно сделаю еще одно отступление.

2-1. В воскресенье видеорегистратор моего автомобиля записал глубинку — не самую далекую, но и не близкую к Москве Коломну. Выбор этого города конечно не обусловлен рекламными помыслами, скорее гастрономическими. Жена заверила, что именно в Коломне растут самые пригодные для засолки огурцы: с маленькими колючками и почти без семечек. Ну а мне куда бы не ехать, лишь бы штрафы собирать. В итоге мы купили 30 кг огурчиков у симпатичной, славной семьи из пятнадцати собственных детей, дородной хозяйки, лихо управляющей всем и сразу в большом дворе с трехэтажным кирпичным домом, и маленького, щуплого Данилы Спиридоновича, торжественно предъявленного как виновника, так сказать, обильной деторождаемости.

Справедливости ради, должен дополнить, что под присмотром украинского агронома Кати у нас на даче тоже в немалом количестве произрастают огурцы. Но соответствующих колючек у них нет, а маленькие пупырышки не могут устоять против женской логики.

С другой стороны, отчего не прокатиться двум российским пенсам по родным бескрайним просторам на доброй американской машине?

С объездом пробок по платной трассе «Дон» в оба конца получилось под 400 км. Коломна городок чистый, спокойный и степенный. На последних кадрах отразилась дорога из города до федеральной трассы.

2-2. Возвращаемся в Москву. Совсем небольшой участок от отеля «Украина», в частности его жилого крыла с квартирами, до бывшего здания СЭВ.

Моя сестра, некогда декан ВГИКа, как-то обмолвилась о посещении ею Т.Ф. Макаровой. Мы как раз проезжали мимо гостиницы «Украина», я машинально зафиксировал именно гостиницу, полагая, что Тамара Федоровна жила там между многочисленными командировками. Теперь, благодаря велопрогулкам, я узнал о знаменитых соседях… Ну почти, чуть более километра.

Сегодня Новоарбатский мост выглядит мирным, а когда с него по Белому дому лупили танки, со стороны это было страшно, а внутри некоторые бравые вояки точно испортили свои штаны («Я умоляю боевых товарищей…»).

Когда Б.Н. Ельцин 19 августа 1991 выступал с танка, вылезший из люка безымянный танкист Таманской дивизии от неожиданности закрыл лицо руками. Через два года с моста танкисты уже сделали свои двенадцать выстрелов вполне зряче.

Я не знаю ни одного политика в современной истории, который был настолько отважен, чтобы всю ответственность взять на себя. И даже не представляю, в каком государстве мы с семьей были бы без Ельцина и его поведения в 1991 и 1993 годах. Скорее всего, не в России (в лучшем случае).

Памятник Столыпину был воздвигнут при Президенте Медведеве и мэре Собянине. Путин участвовал своей месячной зарплатой. Инициативу Премьера поддержали министры.

2-3. Памятник И. Бродскому символично установлен напротив американского посольства. Позади Иосифа в итальянских ботинках и хорошем костюме расположились две группы схематичных бронзовых фигур — друзей и завистников. Автор памятника — Г. Франгулян, которого сейчас костерят по чем зря за новый памятник Маршаку. Среди критиков преобладает попса самого дешевого пошиба и зачем-то примкнувший Познер.

Там на Садовом собака на меня кинулась, в реале я и испугаться не успел. На видео это выглядит страшновато.

Во дворе дома № 302 бис находятся два музея М.А. Булгакова, две бронзовые фигуры — Кота и Фагота и всегда большое количество посетителей, представляющих две группы разного отношения к квартирному вопросу: озабоченных и не очень.

Сад Аквариум и правда удивительно спокойное место среди адского шума и суеты улиц. Гиршгорн посреди фонтана моим друзьям известен лично, а читателям — по повести в Мастерской.

2-4. Театр Сатиры, о котором я выразился без должного пиетета, на самом деле меня огорчил. Однажды я пришел на А.А. Ширвиндта, его не оказалось, заменили на такое, что пришлось уйти в первом антракте. Но предупреждали перед спектаклем по-честному и предлагали вернуть деньги.

Площадь конечно Триумфальная, а не Театральная. Там раньше 31 декабря любила собираться оппозиция под предводительством Людмилы Михайловны Алексеевой. Иногда её увозили в автозаке, а один раз даже в костюме снегурочки. Удовольствие получали все участники и зрители.

Маяковский стоит надежно, как и раньше во время выступлений ярких и любимых народом поэтов. Но его имя у площади отобрали.

Пока я острил по поводу центробежных устремлений Минска, какой-то гад на грузовичке в знак несогласия пустил черный дым.

Для проникновения в театр Станиславского мои лихие друзья выписали мне удостоверение актера. Однажды привел четырехлетнего внука, повел по коридорам в гримерную Володи Анисько, который готовился исполнить Ф.Ф. Преображенского. Народный артист возлежал на тахте в полутемной комнате в халате и входил в роль. Я сказал внуку: «Смотри, засранец, на гения. Такое не каждый день увидишь». Антоныч на счет гения спорить не стал, а по поводу засранца своим чудесным, перекатывающим басом пожурил деда с применением не в пример более сильного эпитета.

Внук припух, перестал вертеться и все хватать со столика, а через десять минут вообще был сражен эффектом лицедейства, зачарованно глядя из зала и узнавая волшебный голос профессора. Хватило ненадолго, минут через семь нам пришлось ретироваться из служебной ложи.

2-5. Глядя на Пушкинскую площадь, я вспомнил Штаты тридцатилетноей давности. Чистота города Хьюстон нас в какой-то степени даже угнетала безнадежной несопоставимостью. Помню, механик Николай хотел выкинуть сигарету, оглянулся вокруг, потом ожесточенно плюнул в ладонь, затушил тлеющий огонек и со словами «нам так не жить» сунул бычок в карман.

Елисеевский остался в своем состоянии внешне и кардинально изменился внутри, но только в смысле ассортимента и качества товаров. Если в совке он был эксклюзивной иллюстрацией к сталинской книге о здоровой и вкусной пище, ныне он покорно пристроился в длинный ряд, как раньше говорили, предприятий общепита.

Екатерину Алексеевну Фурцеву как только я не окрестил со своего велосидения. Сегодня она является самой разнообразно-противоречивой фигурой современного сериального жанра. Досужие сценаристы имя-отчество не путают, но в остальном в своих креслицах соревнуются в изобретении небылиц отвязно и рьяно.

2-6. У Центрального телеграфа (Тверская 7) я проехал на красный свет. Но не из хулиганской наглости, а от потери ориентации. Газетный переулок, как улица, не выделен. На пересечении с Тверской он покрыт плиткой и выглядит тротуаром. Что характерно, меня никто не протаранил, и что уж совсем, вообще не характерно — даже никто не обматерил.

На Красной площади экскурсионный зазывала толкует о скидках пенсионерам. Можно взять на заметку. Сам проезд на велосипеде от Ильинки через Лобное место, между Собором Василия Блаженного и Спасской башней является не обыденным делом. Из семи млрд населения Земли это удается не многим. Согласен, так можно сказать о любом месте на Земле, но по количеству желающих наша Красная наверняка в лидерах. А после моего экскурса точно вырвется вперед.

И наконец-то закончились мучения и терзания читателей/зрителей, которые, затаив дыхание, ожидали кульминации и развязки моего путешествия. Да, товарищи, это Красная площадь! Кто бы мог подумать, что здесь закончится маршрут… И бой курантов был. Правда, короткий, на четверть часа. Экономика, понимаете ли, должна быть экономной. Систематически. А теперь разрешите вас поцеловать, так сказать…

P.S. Кстати, об огурчиках: пока я писал этот выпуск, они стали малосольными. Могу открыться: оно того стоило! А сколько холодной водки останется не выпито из-за геронтологических предрассудков и эйджмракобесия… Пора, пора заводить хештэг #ПРОЭЙДЖВАЖЕН.

Часть третья
Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Григорий Быстрицкий: Утро красит… часть вторая»

  1. Американское посольство ну оооооочень тонко выражено и подмечено в вашей видеовелосъёмке гения

    1. Спасибо, Маркс Самуилович, похорошела Москва, чисто везде – это конечно здорово, но не главное. Пляски мартышек здесь как-то не приживаются (тьфу-тьфу) и предпосылок особых нет.

  2. Мне показалось, что на этот раз много политики, Григорий. Хотела спросить про рецепт малосольных огурчиков, но побоялась – так все политизировано.
    Это уже конец путешествия? Жаль, от Красной площади до меня рукой подать. Первый небоскреб, дом на Котельнической набережной видно , если спуститься к Москва-реке. Когда меня раньше спрашивали, где ты живешь, я говорила: Дом на Котельнической знаете? – Уу-у (с завистью). – Так я рядом.

    1. Inna Belenkaya
      Мне показалось, что на этот раз много политики, Григорий. Хотела спросить про рецепт малосольных огурчиков, но побоялась – так все политизировано.
      +++++++++++++++++++
      Каюсь, залез все-таки в политику. Но от велика отделил. А все в одном флаконе – чтобы два раза не вставать и не писать про политику отдельно.
      По рецепту вы, Инночка, правильно опасаетесь: огурчиками как начнешь закусывать, после третьего обязательно на политику тянет. Малосольный огурец с коломенскими пупырышками – мощное оружие оппозиции.
      Мимо дома вашего проезжаю, следуя через Новоспасский мост и Дербеневскую набережную к Нагатинскому затону.

    1. Спасибо, Владимир! Продолжение зависит от читательского запроса. Велодорожек столько, что на много выпусков хватит.

  3. Спасибо! Текст отличный, Григорий Александрович! Видео смотреть не стал, т.к. я любитель одного жанра. Как сказал Бродский, когда его спросили про наркотики: «Ничего не могу сказать. Мы — поколение алкоголя и никотина».

    1. Спасибо, Ефим! А я вот с удовольствием посмотрел бы видео глазами петербуржца

  4. Огромное спасибо за путешествие , дорогой Гриша! После него ужасно потянуло навестить столицу, но пока по известным причяинам не получается.

    1. Лева, в любом случае мое предложение вместе покататься остается в силе. Жду.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *