Биг Флойд — новая Америка. Часть 3

 431 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Ничего не должно доводиться до абсурда. А это именно то, чем сейчас занимаются индоктринированные интеллектуальные элиты. Спорить с этими людьми невозможно. Выступая против принципа, ты сразу становишься фашистом и расистом. Крайности смыкаются, интеллектуальная строгость переходит в агрессию…

Биг Флойд — новая Америка

Круглый стол
Часть третья
Александр Мелихов, Борис Дынин, Владимир Янкелевич, Григорий Быстрицкий, Дмитрий Гаранин, Михаил Носоновский, Сергей Левин, Сергей Эйгенсон, Элла Грайфер и др.
Продолжение. Начало

От редакции: Мы продолжаем публиковать отклики и размышления наших авторов, прочитавших статью «Биг Флойд» немецких журналистов Дэниела Шмидта и Джонатана Штока, опубликованную по-немецки в «бумажном» Der Spiegel (электронная версия только по подписке), а в русском переводе Леонида Комиссаренко — в первой и во второй части нашего круглого стола.

(И ещё, замечание в скобках. Фотографию, приведенную выше, как и фотографию в начале предыдущей части, прислал Виктор (Бруклайн) — спасибо ему! — взяв из почтовой рассылке. Но если предыдущую, невинную (на мой взгляд) семейную фотографию с невинным (на мой взгляд) мотто «все жизни важны» я так и не смог отыскать в Сети, то эту, приведенную выше, — без малейшего труда. Этой фотографией полнится интернет — строгие админисраторы социальных сетей ничего предосудительного в ней, в надписи на плакате не видят. Так что же написано на плакате, который высоко подняла, аж на носочки встала, юная леди, щедро одарённая от природы необъятной… я собирался написать «эрудицией», а вы что подумали?

“Haiti did it in 1804. This is just round 2. We got you”

«На Гаити сделали это в 1804-м. Ныне второй раунд». Последняя фраза имеет смысл: «мы вас имеем [в виду], мы вас держим [на мушке], мы вас достанем [ножом и кастетом]». Кого это «вас»? А это — вас, дорогие читатели. Позабыли, что приключилось на Гаити в 1804-м году? Приключилась резня, когда чернокожие граждане поубивали всех своих белокожих соседей, не пощадив ни стариков, ни детей. И с тех пор уже более двухсот лет афрогаитянцы исключительно счастливо благоденствуют… Призыв на плакате в руках пышнотелой афроамериканки к геноциду, к массовой резне белых американцев… в сегодняшней Америке экстремизмом не считается, не то, что надпись на маечке у ребёнка — «все жизни важны».)

Выпускающий редактор

 

Сергей Эйгенсон. Чтобы дети и внуки жили в нормальной стране

В ноябре 1517 года в Вальядолиде юный король Испании Карлос I, которого мы с вами знаем как императора Карла V, встретился с известным гуманистом и правозащитником Бартоломе Лас Касасом. Тот подробно рассказал сюзерену о насилии конкистадоров по отношению к индейцам, о рабском труде и ранних смертях свободолюбивых караибов и ацтеков на испанских рудниках и плантациях в Америке. В ходе разговора он подал повелителю новую оригинальную идею: не мучать индейцев непосильным трудом, а заменить их черными рабами из Африки.

Мысль великого гуманиста нашла применение. Скажем, на островах Вест-Индии сегодня индейцев давно нет, зато почти у всех жителей черная кожа. Ввозили, честно скажем, африканцев и на континенты Северной и Южной Америки. Ну, и вот вопрос — если вы в американском городе видите человека с лопатой — кто это? Ответ понятен — это будет потомок гордых ацтеков. Ну, а если увидите охранника в магазине или чиновницу, отдыхаюшую за своим компьютером — кто это? Догадайтесь с трех раз. Такое впечатление, что Лас Касас немного ошибся.

Ну, действительно — было время, было и угнетение с дискриминацией. Но теперь-то! Вот восемь лет назад жена купила новую машину — дешевенький корейский Хёндай-Акцент и мы с ней поехали к Тихому океану. Среди прочего заезжали в Стэнфордский университет в день выпуска студентов. Ну, университет вы знаете. Дорогой и очень престижный. Около одного факультета профессор говорила речь к выпускникам. Смотрим — вроде знакомое лицо. Действительно, мы ее и раньше знали. Как госсекретаря. Это была Кондолиза Райс. Самый почему-то одно время ненавидимый российской пропагандой американский политик.

Да не будем идти так далеко. Вот хозяйка квартиры напротив нашей. Та же раса. Или замечательный физиотерапевт, два раз приводивший мою жену в порядок после замены плечевых суставов. Или тот парень, программист, с которым мы часто встречаемся в спортклубе. Но все они живут не в мире ненависти к белым и массовой преступности. Они обычные американцы, такие же, как мои внуки и еще триста миллионов человек.

Но есть еще и Саус города Чикаго, где в двадцатиэтажных домах обгорелые окна заткнуты матрацами (так же, как я это видел в поволжском Тольятти лет сорок назад). Я помню, как мы с женой в первый раз поехал из своего северного сабарба на сабвэе в центр, в даунтаун. Черная (!) дежурная на станции, когда услышала от нас, что мы едем на юг (на самом деле, не до Сауса, а в театр в центре города), аккуратно застегнула жакет у моей жены на верхнюю пуговицу, чтобы не видно было золотой цепочки.

Я одно время часто ездил в ту сторону в филиал Национального Архива. Вот там, когда на меня зверями глядели черные подростки, мне хотелось сказать: «Ребята, вы что-то путаете. Да, действительно, мои предки пришли на Вятку и за Урал, разорили тамошнюю племенную культуру (пришлось в 95-м слышать это от очень образованного парня-коми), сожгли деревянных идолов, насильно ассимилировали «Чудь Белоглазую». Другие мои предки, вполне возможно, столетиями спаивали украинских крестьян. Но НИКТО из них НИКОГДА не торговал черными рабами!»

Да, я понимаю, что преступность в очень большой мере связана с «неполными семьями» или, как говорили в советское время, «матерями-одиночками». Но ведь этого не было! Черные семьи были крепче, чем у белых. Это гуманисты из Конгресса и госорганизаций сделали так, что пособия одиночкам стали заметно выше, чем у замужних женщин. Ну, люди — это люди. Раньше парню достаточно было «самого процесса», а теперь и девице незачем идти замуж — пособие прокормит и дитя, и мамочку. Тоже впечатление, что перестарались.

Ну, и еще одно обстоятельство. Это география всех нынешних «городских бунтов», уже не уступающих 60-м годам. Разве что целые города пока не сжигают. Все они строго происходят там, где правят демократы, где тот, кто на насилие погромщиков ответит насилием, легко может сам попасть за решетку. Так вот, мы с женой долго не ходили на выборы, считая себя некомпетентными. А на прошлых выборах я проголосовал ПРОТИВ Трампа. Очень уж его манеры мне напоминали среднего советского начальника, который всем тычет своим крестьянским происхождением, подчиненным говорит «ты», а своему начальству «Вы». Трамп, в общем, мало изменился, но те, кто против него …

Я зарегистрировался и на этих выборах пойду и проголосую ЗА Трампа. Я хочу, чтобы мои дети и внуки жили в нормальной стране.

Григорий Быстрицкий. Простодушие

Не думаю, что эту статью в Шпигель кто-нибудь очень внимательно читал, кроме нашего уважаемого переводчика и его консультанта. Читать это невозможно по причине очень плохой подготовки и непрофессионализма. Что авторы статьи предвзяты и по-быстрому изготовили пропагандистское варево — этим многие журналисты страдают. Но они еще и преподнесли свой труд самым бездарным способом, далеким от того, чтобы чтением если не увлечься, то хоть слегка заинтересоваться. Даже ярые фанаты Флойда после третьего абзаца, запутавшись в тексте, заскучают, станут разглядывать картинки и искать конец статьи с выводами.

Изучать биографии Флойда и Шовена тоже смысла не имеет. Таких обкуренных «добряков», одного метра забора в жизни не починивших, учебников не читавших, а главное — и не стремившихся к этому, поскольку незачем, таких нежных пожизненных нахлебников на улицах полно. И копов, у которых в печенках сидят эти наркоманы с их наглостью и безнаказанностью, соответственно тоже много. Основной негатив у копов, надо думать, накапливается именно из-за фальшиво-демократической повинности таких флойдов увещевать, причем терпеливо и каждый раз, вплоть до наступления критических ситуаций. Вместе с тем, и среди копов разных цветов встречаются особи с садистскими наклонностями, представлять их ангелами тоже не приходится.

Не было бы этой пары, без труда нашлась бы другая. Потому что время для политических выступлений, реабилитации демократов, про… вших президентское кресло, настало. А чем разнузданнее уличные протесты, чем больше маргиналов втянуто в разбои с автоматической оплатой их активности в виде ими же награбленного (Ленин проверял — нормально работало), тем больше голосов на выборах.

А почему же нормальные, добропорядочные американцы, неважно белые или черные, почему они три месяца такое терпят?

Вообще не хочется лезть в такие деликатные и ранимые дебри, тем более, из-за океана. Нет простых ответов в сложной, нелинейной обстановке. Пока что я попытаюсь отметить только некоторые особенности североамериканского воспитания, как я их увидел. Разумеется, без каких-либо претензий на истину.

Имею возможность 24 года наблюдать двух мальчиков, двоюродных братьев с разницей в возрасте полгода. Сегодня оба получили прекрасное высшее образование и успешно работают. Один родился и живет в Канаде, другой в США. Оба говорят на русском.

Когда им было по пять-шесть лет, они играли в прятки. Американец абсолютно естественно принял помощь наблюдавших взрослых, на бегу юркнул под стол, ему помогли хорошо спрятаться, и канадец долго не мог его найти. Когда настал черед прятаться канадцу, и ему тоже была предложена помощь, он горячо возразил:

— Так нельзя! Это нечестно! Надо самому прятаться.

Всем детям внушают, что надо жить честно. Это императив, по крайней мере, в семьях обоих мальчиков, и я не думаю, что школы сильно отличаются. Возможно, из этого частного примера не стоит делать выводы, однако как модель его использовать интересно.

Американец оказался гибче, взрослые предложили, он быстро оценил ситуацию и принял оптимальное решение своей задачи. Это вовсе не означает, что в дальнейшем будет стимулирована и каждый раз оправдана его возможная нечестность (жизнь взрослого подтвердила, я редко встречал более честного парня). Канадец проявил некоторый догматизм, который во взрослой жизни перерастает в веру в честность, в то, что если говорят, то этому нужно верить.

Догматизм противоположен скептицизму, мне кажется, что пройдохи-политики очень хорошо пользуются порядочностью граждан. Они орут на всех демократических СМИ что БЛМ — необходимость, справедливость, расплата и т.д., а граждане им верят. Ведь не могут же уважаемые люди врать. Не отсюда ли такой подход: если мы сказали, нам надо верить, зачем вам еще факты и доказательства?

Тут предвижу возражения: никто особо не верит, не такие уж мы дурные, наивные и примитивные… врут все политики, и демократы и республиканцы… Отчасти возражения справедливы.

Самое простое: заявить через губу с важным видом, что черное население в своем большинстве сидит на дотациях, благодаря демократам имеет социальные гарантии и поэтому не нуждается в развитии, не учится и не хочет работать. А как следствие, обожравшись гамбургерами и опившись кока-колой, хочет только преступным путем перехватить деньжат на наркоту. А все остальные американцы их содержат на налоги.

Но это не совсем так, вернее, просто не так. Ядерный потенциал Трампа — жители континентальной, центральной части США, особенно тех районов, где раньше была промышленность, шахты и т.д. — этот слой населения тоже не шибко обеспечен и образован. И там тоже есть районы агрессивных, жестоких, но только белых банд, куда полиция не очень-то любит наведываться. И этот слой населения страны тоже немаленький, насчитать можно до 40-50 млн Они-то точно не потерпят погромы BLM, но счастье, что эти полюса пока не соприкасаются чисто географически.

Хотя вот в Сэйлеме (штат Орегон) вчера схлестнулись трамписты из автокаравана и местный BLM актив. Мордобой, аресты, стрельба из пейнтбольного оружия, обошлось без жертв, хотя обе стороны были вооружены, в том числе и огнестрельным оружием. Но это еще не главные силы. Орегон — штат традиционно демократический, однако на фоне всех этих протестов и погромов, в последнее время все громче о себе заявляют свои «доморощенные» республиканцы.

Не хочу никого обижать, премного извиняюсь, но разговоры о честности, заложенной с пеленок и твердо усвоенной на всю жизнь, на полюсах не очень уместны. Остается надеяться на средний класс. Высший истеблишмент в моих рассуждениях на фигурирует, «Мировой закулисе» нужна тишина и стабильность, на что они жертвуют много и всегда боятся промахнуться с выбором.

Остаемся со средним классом, который здорово видоизменился за последнее десятилетие и отчасти (то есть не все) обрел инфантильный образ «снежинок». Часть из них сразу после выборов стала искренне самоистязаться с горя при виде Трампа в Белом доме. Другая часть верит, что все что угодно, вплоть до пакли на голове можно поставить ему в вину, однако этот слон, походя разрушающий посудную лавочку демократов, да и вообще много чего вокруг, перед американским народом он честен.

Конечно, к категории художественного свиста относится утверждение о том, что он мошенник, лжец, хулиган, расист, хищник и все такое, написанное в тюрьме его бывшим адвокатом. Но бизнес есть бизнес, не все там делается в белых перчатках. В истории с «Северным потоком 2» он много чего наворотил, при этом, как бизнесмен Трамп знает, с кем имеет дело, что против него тоже не мальчики из церковного хора.

В политике, которая для Доника неразрывно связана с американской экономикой, все средства хороши. Но народу он kinda не врет. По крайней мере, так постоянно, глупо и настойчиво, как мадам Клинтон. Бывшая кандидатка в президенты доконала своей болтологией о России не только своих подписчиков в Twitter, но и собственного мужа, вынужденного терпеть истерику впавшей в четырехлетний политический климакс демократки.

Сивый Джо, глуповатая на вид, но ловкая старушка Ненси напрямую воздерживаются, но многие лидеры демпартии вместе со своими прикормленными СМИ врут народу напрямую и напропалую. Они молчат о циничных убийствах белых людей активистами BLM, не забывая при этом на бардачные улицы втаскивать за уши российское присутствие. Не знаю, насколько Такер Карлсон из трамповского Fox News честнее демократических журналистов, но такое сегодня говорят и люди могут этому верить.

А между тем на улице громко и ясно провозглашают: «Я у той черты, где я уже хочу засунуть эту чертову полицию в могилу. У той черты, где я хочу сжечь этот чертов Белый дом. Я хочу принести это в Сенат, в Конгресс, я хочу принести им бой и в конце концов, если они нас не услышат, мы их спалим на хрен…».

Вот в ночь на субботу в Рочестере была непередаваемая атмосфера. Благородные BLM-щики громили рестораны, опрокидывали столы и забирались на дома горожан. Был произвол полицейский, стал обычный.

Что ожидаемо, так это если Ненси с пыльным Джо и прочими подсевалами разбоев вдруг поймут, что эти, которые хотят спалить на хрен Конгресс, уже совсем близко, а порядочные американцы перестают демократам слепо верить, — они опять все перевернут, совершат пару пируэтов и свалят все на Трампа. Равно как они с безобразной циничностью свалили на него Ковид.

Но с фронта борьбы Трампа против Ковида19 есть объективные донесения университета Хопкинса, любой американец может с ними ознакомится и увидеть истинных виновников второй, громадной волны заражений. Здесь песни демократов «мы утверждаем, значит, мы правы» уже фальшивы на 100% и это очевидно.

В конце мая суточный приток зараженных был в районе 20 000 чел, кривая заражений плавно снижалась, выявлено 0,52% от населения, летальных 308 чел/на млн

Может вспомнит какая-нибудь Хиллари, не Трамп ли организовал BLM? А чего стесняться, они же врут, как дышат. Со средины июня в результате тесного единодушия грабителей кривая заражений резко пошла на взлет и к средине июля суточный прирост составил 77 000 человек. На 5 сентября выявлено 1,9% от населения, летальных 571 чел/млн

Объективно закономерности распространения Ковид19 до конца не изучены и неизвестно, что было бы в США без письфул уличной борьбы демократов с Трампом. Это правда. Но дикий скачок второй волны вируса совершенно четко коррелируется с дикими танцами гоблинов на могиле правопорядка.

Честность американских граждан — великое дело, но простодушие — это совсем про другое. Это про полосатый черно-белый флаг с BLM в черном квадрате левого верхнего угла, который негритянские тинейджеры на днях подняли у мемориала Линкольну.

* * *

От редакции: Далее мы помещаем отклики, которые прислали в редакцию наши авторы по прочтении заметки Владимира Лумельского во второй части нашего круглого стола. Многих не оставил равнодушными мысленный эксперимент, предложенный профессором Лумельским — согласились бы вы лечить Гитлера в конце 30-х годов, зная, что за отказ вам и вашим близким ничего не будет, а многомиллионных жертв Войны и Холокоста — тоже не будет.

Элла Грайфер. Всякую аксиому практикой проверяй

«Не лгал, не предавал, не лицемерил,
Он — чист и честен был, но он посмел
Вопросы задавать, а это — ересь:
Ведь Бог на них ответа не имел».
Н. Болтянская

Насколько я понимаю, в тексте господина Лумельского два основных постулата:

  1. В современном западном мире имеются две… ну, скажем, страты, ментальность которых различна до полной несовместимости и невозможности найти общий язык, а именно: те, кого автор именует with college diploma и without college diploma, т.е. все остальное население. Выходцы из бывшего СССР, даже дипломированные, по объективным причинам относятся в большинстве своем к страте without college diploma.
  2. Любые попытки дискуссии между представителями этих двух страт заранее обречены на провал.

Я готова подписаться под обоими постулатами, ибо ситуацию они описывают совершенно верно, все это правда, но… не вся. Недостающая часть — объяснение этой ситуации, т.е. сравнение аксиоматики обеих страт. Автор в лучших традициях постмодернизма по умолчанию предполагает, что поскольку никакая аксиоматика логикой проверена быть не может (логика всегда от нее отталкивается, а не наоборот), все аксиоматики равноценны, любой «нарратив» надо благодарно принимать, как погоду в известной песенке.

А вот тут-то мы с вами, батенька, и поспорим…

Рассмотрим приведенный самим автором вопрос с заболевшим Гитлером (понимаю его условность, ибо Холокост, в конечном итоге, завязан не на него одного, но как иллюстрация подходит вполне). Почему, на мой взгляд, аксиоматика страты without college diploma предлагает ответ ЛУЧШЕ той, что with?

Потому что в рамках этой аксиоматики любые задачи по умолчанию ставятся в условиях РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ, в нашем случае: как оптимально обеспечить выживание невинных людей, которым грозит уничтожение? В то время как парадигмой аксиоматики противостоящей является УТОПИЯ, т.е. как бы «правильная» ситуация, которой нет и не бывало, но все задачи ставятся, как если бы она была, причем, по умолчанию предполагается, что подобные действия способствуют ее возникновению.

В нашем случае основой принятия решения для тех, кто with, является известный утопический постулат: ВСЯКАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ЕСТЬ АБСОЛЮТНАЯ ЦЕННОСТЬ. Из него вполне логично вытекает: кощунственно помыслить, что тот, кому чужая жизнь — копейка, автоматически теряет право на уважение к ценности его собственной, абсолют от поступков не зависит, жизнь Гитлера не менее ценна, чем жизнь любого еврейского ребенка, отправленного в газовую камеру.

Сегодня мы наблюдаем продолжение этого сериала: жизнь грабителя и убийцы ценна не менее, чем жизнь полицейского, жизнь агрессивного психа — не менее, чем жизнь того, кого он зарежет в припадке паранойи, жизнь террориста — не менее, чем жизнь заложника, которого захватят дружки, чтобы вызволить его из любого пожизненного. Наблюдаем и результат безнаказанности: вместо радостной утопии всеобщей любви реальной властью в стране и мире все больше становятся бандиты, террористы и даже психи, хоть with, хоть without college diploma, но результаты для утопистов не аргумент.

Любой утопии догма дороже реальности. Утописты, по определению, всегда «знают, как надо», а если жизнь в их теорию не укладывается — тем для жизни хуже. Ведь рано или поздно она неизбежно поставит вопросы, на которые у утопии ответа нет, в нашем случае, например: убийцу ли нам жалеть, или все-таки жертву (а в случае безнаказанности убийцы еще, вероятно, и не одну)? Теоретически, конечно, обоих, но на практике-то как быть?

Вот на такой-то случай в колледжах и обучают т. н. политкорректности: черный с белым не берите, да и нет не говорите, не позволяйте поставить вас перед практическим выбором, отстреливайтесь красивыми словами, а кто плохо учился, не поедет на бал, т.е. работы не получит. Это — на первое время, а потом… нам ли, совкам бывалым, не помнить старый анекдот:

«Я уже не спрашиваю, где масло, но вы хотя бы скажите мне, где Абрамович?»

Масла захотел — включи холодильник в радиоточку! Никакой другой дискуссии утопия по определению не предусматривает.

Ханна Арендт многократно предостерегала от чрезмерного доверия к логике как таковой, не без оснований считая его одной из ментальных предпосылок тоталитаризма — жизнь всегда сложнее. Айн Рэнд рекомендовала всякую аксиому практикой проверять, а на вопли догматиков: «Мы хотим жить!», — ее положительный герой отвечает: «Сомневаюсь». — И в самом деле, хотят ли жить те, кто предпочитает обитать в воздушном замке, охотно травит себя наркотиками и детей не рожает? А ведь таких все больше вот именно среди with college diploma.

Борис Дынин. Идеологический фантом

Тема поднятая за круглым столом касается происходящих на глазах «изменений геологического масштаба», очень важная, многими корнями уходящая в историю Запада, требующая конкретного разговора с размышлениями о многом и многом, что произошло на Западе в последние несколько столетий и особенно в последние несколько десятилетий. Поэтому я не думал, что соберусь сесть за стол. Но на текст уважаемого Владимира Лумельского среагирую.

Во-первых, тут же обратил я внимание на избитый тезис:

«Для сравнения, представьте разговор ученого с очень религиозным человеком на тему: есть ли бог? Общеизвестно, такой разговор в лучшем случае бесполезен; круглый стол; там невозможен. Боюсь, это и наш вариант. Расхожие фразы, что разговор и дискуссия всегда возможны и полезны, хороши для демагога. Профессора знают — это не так, это неправда».

И профессора знают, что это правда (зависит от профессора). Пример? Пожалуйста: “Jonathan Sacks and Richard Dawkins”.

Я уверен, что имя Dawkins известно профессору Лумельскому. Конечно, ни Сакс не стал атеистом, ни Докинс — верующим. Но в ходе разговора Докинс согласился, что, например, иудаизм не совсем подходит под его понимание «религии», а Сакс сказал, что атеисты играют свою немаловажную роль в истории идей. И, возможно, главное, люди слушающие диалог таких оппонентов (как раз профессоров в данном случае!), углубляют понимание современной мировоззренческой ситуации, о чем, очевидно, беспокоится и сам Владимир. Так что слово о демагогах у Владимира само есть демагогия, имеющая целью заранее обесценить как не имеющий значимости любой негативный ответ профессору.

Но я все-таки отвечу. И отмечу, как «черно-бело» Владимир охарактеризовал позицию переводчика и его «приятеля». Он говорит:

«Обратите внимание: переводчик перевёл именно эту статью, так как для него вопрос — был ли Флойд хороший человек или плохой — является кардинальным… (НО) вся история с протестами в Америке против жестокости и расизма полиции никакого, ну совершенно никакого отношения не имеет к тому, что собой представлял Флойд как человек».

Вот в этом замечании и заключен корень того, против чего, я думаю, и выскажутся многие участники круглого стола. Что, Флойд не был человеком? Конкретным человеком? Что, он согласился бы быть неким фантомом извращенного (по отношении к классическому) либерального сознания? Что, он не чувствовал, не действовал, не имел конкретных целей в жизни, не относился к другим… как конкретный человек? Что, он не жил, а был брошен в мир, лишь чтобы стать пропагандистской закуской дем. партии сегодня? Как можно сказать — от его имени! — что история с протестами не имеет отношения к Флойду как человеку? Можно, если только весь протест есть воплощение демагогии!

Нравственные проблемы, как и политические, искажаются, оглупляются, когда они обсуждаются абстрактно.

И жизнь Флойда имела ценность, и полицейские порой (надеюсь, Владимир не скажет «всегда и везде») поступают неоправданно жестоко (конкретный случай требует расследования и внимания как к поведению арестованного до ареста, так и к его ожидаемому поведению после в свете его биографии — главный вопрос: действовал ли полицейский не по установленным нормам, не по закону?). Но абстрагироваться от конкретного Флойда до выяснения обстоятельств дела, сводить его к «общечеловеку», к некой идеальной сущности, положить его в золотой гроб, возить его как символ радикальной преступности полиции и как знамя демократической партии перед выборами, есть не только демагогия, но и — сведение идеологии либерализма к пошлости. И главное, именно эта демагогия не поможет другим «флойдам» бороться за лучшую жизнь реальными, а не демагогическим средствами — не противопоставлением себя закону в демократическом обществе, сколь бы этот закон ни требовал поправок (что и было на протяжении истории Америки).

И еще слова Владимира:

«Разница в установках, а установки приходят с образованием. Для западного человека очевидно, что знания об устройстве общества и отношениях в нем, которые есть у человека с дипломом колледжа, нельзя предполагать у человека без диплома колледжа. При объяснении поведения базовой группы сторонников Трампа общепринято добавлять стандартный термин — это в основном люди without college diploma, без диплома колледжа. То есть это люди без основ социального образования; для американцев это объясняет многое».

Я же думаю, что именно бывшему советскому человеку (каким является Владимир) стоит объяснить, что этот тезис просто исторически бессмысленен. На протяжении всей истории Америки ее политическая система (демократия со всеми ее недостатками) поддерживалась «людьми без диплома колледжа». Говорить, что у них не было социального образования, значит опять сводить вопрос конкретной динамики демократического общества к абстракциям, столь дорогим для иных интеллектуалов. А не лишились ли как раз многие владетели дипломов содержательного социального образования в ситуации зависимости от государства, жизни на пособиях и под влиянием абстрактных идей, воплощенных в золотом гробе, внутри которого лежит не конкретный человек, а идеологический фантом.

И тут характерен «мысленный эксперимент» с Гитлером. Напомню Владимиру, что большинство участников Ванзейской конференции были людьми с университетскими дипломами, врачебными и другими. А пошли они за человеком без диплома — за Гитлером, что уже указывает, опять на абстрактный (а точнее, демагогический) смысл этого «мысленного эксперимента». Так что же с Гитлером? Мысленный эксперимент должен быть конкретным. В момент гипотетической болезни Гитлера уже было ясно по его и его партии действиям, по нацистским законам (речь идет о конце 30-х годов!), что́ он собой представляет. Врачи — участники Ванзее, врачи, работавшие в лагерях смерти (Менгеле и др.) — они, несомненно, Гитлера лечилили бы, но врач, заботящийся о жизнях конкретных людей, а не «человеков» в платоновских небесах — не лечил бы, не должен был лечить! А иначе… иначе нельзя было вешать главных нацистских преступников, и того более, иначе как бы ни пришлось возить Гитлера в золотом гробу (человек же был! не так ли?). И со сколькими иными людьми пересекалась его жизнь, и для кого-то и он был «мягким другом», как Флойд, животных любил, как и он (да простится мне такое сравнение).

Владимир даже не попытался выразить реальную конкретную проблему столкновении Флойда с полицейским. Предельно абстрактная постановка вопроса равнозначна демагогии, каковая и звучит громко вокруг современного кризиса в Америке.

Последнее. Демагогически звучат и заключительные слова Владимира:

«В отношении сторонников Трампа ответ ясен всем сторонам — и не пытайтесь объяснять, у вас нулевой шанс. Еще лучше это сказал сам Трамп: «Если я сейчас выйду на Пятую Авеню и застрелю первого прохожего, мои сторонники не перестанут меня любить». Не говорит ли это что-то и о шансе на успех планируемого круглого стола?»

Что представляет собой Трамп — этот вопрос неоднократно обсуждался здесь и, абсолютное большинство участников круглого стола говорили здесь нелестные слова о нем как конкретном (!) человеке, размышляя при этом, какую политику ведёт этот конкретный человек, почему в Америке стал президентом такой конкретный человек. И, думаю, никто не положил бы его в золотой гроб и не возил бы его по Америке (это только мысленный эксперимент!).

Владимир Янкелевич. Что «профессора знают»?

Текст Владимира Лумельского (далее В. Л.) очень интересен, почти хрестоматиен. О собственно казусе Флойда я свое мнение высказал, сейчас пишу только о тексте профессора Лумельского.

В первом абзаце есть слова о полицейском, «который его убил». Интересно, журналист и Владимир в курсе медицинского заключения о причинах смерти Флойда? Если в курсе, то я бы попросил ссылку. Смерть не становится убийством, если некий журналист так написал, такое утверждение вполне может быть и клеветой, и дезинформацией по политическому заказу. Я это не утверждаю, я говорю — может быть. Но в тексте вердикт однозначен — убит полицейским.

Я совершенно не могу себе представить, как это лежащий на животе человек, которого придавили коленом в области шеи, может быть задушен. Вернее, может, если он погружен лицом в жидкость, например, на болоте, на берегу реки, на худой конец, в луже после дождя, но не на сухом асфальте же. Я совершенно не могу себе представить, как это человек, которого душат, может разговаривать… Именно поэтому я хотел бы видеть медицинское заключение о причине смерти Флойда.

Если он умер от иных причин, а не был задушен полицейским, то статья превращается в ложь, в навет по политическим мотивам. Странно, почему В.Л. на медицинское заключение не ссылается.

В. Л. высказывается об убеждениях переводчика, Леонида Комиссаренко. Правда, есть такой нюанс, что убеждения переводчика — это личное дело переводчика, имеющего такое же право на свои убеждения, как и В.Л. — на свои. Они почему-то не нравятся В.Л. Бывает. Но профессор забывает, что переводчик не его студент и не протягивает ему зачетку. Разумеется, можно считать свои убеждения единственно правильными, но если допускать правомочность другого мнения, то не грех проявить больше уважения к оппоненту. А где ж его взять?

В. Л. лукавит и во втором абзаце. Тут он демонстрирует умение читать между строк и предсказывать будущее. Категорично заявлено, что переводчика нельзя переубедить. Что значат сии слова? Переводчик переводит чужой иноязычный текст. И в его работе важно, насколько хорошо он знает немецкий, насколько адекватен перевод. К переводу есть претензии?

Воображаемый круглый стол по версии В.Л. (автор статьи из Шпигеля vs. переводчик и его «приятель» комментатор) имеет мало шансов убедить переводчика и комментатора воспринять статью с позиций ее автора. Если автор не предъявит убедительные аргументы, то с В.Л. можно согласиться, но что интересно, зеркальный вариант, когда переводчик с «приятелем» переубедят автора статьи — даже не рассматривается. То есть, всегда есть два мнения: правильное (автора и В. Л.), и неправильное (всех остальных участников круглого стола). Такое возможно, когда разговаривают профессор со студентом, но тут вроде иной случай?

В. Л. пишет, что «профессора знают»… Интересно, а доценты знают? Если да, то я, как доцент, скажу, дискуссия возможна, если собеседники говорят аргументированно. А в тексте В.Л. пока аргументов не обнаружено…

Далее еще интереснее. В.Л. пишет:

«… переводчик перевёл именно эту статью, так как для него вопрос — был ли Флойд хороший человек или плохой — является кардинальным. Видна установка — если Флойд плохой, то какая разница, как он умер?»

Напоминаю — речь идет о переводе. Откуда домыслы профессора В. Л., мне совершенно непонятно. В статье есть только то, что написал автор, за сближение с позицией которого так ратует профессор. Небольшие пометки Игоря Юдовича — личное дело Игоря Юдовича.

Далее В.Л. пишет о протестах против жестокости полиции. К ним, очевидно, он относит избиения, погромы, разграбление магазинов, поджоги и многое другое. Но В.Л. заблуждается, что:

«вряд ли будет реально объяснить, что вся история с протестами в Америке против жестокости и расизма полиции никакого, ну совершенно никакого отношения не имеет к тому, что собой представлял Флойд как человек».

Отнюдь. Я думаю, что погромы в США абсолютно не имеют никакого отношения к личности Флойда, так что долго убеждать меня не придется.

Очень интересны пассажи про “without college diploma” и “with college diploma”. Но наличие диплома как таковое — не аргумент, аргументом является одинаковое с профессором мышление. Если у кого-то оно отличается, то будь он хоть трижды “with” — попадёт в катергорию “without”. Приём не нов: в 30-е годы когда кого-то по формальных критериям не получалось зачислить в «кулаки», применяли термин «подкулачник» (и вели к той же самой стенке).

Недавно, будучи в Сан-Франциско, я в одной компании сказал, что каждый, восклицающий, мол, «ура! у нас первый чёрный президент!» — расист. Расист потому, что он отличает человека по цвету кожи. Я немедленно был подвергнут обструкции. Теперь понимаю: потому, что у меня нет социального образования.

По примеру В.Л. построим мысленный эксперимент.

30 суданцев, в том числе женщины и дети, подошли к южной границе Израиля. Само собой в Израиле живётся лучше, чем в Судане. Что делать? Открыть для них границу? Очень гуманно. Закрыть? Но они же страдают!!!

Человек с социальным образованием по В. Л., скорее всего выберет: границу для них открыть. А для пришедших после 300 новых? А для следующих 3000? 30000? 300000? 3000000?.. Что подскажет делать в этой ситуации В. Л.? Признать, что «Израиль — неудачный проект» (копирайт Д. Быкова) и открыть двери всем, кому в Африке плохо?

Наше счастье, что израильтяне не столь социально образованны и такое гуманное решение их не устраивает. Не всех, правда, но подавляющее большинство…

Есть и мелкие детали. Например, В.Л. пишет:

«Мы принимаем это в отношении сторонников Трампа, но не склонны замечать в отношении россиян и русскоязычной диаспоры. … В отношении сторонников Трампа ответ ясен всем сторонам — и не пытайтесь объяснять, у вас нулевой шанс».

Кто это «мы» уважаемый профессор, разъясните, кого Вы имеете в виду? Каким сторонам и какой ответ ясен? Что объяснять?

Большая просьба объяснить, почему Вы, уважаемый В. Л., считаете примерно половину населения США, включая высших выборных и должностных лиц, “without college diploma” по Вашему определению? И почему погромные «протесты» идут только в штатах и городах, где у власти демократы?

Я как-то привык читать более аргументированные статьи, написанные профессорами. В этот раз — не повезло.

Дмитрий Гаранин. Идея против человека

(По поводу текста Владимира Лумельского в этом круглом столе)

Вспоминаю, как в 2016 году этот же автор, специалист по роботике и системам контроля, призывал (небольно) высечь тех, кто голосовал за Трампа. Данный текст в том же жанре окрика. Те, кто не изучал общественные науки в американских университетах, вообще не может иметь ничего сказать по поводу того, что сейчас происходит. Непонятно, зачем умственно обделённым сторонникам президента вообще разрешать голосовать? Как профессор профессору скажу, что мы в стране происхождения тоже изучали общественные науки, я сдавал кандидатский минимум по марксизму-ленинизму и научному коммунизму. В американских колледжах учат расовому и половому разнообразию в дополнение к наукам об обществе. Одна русскоязычная мать написала, что её дочь в школе в течение нескольких лет изучала промыслы индейцев. Всё это, наверное, несколько интереснее нашего марксизма-ленинизма. Но сходство в промывании мозгов от глаз не укроется.

Финансово-экономическая элита решительно настроена изменить общество примерно в том же направлении, которое нам проповедовали в бывшем СССР, только хочет пойти гораздо дальше. Произносятся слова о справедливости всех возможных видов (расовой, гендерной, климатической). В программе Мирового Экономического Форума в швейцарском Давосе, запланированного на январь 2021 года, мелькают слова, очень похожие на до боли знакомое сталинское «социалистическое хозяйство развивается планомерно и пропорционально». Я очень боюсь социалистической революции и сопровождающих её катаклизмов, в частности, «Большого Холокоста», или истребления белых мужчин. Пока их заставляют каяться, но это может оказаться лишь первым шагом по наклонной плоскости. Название проекта мировой элиты — «The Great Reset». В качестве одной из важных причин, делающих необходимыми радикальные перемены, выдвигается текущая пандемия ковида. В обществе будущего, по-видимому, любой вирус может быть легко побеждён, потому что государство просто всех запрёт в одиночки на неопределённое время без всяких возражений. Роботы будут отстреливать всех, кто выйдет на улицу, по программам контроля — ничего личного.

Предлагая Gedankenexperiment с больным Гитлером, Владимир Лумельский попал в точку. Врач-реднек или врач-экс-совок дали бы тирану умереть, чтобы спасти миллионы, несмотря на данную ими клятву Гиппократа. А врачи после американских университетов его бы спасли, а там хоть трава не расти. Они чувствовали бы себя морально правыми, поступившими принципиально. Вот это и есть одна из «ловушек интеллекта», о которых я писал в недавней статье в интернет-газете Континент-USA. Людям навязаны принципы (равенство, гуманизм, справедливость, и т.д.), которые их порабощают и в перспективе делают неспособными к выживанию в новой и опасной ситуации. При формировании человека как биологического вида способность мыслить возникла как средство добиться личных преимуществ: объегорить конкурента, повысить свой статус (Hugo Mercier & Dan Sparber, «The Enigma of Reason»). Мышление не было создано для решения научных проблем, для поиска абсолютной истины. Это просто побочный продукт развития человека. Идея, существующая объективно, вне человека, стала на человека давить, поработила его. Как тут не вспомнить Маркса, говорившего об идеях, становящихся материальной силой!

Нисколько не принижая значения гуманизма в деле возвышения человека над животными, в последние годы я стал относиться к нему с опаской. Ничего не должно доводиться до абсурда. А это именно то, чем сейчас занимаются индоктринированные интеллектуальные элиты. Спорить с этими людьми невозможно. Выступая против принципа, ты сразу становишься фашистом и расистом. Крайности смыкаются, интеллектуальная строгость переходит в агрессию. Номинальный интеллектуал уже потерял способность рассуждать самостоятельно и лишь ссылается на общие положения, кивает на дипломы. Остаётся надеяться на здравый смысл реднеков.

Михаил Носоновский. Не участвую и другим не советую

Михаил НосоновскийНасколько я понимаю, речь идет о протестах против жестокости полиции. Я сам с полицией в США сталкиваюсь очень редко, и никаких претензий к американской полиции у меня нет. Те полицейские, с которыми я сталкивался, были профессиональны и помогали людям. Но проблема некорректного поведения полиции существует, есть знакомые, которые об этом рассказывали. И некоторые этнические группы считают, что полиция к ним особо несправедлива. От меня эти вопросы далеки, хотя у меня есть знакомые в разных группах. Я бы сравнил эту проблему по важности со взаимными претензиями, скажем, футбольных фанатов Зенита или Спартака и милиции. Кому охота разбираться, кто там прав и кто виноват? У нас есть проблемы гораздо более насущные (вот например, измерение научной работы объемом освоенных средств по мне так неизмеримо более важная — для меня! — проблема). Поэтому в мероприятиях БЛМ я не участвую и другим не советую.

Что касается мысленного эксперимента профессора Лумельского, то он какой-то надуманный. У истории нет сослагательного наклонения, в середине 1930-х еще не было второй мировой войны и Шоа. Медики приносят клятву Гиппократа и должны действовать соответственно, даже когда речь о смертельном враге. Остальные люди ведут себя по-разному. Конечно, у правонарушителей и у заключенных тоже есть свои права, которые важны. Но для меня права правонарушителей — далеко не первый приоритет среди проблем общества. Я с этими проблемами не сталкиваюсь, поэтому активно их обсуждать я не готов, это не то, за что я пойду на демонстрацию.

Одновременно с Флойдом в России был убит полицией оппозиционер Мохнаткин. В Беларуси сбрендивший усатый президент и его тонтон-макуты избивают население — женщин, стариков и детей, сообщают о разных ужасах и жестокостях. А вы организуете круглый стол про Флойда, да?

Я на своей кафедре отвечаю за АБЕТ-аккредитацию инженерной программы, то есть знаю об инженерном образовании в Висконсине, об учебных планах, программах не по наслышке. Лумельский пишет

«На Западе для получения диплома инженера надо проходить немало курсов о месте и функции инженера в обществе и месте общества в работе инженера.»

Я не знаю, что он имеет в виду. Bозможно, в Мэдисоне учебные программы отличаются от наших (думаю, что нет) — у нас никаких таких курсов нет. Да, в формальных критериях АБЕТ есть пункты о «месте и функции инженера в обществе», но это же просто бюрократическое словоблудие для отчетов. В учебных программах для инженеров требуется очень небольшое число гуманитарных или социальных курсов (по одному) для общего развития. Для студентов это легкие курсы, которые они выбирают и проходят, на мировоззрение инженеров они влияют редко.

Сергей Левин. BLM — это обыкновенный расизм

Эта дискуссия в той или иной степени охватила уже почти весь мир. Когда вижу и слышу ее участников, мне кажется, что поиск верной точки зрения заменяется позицией неприемлемости для многих оказаться в чем-либо согласным с противоположной стороной. «Если он говорит так, значит это уже неверно!» Бывает, что получается смешно, а бывает, что становится причиной трагедии, как, к примеру, с тем препаратом для лечения больных Covid-19, который сочли где-то «трамповским», а поэтому непригодным. Поэтому точки зрения, аргументация, разумный подход отбрасываются из одного лишь страха, что в своей среде могут заподозрить в симпатии к иному лагерю.

Насчет проблемы BLM. Если бы Флойда не было, его следовало бы придумать. Случай крайнего непрофессионализма полицейского обернулся трагедией для слишком многих помимо самой жертвы. Пережившие погромы и нападения — раз. Почуявшие право получать незаслуженные подачки под соусом давно минувшего пережитого дальними предками рабства — два. Так что, на мой взгляд, BLM — это обыкновенный расизм. Как и всякая поганая тоталитарная теория, она начинается с аксиоматически верного изречения, которое превратить уже можно во все что угодно.

Когда (особенно свои) свысока взирают на нашего брата-иммигранта с советским прошлым, им очень хочется понравиться местным элитам и всячески осмеять или подивиться дремучести других. Это напоминает ситуацию, когда молодой еврей приезжает в столичный город. Он талантлив, дерзок, делает успехи, его замечают. Он старается, проникается глубиной христианской мысли, пишет. Людям нравится (и каким!). Его приглашают уже в очень значимые дома. И вдруг! Приезжают в гости родители, старые, сентиментальные, местечковые. Они соскучились. Мальчик их любит. Но как все не вовремя! И одеты они не так, и речь их характерная, и едят не то. А если их увидят новые друзья — подумать страшно! Такая проблема. Если разобраться, то это старшее поколение и переболело больше, и прививок наполучало гораздо больше. Под старомодными одежками есть иммунитет, способный от многого уберечь.

Насчет заболевшего Гитлера. Несколько лет назад состоялась памятная для меня первая публикация в «Заметках». Среди нескольких рассказов тогда кульминационным стал тот, который называется «Травма». Когда я ищу название, всегда очень хочется, чтобы получилось кратко и с двойным смыслом. В рассказе нашел отражение личный опыт, когда лечили террориста, убившего в то же утро много наших ребят и девушек. Сложившаяся за тысячелетия врачебная этика требует лечить каждого. Враг исключением не является. Легко ли это? Нет. Но и не настолько тяжело, как можно было бы подумать. Много есть примеров в повседневной жизни, о чем подумать неприятно: вымыть окно на высоком этаже, высунувшись наружу, или вычистить засоренный унитаз. Тут лучше не думать, а взять необходимые тряпку или ерш и сделать. Поверьте, квалифицированному врачу убить такого пациента можно очень легко, да еще так, что никто и не заметит, но с того момента он перестанет быть врачом (по гамбургскому счету). В том же рассказе я поделился еще одним наблюдением: одни работали молча, а другие, кто ни с какого боку не был причастен, воздымали руки, изрыгали проклятия и повторяли «Доколе?…» Моя точка зрения не призвана желанием присоединиться к «высокоинтеллектуальному и прогрессивному истеблишменту». Это МОЯ точка зрения, которую еще и некоторый личный опыт подпирает. Пусть возразит мне тот, у кого свой подобный опыт тоже есть.

Александр Мелихов. Лечить ли Гитлера?

Александр МелиховПоскольку в реальных ситуациях отдаленные последствия почти никогда не известны, гиперморальные люди часто выбирают принцип «делай, что должно, а там хоть трава не расти». Этот уход от ответственности поддержан в нашей стране такими авторитетами, как Солженицын и Сахаров: политика должна быть нравственной. Т. е. в ситуации полной неопределенности нужно делать то, что подсказывает совесть. Но даже отбор и интерпретацию фактов наш мозг производит в том направлении, которое ему диктует доминанта, сознательная или бессознательная страсть, и в итоге, прикрываясь совестью, мы просто служим своим страстям. А страсти практическим всегда эгоистичны, какими бы лозунгами они ни прикрывались. Слушаясь «совести» мы либо стремимся обрести иллюзию собственной безупречности, иллюзию красоты своего выбора — в романе «На Васильевский остров…» я назвал такую этику мастурбационной, направленной на самоуслаждение. В романе же «Свидание с Квазимодо» я старался показать, что стремление к красивому выбору часто становится причиной страшных преступлений.

Мир трагичен, в нем не может быть безошибочного выбора. Необходимо всегда об этом помнить и никогда не чувствовать себя уверенным и правым — это, по крайней мере, избавляет от апломба, который является одной из самых разрушительных сил и в частной, и в политической жизни. А лучшим тормозом для безответственной решительности является личная расплата. Поэтому я избегаю давать советы, за которые будут расплачиваться другие.

Вот мой ответ Чемберлену.

Чем богат.

Продолжение

 

Print Friendly, PDF & Email

13 комментариев к «Биг Флойд — новая Америка. Часть 3»

  1. В.Я:У меня вызвало удивление способность профессора до такой степени врать.
    ***
    Меня это удивляло в его первых статья 2016 года. Врет — как дышит. Но быстро перестало удивлять. Меня скорее удивляет, что это факт еще удивляет.

  2. Александр Мелихов. Лечить ли Гитлера ?
    «…Мир трагичен, в нем не может быть безошибочного выбора. Необходимо всегда об этом помнить и никогда не чувствовать себя уверенным и правым — это, по крайней мере, избавляет от апломба, который является одной из самых разрушительных сил и в частной, и в политической жизни. А лучшим тормозом для безответственной решительности является личная расплата. Поэтому я избегаю давать советы, за которые будут расплачиваться другие. Вот мой ответ Чемберлену.
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    «Все, что есть на свете хорошего, все ведь это — ласка: свет луны, морской плеск и шелест ветвей, запах цветов или музыка — все ласка . И Бог . . . — он , вероятно , тоже ласка…» —
    З.ЖАБОТИНСКИЙ.
    = =
    Вот и всё, комментарии излишни. Это такие же антифашисты, как я — зулус. Левацкие штурмовики, идеологически индоктринированные бандиты…
    = =
    Василь Семенович Стус
    * * *
    И я бреду под залпы слов фальшивых.
    Идет война. Здесь на передовой
    твои бойцы-слова вступают в бой.
    Но не унять воспоминаний лживых…
    ——————————
    https://www.youtube.com/watch?v=7vcVw4qN_54
    За что был запрещён Василь Стус в СССР и ВЕЛИЧИЕ ЛИЧНОСТИ..
    поговорим о гитлере об эстетике…. пока идёт уничтожение правозащитников, НАСЕЛЕНИЯ Страны Белоруссии…

  3. Добавлю, что редакция попросила меня высказаться именно по поводу мнения В. Лумельского, с которым я примерно на 50% не согласен. Другие посты здесь я не читал (но пролистав, думаю, что буду с ними на 90% не согласен). Подчеркну, что я считаю проблему полицейской жестокости, проблему прав человека в местах содержания и заключения важными. Некоторые мои знакомые участвуют в акциях БЛМ, я считаю эти акции в их мирной части легитимными, хотя сам участвовать не буду и детям не советую. Но я хотел бы видеть такие же протесты по поводу избиения людей ОМОНом в Беларуси или скажем по поводу убийства ментами правозащитника Мохнаткина (почти одновременно с Флойдом).

    1. M. Nosonovsky: «… Подчеркну, что я считаю проблему полицейской жестокости, проблему прав человека в местах содержания и заключения важными. Некоторые мои знакомые участвуют в акциях БЛМ, я считаю эти акции в их мирной части легитимными … »
      =====
      100% согласен — в том числе и в том, что мирные протесты БЛМ полностью легитимные.

      Но по-моему сейчас по-настоящему важны совсем другие проблемы. Например: предотвратить хаос и кровопролитие на улицах после ближайших выборов.

      По-моему этому сейчас ОЧЕНЬ мешает позиция сторонников БЛМ:
      1) Из БЛМ уже полностью изгнали всех сторонников «слепоты к цвету кожи» в стиле Мартина Лютера Кинга. Так что их мирные протесты конечно легитимные, но НЕ больше, чем мирные протесты сторонников расовой сегрегации в 1950-ых.
      2) Сторонники БЛМ массово отрицают легитимность полностью законного декрета президента Трампа о запрете любого тренинга федеральных работников в стиле «Critical race theory», борьбы с «белой привилегией» и прочими «системными расизмами». (Даже хуже: они массово отрицают легитимность самого президента Трампа.)
      Но когда президент Обама подписывал свои спорные с точки зрения Конституции декреты — то им это очень нравилось.

  4. Я очень НЕ согласен Эллой Грайфер в её понимании позиции Владимира Лумельского в духе «лучших традиций постмодернизма». По-моему у него это абсолютная и не терпящая никаких сомнений позиция в духе «партия это наш рулевой», где «партия» это сообщество лево-прогрессивных профессоров и журналистов.

    Это дух модерна почти вековой давности. В самом лучшем случае — дух фашистской Италии.

    Понятно, что с такой предпосылкой абсолютно невозможен диалог даже о научной ценности теорий «интерсекциональности» и «критической расы». А когда этот спор переходит в сферу полотики, то всё гораздо хуже.

  5. В.Янкелевич:
    «…я хотел бы видеть медицинское заключение о причине смерти Флойда».
    ///
    Владимир,
    я собирался выложить это в своем посте в этом круглом столе. но поскольку никак не могу раскачаться, а вы спрашиваете — вот заключение:
    https://www.hennepin.us/-/media/hennepinus/residents/public-safety/documents/floyd-autopsy-6-3-20.pdf

    Если есть время — прочтите полностью. Если нет, вот выдержки:
    III. No life-threatening injuries identified…
    B. No injuries of anterior muscles of neck or laryngeal
    structures

    A. Blood drug and novel psychoactive substances screens:
    1. Fentanyl 11 ng/mL

    CARDIOVASCULAR SYSTEM:
    … Cross sections of the vessels show multifocal atherosclerosis, with 75% proximal and 75% midnarrowing of the left anterior descending coronary artery; 75%
    proximal narrowing of the 1st diagonal branch of the leftanterior descending coronary artery; 25% proximal narrowing ofthe circumflex coronary artery; and 90% proximal narrowing of the right coronary artery.

    Для справки — по статистике, смерть от передоза фентанилом составляет почто половину всех смертей от передоза наркотиками в США (около 30 тыс в год, из около 60 тыс).
    Я не врач и не могу профессионально оценить всех факторов — на мой вопрос о смертельной дозе фентанила знакомые врачи отводят глаза в сторону и ботмочут, что это индивидуально, и вообще может у него такой уровень каждый день. На вопрос, значит ли это, что очень маловероятно, что он умер бы от передоза без колена на шее, ответа пока не получил. Поэтому напрягся и нашел статистику по соседнему штату за недавний (не помню точно какой) год. Из всех умерших от передоза фентанилом, более чем у половины уровень фентанила в крови был меньше чем у Флойда.

    «Я совершенно не могу себе представить, как это лежащий на животе человек, которого придавили коленом в области шеи, может быть задушен»
    Я тоже. Занимался в молодости классической борьбой, многократно бывал в том же положении как Флойд, когда меня пытались перевернить на спину (по-моему, прием назывался «рычаг», изо всех сил давят на шею вниз, на плечевой сустав — вверх) — и ни разу не испытывал ощущения удушения. Было больно, противно, пыльно от ковра — но если нос отвернить в сторону, затруднений дыханию не было.
    Впрочем, если давить с такой силой, что повредить шейные позвонки — наверное, можно пережать трахею или шейные артерии.

    Впрочем, я не специалист — те же врачи рассуждают, что шея — это очень сложная конструкция, и всяко может быть если давить с весом 200-фунтового полицая. Правда, с какой силой давили — никто толком сказать не может, у этого полицая носок той же ноги и колено и носок второй были на земле, так что вполне возможно было не более нескольких фунтов, пока не начнешь подымать голову. Согласно выдержкам из инструкции, этот прием удержания считаетыся не опасным для жизни.

    1. Спасибо, Александр. В принципе я был в курсе этого заключения. У меня вызвало удивление способность профессора до такой степени врать… Они же готовят американскую молодежь.

  6. Мое искреннее уважение переводчику: прочитать и перевести такой нудный до тошноты текст — это я вам скажу дорогого стоит.
    Об обсуждении. «Круглым столом» это обсуждение назвать нельзя, поскольку все участники, кроме г-на Лумельского высказались однозначно, повторив самих себя и собственные же аргументы, которые пережёвывались не раз и не два.
    Жаль, что на еврейском сайте обсуждаются нерешаемые расовые проблемы США, а не поистине тектонические сдвиги в арабо-израильских отношениях.

  7. В.Янкелевич:
    «совершенно не могу себе представить, как это человек, которого душат, может разговаривать… Именно поэтому я хотел бы видеть медицинское заключение о причине смерти Флойда».
    ==
    Володя,
    Насколько я знаю, Флойду в силу глубокой сердечной недостаточности оставалось жить недолго. Многолетнее употребление немерянного количества наркотиков.
    Далее — у него на момент кончины была СМЕРТЕЛЬНАЯ доза какой-то дряни (не помню названия). Он умер бы в полицейской машине без всякого физического воздействия даже если б ему не приперло подраться с полицией — хоть он и был в наручниках.

    Вообще — хороший выпуск получился, хотя пока что я прочел только С.Эйгенсона и Г.Быстрицкого. Умных людей послушать — удовольствие. Признателен обоим.

  8. Статьи Сергея Эйгенсона и Григория Быстрицкого – примеры здравого и самостоятельного мышления. Хороший контраст с догматическим талдычением и схоластикой некоторой части бывших сограждан по не существующей ныне стране, то ли обамериканившихся, то ли ностальгически вспомнивших, какими счастливыми и молодыми они были в той стране в годы застоя.

  9. Поздравляю всех участников «стола» с удачной находкой. До 120!
    И — Ам Исраель хай!

  10. Г-н Лумельский поставил перед участниками обсуждения зеркало.
    Это им не понравилось

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *