Биг Флойд — новая Америка. Часть 4

 412 total views (from 2022/01/01),  6 views today

За всю историю Америки статуи Вашингтона, Джефферсона и Линкольна ещё не свергались… Глядя на такие «новации», не хочется делать никакие «прогнозы», а память о ставших нелепыми добрячками викингах, избежавших нашествий из-за своей удалённости, что-то не подсказывает оптимистических концов…

Биг Флойд — новая Америка

Круглый стол
Часть четвёртая
Владимир Суравикин, Дмитрий Гаранин, Иосиф Гальперин, Самуил Кур, Элеонора Гевондян
Продолжение. Начало
Попытка сбросить статую президента Эндрю Джексона около Белого Дома, июнь 2020

От редакции: Мы продолжаем публиковать отклики и размышления наших авторов, прочитавших статью «Биг Флойд» немецких журналистов Дэниела Шмидта и Джонатана Штока в переводе Леонида Комиссаренко — в первой, второй и третьей частях нашего круглого стола. Но прежде текстов, предлагаем вашему вниманию, дорогие читатели, подборку документальных (т.е. снятых кем-то на телефон) видеороликов, присланных в редакцию Виктором (Бруклайн) — огромное ему спасибо!

(И ещё, замечание в скобках. Мы очень не любим загружать на наш сервер огромные медиафайлы (по понятным причинам: за дисковое пространство приходится платить), куда как проще дать ссылку на ролик, загруженный в ютюб. И практически всегда нам удавалось на ютюбе нужный ролик найти. Однако, не в этот раз, не с этими роликами. Их там нет! Как? А вот так! Ихтамнет! Или, чтобы не огорчаться, примем версию, что я плохо искал. Вот, всегда искал хорошо и находил, а в этот раз — на нашёл. Почему? Похоже, снятые случайными очевидцами сюжеты не укладываются в идеологемы, исповедуемые хозяевами социальных сетей, в ту «правду», которая должна быть, а если факты ей противоречат, то… горе фактам. Нам, бывшим советским гражданам, всё это очень даже памятно и понятно. Выпускающий редактор)

Итак видеоподборка, которую составитель, Виктор (Бруклайн), назвал:

BLM. Чёрные Жизни Важны!
Братья по разуму во всей красе, или
Хроники жизни важных жизней

(весна-лето 2020)

Важная жизнь на работе: «А вот так! А вы с пола жрите, рабовладельцы!»

Важные жизни занимаются шоппингом: «Сволочи расисты! Приходится своё самим забирать!»

Юные важные жизни культурно проводят досуг в общественных местах, где им досаждают своим присутствием всякие неважные жизни.

Младая важная жизнь наглядно демонстрирует, как надо обходиться с белыми самками-полицейскими. (аккомпанимент): «Нет расизму! Нет террору полиции!»

Милые забавы жизненно важной молодёжи! Ох, до чего же смешные эти молодые белые самочки! И как же приятно, как весело человеку позабавляться с этими зверушками.

А тут ни на что не годная старая белая тварь посмела попасться на пути важной человческой жизни. Поделом карге!

Эта непослушная белая самка, похоже, серьёзно разгневала человека. Что ж, пусть знает животная, чьи жизни важны, а чьи — нет!

И здесь важная жизнь воспитывает никчемушную неважную жизнь. Справедливое воздаяния рабовладельцу!

Важная (и весьма упитанная жизнь) жизнь поехала на отдых в Лондон. На беду, ей встретилась неважная жизнь в виде королевского гвардейца. Попытка привычно покуражиться закончилась для важной жизни неожиданно. (Реплика из зала): «Ну наконец-то хоть кто-то…»

А вот и нет! Этот последний ролик, в отличие от предыдущих, не документальный, а игровой, постановочный и в нём задействованы актёры (здесь полная версия). Так что, никакого «наконец-то хоть кого-то» нет.

* * *

Элеонора Гевондян. Пандемия стокгольмского синдрома

«Узнать правду и сохранить рассудок — высшее испытание для смертных».
Софокл

«Во времена всеобщей лжи говорить правду — это экстремизм»
Оруэлл

«Кто управляет прошлымтот управляет будущим»
Оруэлл

Прежде, чем поделиться своими мыслями и мнением на изложенную в статье «Биг Флойд» тему, повлёкшую за собой сбой в системе координат Америки, хотела бы в двух словах сказать о своём негативном отношении к расизму вообще, и к национализму, в частности. Не вдаваясь в подробности этой неизбывной темы, считаю, что в 21-м веке тема расизма да ещё в Америке, где столько смешанных браков и более, чем лояльное отношение к любым расам, подобной трагедии просто не должно было случиться. Но в данном случае уместно рассматривать два варианта: произошло либо недоразумение, или этот протест был очень кому-то нужен. Но обо всем по порядку. К сказанному добавлю только, что Америка давно уже вышла из «Хижины дяди Тома», казалось бы, распрощавшись со всеми проблемами, уходящими в глубь веков, и в нашем веке как бы венцом окончания этой страницы в истории страны хижина переименовалась в барак Обамы… то есть президентом выбрали темнокожего, что говорит само за себя.

Но! По странному стечению обстоятельств именно при Бараке Хусейныче как раз и наметился рецидив застарелой проблемы. Не помогла беспрецедентная номинация на присуждение АВАНСОМ (что само по себе нонсенс) ему Нобелевской премии мира. Карфаген был разрушен проектом «арабская весна», а та в свою очередь подчистую смела некогда процветающие арабские страны, наводнив беженцами Европу.

Своё мнение о вышеупомянутой статье, написанной в лучших традициях соцпропаганды времён застоя, я, пожалуй, ограничу несколькими фразами, чтобы не обрушить на читателя всю гамму накопившегося негатива ещё с тех «застойных» времён… Сказать, что эта «политкорректная» статья, как в наше время принято называть обыкновенную ложь, вывернула все факты наизнанку, мягко говоря, не сказать ничего. Авторская тенденция жизнеописания Флойда елейными эпитетами типа «Жертва Флойд Нежный гигант» вызывает оскомину и ни в одни ворота не лезет особенно по сравнению с сухими протокольными фактами, в которых перечисляются все ратные подвиги «Нежного гиганта», так сказать, его послужной список… Весь список оглашать не буду, ограничусь «вишенкой на торте», когда он с подельниками ворвался в дом с целью грабежа и приставил нож для пущей убедительности к животу беременной женщины, угрожая ей жизнью, пока четверо дружков были заняты грабежом. По данным СМИ, Флойд провел 5 лет в тюрьме за нападение и ограбление, а также привлекался к ответственности за кражу, грабеж и наркотики.

Вот такая картина маслом…

Но зато на полицейского Дерека Шовена сразу навешено клише «Убийца Шовен» ещё до вынесения судебного вердикта и в обход презумпции невиновности, которую, кстати, ещё никто не отменял.

«Теперь позвольте пару слов без протокола»…

Полицейский, выполняя свой долг по инструкции, возможно перестарался. (Как говорится, услужливый дурак опаснее врага.) И здесь, возможно, следовало бы пересмотреть законы, которые приводят к нежелательным последствиям, а слишком нервного полицейского, имеющего неоднократные нарекания, перевести на более безопасный участок.

Но, как говорится, время не вернёшь, как не заполнишь вновь тюбик вылезшей из него зубной пастой, или не превратишь фарш в мясо…

Этот инцидент со смертельным исходом, возможно, пополнил бы список подобных инцидентов, но что-то пошло не так, и именно этот случай стал триггером для массовых протестов, которые, как всякие бунты и революции имеют начало, но не имеют конца.

Протесты в США и других странах начались после смерти афроамериканца Джорджа Флойда.

И вот о протестах есть смысл поговорить, потому что все чаще мы сталкиваемся с тем, что зачастую самыми удачными экспромтами становятся хорошо подготовленные и, главное, проплаченные экспромты.

В данном случае я имею ввиду протесты, перетекающие в грабежи и откровенное мародерство, когда толпа забыла, зачем она здесь и каковы причины и цели массовой кражи кроссовок. И каждый акт грабежа кроссовок наполнен высоким гражданским моральным смыслом — цель оправдывает средство. Так жертвы вековой дискриминации, видимо, компенсируют свой моральный ущерб.

Юлия Латынина поделилась своей ассоциацией, сравнив американский протест с историческим прошлым России, сказав, что «Это погромы и грабежи. Грабят, как в России пьяная матросня в 17-м.»

Было сказано, что они протестуют против институционального расизма и хотят справедливости для Джорджа Флойда. И поскольку дело было в Миннесоте, то уместно рассмотреть, что же собой представляет этот чудовищный расистский штат в палате представителей США. И это не будет сюрпризом для сведущих, узнав, что его представляет Ильхан Омар, эмигрантка из Сомали в первом поколении, мусульманка и темнокожая.

А ее предшественником, а ныне генеральным прокурором штата, который будет обвинять убийцу Флойда, является Кит Эллисон, тоже темнокожий и тоже мусульманин по редкому стечению обстоятельств.

В таком случае не понятно, что же хотят погромщики, если на их стороне весь городской совет?

И для того, чтобы понять простейшую причину погромов, достаточно посмотреть, где они происходят. Потому что, по идее, наиболее нечеловеческое угнетение темнокожих кровавыми белыми эксплуататорами должно происходить в штатах, которыми правят республиканцы, реднеки и трампы. Но всё почему-то наоборот, погромы и грабежи происходят в тех города и штатах, которыми правят демократические политики, и очень важное дополнительное замечание: в штатах, где наиболее жесткая форма регуляции обращения с оружием. То есть грабят в тех штатах, где извиняются перед погромщиками, и не грабят в тех штатах, где, если погромщик заходит в магазин, то он получает пулю в лоб от владельца магазина и жюри присяжных этого владельца оправдывает.

Вообще, левая пропаганда, она еще со времен Вилли Мюнценберга в принципе не изменяется вне зависимости от того, кого отмазывают: Сакко и Ванцетти или каких-нибудь исламских террористов.

И здесь не могу удержаться, чтобы не привести ещё одну цитату Оруэлла:

«Диктатуру учреждают не для того, чтобы охранять революцию; революцию совершают для того, чтобы УСТАНОВИТЬ ДИКТАТУРУ.»

За каждым массовым протестом, как мы уже не раз убеждались, стоит спонсор и вдохновитель всех побед в одном флаконе. Кто стоит за этим протестом, несмотря на всеобщую опасность быть смытым шальной волной протестующих, нетрудно догадаться. И у меня нет основания усомниться и на этот раз в правоте Дональда Трампа, который написал:

Эти «организованные группы» не имеют никакого отношения к Джорджу Флойду. Печально! Это Антифа и левые радикалы. Не возлагайте вину на других».

Антифа полностью подпадает под определение домашнего терроризма. Согласно определению, целью такой организации является «запугивание или принуждение гражданского населения» или «оказание влияния на политику правительства путем запугивания или принуждения».

«Местные экстремисты, включая анархистов и других антиправительственных экстремистов, используют волнения в Миннеаполисе для оправдания своих призывов к разгрому органов охраны правопорядка, проведению нападений на полицейских, правительство и капиталистических целей»,

— говорится в заявлении департамента полиции Филадельфии.

И еще один тревожный штрих определился во время протестной вакханалии со стороны властей, напоминающий тревожный «стокгольмский синдром», выражающийся в отвратительном акте коленопреклонения, целования ног и ролевой игрой «господин-раб». И похоже, что этот синдром наряду с коронавирусом принимает форму пандемии…

Иосиф Гальперин. По когтям узнаешь их

Иосиф Гальперин

Я не имею права говорить о последних событиях в Америке, поскольку здесь нужно точное знание и понимание деталей, а я в Штатах никогда не был, да и теперь не слишком хочу. Зато имею потребность и, надеюсь, право говорить об отражении этих событий в русскоязычной сфере и о том, как они отражаются в Европе, а полнее — на Балканах.

Отражаются — это не только освещаются, но и влияют, во что превращаются.

Сначала о статье, о ней я могу судить профессионально, будучи долгие годы журналистом-расследователем. Почти со всеми оценками переводчика и комментатора я согласен, хочу добавить явное упущение: авторы, даже насквозь предвзятые, так и не приводят возможную причину 8-минутного удержания. «Хладнокровное убийство» — как писал в своем блестящем романе-расследовании Трумена Капоте (так по-русски называли писателя)? Расовая ненависть? Растерянность перед толпой? Держал заложником, чтобы другие не вмешивались? Былые возможные личные столкновения? Это все, конечно, должно определяться в суде, там же, где Шовен получит приговор, но у авторов может быть свое мнение. Которого нет. Кстати, на мой профессиональный взгляд, они могли назвать офицера полиции убийцей, поскольку после его действий, явно причинявших трудности дыхания задержанному, тот умер. В результате ли только этих действий, преднамеренных или нет — решать суду.

Теперь о русской реакции. Откликаясь на мои комментарии к постам в «Живом журнале» один и тот же ник под одним и тем же хэштегом «Путин, введи войска в Америку!» приводил несколько дней подряд в разных блогах примеры того, как плохо себя ведут в Штатах черные и как надо сочувствовать белым. Хотя в этих постах речь не шла об Америке, а говорилось о событиях поближе: в Беларуси, в Хабаровске, в Омске.

То есть, также как в советские времена на любую критику внутренней политики пропагандисты отвечали: «А зато у них негров бьют!», нынешние платные патриоты отвечают: «А у них негры разбушевались и тамошний президент не может с ними справиться, придется ему просить помощи у сочувствующего Путина!».

По силе и объему реакции американские бунты занимают в русскоязычном сознании не соразмерно большое место — и дело не только в пропаганде. «Глубинный народ» не слишком волнуется по поводу пыток в российской правоохранительной системе (они — ее неотъемлемая часть), по поводу чудовищных провокаций ФСБ, приводящих к фабрикации дел против активных молодых людей и приговорам в услужливых судах. Более десяти лет — за разговоры об организации протеста против власти, разговорах, инициированных адептами этой власти!

Массы на нашей родине не бунтуют против действий полиции, убивающей задержанных или стреляющих на поражение, врываясь в квартиру после сообщения о краже двух рулонов обоев. Следствие и суды не принимают к рассмотрению жалобы журналистов и правозащитников на насилие, которое никто и не думает отрицать. Журналисту Давиду Френкелю, освещавшему пикет в Питере, в полицейском участке сломали руку, есть все доказательства — нет уголовного дела. Право полиции на неограниченное насилие — консенсус масс, поэтому даже размышлять над действиями Шовена — неприлично.

Наконец, блогосфера вслед за тупой пропагандой хихикает над бедным Навальным: а не намазали ли его в Германии «Новичком»?

Где-то я могу все это понять. Легче и менее боязно обличать кого-то за океаном, чем за окном. Понятно даже и расистское настроение: с облегчением скинули навязанный искусственной властью искусственный интернационализм, кого теперь тронет Михоэлс, в фильме «Цирк» поющий на идише колыбельную негритенку? Зато можно с особенным удовольствием петь «Ай-ай-айя-ай! Убили негра!», потому что нашелся кто-то более унижаемый и презираемый, чем ты. Теперь тебе не важно, правильно ли презирают тебя, теперь главное, что правильно презирают негра.

Поэтому можно ухмыляться, глядя на гибридную войну в Украине, ожидая ее продолжения в Беларуси, предвкушая дальнейшую Прибалтику, а то и Польшу. Не нам же одним терпеть этот гибрид провокатора и убийцы! Мы сами из подворотни и сами бы так же поступали, окажись во власти: воровали бы, гнобили «терпил».

Но Хабаровск показал, что есть и другие русские. А Минск — и другие братья. Заметьте, по всей цепочке протеста от Бреста до Владивостока, через Шиес и Куштау не было ни одного погрома. Не удалось спровоцировать. В этом тоже есть отражение американских событий, пусть от противного: учатся проявлять свое гражданское достоинство без насилия.

В Европе тоже протестуют, кто против масок, кто против расследований. В Берлине почти сорокатысячная толпа у Бранденбургских ворот, где особенно активны были ультраправые, чуть не ворвалась в бундестаг под крики одобрения политики Путина. В Софии левые чуть не ворвались в здание парламента, забрасывая полицию «коктейлями Молотова», хотя такой экстремизм и не свойствен балканским активистам. Но к ним присоединились «футбольные болельщики»…

В Болгарии, где я постоянно живу, иногда любят поговорить о том, что на нее Америка зарится. И в Северной Македонии — тоже, сам видел в Скопье американское посольство с вертолетной площадкой рядом с дворцом македонского президента, видел в горах между Скопье и Охридом американский флаг над станцией слежения. А в Черногории, где оппозиция добилась прекращения господства Мило Джукановича, пошли разговоры о выходе из НАТО.

Узнаю медведя по когтям! И в Болгарии, и в Македонии, и в Черногории — главное, чтобы западной силе не было вольготно, российская власть старается. Это ее резидент генерал Решетников посоветовал социалистам выдвинуть в президенты Болгарии генерала Радева, успешно летавшего на МИГах, это российская пропаганда сейчас раздувает протесты в Болгарии, начавшиеся после попыток, пусть и не слишком уклюжих, расследования коррупции в президентском офисе. И она же радостно трубит, не дожидаясь развязки политических процессов в Черногории, что Россия там победила. А зачем?

Чтобы служба медом не казалась, такой асимметричный ответ на «буржуазную демократию», мало чем отличающийся от действий Коминтерна. При чем здесь события в Америке? А при том, что Трамп, вроде бы по штату — лидер западного мира, очень вяло реагирует на действия Путина, хоть в Томске, хоть в Сирии, хоть в Европе. За это российская пропаганда сваливает организацию погромов на политических противников Трампа, хотя те уже и начали интеллигентно отбрехиваться.

Да и Европа тоже не фокусируется, Меркель осторожничает, тем более видя явные следы Путина у себя под окнами.

Только ли в провокациях, тайных и явных, тут дело? Не совпадают ли они с внутренними процессами всего цивилизованного человечества? Может, дело в том, что после окончания «холодной войны» прошло тридцать лет и активно хочется размять кости? В том, что тестостерон новых поколений не может довольствоваться широкой разрешенной свободой? Что не найдено новое равновесие новых сил, вот они и пробуют захватить побольше пространства: реального, виртуального, ментального?

Как, действительно, без пошлостей и глупостей, соединить толерантность и иерархию ценностей? Скажем, свободу религии и свободу говорить о религии (в Париже, кстати, начался процесс по делу убийц журналистов «Шарли Эбдо»)?

А пока лишь численно малые силы заняты новым делом, например, Илон Маск начинает испытание новой ракеты…

Но лай в почти полностью грамотном мире стоит страшный. Слов не выбирают. А зря: за словами обычно неожиданно следуют дела. Евгений Винокуров когда-то писал:

А ведь от вольтерьянских максим
He тaк yж долог путь к тому,
Чтоб пулемет системы максим
С тачанки полоснул во тьму.

* * *

Me too, Me too
по всей земле, во все пределы —
и вот ни женщины в быту,
ни власти белых.

Мы все особые внутри,
да и снаружи.
Любую бабу харрасни —
присядешь тут же.

Обязан делать хорошо,
как можно лучше,
весь мир любому с «калашом»,
не то получишь.

Но есть условие одно,
и в нем все беды:
пусть будет хуже у него…
Ну, у соседа…

Владимир Суравикин. Какой кризис — последний?

Стоит поблагодарить Леонида Комиссаренко за хорошие перевод и комментарии к немецкой статье о Флойде, но признаем факт: материал устарел. Причина этого и быстрые перемены в Америке, и то, что смерть Флойда была лищь моментом, выгодным для тружеников на ниве поджогов и погромов, с их «сверх-задачами» — не дать переизбраться Трампу и попутно прибарахлиться украденным.

Вымученность случая Флойда режет глаз многим наблюдающим: и погромы были до него, и персонаж для героя, мягко говоря, неудачен. Не мудрено что он был быстро забыт после церемоний, лживой помпезностью напоминавших похороны босса победившей мафии.

Так что отвлечёмся от тошненького случая Флойда и взглянем вокруг. Там интересно: все вдруг поняли, что «тектонические сдвиги» уже начались, а «интересное время» — прямо сейчас.

Для начала — пара примечаний.

Как уже видно, происходящие в Америке события — из двух частей. Первое — это буйства «черно-курточных» фашистов, так называемых «антифа». Разумеется, в основе основ — драчливость молодых самцов, замеченная ещё у шимпанзе и к сожалению не получающая адекватного научного внимния. Но она вполне «осёдлана» практичными левыми боссами — для увеличения шансов победы «своих» на выборах.

Второе — резкий всплеск чёрного расизма, попутным событием которого оказался Флойд. Воедино — «это есть наш последний и решительный бой», затеянный левыми трансформировать Америку в «прогрессивное», а то и «социалистическое» государство.

В очерке нет возможности охватить всё, посему оставим белых бузотёров «на потом», и взглянем на «расизмы».

Ещё примечание — суждения о группах. Поскольку прийдётся говорить о качествах групп, для незнакомых со статистикой (кривой Гаусса, или — в английском — «кривая-колокол») напомнм простой здравый смысл. Суждения о группах есть всегда суждения о большинстве. Говоря — «немцы — добросовестны», «скандинавы — высокорослы», мы всегда имеем в виду их большинство, но стоит помнить, что всегда есть и некоторые отклонения в обе стороны.

С этим и приступим.

* * *

Не хотелось бы прослыть паникёром, но вижу — далеко не все осознают масштаб идущих перемен.

Многие зачитывались трудами вроде Э. Гиббона о гибели Рима. Хорошо было читать о великих трагедиях в безопасной тиши, заведомо зная — тогдашней Западной цивилизации всё же было куда отступать: в северо-западную Европу. Но вряд ли кто и в кошмарном сне предвидел, что сейчас, в наши дни сам окажется в роли римлянина пятого века, терпящего атаки варваров — с той разницей, что отступать ему с нынешней Западной цивилизацией некуда.

Нынешние “тектонические сдвиги» уже вызвали массу откликов — от интернета до маститых историков, и любителям вроде пишущего вряд ли бы стоило браться за добавки, если бы не одно обстоятельство. При всём разнообразии откликов, практически все они имеют сходный дефект: в них упущены некоторые сущностные вещи. Причём эти «упущения» так важны, что просто «просятся», чтобы их назвали и объяснили — какой бы «ересью» это ни казалось.

Забегая вперёд, скажу что эти «упущения» — вы догадались правильно — из области полит-корректности.

К нашим дням полит-корректность высмеяна столь многократно, что уже скучно. Но думаю не всё в ней заслуживает снисходительной усмешки, с которой школьника называют «студентом». Некоторые её варианты перестали быть «преувеличенной тактичностью», и превратились в суковатые дубины, которые не только «портят биографии», но прямо рушат людские жизни и обращают в пыль миллионы средств.

Думаю, самым вредоносным из таких политкорректностей является всё упорней навязываемое утверждение, что людские группы (народы, расы) по интеллекту и связанным с ним качествам — равны. Далее увидим, что эта небольшая на первый взгляд ложь нанесла в 20-м веке поистине чудовищный ущерб, который продолжает усугубляться. Я подчёркиваю — именно в 20-м, потому что, при всех заблуждениях прошлых времён, тогда не боялись верить своим глазам и особых иллюзий в этом плане не имели.

Различие развитости народов в любой миг истории, скорость их развития, (да что там скорость — сама способность к развитию без чужой помощи присуща не всем) — слишком очевидны чтобы их отвергал любой не замутнённый догмами разум. Даже в наше, очень «перемешанное» глобализацией время, когда весь земной шар ездит на тех же машинах, одет в те же джинсы и с теми же мобильниками в руках, любой знает, в каких краях эти вещи придумываются.

Как и века назад, путешествующий сегодня с Запада на Восток, или с Севера на Юг, заметит различия, существовавшие и в прошлых столетиях. Но — мы дожили до времён, когда от нас всё назойливей требуют: «Не верьте глазам своим!».

Но мы несколько отвлеклись. Вернёмся к Америке и её чёрным.

* * *

Точно не установить, когда в 20-м веке началось массовое помутнение рассудка. Во всяком случае при Теодоре Рузвельте (умер в 1919-м) вменяемые люди умственным «равенством народов» ещё не озабочивались. Тогда же (1912) был придуман Ай-Кю, и его начали успешно применять, не выдвигая идеологических придирок. Заметим, что он был создан совсем не для сравнения «умов» или «смущения» народов, а просто для подбора работников и солдат к определённым видам деятельности. Лишь десятилетия спустя, когда с его помошью была численно оценена стойкая разница интеллектов групп (народов), и когда начал сгущаться дурман политкорректности, он был отвергнут Верховным Судом (1970-е) для государственных служб и стал «расизмом».

Но… Отвергай — не отвергай, Ай-Кю оказался «джинном», которого трудно загнать назад в бутылку.

Пока неравноправие чёрных существовало в американском обществе открыто (примерно до 60-х годов 20-го века), различия чёрных и белых в доходах и прочих благах естественно было объяснять им. Но когда расовые барьеры упали (к 70-м годам), и не просто упали, а на их месте встали неукоснительно выполняемые анти-расистские «Законы о ненависти» и порядки «Обратной дискриминации» (попросту говоря — наделявшие чёрных привилегиями), возник конфуз. Многие помнят удивление, растущее при чтении статистики: такие свойства как трудолюбие, законопослушность, устойчивость семей — по мере наделения чёрных правами не улучшились, а ухудшились.

Людям, не отвергающим по идеологическим мотивам очевидности и данные исследований, найти этому объяснения не трудно. Капризы истории свели в Америке два крайних случая человеческого развития: потомков северо-западных европейцев, обладавших этими свойствами в высокой мере (и вдобавок — «отфильтрованных» трудностями эмиграции через океан), и потомков африканцев, обладавших ими в минимальной степени. Пока чёрные жили в угнетении (и одновременно — в тугой «смирительной рубашке» Западной цивилизации), перечисленные качества — в пределах их способностей — ими копировались и развивались. Но по мере освобождения — «природа» чёрных, у которых склонность к самостоятельному развитию, видимо, минимальна — брала своё: массовое безделье, наркотики, пренебрежение законами и семейными обязанностями постепенно становились «нормой».

* * *

Я приехал в Америку 30 лет назад, и, натасканный «научным коммунизмом», стал приглядываться к отношениям белых и чёрных. Наблюдениям помогала работа: 25 лет поездок «вдоль и поперёк» Америки, и беседы с моими партнёрами-американцами. Вывод из всего этого короток и прост: никакого расизма, не то что «системного», но даже личного или «кулуарного», не существовало уже тридцать лет назад. А вот намёки на обратный «феномен», несколько месяцев назад начавший оборачиваться нескрываемым злобным оскалом — были уже тогда. Помню отрывок из письма в нашей тогдашней «Де Мойн Реджистер»: — «Я — представитель нового угнетённого меньшинства: молодой, белый, мужчина, с образованием, не «гей», христианин…». 30 лет назад в этом ещё была доля шутки.

Мой интерес не спадал, и лет 15 назад я написал для своих знакомых «Реквием по англосаксам» — путевые заметки о не очень радующих переменах в Америке. Говорю об этом не случайно: в попытках представить будущее этой страны с оглядкой на нынешние события, вспоминалось упоминание Гумилёва об эволюции викингов в Исландии (напомним, что они — одни из предков нынешних белых американцев). В нём — ошеломительная деградация некогда неукротимых воинов: со временем они «размякли» настолько, что не смогли организовать оборону Рейкъявика от случайных пиратов, а потом и вовсе сдались на милость проходимца, объявившего себя «правителем» Исландии.

Смысл сказанного прост: нет сомнений, что невероятные картины белых, становящихся на колени и кающихся за преступления, которые они не совершали, перед чёрными, которые никогда не были жертвами таких преступлений — результат чудовищного распада прежде всего личностей этих белых.

Процесс этой деградации, похоже, занял ощутимую часть 20-го века, исключая, пожалуй, первые десятилетия. Весьма «иллюстративным» является и наше время.

Главный «лом», который давно и энергично применяют идеологи левых и чёрных — это призыв взглянуть на разницу жизни белых и чёрных во многих аспектах: должностях, доходах, образовании и пр. Там же вспоминается и число осуждённых.

Опять и опять: причины этого были поняты ещё в прошлые века, а в 20-м веке к ним добавилась возможность численной оценки различий людских групп. Многократно измерялись данные по Ай-Кю, и были открыты его связи с «цивилизационными» характеристиками вроде чистоплотности, добросовестности, низкой криминальности и пр.

Повторим: все эти вещи в последние десятилетия численно проверяемы, а заметны для глаз — всю историю человечества.

Но! «Не моги сказать!» — Кульбитам левых пропагандистов, неустанно повторяющих «Если различны уровни жизни, значит — есть расизм!!» (с молчаливым подтекстом — ведь «интеллектуально и морально мы все равны!») остальная часть населения отвечает лишь испуганным молчанием, а то и согласием. (Это, собственно, и явилось побудительным мотивом очерка.)

Отступление здравого смысла в поединке с дикарским «ломом» уже давно стало заметным, но в последнее время просто «бьёт на отмашь».

Под нелепость идей «равенства интеллектов всех рас и народов» мостится «солидная» «подстилка». Известнейшие авторы Джаред Даймонд и Йен Моррис в своих популярных семисотстраничных книгах «Ружья, микробы и сталь» и «Почему властвует Запад» спешат уведомить нас о «равенстве» прямо на первых страницах своих «Введений» (Даймонд — прямо в первом абзаце). Следующие за этим семьсот страниц у каждого посвящены многосторонним доказательствам, что дважды два — не четыре.

Согласие с существованием «проблемы» «расизма» (т.е. коссвенно — со «всехним» равенством интеллектов всех рас) постоянно звучит на «правом» телеканале «Фокс Ньюс», в речах «правых» политиков и активистов.

Не удержусь от упоминания ещё одной группы, согласной с «равенством интеллектов всех народов» и с существованием современного «системного расизма»: левых евреев. Эти интеллектуалы, видимо, не поняли, что их точка зрения — помощь слухам о Сионских Мудрецах. Ведь если «интеллекты равны», но евреи упорно собирают не пропорционально огромный процент Нобелевских и прочих премий — значит их кто-то тайно поддерживает?

«Перемена погоды» в расовых вопросах хорошо видна в отношении к виднейшим исследователям интеллекта групп. Уже говорил, что крупнейший генетик, лауреат Нобелевской премии Джеймс Уатсон был изгнан из созданной им лаборатории за признание неравенства интеллектов рас. Крупнейший американский социолог и философ Чарльза Мёрри постоянно и нещадно руган за свою знаменитую книгу «Кривая-колокол» с самого момента её выхода больше 20 лет назад (никакой научной основы этой «критики», естественно, не было и нет). Но времена меняются, и недавно пожилой Мёрри был едва не избит в Коннектикуте чёрными студентками при попытке прочесть лекцию в университете.

Разумеется, участвующие в подобных «акциях» чёрные не вызывают положительных эмоций. Но у них есть хоть крошечные «оправдательные», точнее — «объясняющие» моменты. За всеми этими буйствами — жгущий комплекс неполноценности, подсознательное понимание, что — сколько бы ни повторял «борец с расизмом» что «все люди одинаковы» и ему полагается «репарация» за «столетия рабства» — простой курс математики так и останется недоступен для большинства, а отсюда и эта ненасытность в унижении белых, торжество, когда они становятся на колени и лижут — пусть для вида — его ботинки.

По ТВ не иссякают картины погромов, разграблений магазинов, битья молодыми чёрными белых женщин и стариков, иногда — лежачих больных. Не думаю, что видевшие эти кадры забудут их и через годы «примирений». Но сравнительная лёгкость, с которой ликвидируются эти безобразия приложением даже небольшой силы, ещё раз напоминает: коренная причина — в ошеломительно быстром маразме белых…

* * *

В начале очерка мы упомянули дорогую цену мелкой лжи о «равенстве интеллектов» народов, но не проиллюстрировали её. Мы не знаем точно когда эта ложь родилась, но во второй половине 20-го века она уже вовсю работала.

В целях краткости вспомним только самые масштабные события, произошедшие на глазах большинства живущих: они таковы, что будет достаточно.

Самые пожилые из нас помнят время распада колониализма, когда было столько предвкушений и ожиданий бурного расцвета освободившихся наций. Этого не случилось, хотя молодые страны стали получать (а некоторые получают и до сих пор) обширную помощь. Африка осталась Африкой, Гаити — Гаити. Это должно было насторожить, но не насторожило.

На памяти большинства современников — пресловутое «построение наций», «расцвет» которого пришёлся на Буша-младшего. Усилия сделать из отстающих стран передовые разумеется имели под собой высказанную или не высказанную уверенность что «интеллекты всех народов одинсковы». Чудовищная по своей стоимости (в деньгах и человеческих жизнях) затея кончилась так же как и «ликвидация последствий колониализма». Африка упорно осталась Африкой, Йемен — Йеменом. И если вам не достаточно, самое время вспомнить Китай. Образы «великих провидцев» Никсона и Киссинджера изрядно померкли к нашим временам. Затея, целью которой было включить Китай в экономику Запада и сделать из него демократическое государство (и которая разумеется исходила из равенства интеллектов) — похоже не оправдалась. Выброшенные на это средства таковы, что оценить их пока невозможно. Ясно что они невероятны.

На фоне этих колоссальных потерь внутренние американские траты на обучение необучаемых (под соусом всё того же равенства интеллектов) — просто мелочи. Разумеется, их бы потратить на создание посильных программ, на обучение посильным профессиям… Но кто будет это слушать в нынешние времена.

* * *

Во всей Америке, наверное, нет человека, не задающегося сейчас врпросом — что ждать? Что дальше? Читавшие историю помнят, что бунты и погромы были в Америке и в прежние годы, и некоторые оптимисты пренебрежительно цедят: — «Было и раньше. Побузят и успокоятся».

Некоторое время назад мне попалась одна из статей известного историка Виктора Дэвиса Хэнсона — о том, могут ли возрождаться цивилизации после кризисов. Признаюсь — начал читать затаив дыхание. Но аккуратный профессор Хэнсон не дал окончательного ответа: да, цивилизации попадали в кризисы, в том числе такие, когда никто не ждал восстановления, но всё же выживали… И так — до последнего кризиса…

Знать бы, какой из американских кризисов будет последним.

По словам того же Хэнсона, в бунтах 1968-го года было значительно больше убитых…

Тут мне пришло в голову, что подводить черту под убитыми в нынешних стычках рано, впереди выборы, да и вообще — за всю историю Америки статуи Вашингтона, Джефферсона и Линкольна ещё не свергались… Глядя на такие «новации», не хочется делать никакие «прогнозы», а память о ставших нелепыми добрячками викингах, избежавших нашествий из-за своей удалённости, что-то не подсказывает оптимистических концов…

Дмитрий Гаранин. Американские листки 3 (лето 2020)

1. Из спецхранилища корона

Из спецхранилища корона
прорвалась, рукотворный вирус,
царя природы скинуть с трона
и монстра посадить на вырост,
лабораторного мутанта,
наследника мышей летучих,
что синтезировали в банке
биологов отпетых кучка
из разных стран, по нитке с миру
кооперируясь в проекте
сменить застой идейно сирый
на вариантов диких спектр.

25 March 2020

* * *

2. На подиуме пандемии

На подиуме пандемии
Актёры славных государств
Кто цифру большую поднимет
Где сможет разгуляться SARS

Пока оплоты гуманизма
В печальной жатве впереди
Там где всего нежнее жизни
Врачи твердят не уходи

На тонкой ниточке подвесив
Чтоб оставались до конца
Средь нас хоть мир безмерно тесен
Не разглядеть в толпе лица

Лишь ветер вирусный повеет
Без промедленья жди беды
Их собирают шлангов змеи
Как перезрелые плоды

Зато в брутальном мире третьем
Добыча вируса скромна
Не угрожает долголетье
Там ни в какие времена

Там нет в народе ожиренья
Что переходит в диабет
И люди стройные как тени
Нам очень рано шлют привет

30 April 2020

* * *

3. Нас хотят сделать слабыми

Нас хотят сделать слабыми
Зависимыми от лекарств
В мире хранимыми самыми
Хрупчайшею из всех каст

Достигла фармакология
Смертности низших квот
Бдит гигиена строгая
И окружил комфорт

В рамках политкорректности
Психику нам не тронь
Каждый угол конкретности
Начисто удалён

Будут трудиться машины
Нам одобрить их труд
В буднях серо-мышиных
Лишь высыхать как трут

Станем в мире прогресса
Мы не нужны как класс
И ранее неизвестный
Вирус прикончит нас

12 May 2020

* * *

4. Прогуляться перед комендантским часом

Прогуляться перед комендантским часом
Вирусами наглотаться перед сном
Полицейский друг и вовсе не опасен
Если что супрематизмом отпугнём
Вирусы же постепенно измельчали
Бандитизм показывает им кулак
Создаёт напряг чтобы не заскучал я
Чтобы карантин немножечко обмяк
Чтоб вдохнув всей грудью перед домом с битой
Хоть и в маске стать загородив проход
Протестующим с их уголовной свитой
Угрожая их измолотить как скот

New York, 3 June 2020

* * *

5. А идиоты всё полезнее

А идиоты всё полезнее
И скоро пользу принесут
Уже в толпе сверкают лезвия
Без проволочек будет суд

И будет суд по внешним признакам
Где идентичность на кону
По цвету кожи личность вызнают
По гендеру дадут вину

И тем кто ратует сочувственно
За справедливость гильотин
Записано полечь капустою
В подножье будущих вершин

Лишь эгоистам несознательным
Кому противен этот слом
Есть шанс отбиться от карателей
Чтоб спать в обнимку со стволом

New York, 19 June 2020

* * *

6. Везде расизма сорняки

Везде расизма сорняки
пробились в социальном садике.
Реднеки, может, в нём нагадили?
Кремлёвской, что ли, след руки?

И пусть божатся все компании,
у них-де полный инклюзив
и мерзкий расовый нарыв
залечен бдительным старанием,

мы знаем — зуд расизма есть
повсюду, что врагов порадует,
когда безумным цветом радуги
наш тихий садик будет цвесть.

New York, 24 June 2020

* * *

7. Мне памятник стоит — завзятому расисту

Мне памятник стоит — завзятому расисту.
Перед лицом веков поставлен на позор.
Белее простыни застыл под небом чистым.
Навыкате глаза. Зубов слепит фарфор.

Вдаль от меня идёт проспект антифашизма.
И за спиною парк (мне в пику) транс-любви.
Мне всё невмоготу, и от стыда я дрызну…
Но крепок мой каркас, и гипс в моей крови.

Приди, младой вандал, освободи страдальца!
Коня, ещё коня, и тросом зацепи!
Мне голову отбей и крючковатость пальцев,
и соком тел живых обломки окропи!

Но тщетно вопию с Голгофы-пьедестала!
Всё замерло в тиши политкорректных чар.
За сеткой я, чтоб тушь в полёте не достала.
Полиции уж нет. На страже санитар.

New York, 3 July 2020
(Авторское чтение)

* * *

8. DIVERSITY

Кузнечики не встанут на колена
Медведь полярный не добудет мёд
Кому Господь послал какие гены
Так и расти по праву будет тот

Хоть мы в миру все божии созданья
От разнобоя ширятся глаза
Привычно пчёлке пролетать садами
Но в огород нацелилась коза

Их всех в одну телегу впрячь не можно
При соблюденье справедливых квот
Помрёт хорёк не выдав бычью мощность
Клещ с комаром в сравнении не тот

New York, 24 July 2020

* * *

9. Философское рамышление о ценности жизни

Зреют смутные сомнения —
так ли жизнь моя важна?
Сто-последний в поколенье я —
не заметен ни рожна…

Пусть меня сметёт с поверхности
полицейский иль ковид —
мелкий штрих в реестре смертности
не испортит общий вид.

Вы коленом мне не делайте —
нет трагедии как нет!
В мире просто меньше серости —
всем цветам не застит свет!

Пусть талантом и харизмою
все другие процветут!
Белый в радугу, как призмою,
пусть разложат там и тут!

Ну а если кто-то сдуется,
жизни ценность не храня,
то на нашей общей улице
им коленом от меня!

Frankfurt Flughafen Fernbahnhof, 26 July 2020

Самуил Кур. Письмо

Самуил Кур“Дорогая Лиза!
Пишу тебе из Америки!

Ты знаешь, я каждый год приезжаю в гости к своей давней подруге в Штаты. Прошлой осенью, в 2020-м, тут был тарарам, беспорядки, черт знает, что творилось — одним словом, готовились к выборам. А сейчас, в 21-м, тихо, спокойно. Уже на второй день после приезда Катерина потащила меня на крупное мероприятие — церемонию, как она ее назвала. В нью-йоркской бухте. Народу собралось видимо-невидимо — на лодках, катерах, плотах каких-то. Дело было вечером, уже стемнело.

Сначала с короткой речью выступил новый президент. Он сказал, что “все мы присутствуем при величайшем событии в истории нашей страны”. Раздались звуки Государственного гимна. Под эту музыку при свете прожекторов рабочие с двух плавучих кранов торжественно отрезали голову у Статуи Свободы. Со свистом и улюлюканьем зрителей ее отправили на дно бухты. А потом те же рабочие подняли и закрепили на Статуе новую голову — черную. Народ зааплодировал. Это была хорошо отлитая голова черного мужчины, такая с типично выраженными чертами. В свете прожектора возле уха четко высветилась надпись: Made in China. Наверно, забыли отклеить ярлык. И в этот момент за спиной новой Свободы вспыхнули огни фейерверка. Здорово! Красиво! Зрители — и белые, и черные, были счастливы, некоторые обнимались.

А вообще, не поверишь — здешние протестанты перестали сбрасывать памятники. Даже кое-какие назад поставили. Колумба, например. Только голову его заменили. Угадай, на чью? Помнишь, я тебе про такого Флойда рассказывала? Героя местного? Так вот взамен именно его голову и поставили. И не только Колумб новый вид принял. Такую операцию сейчас проделывают со всеми статуями, ставят флойдовские заменители. В столице у одного конного памятника по ошибке отломили голову коню, приварили вместо нее человеческую, а когда разобрались, начальник велел не трогать, оставить всё, как есть. И объяснил: получился кентавр, а это доказывает, что уже древние греки уважали афроамериканцев. Мы туда ездили, я видела монумент собственными глазами. Хорошо смотрится. Особенно круп. Вот такие мои новости.

Ах да, чуть не забыла. Одна из начальниц BLM заявила, что черные люди обладают самым высоким в мире коэффициентом IQ. Никто не может сравниться с ними по уровню умственного развития. И Катя моя говорит, что теперь собираются в школах всё переделать по-новому. Хотят, чтобы черные дети учились в отдельных классах по упрощенной программе — у них ведь и так высокий IQ, зачем их утруждать. И, конечно, ученые мужи будут писать совершенно новые учебники, лишенные всякого расизма. Белым в них будет отведено крайне мало места.

Катерине рассказала обо всех этих нововведениях ее знакомая. Профессор из университета. Она вообще-то белая, хотя выдает себя за черную. Но никто об этом не догадывается. Катя говорит — хитрая она, пройдоха. Фигушки бы она стала профессором, если бы осталась белой, ума не хватило бы. А так — все двери открыты, почет и уважение. И высокий IQ. Лекции читает: “Джордж Флойд как символ и ориентир новой культуры”. Не подкопаешься.

Ну, кажется, теперь уже всё. Будет что-нибудь новенькое — напишу.
Будь здорова!
Елена

22 апреля 2021 г.
Нью-Йорк”

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Биг Флойд — новая Америка. Часть 4»

  1. «Мы должны учить детей правильной истории. Чёрный человек изобрёл электрическую лампочку, а не белый по имени Эдисон».
    Джо Байден, выступая перед, в основном, чёрной аудиторией. Watters’ World, Fox News, 9-13-20.

  2. Я бы поддержал позицию В. Суравикина: ведь абсолютное большинство «протестантов» — белые! Черный расизм конечно есть, но он — пена на гребне волны.

  3. Маленькое замечание к тексту Владимира Суравикина6
    Предложение «Многие зачитывались трудами вроде Гоббса о гибели Рима», думаю, надо читать: «Многие зачитывались трудами вроде Гиббона о гибели Рима».

    После правления «пяти хороших императоров», по Гиббону, из династии Антонинов, включая последнго Марка Аврелия (161-180), прошло еще три столетия до падения Рима (476) ! Сколько дадим себе?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *