Биг Флойд — новая Америка. Часть 2

 411 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Всемогущая “закулиса” — кого в России звали “номенклатурой”, в Америке — “глубинным государством”, Милован Джиллас окрестил “новым классом”. Чиновничество, организованная бюрократия, к которой прекрасно подходит лермонтовское определение: «От юных лет с казенной суммой он жил как с собственной казной».

Биг Флойд — новая Америка

Круглый стол
Часть вторая
Владимир Лумельский, Владимир Янкелевич, Дмитрий Гаранин, Игорь Волошин, Элла Грайфер и др.
Продолжение. Начало


От редакции: Мы продолжаем публиковать отклики и размышления наших авторов, прочитавших статью «Биг Флойд» немецких журналистов Дэниела Шмидта и Джонатана Штока, опубликованную по-немецки в «бумажном» Der Spiegel (электронная версия только по подписке), а в русском переводе Леонида Комиссаренко — в первой части нашего Круглого стола.

(И ещё, замечание в скобках. Фотографию, приведенную выше, прислал в редакцию Виктор (Бруклайн), найдя её в почтовой рассылке. Все мои попытки отыскать её в Сети не увенчались успехом. Я поначалу безо всякой задней мысли хотел, как частенько приходится делать, найти это же изображение, но лучшего качества. А вот фигушки! Почему? Что такого криминального написано на майках? У белокожей мамы — «Чёрные жизни важны». У чернокожего папы — «Белые жизни важны». У их малыша — «Все жизны важны». Вы согласны с этим? Раси-и-ист!.. Впрочем, может я просто плохо искал и зря подозревал гигантов Сети в предвзятом отношении к бесхитростной семейной фотографии.)

Выпускающий редактор

 

Элла Грайфер. Жизнь шпаны ценнее

«Хозяин тот, кто трудится…»
А. М. Горький

В этой статье множество фотографий обоих героев в самых разных возрастах, с родственниками, знакомыми и видами окрестностей. Но целостной, главной картинки нет. Не сразу и догадаешься, что на сцене незримо присутствует та самая страшная «закулиса», что дергает за веревочки и незаметно для действующих лиц определяет ход событий. Но мы-то хитрые, мы щас ее выведем на чистую промокашку.

Жизнь обоих героев складывается не гладко. Родители Шовена расстались, когда ему было 8 лет. Сохранил ли он связь с отцом? Получал ли от него алименты? Чем зарабатывала на жизнь мать? Этого мы не узнаем. Зато о Флойде сказано однозначно: отец бросил, когда он ребенком был… но… ВНИМАНИЕ, у него есть младшие братья и сестры. Похоже, что папаша-то из приходящих, помните: «Наше дело не рожать…». Воспитан матерью, она подрабатывала в двух закусочных… прокормишь ли на это семью? Ну, понятное дело, не на это, матерям-одноночкам почет, уважение и пособия на каждое дитё.

Самый первый урок, который Флойд еще ребенком получает от таинственной «закулисы»: урок безответственности. Напрягаться нечего, все оплатит кто-то другой.

Но вот подрос мальчонка, в школу пошел, школа, естественно, не из лучших. Определенную роль играет, конечно, бедность квартала, но вообще-то на тетрадку, доску да мел миллионов не требуется, таблицу умножения и без компьютера преподать можно. Главная причина — образование в этом квартале ценностью не является, перед глазами пример взрослых, что без грамоты живут, значит, на эти бесполезности силы тратить не стоит.

Никто, конечно, не запретит второкласснику мечтать стать судьей Верховного Суда, но некому ему объяснить, какие для этого требуются усилия. Прежде всего — умение учиться, которого в этой школе никому не дают. Может ли он ли попасть в другую? Наверное может, раз автор статьи осторожно оговаривается, что в школе, куда ходил Шовен, «почти все белые». Вероятно, есть там дети из небелых семей, у которых хватает денег на квартиру в другом квартале. Теоретически существует метод, чтоб дитё от квартала отцепить, т. н. школьные ваучеры, позволяющие отдать способного и заинтересованного ребенка бедняка в школу, где он сможет чему-нибудь научиться, но… Практического воплощения его не допустит все та же «закулиса», она бдит, отстаивая интересы профсоюза учителей, и никогда не даст голодранцу шанса из ямы выкарабкаться, так что с мечтами о Верховном Суде придется расстаться.

Даже спортивная стипендия, которую Флойду дают охотно (действительно, к спорту парень способный) не обеспечит умения учиться тому, кто никогда не делал этого, да и чисто спортивная карьера не получится даже у самого способного, не привыкшего упорно работать. Колледж брошен, пошла наркота, а там и грабеж, вероятно, ради дозы, тюрьма… И вот перед нами сорокалетний мужик, типаж, слишком знакомый по российскому опыту: добрый, отзывчивый, с парализованной мамашей танцует, бабу себе завел, детишек любит… под настроение, покуда тверёзый. Да вот беда — не часто с ним это случается. Притом же и здоровье — в русском варианте печень отказывает, в американском — сердце и дыхалка.

В 2014 году Флойд поехал в Миннеаполис по трудовой программе церкви. Он хотел заработать там денег, позаботиться о своей младшей дочери, которую назвал Лютик, и построить новую жизнь.

Если есть младшая, значит, и старшие какие-то есть… Кормит их, определенно, все та же «закулиса», а то не была бы столь внезапной идея нашего героя, о дочери позаботиться, чего он никогда не делал прежде. Сперва, вроде бы, начал работать, получил профессию водителя грузовика, но потом началась «корона», работы не стало, сорвался — снова пошла наркота. И кое-что еще, и кое-что другое, о чем автор статьи деликатно умалчивает, но где-то как-то просачивалось между строк, что не случайно заподозрили его в сбыте фальшивых денег… дозы-то ведь на дороге не валяются.

Таков, значит, Флойд.

А каков Шовен?

Учится в неплохой школе, учится серьезно, но кроме того:

… всегда находит работу, работает поваром в McDonald’s, жарит кур в ресторанах, учится печь в профессиональном училище.

То ли «закулиса» о нем заботиться не желает, то ли сам не желает на халяву жить. Судя по нижеследующим строкам:

Но ему этого мало, он едет в Германию солдатом, а позже присоединяется к гражданской полиции в Миннеаполисе. Там он встречает женщину, сбежавшую из Лаоса в детстве, бывшую королеву красоты, они женятся, переезжают в типичный серый дом, с малиной, растущей на высокой грядке в палисаднике.

Автору статьи такие наклонности явно не по душе. Какой-то, понимаете, типичный обыватель: деньги зарабатывает, дом покупает стандартный, живет в нем с законной женой, еще добавьте — ее и детей содержит, и вдобавок непьющий. Фу, какой серый, какой несимпатичный! И работать-то пошел куда — сказать стыдно — в полицию! Не иначе как жестокий он по натуре.

И вот перед нами противостояние во всей красе: с одной стороны обдолбанный двухметровый амбал, которому до сорока лет вообще в голову не приходило работать, а в сорок оказалось, что рынок труда — штука переменчивая, да и здоровье пошатнулось от наркоты, с другой — непьющий человек, что с малых лет привык трудом кормиться, а по службе еще и обязан защищать работяг от покушений жадных паразитов.

Не будем тут разбирать аргументы обвинителей Шовена, они, в конечном итоге, сводятся к тому, что в момент столкновения не знал он того, что мы с вами узнали на следующий день: двухметровый амбал уже не был агрессивным, а был он умирающим от болячек, вызванных многолетней наркоманией, с довеском от последней принятой дозы. Но полицейский-то этого знать не мог, а сам очевидный факт обдолбанности свидетельствовал скорее о повышенной опасности. Убедившись, что вопли про «дышать не могу», — не отмазка, а всерьез, скорую вызвал, но было уже поздно.

И кстати, нам до сих пор не известно, попыталась ли несчастная жертва на самом деле подсунуть продавцу фальшивую ассигнацию, зато известен и зафиксирован упрямый отказ подчиняться распоряжениям полиции. Разумеется, лучше было бы, если бы Шовен каким-нибудь телепатическим способом заранее обо всем догадался. А еще лучше, чтобы он был готов подвергнуть опасности свое здоровье и жизнь (полицейских ведь тоже убивают!), только бы случайно неприятностей не причинить паразиту, наркоману и уже отсидевшему грабителю.

С одной стороны — полицейский, не нарушивший никаких инструкций и правил, с другой — обдолбанный люмпен, за спиной которого, подобно Афине за плечами Персея, могущественным призраком вырастает эта самая «закулиса», и во всеуслышание заявляет:

Да будет отныне ведомо всем, что жизнь бездельника и шпаны ценнее жизни труженика, тем более — стража порядка!

Но кто же она, столь бесцеремонно претендующая на определение мировых приоритетов, почему у нее такие предпочтения и на чем держится ее власть?

Громче всех ее программу возвещают миру студенты, преподаватели и выпускники, скажем так, «неестественных» факультетов всех университетов западного мира. Тех самых, где обучение особого напряга не требует, диплом достается сравнительно легко, но… с большим трудом обретается рабочее место — ведь результатов, весомых, грубых, зримых не может предъявить ни историк, ни психолог, ни литературовед. «Человек с улицы» продукцию их покупать не станет, а потенциальный работодатель выбор имеет большой и примет, конечно, самого послушного, что и в газете (как автор цитируемой статьи), и на экране, и в школьном классе, и в зале суда отстаивать будет идеологию его и только его.

Интеллектуалы создают сильный и разнообразный шум, но они не господа и не создатели, а всего лишь слуги «закулисы». Их задача — выстраивать дымовую завесу, рассказывая о ее бескорыстной любви к убогим и сирым. Вчера в моде были пролетарии всех стран, сегодня — дискриминируемые расовые и религиозные меньшинства. Все это — чистый пиар.

В Германии, где выходит «Шпигель», давно уже все усвоили, что самодурство «бешенца» — такого же обдолбанного паразита как мистер Флойд — старше мастью, чем достоинство и безопасность немецких женщин, но вот Неджла Келек или Хамед-Абдель Самад — ни расой, ни верой от большинства «бешенцев» не отличаются, отличаются тем, что образованы, что работают, смеют «свое суждение иметь» — и к ним «закулиса» совсем не благосклонна. Да и в Америке никогда не устроит она такого хипежа вокруг убийства, скажем, черного полицейского (а было, и не одно!). В антиутопии Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» та же «закулиса» последовательно защищает ленивого и бездарного Орена Бойла от конкуренции со стороны трудолюбивого и талантливого Хэнка Реардена, притом, что оба — равно и определенно — белые.

Всемогущая «закулиса» — это те, кого в России звали «номенклатурой», в Америке — «глубинным государством», Милован Джиллас окрестил ее «новым классом», а в Германии именуют «функционерами». Чиновничество, организованная бюрократия, к которой прекрасно подходит лермонтовское определение:

«От юных лет с казенной суммой он жил как с собственной казной».

Как расправляется она со всяким, кто имеет неосторожность встать на ее пути, можно наблюдать на примере судьбы Дональда Трампа или Биньямина Натаньягу.

Не первое уже десятилетие она строит вертикаль своей власти во всем западном мире — что в посттоталитарной Германии, что в полусоциалистическом Израиле, что в цитадели демократии — Америке. Демократия выгодна для инициативных и трудолюбивых, а им нужны зависимые и послушные. Не дисциплинированные, соблюдающие разумный порядок, а именно послушные — пусть даже и вороватые, и пограбить, и похулиганить не прочь, особенно спьяну, но никогда не забывающие, кто их хозяин, и готовые по первому свистку либо хвост поджать, либо сворой на погром кинуться. Для чиновника Флойд — социально близкий, а Шовен — опасный враг.

Вы скажете: с Флойдом каши не сваришь, не может он быть опорой общества, взгляните хоть на Россию… Верно, но не упускайте из виду, что у чиновника с реальностью отношения весьма непростые. Обычно он руководствуется какой-нибудь утопией: дайте, мол, мне точку опоры, и я переверну земной шар, по слову моему реки вспять потекут, на крокодилах бифштексы вырастут, и люди все преисполнятся добродетели. А Флойд… ну, чего там Флойд — зарвется, так быстренько ему устроим ночь длинных ножей.

Владимир Лумельский. Вопрос к вам всем — согласитесь лечить Гитлера?

Мне кажется, текст, что мне прислала редакция, может помочь как тест для предсказания успеха планируемого круглого стола. Судите сами: американо-немецкие журналисты написали статью (в «Шпигель») о двух людях, Флойде и полицейском, который его убил. Журналисты максимально пытались быть объективным. Статья может нравиться или нет, но она не о полиции, не о протестах, не о Трампе, она даже не о политике — она о странном переплетении судеб двух людей. А что видит в ней ее переводчик? Он видит в ней ТОЛЬКО политику, и он убежден в ее необъективности. Он и перевел-то ее в явной уверенности, что читатели согласятся с ним, а не с автором статьи, и что они оценят черно-белые цитаты приятеля переводчика, которые и приводить-то неприлично из-за скабрезного русского языка.

Давайте представим себе авторов статьи из «Шпигеля» за круглым столом рядом с переводчиком и комментатором — что это будет за разговор? Каков шанс, что переводчика и его приятеля можно убедить воспринимать эту статью и историю с Флойдом не так категорично, как они видят ее сейчас, а ближе к тому, как ее построили авторы? Уж авторы-то знали, что и как они хотел показать, верно? По реакции переводчика и его приятеля у меня впечатление, что шанс их переубедить будет нулевой — и значит таким же будет шанс сделать разговор за круглым столом интересным. Какая уж дискуссия о нынешних «изменениях геологического масштаба», если переводчик не согласен с авторами даже о теме их статьи? Для сравнения, представьте разговор ученого с очень религиозным человеком на тему: есть ли бог? Общеизвестно, такой разговор в лучшем случае бесполезен; «круглый стол» там невозможен. Боюсь, это и наш вариант. Расхожие фразы, что разговор и дискуссия всегда возможны и полезны, хороши для демагога. Профессора знают — это не так, это неправда.

Чуть поглубже, обратите внимание: переводчик перевёл именно эту статью, так как для него вопрос — был ли Флойд хороший человек или плохой — является кардинальным. Видна установка — если Флойд плохой, то какая разница, как он умер? Какая разница, правомерен ли был полицейский в его жестокости? Тест выше подсказывает, что за вашим круглым столом вряд ли будет реально объяснить, что вся история с протестами в Америке против жестокости и расизма полиции никакого, ну совершенно никакого отношения не имеет к тому, что собой представлял Флойд как человек. Нереально объяснить — но почему?

Я предполагаю, что в аудитории Портала почти все получили образование в СССР/России. Проделаем умственный эксперимент. Представьте, что каждый из вас — врач в Германии в конце 1930-х годов, и ваши знания и опыт срочно нужны чтобы вылечить Гитлера. Вам сказано, что не надо бояться, у вас есть выбор. Вопрос к вам всем — согласитесь вы лечить Гитлера, или предпочтёте дать ему умереть? Я думаю, большинство, если не все здесь, безоговорочно скажут — НЕТ! А теперь представьте, что мы зададим тот же вопрос американской группе с университетским образованием. Я практически уверен, что подавляющее большинство скажут — ДА! Откуда эта разница?

Разница в установках, а установки приходят с образованием. Для западного человека очевидно, что знания об устройстве общества и отношениях в нем, которые есть у человека с дипломом колледжа, нельзя предполагать у человека без диплома колледжа. При объяснении поведения базовой группы сторонников Трампа общепринято добавлять стандартный термин — это в основном люди without college diploma, без диплома колледжа. То есть это люди без основ социального образования; для американцев это объясняет многое. Дело даже не в их консервативности — общепринято думать, что даже образованному республиканцу непросто общаться с людьми в категории without college diploma. Как вы думаете, почему такого очевидного разделения нет в России и среди эмигрантов из бывшего СССР? Подсказка: потому что в России социальное образование, скажем, выпускника инженерного вуза, выпускника техникума, и выпускника «десятилетки» одинаково. Одинаково какое? Мы знаем ответ — нулевое.

На Западе для получения диплома инженера надо проходить немало курсов о месте и функции инженера в обществе и месте общества в работе инженера. Как результат нашего (российского) образования нам привычно, что электроника и сопромат для инженера важны, но мы не замечаем, что понимание роли денег и бюджета, умение нацелить коллектив, и природа ответственности инженера перед обществом — все эти нелегкие курсы, лабораторные работы, экзамены, оценки — это тоже есть важная часть образования инженера. В России/СССР в последние сто лет социальное образование исчезло как часть высшего образования. Конструктивно это означает, что с точки зрения знаний о мире и обществе россиянина с дипломом института надо приравнивать к западному человеку without college diploma. (В разговорах с израильскими сабра, «рожденными здесь», эта тема вылезает постоянно.) Мы принимаем это в отношении сторонников Трампа, но не склонны замечать в отношении россиян и русскоязычной диаспоры.

Надо сказать, эта ситуация с социальным образованием россиян заметно поубавила мое желание писать эссе по-русски и переводить статьи на русский язык. Мой стимул был всегда образовательный, старая привычка профессора: дескать, литература и пресса на русском языке сегодня предельно неполны и осознанно забиты ложью, а литература и пресса на английском не очень доступна для русскоязычной диаспоры — дай-ка я помогу. Но сравнения выше говорют, в такой помощи есть опасность «несварения желудка» — естественная сложность материала может превратить эту работу в чтение старшекласснику лекций предназначенных для четверокурсников. (Комментарии на мои прежние эссе указывают на то же.) Тогда какой смысл? Работает и обычная динамика преподавания: старшеклассники убеждены, что они все знают, и воспринимают обучение как попытку их унизить; четверокурсники убеждены, что они ничего не знают и рвутся всасывать знания, но до их понимания путь непрост и тернист.

В отношении сторонников Трампа ответ ясен всем сторонам — и не пытайтесь объяснять, у вас нулевой шанс. Еще лучше это сказал сам Трамп: «Если я сейчас выйду на Пятую Авеню и застрелю первого прохожего, мои сторонники не перестанут меня любить». Не говорит ли это что-то и о шансе на успех планируемого круглого стола?

Дмитрий Гаранин. Америка на переломе

Холодная война, идущая в США с момента избрания Трампа президентом, переходит в горячую фазу. С момента смерти Джорджа Флойда в Миннеаполисе 25 мая при задержании его полицией идут беспрерывные протесты, сопровождающиеся требованиями редуцировать полицию и грабежами. На фоне деморализации полиции резко усилилась криминальная активность. На протестах выплёскивается ненависть к американским порядкам, и прокламируются идеи левого толка. Речь идёт о надвигающейся коммунистической революции с расовой и гендерной компонентами. Отпор подрывным действиям пока недостаточный, но люди массово закупают оружие и тренируются в стрельбе. Действия сторонников законности и порядка пока сдерживается тем, что левые сумели провести много своих креатур в судьи и в прокуроры, которые выпускают на волю бандитов, стараясь засудить тех, кто оказывает им вооружённое сопротивление. Но в случае более серьёзной конфронтации этот сдерживающий фактор перестанет работать, и партийные юристы могут сами пострадать.

Тема эта большая и многогранная, поэтому остановлюсь в основном на действиях полиции и на её жертвах, из-за которых возникают беспорядки. Случаев смерти во время задержания было немало до и после Флойда. За последнее время я просмотрел много таких видео. Обычно попадаются на глаза видео с задержанием чёрных. Хотя при задержании погибает больше белых, публичного интереса эти случаи не вызывают. Единственное видео, попавшееся мне на глаза, в котором гибнет белый человек, аналогично флойдовскому. Полиция старается утихомирить психа в состоянии обострения, его прижимают лицом к земле, и он умирает. Можно посочувствовать полиции, которая должна выполнять функцию санитаров. Флойд тоже был под наркотиками, вёл себя неадекватно, не хотел садиться в полицейскую машину, ссылаясь на клаустрофобию, хотя до этого его вытащили из собственной машины, говорил, что не может дышать, когда ещё стоял на ногах. Серьёзного преступления на этот раз он не совершил, и ему больше бы пригодились наркологи. Концентрация двух разных наркотиков у него в крови была близка к передозировке, и он страдал сильным атеросклерозом. Пресса неистовствует по поводу колена полицейского на шее Флойда, но никаких следов асфикции и нарушения кровообращения в районе шеи вскрытие не показало.

Хотя левые возмущаются дискриминацией чёрных полицией и для этого придумали хлёсткое выражение «driving while black», на почти всех просмотренных мной видео задерживаемые оказывают сопротивление. Единственное видео, в котором действия полиции представляются неадекватными, показывает следующую картину. Полиция останавливает машину, оттуда выходит приличного вида чёрный водитель, и через пару секунд один из полицейских прыгает на него, сбивая с ног. Водитель падает, ломая щиколотку, потом его заставляют подняться и идти, хотя у него сломана нога. Но такое видео — единственное из просмотренных мной.

Обычно задерживаемые не подчиняются полиции, сопротивляются, что кончается для них плохо. Поскольку опасность сопротивления полиции общеизвестна, можно заключить, что задерживаемые психически нездоровы или находятся в состоянии интоксикации.

Например, ещё до смерти Флойда в Авроре, Колорадо, полиция была вызвана проверить молодого человека, идущего летом в зимней куртке. Он отказался остановиться, когда полиция его попросила, затем спорил с полицейскими. Когда его стали арестовывать, оказал сопротивление. Кричал, что он «другой». Его повалили, удерживали, потом вкололи успокоительное. Он вроде успокоился, хвалил полицейских, а потом в машине умер от инфаркта. Оказалось, что парень был никакой не уголовник (в отличие от Джорджа Флойда!), даже играл на скрипке, но у него были нелады с психикой.

Только что начались протесты в Рочестере — хулиганствующая толпа вломилась в ресторан и сбрасывала тарелки со столов, терроризировала посетителей. Поводом послужила смерть сумасшедшего, сидевшего голым на улице под дождём. Ему не нашлось места в психиатрической лечебнице из-за ковида. Оттуда сейчас психов выпускают, так же, как и уголовников из тюрем, чтобы не заразились. По прибытии полиции он кричал: «Дайте мне пистолет!», очевидно, чтобы застрелиться, а до этого прыгал головой вниз в лестничный пролёт. На него надели колпак против плевков (spit hood) и удерживали, в результате чего он очень быстро умер (если из видео ничего не вырезано). Я впервые слышу о таких колпаках, но уверен, что через них можно дышать.

До этого в городке Кеноша, штат Висконсин, полицейский выпустил семь пуль в спину сексуального насильника, после того, как его не смогли нейтрализовать тейзером и он шёл к машине, где у него был нож. Полиция была вызвана женщиной, над которой мужчина совершал насилие, и он готовился увезти совместных детей на украденной у неё машине. После этого городок был разгромлен возмущённой толпой, среди которой было много приехавших из других мест боевиков.

Какое-то время назад, уже после смерти Флойда, пьяный заснул в машине, заблокировав проезд перед рестораном Wendys в Атланте. Приехала полиция, пыталась надеть на него наручники, но он вырвался, отнял тейзер и убегал с ним, отстреливаясь. При этом он был застрелен полицией. Возмущённая толпа сожгла ресторан, хотя до этого группа Wendys поддерживала «Чёрные жизни» и давала деньги этой организации. Через несколько дней там же шальной пулей была убита чёрная девочка, сидевшая в машине.

Общее впечатление таково, что полиция действует профессионально, по инструкции, никого не старается специально убить, и смерти происходят в основном по вине задерживаемых. Любой нормальный человек не стал бы вступать в конфликт с полицией, особенно, если случай пустяковый. К сожалению, часто задерживаемые находятся в состоянии интоксикации и ведут себя неадекватно. В таком состоянии люди могут не чувствовать боли, не реагировать на электрические импульсы тейзера. Как я на днях прочёл, на них не действует слезоточивый газ. Они способны на запредельные физические усилия («Держите меня, восемь человек!»), что может вызвать у них инфаркт или инсульт. Можно посочувствовать полиции, которой приходится иметь дело с такими тяжёлыми случаями.

Теперь о реакции общественности на факты гибели некоторых задерживаемых. Я вижу здесь три аспекта.

Во-первых, массовые протесты чёрных и их антиполицейские настроения, на мой взгляд, — это проявление криминальной солидарности. Нормальные американцы — индивидуалисты, и они вряд ли стали бы брать в голову какой-то случай, произошедший с чужими людьми на улице. Это дело полиции. Но люди, живущие в гетто, замкнуты друг на друге, работают или не работают там же, где живут, связаны какой-то совместной теневой деятельностью, часто распространением наркотиков. Многие имеют проблемы с полицией, и это их сплачивает. Многие просто члены банд. Поэтому в последнее время и происходят протесты афроамериканцев против «полицейского произвола» в отношении чёрных, хотя ничего не слышно о протестах против полицейской жестокости в отношении других рас. Видимо, потому, что другие расы не образуют компактных криминализованных поселений.

Вместе с тем, нет никаких законодательных или экономических законов, заставляющих население жить в гетто и членствовать в бандах. Приличные, работящие чёрные люди в ужасе от искусственно раздуваемой проблемы «системного расизма» и от перспективы расовой войны, в которой чёрному населению готовится роль разменных пешек.

Второй аспект — это гуманистическое размягчение образованной и либеральной части белого населения. Школа и университеты вколачивают им в голову идеи справедливости, особенно справедливости расовой, и вины белых перед чёрными. Благополучные молодые люди, не имевшие никаких реальных проблем в жизни, принимают описанные выше случаи гибели сумасшедших или преступников за серьёзные социальные конфликты и выходят протестовать из лучших побуждений. Если им сказать, что не следует делать из уголовника Джоржа Флойда икону, они ответят, что его предистория не имеет никакого значения, а важно только то, что он убит полицией, и жизнь каждого человека важна одинаково. Но, конечно, жизнь чёрного важнее, поэтому за белого или жёлтого они на протесты не выйдут. Этот контингент протестует в основном мирно и придаёт всему процессу легитимность, в то время как «пипл оф кала» больше интересуются «экспроприацией экспроприаторов», то есть, попросту говоря, грабят магазины.

Гуманистическое размягчение — продукт относительно благополучного послевоенного времени и очень опасно, поскольку лишает людей ресурсов и навыков защитить себя в случае социальных катаклизмов. Сто лет назад люди были совершенно другими — свирепыми, готовыми к насилию. Когда в 1921 году в Тулсе, Оклахома, чёрный парень вошёл в лифт, где находилась белая девушка, которая испугалась и закричала, тысячи белых мужчин взялись за оружие и пошли громить чёрные кварталы. И это при том, что ничего серьёзного не произошло! Нет никакого оправдания тому погрому. С другой стороны, в случае нападения эти белые люди смогли бы постоять за себя. Сейчас на самозащиту, по-видимому, способна лишь консервативная часть общества. А гуманистически размягчённая половина встанет на колено перед бандитами, вместо того, чтобы в них стрелять.

Третий аспект — участие в беспорядках белых революционеров как наиболее опасной группы. Эти молодчики разъезжают из штата в штат с целью «экспорта революции» и громят всё подряд, включая чёрные бизнесы. Последнее, видимо, преследует провокационную цель, поскольку сопровождается разговорами о том, что это «белые супрематисты», ультра-правые, позирующие как антифа с целью скомпрометировать протестное движение. Вообще, деятели демократической партии не признают самого существования антифы, которая использует логотип с двумя знамёнами внутри круга, тот же самый, что и ротфронтовские боевики Эрнста Тельмана в преднацистской Германии. Я думаю, что среди этих «анархистов» и «антифашистов» много отбросов системы американского высшего образования, лиц с дипломами «liberal arts», не нужных в экономике, не нашедших постоянной работы и подкармливаемых «пробуждёнными» биллионерам в функции «общественных организаторов».

Следует также отметить значительную гендерную и сексуальную компоненты происходящих протестов. Ряды недовольных полнятся сердитыми молодыми женщинами и лицами, сменившими пол и требующими к себе повышенного внимания общества. Нельзя не отдать должного изобретательности левых теоретиков, придумавших принципиально новый способ ковать революционные кадры ещё в начальной школе, внушая детям идею о том, что их пол — это вопрос выбора.

Абсурдность происходящего сейчас в Америке в том, что надвигающаяся революция не имеет достаточных экономических причин. Хотя разрыв между богатыми и бедными растёт и средний класс постепенно исчезает (не без активного участия демократически настроенной технологической и финансовой элиты), никто не голодает. Наоборот, материально за последнее время жизнь улучшилась. Так что это в своей основе культурная революция. Людям массированно промывают мозги на предмет справедливости, более высоких моральных стандартов, призывают к переменам гуманистического характера на пути к комфорту для всех изнеженных и сверхчувствительных, что может быть обеспечено лишь всепроникающей заботой мудрого государства. При наличии современных технологий, и в первую очередь быстро прогрессирующего искусственного интеллекта, угроза нашей свободе вполне реальна. За сломом общественного порядка всегда маячит диктатура. Если мы вовремя не пробудимся, то можем очнуться завтра в обществе, подобном китайскому.

Происходящая сейчас пандемия ковида-19, или, по выражению Трампа, «китайского вируса», даёт небывалый шанс демпартии, вставшей на преступный курс с целью отстранить избранного президента от власти всеми доступными средствами. Хоть на поверку ковид-19 лишь несколько опаснее обычного гриппа, ежегодно убивающего огромное количество людей, ослабленных другими болезнями, массовые приписки и нагнетание истерии позволили загнать людей в карантин и блокировать экономику с целью её разрушения, как инструмент предвыборной борьбы. Эпидемия насилия, охватившая управляемые демократами штаты и города с конца мая, явилась логическим следствием психологических и экономических проблем, привнесённых пандемией ковида-19. Требует расследование преступная практика (в частности, губернатора штата Нью-Йорк Эндрю Куомо) помещать больных ковидом в дома престарелых, что привело к многочисленным смертям. Не делалось ли это специально для того, чтобы обострить ситуацию и оправдать меры по разрушению экономики, особенно мелкого и среднего бизнеса в угоду бегемотам типа амазона? Надеюсь, в случае победы Трампа на президентских выборах в ноябре это и другие преступления будут расследованы и виновные получат по заслугам.

Игорь Волошин. Недоброй памяти одного мерзавца…

Накипело

Мы снова живем в безнадежной стране,
Нам мало казалось, нам нету урока —
Хозяева жизни нас топят в говне
Своих, порожденных породой, пороков.
Нас учат как жить по макушку во лжи,
Целуя вонючий сапог гегемона,
И хищная стая охраны кружи́т,
Чтоб мы не ушли от патрона и шмона.
Им наглость и пули на то и даны,
Чтоб метить без промаха в белое темя,
И мы на коленях, не зная вины,
Рыдая возносим убогое племя.
Хозяева жизни нас ждут в западне,
Взорвавши страны вековые устои,
Вся грязь, что в мозгах их таилось на дне,
Всплывает фундаментом нового строя.
А где ж наши прежние горе-вожди,
О громких победах кричавшие звонко?
Ни слов и ни действий в защиту не жди —
Америку сдали без боя подонкам.

Маятник

Вот маятник качнулся влево
И замер в страхе — что потом?
Качнуться вправо? Вражье чрево
Страшней чем левизны излом.
Зависнуть в центре — нет пощады
От крови жаждущих сторон.
Вопрос — ты с кем? Косые взгляды,
Затвор, вгоняющий патрон.
Метался маятник безвольно,
Его пытались сбить, согнуть,
Прошел страдания и боль, но
Не смог найти свой верный путь.
Тогда земное притяженье
Взяло’ беднягу за ушко’ —
По кругу (добровольно с пеньем)
Пошел как маятник Фуко.

Гражданская война

Истошные крики пустой детворы
Безграмотной и агрессивной,
Взывают срывать с нас расистский нарыв,
В припадке идеи фиктивной.
Не ведая общества жизни азов,
Познав лишь грабеж да протесты,
Решили учить нас как жить без мозгов
Под черных вождей манифесты.
Нет доброго слова в обвале ругни,
Всё честное воплями глушат.
Не черные жизни спасают они,
Но черные злобные души.
Ни цента не выручив честным трудом,
Безумно громя и ломая,
Решили разрушить уютный наш дом,
Во власть запустив негодяев.
Разрушат бесспорно — без боя уйдет
Коррупции жадное стадо…
Стоит обвинённый в расизме народ
В начале большого распада.
Очнитесь скорее от страшного сна,
И сбросьте же оцепененье,
По штатам гремит беспощадно война —
Закончилось время терпенья.

июнь — август 2020

Владимир Янкелевич. В мире фейков

«Крушение цивилизаций происходит через образ мыслей и действий людей»
М. Веллер

Сегодня мы живем в мире фейков. Их как блины, лепят пропагандисты, замаскировавшиеся под журналистов, всякие тролли и блоггеры, кто за деньги, а кто — просто чтобы не отрываться от стаи.

В фейковых статьях может быть что угодно. Например, что Натанияху украл подводную лодку, что израильские истребители прятались за советский тихоходный самолет, а то, что они давно были на своем аэродроме — да какая разница! Или что Трамп в Москве напи́сал в кровать Обамы…

Статья, переведенная Леонидом Комиссаренко — такой же заказной фейк, «и имя им [таким статьям] легион!»

Обсуждать ее бессмысленно. Если кто-то этой статье верит, то это уже вопрос не понимания, а веры.

«Кто верит в Магомета, кто — в Аллаха, кто — в Иисуса», объяснять им правильную веру бесполезно. Вот и не будем этим заниматься.

Для тех, кто так и не прочитал обсуждаемую статью Дэниела Шмидта и Джонатана Штока «Биг Флойд» я привожу ее краткое содержание:

Флойд-праведник, он был голодный,
А из еды — лишь наркота!
Душевный, добрый, благородный —
Любил детишек и кота.

Но на него напал брутальный,
Невзрачный, злобный полисмен —
Расист гетеросексуальный,
Отвратно белый, как жульен.

Своими подлыми ногами
Он горло флойдово топтал…
Залился добрый Флойд слезами,
Дышать, родимый, перестал…

И вот… у гроба золотого
Оплакивает мир святого.

А раз учинено такое злодейство, то — громи Америку, теперь это морально оправдано — Floyd mit uns!

Золотой гроб для бандита, трогательно-телегенично рыдающий у гроба мэр Минеаполиса Джейкоб Фрай, последующие погромы, охватившие все американские штаты, где у власти демократы, с одновременным запрещением полиции приходить на помощь гражданам, именование озверелых погромщиков “мирными протестантами” и “борцами за равноправие”, всё это — общее безумие масс, поддерживаемое безумием элит.

Но США в безумии своём не одиноки. В большей или меньшей степени аналогичные процессы идут во всех странах демократического мира Запада. Но чем авторитарнее власть, я не имею ввиду диктатуры, тем менее заметны там подобные бунты.

Орбан авторитарен? Так говорят, я не проверял, но поверим. Но, видимо, поэтому Венгрию не трясёт.

Недавно мне пришлось на машине проехать от Кацрина, что на Голанах, до Тель-Авива. Вдоль всех дорог, на всех мостах стоят «протестанты» с черными флагами. В Израиле — аномальная жара с высокой влажностью. Находиться на улице очень тяжело, но чернофлажники стоят даже с детьми. Я предполагаю, что для этого им нужно было платить. Против чего они протестуют? Им не нравятся результаты выборов? Но такова демократическая процедура, потерпите до следующих выборов. Но какой накал ненависти! Мне казалось это невозможным в Израиле. Я ошибался.

Что протестанты пишут в социальных сетях, очень подробно изложила Елена Римон, правда, не затрагивая ивритоязычные источники.

Как себя оценивают люди, разрушающие свою цивилизацию изнутри? Ни один из них не назовет себя варваром и разрушителем своей страны. Конечно, кто-то один может оценивать себя негативно, но как массовая форма это невозможно. Что бы человек ни делал — он для себя должен быть прав, ему нужна позитивная самооценка.

— Нужна? Да запросто. Мы не грабим магазины и бизнесы в городах Америки, мы возвращаем себе украденное у нас. Сколько мы ни захватили — это все равно не окупит годы рабства… И вообще — мне надо, а у них много, вот я и взял!

Социальная шизофрения, и, что интересно, страдают этой болезнью и успешные бизнесмены в шикарных кабинетах силиконовой долины.

Если в разных странах демократического Запада идут схожие процессы, в странах удаленных друг от друга не только географически, но и ментально, то наиболее вероятна некая общая причина.

Что общего в этих странах? В общем-то, главным образом демократическая форма правления.

Один из моих друзей говорил, что демократия в Америке так устроена с системой сдержек и противовесов, что сама собой все отрегулирует. Пока не видно отрегулирования, но насколько я знаю, он своего мнения не поменял.

Демократия — вещь хорошая. Но хороших вещей в мире много. Например — молоток. Нужная, полезная вещь, если только не использовать его для уничтожения мухи на оконном стекле.

Это я к тому, что любой вещи в мире должна быть определена область применения, должны быть ограничительные условия.

Безграничная демократия — всегда тупиковый путь.

Ряд западных юристов считает, что заключенные — уголовные преступники обязательно должны участвовать в выборах. В Израиле в тюрьмах на выборах 2019 года было образовано 58 избирательных участков, проголосовало 12000 зеков. Якобы это прививает им чувство вовлеченности в нормальную жизнь… Почему авторы этой идеи не пишут научно-фантастические рассказы?

Люди всегда хотят уменьшения налогов и роста пособий и социальных выплат, увеличения зарплат и снижения инфляции… Они поддерживают судебное преследование мужчины, который якобы десять лет назад сделал неприличное предложение или даже изнасиловал женщину. А то, что в этом судебном процессе слово против слова, их не волнует.

Не волнует, пока не произойдет:

— Ах, меня обвинили в харассменте! А я чист! Это клевета!

Всё решится на демократических выборах, но что это такое?

Выходят кандидаты и поют:

Птица счастья завтрашнего дня
Прилетела, крыльями звеня.

Выбери меня, выбери меня,
Птица счастья завтрашнего дня.

Избиратель оценивает, что еще, помимо птицы счастья, обещает тот или иной кандидат. Но оценить реальность обещаний — это увольте, для этого нужно напрягаться, думать, иметь определенную подготовку. Как говорили во времена моей молодости в Баку: «Сделал, не сделал… Зато как сказал!»

К следующим выборам предыдущие обещания, не важно, что они не выполнены, становятся нулевой точкой отсчета. Теперь нужно обещать гораздо больше.

Нашему народу уже столько обещано, а ему все мало!

Избиратель быстро понимает цену своего голоса и в каждые последующие выборы эта цена возрастает. В итоге выборы выхолащиваются, превращаются лишь в соревнование денег, затраченных кандидатами на уговоры избирателей.

Для того, чтобы избиратели задумались, нужно сильное потрясение, такое, как самолетная атака 9/11. Спокойные времена к раздумьям не располагают. Последние 10 лет премьерства Натанияху были очень спокойными, рос национальный доход, падала безработица, были заметные достижения на международной арене…

Ну и что? Если так пойдет дальше, то нам к власти не пробиться!!! — вскричали партии антиликудовского блока. Да он еще и против судебного активизма собирается бороться!!! Разрушитель демократии. Ату его!

Напоминает антитрамповскую борьбу? Не совсем. Страна меньше, возможностей меньше, но общие черты есть. Ну и что из того, что Трамп реально выполняет свои предвыборные обещания? Не это важно, а важно свалить его и занять его место.

Но есть закон. Антитрамповская или антинатанияховская борьба должна идти во время выборов, потом демократическая страна должна принять выбор большинства и заняться делом.

Но нет, такое решение совершенно обыденно, скучно, не интересно. Интересна борьба, безусловно за все хорошее.

«В борьбе обретешь ты право свое»

Но у нас есть опыт этой борьбы. Советская Россия дала нам его полной мерой!

Выпускница Стенфорда мне пояснила:

— Вы просто неправильно строили новое общество, а мы построим его правильно!!!

Тут есть два тренда — политические интересанты, борющиеся за власть для себя, и борцы за равенство, счастье и справедливость в их понимании для всех. Они стремятся пустить больше мигрантов, ни в коем случае не высылать их, они там страдают, дать льготы при учебе отстающим — он не виноваты, виновата среда… И вообще обеспечить всеобщее равенство в правах, благах и способностях, но ни в коем случае не в обязанностях.

Госпожа Меркель сказала, пусть все едут в Германию, мы всех примем… Наводнила страну чуждыми, враждебными элементами… То, что статья «Добрый Флойд» публикуется в Германии, это тоже важный символ, значит и там дурят головы людям не меньше, чем в Штатах. Та же болезнь самоуничтожения цивилизации, замена ее даже не на мусульманскую, а на некоторое «флойдианство».

Мой друг задал там вопрос:

— А вам не жалко своей цивилизации?

Ему немедленно ответили:

— Вы что, фашист?

«А гомо который сапиенс думает, что он что? — что он разумный. И хочет он чего? — хочет он всего хорошего. Хорошее — это как? Это полезное, справедливое и приятное в одном флаконе… А ведь все их учения на сегодняшней их стадии — лишь оправдание цивилизационного, системного, исторического и объективного самоуничтожения. И самые честные и последовательные из них признают: да, пусть цивилизация рухнет, но мы до конца останемся благородными и за все хорошее».
М. Веллер

Так что выбор есть. Один — держаться за все хорошее и пусть погибнет цивилизация, или ограничить демократию. Нужно принять, что нет одинаковых прав у террориста и солдата, у гражданина и незаконного мигранта, у честного труженика и уголовника.

— Это протекционизм?!

— Да, но это путь выживания.

Путь безграничной демократии

От редакции: Круглый стол продолжается, но эта его часть подходит к концу.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Биг Флойд — новая Америка. Часть 2»

  1. Я по диоганали просмотрел это обсуждение и понял что большинство не имеет практического опыта деловых межрасовых отношений и по этому не совсем правильно понимает проблему. В Америке самым страшным словом стало расист .Это не только позорно но и может стоить финансово очень много. В любых деловых отношениях это висит в воздухе и учитывается обоими сторонами.
    Я не буду голословным и не буду пересказывать чужие истории. Приведу 4 случая, умный поймёт.
    1. У меня была 10 лет тенант, чёрная, обычная базарная баба. Я раз попытался поднять рент и сразу понял что это безполезно. она придиралась ко всему и я
    исправно выполнял. Год тому назал она вдруг купила дом и уехала. Я был очень рад.
    2. Мой ремонтник был занят. Я нанял двоих через креиглист. Один белый, один черный. Работа была сделана тяп-ляп. Когда попросил испавить, черный начал возмущаться. Я понял, надо заплатить и забыть.
    3. В компании работал парень,программист, черный из Африки. Кончил университет во Франции. Отличный парень,очень музыкальный, удивительно танцевал. Я был у него на свадьбе. Программист слабый, вдруг увольняется ( после получения гражданства бесплатно от компании). Через два месяца появляется в компании и хвалится , работаю в Гоогл, получаю 220000 а у вас какой-то мизер получал. Кто не понимает, эта зарплата у нас эквивалентна пол миллиона в бэй ареа.
    4. Действительно трагический случай. Я сдаю аппартмент. Приходит молодой парень, черный, смотрит аппартмент и хочет снять. Данные хорошие, работает санитаром и учится вечером в коммюнити коледж на нёрс. Я осторожно спрашиваю , ты говоришь по испански. Нет. Я говорю, ты понимаешь в этом здании все говорят только на испанском. Он мне, не беспокойся , я дружелюбный и легко схожусь с людьми. Ну, я говорю ладно. Действительно был дружелюбный, во время платил рент. Через пол года был убит выстрелом в спину прямо у входа в свой аппартмент. На сколько я знаю, полиция даже и не расследовала. Они прекрасно знают ситуацию.

  2. Очень интересен пример Владимира Лумельского с доктором Гитлера — как пример глубочайшей деградации всей северо-американской социальной науки:

    1) Этот пример максимально отвлекает от самой основы современной социологии как науки: критическое мышление, то есть стремление создавать потенциально опровергаемые гипотезы — а потом их проверять и уточнять.
    Если от этого не отвлекать, то думающие студенты ещё могут начать стремиться проверять гипотезу, лежащую в основе десятилетий Обратной Дискриминации афро-американцев. Сейчас ведь ретроактивно уже можно проверить эффект «ОД» на те цели, ради которых её и ввели.

    2) Но я буквально восхищён, насколько этот пример полезен ради индокринации студентов по лево-прогрессивным догмам:
    Там есть эмоционально-сильные положительные и отрицательные стимулы индокринации (гордость своими Благими Намерениями; обещание высокого социально-экономического статуса — но также «это само-очевидно ВСЕМ»; несогласные аморальны и неполноценны; их обязательно нужно наказать).

    3) Но там есть и гораздо больше: достойная нобелевской премии методика по индокринации студентов: НАДО ПРИУЧИТЬ СТУДЕНТОВ ДУМАТЬ НЕ О РЕАЛЬНОМ МИРЕ, А О ВЫДУМАННОМ МИРЕ (в котором можно путешествовать во времени; в котором есть системный расизм; в котором работает социализм и т.д.).
    И тогда вы, студенты, станете своими для лево-прогрессивной профессуры и у вас есть надежда получать их супер-высокую зарплату и их супер-высокий социальный статус.

    4) Иногда надо выдумывать мир: Теодор Герцель говорил евреям «если вы захотите, то ваша мечта перестанет быть сказкой».
    Но современные лево-прогрессивные профессора деградировали уже несколько поколений северо-американской молодёжи до «если ОНИ захотят, то ВАША мечта перестанет быть сказкой».
    «Они» это госчиновники, журналисты, профессора, бандиты Антифы-БЛМ и прочие жрецы лево-прогрессивного идола Гуманненько-Тоталитарного Государства.
    У этого идола есть свои догматы веры, своя Святая Инквизиция и огромное количество своих человеческих жертвоприношений: многие тысячи ежегодных жертв уголовщины, многократно усиленной лево-прогрессивной политикой.

  3. Владимир Янкелевич. В мире фейков.
    Для того, чтобы избиратели задумались, нужно сильное потрясение, такое, как самолетная атака 9/11. Спокойные времена к раздумьям не располагают. Последние 10 лет премьерства Натанияху были очень спокойными, рос национальный доход, падала безработица, были заметные достижения на международной арене…
    Ну и что? Если так пойдет дальше, то нам к власти не пробиться!!! — вскричали партии антиликудовского блока. Да он еще и против судебного активизма собирается бороться!!! Разрушитель демократии. Ату его!
    Напоминает антитрамповскую борьбу? Не совсем. Страна меньше, возможностей меньше, но общие черты есть. Ну и что из того, что Трамп реально выполняет свои предвыборные обещания? Не это важно, а важно свалить его и занять его место… Так что выбор есть. Один — держаться за все хорошее и пусть погибнет цивилизация, или ограничить демократию. Нужно принять, что нет одинаковых прав у террориста и солдата, у гражданина и незаконного мигранта, у честного труженика и уголовника.
    — Это протекционизм?! — Да, но это путь выживания.
    ::::::::::::::::
    100%… и это не совсем – протекционизм, это — разумное нежелание подставлять правую щеку левым террористам из мира фейков. The rest is silence.

  4. Лумельский все извратил: статья в Шпигеле посвящена обвинению Шовена и оправданию Флойда, а переводчик против того, чтобы Шовена считать убийцей. У нас была похожая история с солдатом, выстрелившим в раненного террориста. Парень получил тюрьму за «неосторожное убийство». Но нельзя солдата на позиции признавать убийцей. И тот, и другой провинились и должны быть наказаны по служебной линии, но не по суду.

    1. Вырисовывается, что бедняга Флойд начал умирать от передоза как раз в то время, когда его задерживали. Полицейские не сориентировались и не вкололи ему наксолона. И вот мы теперь имеем всё это политическое дерьмо…

  5. Господин Лумельский, я настолько поражён Вашими умозаключениями,
    что не знаю за что взяться сначала, за какой из «перлов» !
    Начну с… конца.
    ——————————————————————————————————————————————————
    » В отношении сторонников Трампа ответ ясен всем сторонам — и не пытайтесь объяснять, у вас нулевой шанс. Еще лучше это сказал сам Трамп: «Если я сейчас выйду на Пятую Авеню и застрелю первого прохожего, мои сторонники не перестанут меня любить». Не говорит ли это что-то и о шансе на успех планируемого круглого стола? »
    ———————————————————————————————————————————————————-
    Из приведенной Вами цитаты (выше) ответ НЕ ясен! Также, как это НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТ о шансе…
    Неужели Вам нужно объяснять, что эти (на мой взгляд) глупые слова Трампа (если он их действительно сказал), НИЧЕГО НЕ ЗНАЧАТ, и характеризуют его не более, как болтливого человека?
    Оценивать Трампа, СУДИТЬ его, как главу государства, можно и НУЖНО ТОЛЬКО ПО ДЕЛАМ, по результатам его работы в экономике, занятости (повышения жизненного уровня), надёжности обороны США.
    Всё остальное — шелуха, из которой господа демократы пытаются варить выгодный им «компот». Впрочем это им НЕ поможет — Трамп будет выбран на второй срок.
    Перейду к началу Вашего выступления.
    Все разговоры вокруг этого Флойда и действий полиции — бесперспективная болтовня до тех самых пор, пока не будут обнародованы результаты РАССЛЕДОВАНИЯ и, главное, РЕШЕНИЯ СУДА. В этом я полностью солидарен с позицией Л. Комиссаренко.
    Перейду к Вашему «умственному эксперементу».
    —————————————————————————————————————————————————-
    » Представьте, что каждый из вас — врач в Германии в конце 1930-х годов, и ваши знания и опыт срочно нужны чтобы вылечить Гитлера. Вам сказано, что не надо бояться, у вас есть выбор. Вопрос к вам всем — согласитесь вы лечить Гитлера, или предпочтёте дать ему умереть? Я думаю, большинство, если не все здесь, безоговорочно скажут — НЕТ! »
    ——————————————————————————————————————————————————
    Этот провокационный «эксперемент» — явно НЕУДАЧЕН, и он уже Вами проигран, потому что касается ВРАЧА, а не простого обывателя.
    Врач (для которого долг не пустое слово) ДОЛЖЕН, ОБЯЗАН сначала ЛЕЧИТЬ !
    И, только потом всё остальное…
    Именно поэтому я, внук убитого нацистами могеля из Бобруйска,
    ВЫНУЖДЕН сказать » ДА ! Лечил бы Гитлера. «… , если бы был Врачём, а не инженером, строителем, механиком и т.д.
    Именно поэтому Врач — ОСОБАЯ, обязывающая делать то, что не просто не хочется, а напротив…
    Ничего полезного (по-моему) не дают и Ваши рассуждения о «социальном образовании» нас, бывших совков. В лучшем случае, мы для Вас — неучи с «нулевым уровнем», недоросшие до понимания…
    Ну, и на том спасибо.
    С таким отношением к участникам и к дискуссии, НЕ стОит её и начинать.

  6. Неподражаемая Элла: глубокий анализ неглубоких обстоятельств жизни героев, обычно так излагают кипучие лентяи, но г-жу Грайфер лентяем не назовешь. Остается «кипучесть», с которой подаются все рассуждения…, НО – время от времени в них мелькает Россия. Еще раз: израильская гражданка пишет про США. А Россия, с какого перепуга? Неужто и там, по асфальту, в который Флойда воткнули, Новичок размазан? Хотя, если углубиться, так сказать, в проблему, надо, надо признать тайное, как всегда коварное и разрушительное влияние отравления, совершенного еще добрым дядюшкой Джо в тридцатых годах прошлого века. Не в жидком, твердом или газообразном виде тогда яд был распылен в мозги левым демократам – профессорам кампусов. Идеологический Новичок ввел товарищ Сталин с помощью шприцов компартии США и газет – а никакого антидота до сих пор и нет.
    Об этом и второй аспект уважаемого Дмитрия Гаранина — «это гуманистическое размягчение образованной и либеральной части белого населения». Ну и конечно очень правильно выделил из толпы протестов Гаранин «сердитых молодых женщин». На многих последних видео именно они создают основной децибельный фон визгов неудовлетворенности отсутствием сексуальной жизни вследствие введения полномасштабного «НЕТ» харрасменту. «Истошные крики пустой детворы…» — так выразился Игорь Волошин.

    В. Лумельский: привычно-долбежный ватафак.

    И наконец, Янкелевич! Были у меня вопросы и даже недоумения по поводу, например, такого: «Избиратель быстро понимает цену своего голоса и в каждые последующие выборы эта цена возрастает. В итоге выборы выхолащиваются, превращаются лишь в соревнование денег, затраченных кандидатами на уговоры избирателей» Но пока собирался сформулировать свои вопросы, в печати появилась докторская (не колбаса, Володя, не спеши наливать) диссертация Сэма. Соискатель ударил не по Янкелевичу, он нанес сокрушительный, конкурентный укол Трампу, вознамерившемуся без боя получить Нобеля. Не знаю, что теперь будет с Доником, с Вовиком… пятьсот теперь вряд ли спасут.

  7. Текст проф. Лумельского — истинный шедевр. Ни одного верного утверждения. Начиная с противопоставления науки и религии (как будто нет глубоко религиозных или просто искренне верующих учёных) и кончая излишне оптимистичным прогнозом успеха круглого стола. Увы, найдутся среди нас слишком многие, солидарные с бредовыми идеями профессора-мегаломана.

  8. Естественно (для меня) я не собирался принимать участие в обсуждении этой темы. Читая, как видится из-за океана происходящее у меня дома, не думаю, что смотря через океан не с запада на восток, а востока на запад, результат может быть другой. Ну и ещё я солидарен с упомянутым Игорем г-м «N7» – мне тоже прежде всего интересно происходящее с т.з. «а хорошо ли это для евреев?»
    А евреи тут оказались, к счастью, не при чём. Или мне издалека действительно плохо видно?
    Но оказалось, что в отзывах на статью о происходящем в Америке пишется и о происходящем у нас в Израиле. Я имею ввиду отзыв на статью моего земляка-израильтянина Владимира Янкелевича, который сам по себе очень характерен. Более чёткого подтверждения того, что написал в своём отзыве профессор Лумельский – про решающую роль образования в ментальности человека и придумать нельзя.
    Теперь мои замечания к отзыву Владимира:
    1. В фейковых статьях может быть что угодно. Например, что Натанияху украл подводную лодку
    Мне было очень интересно получить ссылку на эту «фейковую статью». Мне не везло — такое обвинение мне не попадалось. Читал про «Дело 3000» — Громкий коррупционный скандал в Израиле. о закупке министерством обороны германских подводных лодок. В числе подозреваемых — личный адвокат премьер-министра Биньямина Нетаньяху, но не сам наш ПМ, который даже не был вызван в качестве свидетеля. Может Владимир имеет ввиду требования «демонстрантов на Бальфур» о проведении нового расследования? Но причём тут «кража»? Или надо добавить немного абсурда, а потом этот абсурд высмеять?
    2. «Орбан авторитарен? Так говорят, я не проверял, но поверим. Но, видимо, поэтому Венгрию не трясёт
    А кого трясёт? Чем больше авторитаризма, тем меньше тряски. Но порою трясёт, это значит живёт.
    3 «Недавно мне пришлось на машине проехать от Кацрина, что на Голанах, до Тель-Авива. Вдоль всех дорог, на всех мостах стоят «протестанты» с черными флагами. В Израиле — аномальная жара с высокой влажностью. Находиться на улице очень тяжело, но чернофлажники стоят даже с детьми. Я предполагаю, что для этого им нужно было платить
    Предполагать – это конечно серьёзное обвинение в продажности, включая заработок на собственных детях. А предположить у людей наличие убеждений, хоть и отличных от собственных, никак нельзя?
    4. «Против чего они протестуют? Им не нравятся результаты выборов? Но такова демократическая процедура, потерпите до следующих выборов»
    А каковы были результаты?
    В результате 3-х подряд выборов было выработано соглашение, по которому наш ПМ через полтора года уходит со своего поста. И если бы с такой же частотой, с какой он обрушивается на юридическую и правоохранительную систему своей страны, он бы повторял своё обещание уйти в соответствии с Соглашением, то протестующих, протестующих не против результатов выборов, а против того, что человек, обвинённый в коррупции продолжает руководить страной, было бы много меньше. Это я как сторонник той протестующей «шпаны» сообщаю.
    5. «Безграничная демократия — всегда тупиковый путь»
    Сразу возникает вопрос: а кто и по каким критериям будет её, демократию, ограничивать?
    Вопрос не риторический, только вот не уверен, будет ли ответ.

  9. Пока господин Лумельский в в процессе умственного эксперимента решал за получивших американское и советдское ВУЗовское образование, будут ли они лечить Гитлера, род-айлендский профессор и Director of Graduate Studies Эрик Лумис заявил, что не видит ничего аморального в убийстве политического оппонента.
    Любопытно, как это вяжется мнением господина Лумельского, что американцы с университетским образованием будут лечить Гитлера.
    Любопытно также, разделяет ли госпподин Лумельский мнение провессора Лумиса, что морсально убить незнакомого человека, подкравшись к нему сзади — нужно лишь объявить этого человека фашистом

  10. Уважаемый господин Лумельский!

    Прежде всего, примите, пожалуйста, мою благодарность за участие в Круглом столе, как и за то, что Вы сделали главным героем обсуждения не Флойда, не Шовена, а меня (по Столярскому — мине). А вот за что благодарить ни в коем случае нельзя, так это за через губу, уничижительный тон по отношению к «приятелю переводчика». Это уже полное безобразие, Вам бы извиниться.
    Зачин Вашего вклада: Журналисты максимально пытались быть объективным. Статья может нравиться или нет, но она не о полиции, не о протестах, не о Трампе, она даже не о политике — она о странном переплетении судеб двух людей.
    Попробуйте всё же меня переубедить в моём упорстве считать статью необъективной после того, как авторы её до следствия и суда назвали полицейского убийцей — для немецких медиа просто невиданно и неслыханно и, скорее всего, пахнет уголовной статьёй (донести бы это до адвокатов Шовена).
    И посмею Вам возразить по части того, о чём статья. Она о Трампе. На эту мысль меня наводит имя истинного хозяина Der Spiegel — это NYT. Имел возможность убедиться в переписке с редакцией немецкого журнала.
    Разбирать дальше приведенные Вами умозрительные сценарии убеждений после того, как уважаемая Элла разобрала первоисточник дискуссии по косточкам, думаю, не имеет смысла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *