Биг Флойд — новая Америка. Часть 7

 350 total views (from 2022/01/01),  3 views today

В США возникло гигантское содружество, направленное на контроль информации с целью «сдвига» власти к левым силам и превращения Америки в «прогрессивное», а то и «социалистическое» государство. Это «содружество» делает свою «работу» открыто… мощь его огромна, и российские потуги — мышиная возня на его фоне.

Биг Флойд — новая Америка

Круглый стол
Часть седьмая
Алекс Манфиш, Александр Бархавин, Борис Вайнштейн, Владимир Суравикин, Игорь Юдович, Лев Мадорский, Леонид Комиссаренко и др.
Окончание. Начало

Antifa

От редакции: Мы продолжаем публикацию нашего осеннего круглого стола, который близится к завершению. Сегодня — седьмая, последняя, итоговая часть (первая, вторая, третья, четвёртая, пятая и шестая части).

(Небольшое замечание в скобках. Фотография, показанная выше, снята на одной из бесчисленных акций Antifa, в (пока) Вашингтоне, округ (пока) Колумбия (надолго ли, не могу предсказать). Под фотографией была бы уместна приписываемая Уинстону Черчиллю фраза, которую он скорей всего не произносил, но… не важно — дефиниция верна и точна: «фашисты будущего будут называть себя антифашистами». Выпускающий редактор)

Александр Бархавин. Риторический вопрос

Изумление Леонида Комиссаренко, которое побудило его перевести статью из «Шпигеля», вызывает у меня ностальгию — по тем неполиткорректным временам, когда даже очевидного исполнителя/виновника очевидного убийства до решения суда было принято — по крайней мере публично — называть alleged killer. Сейчас в силу той же политкорректности, мало кто из заметных политических фигур позволяет себе в публичной речи не осудить Дерека Шовина в убийстве Джорджа Флойда, хотя не только суд пока не признал Шовина виновным, но и сам факт убийства (как будет показано ниже) не является установленным.

Вот довольно показательный пример — Кэндис Оуэнс, в видео под довольно смелым (может себе позволить) названием «Я НЕ поддерживаю Джорджа Флойда!», анализирует — и довольно глубоко, трезво и убедительно — проблемы черной коммюнити США:

К концу четвертой минуты она говорит о Дереке Шовине:

“He has been turned into the devil that he is”.

Что бы она ни думала, она не может себе позволить не сказать подобного — если хочет, чтобы ее остальные слова были услышаны.

В какие неизведанные или забытые воды может завести нас дышло такой политкорректности — можно только гадать. Возможно, ограничится всего лишь тем, что на суде придется фактами доказывать beyond the reasonable doubt не вину подсудимого, а его невиновность. А возможно, решающую роль в определении вины вообще будут играть не столько поступки подсудимого и факты непосредственного происшествия, сколько, скажем, социальное происхождение или цвет кожи. Так уже бывало, и по историческим меркам сравнительно недавно: первое, с происхождением — в стране из которой я уехал, второе — в стране куда приехал. В любом случае, сегодня жертвой политкорректности (и как по мне — по большому счету самой серьезной) является презумпция невиновности.

Мне могут возразить — как можно говорить о невиновности, если все очевидно из известного видео? Ох уж этот мне капитан Очевидность, вот как станет майором, я уж не говорю — генералом…

Но на видео действительно обратить внимание стоит — и заодно на все, что мы об этих восьми минутах знаем.

Мне с самого начала казалось маловероятным или по крайней мере странным, чтобы полицейские на глазах у публики позволили себе действия, которые по их представлениям могут привести к смерти задерживаемого. Но смущал вопрос — зачем Шовину было давить коленом на шею Флойда, который лежал на животе, с руками в наручниках за спиной, и поэтому не представлял никакой опасности ни для полицейских, ни для окружающих.

Вопрос риторический: раз не представлял опасности — давить коленом незачем, ну разве чтоб задушить. На глазах у публики, и как отмечают — хладнокровно, понимая что он делает — the devil that he is… Правда, я не очень представлял себе, как можно в таком положении задушить — не повредив шейный отдел позвоночника, находящийся между коленом и горлом, с проходящими рядом гормом артериями. Ну вот рукой — наверное, можно, прижав пальцами артерию, но — коленом? Возможно, именно поэтому этот прием в полицейской инструкции Миннеаполиса относится к не смертельным (non-deadly force option).

Однако риторический вопрос «зачем» оставался без ответа — как и положено риторическому вопросу. И в какой-то момент в поисках ответа я задал другой вопрос: что мог сделать Флойд, если б Шовин не держал на его шее колено? Что он мог сделать, чего полицейским хотелось бы избежать? Как только вопрос перестал быть риторическим — ответ нашелся сразу: он мог поднять голову и начать биться лицом об асфальт — в кровь разбитые губы и нос, возможно, проломленный нос.

Кстати, полицейские вызвали Флойду скорую помощь из-за кровоточащей губы, разбитой еще когда его пытались усадить в полицейскую машину. Вскоре они повторно позвонили в скорую, чтобы ускорить приезд. Они увидели признаки excited delirium синдрома, для снятия которого применяют инъекцию кетамина, используя physical restraint до проведения инъекции, как предварительную меру безопасности (синдром может включать attempts at violence and unexpected strength — попытки насилия с неожиданной силой; в экстренных случаях применяют электрошокер). Когда один из полицейских предложил повернуть Флойда, Шовин ответил, что они будут удерживать его как есть до приезда медиков.

Как я уже говорил, я не очень представляю, как лежащий на животе, которого придавили коленом в области шеи, может быть задушен. Но знакомые врачи рассуждают, что шея — это очень сложная конструкция, и, не вдаваясь в подробности, всяко может быть если давить с весом 200-фунтового полицая. Правда, с какой силой давил Шовин — никто кроме него сказать не может, у него носок той же ноги и колено и носок второй были на земле. Это совершенно идеальная позиция для регулирования давления: хочешь — давишь почти полным весом, хочешь — просто придерживаешь, чтобы человек не мог поднять голову. То есть, если принять что в таком положении коленом удушить можно (что скорее всего будет оспариваться защитой), то Шовин действительно мог задушить Флойда. Видимо, это может служить косвенной уликой, и даже привести к осуждению — если нет других причин, которые могли с большой вероятностью привести к смерти. И причины эти можно искать в AUTOPSY REPORT (отчете о вскрытии):

Для начала следует обратить внимание: не выявлено опасных для жизни травм (No life-threatening injuries identified). В частности, нет повреждений передних мышц шеи и структуры гортани (No injuries of anterior muscles of neck or laryngeal structures). То есть прямых улик отчет о вскрытии не указывает.

Посмотрим насчет косвенных — есть ли в отчете что-то, что могло послужить причиной смерти Флойда, независимо от колена Шовина.

В анализе крови на наркотики находим, среди прочего, повышенный уровень фентанила: Fentanyl 11 ng/mL

Мне могут сказать, что никакой уровень наркотиков в крови у Флойда, как и его криминальное прошлое, не могут служить оправданием его убийства. Согласен, но наркотики в крови могут быть причиной его смерти.

Насколько опасен уровень фентанила, зафиксированный у Флойда? На вопрос о смертельной дозе фентанила знакомые врачи отводят глаза в сторону и бормочут, что это индивидуально, и вообще может у него такой уровень каждый день. На вопрос, значит ли это, что очень маловероятно, что Флойда умер бы от передоза без колена на шее, ответа пока не получил. Поэтому напрягся и нашел статистику по соседнему штату. Из всех умерших от передоза фентанилом, более чем у половины уровень фентанила в крови был меньше чем у Флойда.

В отчете также указано, что у Флойда был атеросклероз в тяжелой форме (Arteriosclerotic heart disease, multifocal, severe), степень сужения артерий — до 75-90%. Насколько это способствовало его смерти? Не знаю, не кардиолог, но согласно статистике, в США от сердечно-сосудистых заболеваний умирает ежегодно более 600 тысяч человек — примерно четверть всех смертей в стране.

И кстати, о статистике. Как сообщают журналисты, за последние пять лет полицейские Миннеаполиса применяли удержание за шею (neck restraints) по крайней мере 237 раз (любопытно, сколько из них — Шовин), в среднем — почти еженедельно. Сколько раз это привело к смерти? Думаю, что нисколько — иначе те же журналисты не преминули бы нам об этом сообщить. И это вполне объясняет, почему Шовин был так спокоен, удерживая коленом шею Флойда. Не потому что devil he is — а потому что выполнял рутинную работу и считал, что его действия не опасны для жизни Флойда и предусмотрены инструкцией.

Как бы он и другие полицейские действовали, если б знал состояние Флойда — можно только гадать. Думаю, вызвали б медиков намного раньше — чтобы спасти жизнь Флойду и заодно обезопасить себя от обвинений в его смерти. А возможно, пошли бы по более легкому пути — не стали бы пытаться арестовать Флойда, записав его данные, чтобы можно было вызвать в суд. И пусть себе едет куда хочет, если умрет — не у них на руках. А вот как будут действовать другие полицейские, увидев что обрушилось на Шовина и его коллег — вполне предсказуемо: кто сможет себе позволить — уволится, кто не сможет — будет находить благовидные предлоги уменьшить шансы столкновения с черными нарушителями. И как это повлияет на black lives, которые matter — тоже вполне предсказуемо, учитывая, что от рук черных преступников гибнет куда больше черных, чем при задержании полицией.

Понимают ли это те политические лидеры, которые поддерживают травлю полиции? Риторический (по крайней мере для меня) вопрос: конечно, понимают, но для них black lives matter ровно настолько, насколько это способствует их политическому успеху. Не дураки же они — просто на дураков рассчитывают, и небезосновательно.

Пожалуй, пора закругляться — и время подходит, и накатал уже неприлично много для круглого стола. Напоследок хочу поблагодарить Леонида Комиссаренко за перевод интересной статьи, и редакцию — за организацию круглого стола и предложение принять в нем участие. А также выразить сожаление о непомерно большом внимании участников к фантазиям Лумельского, и времени, потраченном на их обсуждение.

Алекс Манфиш. Дилемма Сциллы и Харибды

Передо мною — нравственно-философская дилемма в альтернативно-историческом облачении, предложенная профессором Владимиром Лумельским.

Я в Германии конца 1930-х годов. Гитлер смертельно болен, и я — единственный, — в силах излечить его. Опасаться нечего: если откажусь, ни мне, ни моим близким не грозит ни кара, ни взыскание. Как же мне поступить?

Прежде чем отвечать, — лично мне необходимо уяснить входные данные. Что это за мир, и какие возможности я имею там? Во-первых, дилемма тут может быть только для человека, знающего, что совершит живой и здоровый Гитлер. Во-вторых, в прошлом нашего мира не бывал он при смерти, так что это не наше собственное прошлое — это параллельный мир, близнец нашего, но отставший по фазе на восемьдесят с лишним лет. И сейчас — та самая развилка, начиная с коей всё будет уже иначе. И я прибыл в ту историю — из своей, опережающей, — во всеоружии знания о том, что и как было у нас. В-третьих — ради «чистоты эксперимента», — пусть будет ещё условие. Я здесь лишь на несколько часов и не смогу никого из живущих в этом мире о чём-либо проинформировать или от чего-либо предостеречь. Лечение Гитлера — или отказ лечить его, — единственное доступное мне воздействие на происходящее здесь. Потом — домой.

Так вот, решительно и однозначно: не стал бы я лечить Гитлера. Ибо даже если бы мне, как в фантастике водится, вмонтировали на эти часы знание медицины и немецкого языка, и под гипнозом внушили, что клятву Гиппократа я давал, — в остальном-то я пребывал бы самим собою, со своим преданием, со своей памятью. Всё тем же самим собою, перед чьим мысленным взором — Освенцим и Бабий Яр, лица задушенных и расстрелянных там, и уводимых из гетто на смерть айнзацгруппами… и блокадных детей, и юных курсантов под Москвой, и тех, что шагали… от военкомата с бритыми навечно головами… Их образы предстали бы мне, и ещё многое… и засветилась бы надежда: их двойники будут жить! Вот на это я и сделал бы свою ставку.

Отступление. На меня не влияли бы в подобном случае опасения — а познакомятся ли тогда в этом мире двойники моих родителей и появится ли когда-нибудь на свет мой собственный. Одно из двух: либо в этом смысле всё детерминировано и любой, кому надлежит родиться, будет рождён; либо — имеют значение также и случайности («бабочки» те самые)… но, коли так, уже сама эта болезнь Гитлера — существенный сдвиг, так что можно расслабиться. Прошлое нашего мира нас, я думаю, просто «не пустило» бы взламывать себя… но это тема отдельная.

Итак, я отправился бы назад, в нашу вселенную, надеясь, что там, в параллели этой, уже рождённые — не погибнут, что не будет там нацистских ужасов. Что немцы без фюрера — не решатся. И ни на миг не тяготило бы меня то, что я (считая себя связанным клятвой Гиппократа) не оказал врачебной помощи… человеку. Не тяготило бы потому, что не «человеком» я его считал бы, а действующим врагом. Пусть это даже иной мир, но он мне достаточно близок и понятен, чтобы точно знать — на чьей я стороне. А если так, то разве солдат в рукопашной схватке остановится, если враг схватится внезапно за сердце? Нет — он воспользуется этим и убьёт супостата. И это его святой долг.

И ещё по одной причине не тяготило бы меня это. Никто из нас не имеет божественного знания о том, где начинается «право» на уничтожение кого-либо. И даже в обсуждаемой фантастической ситуации у меня этого знания не было бы. Но была бы человеческая обязанность — принять решение, не прячась за тот или иной шаблонный императив (клятву Гиппократа или нечто аналогичное), а взвесив на своих личных весах, кто и что мне безмерно дороже: «универсальные» принципы или живые души, лица, глаза тех, кого повиновение этим принципам и императивам подвергнет опасности — стать жертвами…

Но я солгал бы, сказав, что вернулся бы домой с лёгким сердцем и в сознании, что исполнил свой долг — убить чудище. Нет. Одновременно с принятием своего решения я навсегда принял бы в свою душу ужас перед возможностью того, что оно окажется неверным — не спасительным, а катастрофическим.

Почему? Потому что делать такой выбор — примерно то же самое, что, зная лишь четыре арифметических действия, пытаться решить дифференциальное уравнение.

О таком выборе никто не сказал и не спел так, как сделали это древние эллины. Вот хрупкий кораблик, движущийся на вёслах, и на нём горстка воинов, чьи копья — с бронзовыми, даже не железными ещё, наконечниками. Это корабль Одиссея, и проплыть он должен между двумя скалами и двумя чудищами. Между Сциллой и Харибдой. Одиссею предвозвещено — надо держаться ближе к Сцилле: она схватит своими страшными зубами шестерых, шестеро погибнут… но Харибда — пожрала бы всех.

Сцилла — не добро, а зло, и зло страшное. Но держаться ближе к ней означает в данном случае — избежать зла ещё страшнейшего. И я покинул бы тот мир, не зная, кем был для него умирающий там Гитлер. Может быть, Харибдой; может быть, там вместо Второй мировой произойдёт несколько менее значительных войн, а потом Европа успокоится и образует нечто вроде нашего ЕС, и будут стабильные отношения между нею, СССР, США. И Израиль будет в начале 21-го столетия с пятнадцатью-двадцатью миллионами населения… Эх, если бы так!.. Но… что, если был он — Сциллой?.. И мне мерещится мир, в котором после смерти фюрера прекращаются антиеврейские репрессии, и в Германию возвращаются из Америки бежавшие туда учёные-физики, и немцы — при том, что у них сверхмощный вермахт, — первыми получают ещё и атомную бомбу; и тогда нацизм возрождается во всеоружии ядерного могущества… И кто сможет тогда ему противостоять? Или такой мир, где немецкий фашизм забыт, но — поскольку не было этой войны и не погибли те десятки миллионов, — нет нашего ужаса перед третьей (для нас) и второй (для них) мировой. Сдерживающего ужаса! А ядерное оружие — есть!.. И лучше не продолжать…

Харибдой или Сциллой был Гитлер, мы на этом свете не узнаем. Но это единственное, что было бы лично для меня дилеммой, — даже если бы мне и довелось давать в своей жизни клятву Гиппократа.

Примечание: на эту тему есть хорошая книга на стыке фантастики и альтернативной истории. Стивен Фрай, «Как творить историю». Хороша она, на мой взгляд, не образами героев (они, скажем так, «на любителя»), но тем, что в ней именно этот вопрос (моя «дилемма Сциллы и Харибды») поставлен в высшей степени наглядно и ярко.

Владимир Суравикин. И последнее…

Отзыв на статью «Дезинформированные до смерти» в переводе Владимира Лумельского

Кто-то назвал перевод г-на Лумельского «автопортретом целой социальной страты». Весьма внушительно.

Как видим, большая часть очерка — об информационных войнах. Темы эти интересны, а для читателей ещё и полезны: если тебя пытаются надуть — лучше замечать это вовремя.

Этим можно было и закончить, но при чтении возникает странное ощущение: перевод, казалось бы предупреждающмй о злонамеренных влияниях, сам полон таких попыток.

Присмотримся.

Ясно, что для жителей Америки важны адекватные реакции на вмешательства в выборы. Все хотят (или заявляют что хотят) видеть их честными. Cтоит только помнить, что исказить результаты могут не только внешние «вторженцы». Несколько лет назад в США самопроизвольно возникло гигантское содружество, направленное на контроль информации — с целью «сдвига» власти к левым силам и превращения Америки в «прогрессивное», а то и «социалистическое» государство.

Это «содружество» делает свою «работу» открыто, и видеть её может любой пользующийся интернетом. Тот, кто даст себе труд проверить правоту этих слов, быстро убедится что мощь «содружества» огромна, и российские потуги — просто мышиная возня на их фоне.

Многие уже поняли, что я имею в виду колоссальную идеологическую работу, постоянно проводимую — помимо их основной — «социальными сетями»: Гуглом, Википедией, Ютюбом и Твиттером.

Помню разговор с покойным Вольским (Островским), передавшим характеристику знаменитому ныне основателю Гугла, Сергею Брину, данную его матерью: «Серёжа — настоящий коммунист». Пользователь, начавший «гуглить» вопросы, хоть чуть касающиеся политики, почувствует, что «настоящие коммунисты» в Гугле не исчерпываются его основателем. Информация, не выгодная левым, или исчезает, или отдвигается «вглубь», куда часто не загдядывают.

В новостях нередко мелькают интервью с уволенными из Гугла за политические взгляды. Ютюб постоянно ведёт активную цензуру. Прошлой осенью оттуда был изгнан интересный и честный сайт «Ред Айс», открыто говоривший неполиткорректности, в частности о лжи массовых обвинений в «белом расизме». Теперь его ведущая Лана Локтева (Lokteff) осталась там в клипах молодых левых — как объект для издевательств. На периодическую цензуру часто жалуется сайт («университет») Денниса Прейгера, интересного политолога. Твиттер регулярно стирает «посты» Трампа и его соратников. «Фейсбук» тоже активен в ту же сторону.

Повторюсь для ясности: если вас интересует длина Миссури или последний запуск спутника — в медиа будет полная правда. Но если вы попытаетесь «копнуть» скажем детали «расследования самого расследования» сговора Трампа с Россией — не удивляйтесь что многое будет «убрано» или «отложено на дальнюю полку».

Примеры можно долго продолжать.

Я думаю нам можно не изображать непонимающих, спрашивая — почему же г-н Лумельский, предупреждая против одних вторжений, «не замечает» вмешательства куда более крупные.

Но вернёмся к переводу.

При всём моём скепсисе касательно «русскоязычных» — «нюансы» мнения г-на Лумельского о них не вдохновляют. Не раз он напоминает читателям о плохом советском гуманитарном образовании (тут с ним согласятся многие), и подчёркивает: для правильности политических суждений — желателен диплом западного университета.

Тут мне вспоминается примечательный очерк «Почему — социализм?» (1949). Он агитирует за строй, обернувшийся миллионами жертв и миллиардами ущерба — при всех без исключения попытках его «построения». Ирония, однако, в том, что автором очерка является А. Эйнштейн. Как видим, западный диплом, даже в совокупе с гениальностью — не всегда помогает. А вспоминая замеченных ещё Лениным «полезных (в политике) дураков» — признаем: Эйнштейн в этой категории совсем не одинок. Мало того, наблюдая последние события, тянет констатировать быстрый рост этой и без того немалой группы — на Западе вообще и в Америке в частности.

Не вызывает энтузиазма и изображение «большинства русскоговорящих» этакими глуповатыми упрямцами, «не верящими в операции Кремля по вмешательству в американские выборы». Большинство живших в Союзе прекрасно знают о всевластии спецслужб, со времени перестройки об этом (включая их операции на Западе) написано немало.

(Кому интересно — рекомендую в дополнение к переводу г-на Лумельского прочесть ошеломительную книгу ушедшего на Запад главы КГБ Румынии, генерала Иона Михая Почепы — «Дезинформация…». Книга старого профессионала высшей пробы несопоставима с любительством западного журналиста во всех отношениях).

Резюмируя, можно сказать: советское гуманитарное образование, конечно — скандал. Но всё же не стоит стричь под одну гребёнку всех учившихся а Союзе, а главное — несогласие с г-ном Лумельским ещё не всегда — признак ущербности. Доводы? Вы только поглядите на тех, с кем он в одном строю. Это те, кто — за «ликвидацию границ», «упразднение полиции», «запрет ископаемых топлив», «равенство доходов» и очень много чего ещё, от чего адекватные люди просто крутят пальцем у виска. И что, кстати, вполне уживается у многих с дипломами и научными званиями.

Задел г-н Лумельский и фанатичность сторонников Трампа, мне кажется — напрасно. Во-первых, фанатики есть у всех, надо считать — где больше. Несколько лет назад я рылся в статистике узнать — кто кого «задирает». Но сегодня жизнь даёт информации столько, что сомений уже нет. Одна многотысячная «демонстрация влагалищ» — включая вытьё на луну (в розовых шапочках, после трамповской инаугурации) — чего стоит.

Помимо беготни с «отрезанной головой» Трампа, выходок против его детей включая младшего, картины погромов и избиений столь несопоставимы, что ясно и без статистики. Дурацкая шутка Трампа что он «может убить кого-то на улице и ему ничего не будет» — полная глупость. Во-первых — «будет», юриспруденция большей частью уже в руках его врагов. А во-вторых, повторюсь, левые так открыто горячи во всех отношениях, что уже не о чем спорить.

* * *

Так получилось, что я прочёл перевод и пост г-на Лумельского в день, когда мелькнуло сообщение о бывшей команде Мюллера (Моллера?), почти два года расследовавшей «сговор Трампа с Россией». Сообщалось, что память у 27 «рабочих» мобильников этой группы была стёрта, или уничтожена другим образом, причём у некоторых — по несколько раз.

Тут же вспомнились «потерянные» тысячи е-мейлов г-жи Клинтон, и разбитые молотками (!) мобильники её подручных — как только ими заинтересовались независимые расследующие…

Представьте, вы — объективный наблюдатель, скажем — марсианин, упавший сюда недавно и ещё не обзаведшийся политическими симпатиями.

На ваших глазах неоднократно уничтожалась информация, которая видимо могла бы стать уликами. При вас «слой» за «слоем» отпдала клевета о «сговоре с Россией». Вы наблюдали, как по мере разоблачения этой лжи» левые стали писать нарочитые «неясности» — вроде как у нашего автора — «детали, (какие?) ведущие к людм Трампа (к кому именно?)»… «… суды и тюремные сроки людям Трампа» (какой — хоть один — срок связан со «сговором с Россией»?).

А попутно — «импичмент», потом раздутый «из ничего» разговор с Зеленским…

Думаю даже терпеливый марсианин в конце концов бы взмолился: сколько можно врать?

* * *

Вчера был урожай на новости. В дополнение к порче мобильников — всплыла противозаконная затея бывшего начальника ЦРУ, коммуниста Бреннана: создание в последний год Обамы спецгруппы ЦРУ — для всё того же шпионажа за Трампом. Будто без этого было мало уже доказанных сговоров под присмотром Обамы и Байдена, опереточных по организации, но не опереточных по реальным преследованиям ни в чём не виновных генерала Флинна, Пападопулоса, Картера Пейджа.

И «стиранием» мобильников, и «спецгруппой» заинтересовался республиканский Сенат, но мы уже привыкли к отсутствию результатов. Остаётся полюбопытствовать — что из этого будет упомянуто «переводчиками», «заботящимися об информации «русскоязычных»… Спрашиваю потому, что г-н Лумельский сообщает, что переводит и выставляет переводы из желания «помочь русскоговорящим».

Последние абзацы перевода — думаю, главное, ради чего г-н Лумельский взялся за этот текст. Речь — о предстоящих выборах.

Разумеется никто не знает победителя, но благодаря «недержанию речи» левых уже можно предвидеть «дух» недель перед голосованием. Соратники г-на Лумельского обещают непрерывные предвыборные осады Белого Дома, отказы от признания результатов в случае проигрыша (авторство — г-жи Клинтон). Есть и другие варианты.

Байден — очевидный маразматик? Не беда, его задача — «пройти». Править будут другие.

Затяжка споров «кто выиграл» — до февраля? Это же прекрасно: по закону президентствовать заступает Пелоси. Таков «джентльменский набор» тех, кто бьётся в истериках о «коварном Трампе». Ими же самими в деталях описанный.

Ведущиеся сейчас открыто «приготовления» левых к воровству выборов — ещё один «штрих» к их «групповому портрету». Но будем реалистами — ни повествования г-на Лумельского, ни рассказы о них — не убедят ни сторонников, ни противников. Ставка — на малую долю «неангажированных», для кого и пишется эта заметка. Для них и поделюсь парой моментов, которые в своё время отвернули меня от левых. Оба они — о выборах, процессе, где и проверяется людская порядочность

Несколько последних десятилетий господа Демократы стоят насмерть за выборы без предъявления документов. Трудно понять это в стране, где без удостоверения (или прав) не дадут и доллар в банке, и где само удостоверение делается за минуты и почти ничего не стоит. Требовать голосование без бумаг равносильно приготовлению к массовой краже голосов. Один этот пример ясно показывает, что за человеческий материал сбрался в левом лагере и за кого хлопочет г-н Лумельский. Есть и другие «иллюстрации».

Так же «насмерть» Демократы стоят «за эмигрантов». По соображениям гуманности, разумеется, прибывшим стоит выдавать гринкарты — они дают все права кроме голосования. Но — нет! Левые хватают оппонентов за грудки: «Гражданство! Дать им гражданство!» Они знают, что эмигранты, прежде всего из Третьего мира, голосуют «за социализм».

Мне лично он надоел, потому я в своё время и засомневался в своём членстве в Демпартии.

Лев Мадорский. Халява как способ существования, или «Давай я докушаю»

Лев Мадорский

Последние дни я читал комментарии к своей заметке, посвящённой Всемирному Дню демократии, удивительному политическому строю, в котором сталкиваются и вышибают искры слабые и сильные стороны человеческой натуры, и, одновременно, следил за разворачивающимся круглым столом, связанным с невероятными по масштабам даже для Штатов беспорядками, в результате гибели по вине полицейского афроамериканца Джорджа Флойда. Следил, но не принимал участие в обсуждении — где США и где Германия.

Но неожиданно в какой-то момент стало ясно, что эти две темы близки и относятся почти в одинаковой степени, как к США, так и к Германии, Более того, в определённой степени, одна вытекает из другой. Это произошло когда приятель, знакомый с американской жизнью не по наслышке, высказал смелое, но вполне правдоподобное предположение, что:

«… несчастья чёрной Америки в том, что её в своё время подсадили на наркотик так называемой обратной, позитивной дискриминации, или незаработанных благ, иначе — халявы».

То есть, в конечном итоге, несчастья афроамериканцев (ученица второго класа сделала мне замечание, когда я назвал их неграми: «Нам сказали, что так нельзя говорить») от всё той же прекрасной, солнцеподобной демократии, о которой мы все мечтаем. В условиях этой демократии, как в США, так и на моей новой родине, в отличие от демократии социалистической «Кто не работает, тот не ест», каждый, если и не работает, то всё равно ест. Другими словами, как правильно заметил приятель, и в Штатах, и в Германии запросто можно прожить на халяву.

Иногда даже получается так, что в экономическом отношении в обеих странах работать становится невыгодно (!). Жизнь на халяву превращается в способ существования. Действительно, зачем работать, если и так есть что покушать и крыша над головой. Зачем иметь семью, если мать — одиночка, имеюшая 5-6-7 детей, получает больше, чем работающий муж. Семьи распадаются. Жизнь на халяву развращает. Подростки собираются в банды. В США халява становится естественным фоном для криминализации чёрнокожей молодёжи.

Примерно, такая же картина сложилась в ФРГ в связи с массовой эмиграцией евреев из бывшего Союза.

Какой смысл работать? Живу на родине Холокоста почти 30 лет и перед глазами немало приятелей-евреев, перед которыми вопрос стоит-стоял именно в такой форме. Особенно, если на халявные деньги вполне можно жить по российскам меркам совсем неплохо и даже раз-два в году слетать, скажем, на Майорку или на Канарские острова.

Хочу сразу оговориться, что перед местными немцами подобная проблема возникает намного реже. Для них жить на социальное пособие (об одном таком случае напишу ниже) считается падением на дно социальной лестницы.

Приведу конкретный пример. Наш соотечественник, назовём его Борис (52), имеющий юридическое образование, не смог устроиться на работу по специальности (возраст, недостаточное знание языка) и ему предлагают окончить шестимесячные курсы, во время которых он получает стипендию, и переквалифицироваться, правда не в домоуправы, как у Ильфа-Петрова, а в социального работника, помогающего больным и престарелым. Жене (50) найти работу не удаётся. В результате после курсов, работая неполный рабочий день, (жену снимают с социального пособия и квартиру теперь супруги оплачивают сами), их общий доход почти равен тем деньгам, которые они получают, так сказать, на халяву.

Лучше милостыня, чем социал. Я неоднократно пытался понять загадку бездомных. Спрашивал и у «наших», русскоязычных, и у коренных немцев, откуда в Германии берутся люди без крыши над головой. Ответы были разные.

Это алкаши и наркоманы, которым уже всё равно где жить.

— Иностранцы, живущие нелегально.

— С женой поругался и домой возвращаться не хочет.

— Хиппи, которым такой образ жизни нравится.

Но недавно разговорился с одним бомжом и появилась другая версия, которая почему-то ни мне, ни моим собеседникам в голову не приходила

Недалеко от центра города есть детская площадка с большой беседкой и широкими скамейками. Крыша и скамейки привлекают сюда бездомных. Там же стоит теннисный стол и иногда по выходным я прихожу сюда поиграть с приятелем в настольный теннис. В это время Obdachlos (бездомные) только просыпаются. Я достал ракетки и подумывал о том, как бы завязать разговор с одним из них. Высоким, крепкого сложения мужчиной лет 55-ти. На его нездорового цвета, заросшим многодневной щетиной лице, застыло спокойное, даже умиротворённое выражение. Неожиданно он подошёл сам.

Сыграем?

Лев, — я протянул руку.

Марсель.

Мы начали играть. Марсель играл хорошо, но минут через пять закашлялся. Кашель был тяжёлый, изнуряющий. С трудом откашлявшись, он снова присел на скамейку.

Извините, не могу. Простужен.

Вам нужно отлежаться дома, в тепле. Почему спите на улице?

— Дома нет.

— Извините за бестактный вопрос. Почему?

Новый знакомый натянуто улыбнулся:

Нет и всё. Бывает и так.

Мы помолчали. Приятель не шел, и я стал собирать сумку. В этот момент Марсель заговорил:

Я прожил всю жизнь в Берлине. По профессии — лётчик гражданской авиации. В ГДР работал командиром лайнера. И на международных линиях летал, и в ФРГ. Был женат, нормально зарабатывал. Правда, детей не было. После объединения начались сокращения и я остался без работы. Тыркался туда-сюда. На вертолётчика хотел переучиться — не берут. Говорят, 48 лет — много для переучивания. И покатился. Начал выпивать, в казино играл. В долги влез. А тут ещё жена ушла. Из квартиры выселили за неуплату. Так и оказался на улице.

— Но почему не обратились в социальное ведомство?

— Ну, нет. Лучше просить милостыню, чем помощь государства.

Общины на халяву. Эта сторона религиозной жизни бывших советских евреев в Германии тоже вписывается в тему. Подавляющее большинство общин живёт на государственные дотации и при этом не отказывает себе в возможности с шиком отметить религиозные праздники, а функционеры и раввины получают весьма солидные зарплаты.

Когда лет десять или больше назад я через «Еврейскую газету» призвал членов общины жить скромно на членские взносы или спонсорские пожертвования, то вызвал взрыв возмущения:

«Мадорский хочет уничтожить религиозную жизнь в Германии».

Запомнилась в то время статья в жёлтой ганноверской газете:

«Опять евреи ссорятся из-за денег».

Мигранты на халяву. Особенно близки судьбы не желающей работать афро-американской и прибывшей в Германию после 2015 года мусульманской молодёжи. Таких «не желающих» в ФРГ, согласно статистике, насчитывается около 30-35%. Вроде бы процент не такой уж значительный, но учитывая, что приехало около двух миллионов человек, количество живущих на халяву исчисляется многими десятками тысяч.

Этажом выше живёт глубоко религиозный молодой араб, который пять раз в день молится. Причём, каждая молитва занимает много времени. Говорю с уверенностью, потому что звукоизоляция в доме никудышняя. Хорошо, конечно, что поклонник Корана вежливо здоровается и далёк от криминала, но непонятно почему свободу культа ему должны оплачивать немецкие налогоплательщики.

* * *

Написал и пришёл на ум отрывок из Зощенко, «Аристократка»:

«Заплатил. Обращаюсь к даме:

— Докушайте, говорю, гражданка. Заплачено.

А дама не двигается. И конфузится докушивать. А тут какой-то дядя ввязался.

— Давай, — говорит, — я докушаю.

И докушал, сволочь. За мои-то деньги».

* * *

От редакции: Мы завершаем наш более чем серьёзный по тематике круглый стол ироническими стихами. Чтобы вы, дорогие читатели, кому хватило терпения дочитать этот, седьмой по счёту выпуск и все предыдущие шесть — марафон! — чтобы вы закончили чтение с улыбкой.

Мы старались в каждой части печатать поэтические перлы наших авторов. Позволю себе напомнить их (даю ссылки):

Ну а теперь — завершающий поэтический аккорд и сразу вслед за ним — Послесловие Леонида Комиссаренко с непременным комментарием (заключительным словом) Игоря Юдовича. Леонид Комиссаренко — человек, по чьей инициативе был начат этот круглый стол — справедливо будет ему его и завершать.

Выпускающий редактор.

* * *

Борис Вайнштейн. Борюсь с расизмом…

Борис ВайнштейнСовременное общество — это дом толерантности, где политкорректные насилуют законопослушных.

* * *

Расизм «системный» — страшный грех
И брать с собою нет резона
В Мир Справедливости Для Всех
Которых там за горизонтом

Соседи говорят «позор»
Соседи смотрят с укоризной
Ну как зайти за горизонт
С грехом системного расизма

Ориентиров нет и вех
(Дорога видно жизни дольше)
И все страшнее этот грех
И этого греха все больше

* * *

Престранное сейчас пошло поветрие
Что заставляет лучшие умы
Во всём сверять искусство с геометрией
И только в ней искать сакральный смысл

По мне всего красивей тело девичье
И лучше натурально без одежд
Но знатоки кричат: «Смотри Малевича
А вот красотки только для невежд».

Я бы не пошёл, любимая заставила:
«Давай в музей, расти дегенерат…»
А для меня слова любимой — правило
И мы пошли рассматривать квадрат.

Родная шепчет: «Привела вот мерина
Ну ты давай, оценивай, не спи»
Ну я пошел — углы квадрата меряю
И в каждом ну почти что чистый спирт.

И не такое я могу умеючи
А рядом двое напрягают лбы
Мол почему он чёрный у Малевича
Когда он мог другого цвета быть?

Что за мерзавцы думать неумелые
Ведь так Малевич объяснил Руси
Что если где висят квадраты белые
То в этом зашифрованный расизм.

Теперь с расизмом я борюсь не мешкая
В любом из нас живет расистский тать
И надо мне про гномов с черноснежкою
Сегодня на ночь книжку почитать.

* * *

Игорь Юдович. Пощёчина трудовому люду

Вчера забирал свою машину после мелкого ремонта. Владелец большой авторемонтной мастерской — американский индус, Рави, лет 50-ти. Мы давно знакомы, я уже много лет все проблемы с машинами решаю у него. Сказал ему, что это мое последнее свидание с ним, что мы уезжаем из Калифорнии. Опускаю всё им сказанное в наш адрес, все пожелания и то, что он знает многих уезжающих, и что он бы и сам уехал, но… (у каждого свое «но»), а в конце сказал следующее.

— Посмотри, напротив «Тако Белл» (это система мексиканских закусочных). Человек, который работает там полный день, получает 18 тысяч в год, после налогов остается 14 (я знаю, что Илья Г. меня поправит, но надо иметь в виду 6.2% налога на пенсию, плюс около 4% медицинских, плюс местные — И. Ю.). А в Сан-Франциско десятки тысяч человек не работали ни одного дня, пьют и колются открыто, и получают минимум 24 тысячи от города (не считая штата и федералов — И. Ю.) в виде различных «услуг» и прямых денежный выплат.

This is a slap in a face of the working people.
Это пощёчина трудовому люду.

Вот ради последней фразы я и написал это короткое заключение к Круглому столу. Остальное — детали.

* * *

Леонид Комиссаренко. Балдёж от изумленья

 Леонид Комиссаренко Позволю себе начать очень издавна. 75 лет назад, в сентябре 1945 офицерам тогда ещё Красной армии, служившим в оккупационных войсках, было разрешено привозить к себе семьи. 2-я Воздушная армия моего отца дислоцировалась на территирии Австрии и Венгрии. Сначала Венгрию мы и попали. Школ русских ещё не было, а пацанов набралось достаточно, вот мы и проводили всё своё время на окраине аэродрома, среди солдат и разбитых самолётов. Помимо всего прочего научили они (солдаты) нас и песенке 2-ой ВА на мотив Прекрасной маркизы. В интернете первую не нашёл, привожу по памяти:

Всё хорошо, товарищ мой комэска,
Всё хорошо, и жизнь легка,
Ни одного печального сюрприза,
За исключеньем пустяка.
Всё дело в том, что при посадке
Разбил машину в щепки-тяпки,
А в остальном всё хорошо
<…>
Четвёртый сделал разворот
И всё пошло наоборот:
Нужно было довернуть,
Ну а я решил скользнуть.
Только вывел из скольженья.
Обалдел от изумленья
Предо мной была земля,
Поздно ручку дёрнул я.
Гляжу, летит через меня
Мотор, костыль и пол крыла,
А в остальном, товарищ мой комэска,
всё хорошо, всё хорошо…

Выделеленными словами я и намеревался начать Предисловие переводчика к статье. И правильно сделал, что не начал, потому что в конце, после захватывающих текстов столь многих участников Круглого стола и комментаторов пришлось бы их повторить.

Дорогие коллеги!

Я искренне рад, когда друзья и приятели, живущие в Израиле, Канаде или США присылают мне те или иные материалы, связанные с их странами и их жизнью.

В свою очередь я, роясь в немецкой периодике и, наткнувшись на интересный материал, делаю перевод и стараюсь донести его до вас.

В обсуждаемой статье двух не особо одарённых журналистов Der Spiegel меня не столько заинтересовал сам описываемый авторами материал, сколько то, как немецкие, в частности, и европейские журналисты подают его, как препарируют и как ловчат, передергивая факты, и как недодают информацию, вводя читателя в заблуждение.

К моему удивлению материал оказался резонансным и вызвал несколько волн обсуждения, некоторые из которых на мой взгляд представляют ценность не только своим запалом, но и последовательностью рассуждений и глубиной настоящих исследований. То есть авторы Портала оказались на голову выше редколлегии и корреспондентов самого массового из интеллектуальных журналов Германии.

Мне кажется, что сказанное относится и характерно для русскоговорящей аудитории из бывшего СССР, где читатель нашего с вами возраста достаточно образован, политически активен, как правило, имеет свое мнение и не собирается держать его при себе.

Я должен еще раз поблагодарить Редактора Портала и Выпускающего редактора «Мастерской» за участие, творческий подход и известную инициативу в организации обсуждения.

Print Friendly, PDF & Email

19 комментариев к «Биг Флойд — новая Америка. Часть 7»

  1. К вопросу о пособиях выходцам из СССР. При всем мухлеже и воровстве львиная доля этих пособий ушла или уйдет с первым поколением эмигрантов. Не всем удалось, да не все и старались, приехав в возрасте 40+, без языка и востребованной специальности, работу найти, это ясно. Но дети их права на пожизненное пособие не унаследовали и внукам не передадут. В отличие от некоторых других.

    1. Но дети их права на пожизненное пособие не унаследовали и внукам не передадут.
      ——————-
      В Германии ,Элла, «наши» во втором и , тем более, третьем поколении крайне редко ( я не сталкивался) косят от работы. В отличие от первого поколения они получают от немцев иммунитет от жизни на пособии. Это также позорно как косить от армии в Израиле.

      1. В Германии ,Элла, «наши» во втором и , тем более, третьем поколении крайне редко ( я не сталкивался) косят от работы.

        И слава Богу!

  2. Уважаемые читатели!

    Нам пришлось на ходу внести изменения в круглый стол. Несколько ожидаемых материалов не пришло и делать куцую, укороченную восьмую часть потеряло смысл. Запланированные в завершающую часть материалы наших авторов либо выйдут сегодня же вечером, без задержки, отдельными публикациями, либо добавлены в конец этой, седьмой части, которая стала финальной и завершается «поэтическим аккордом». Кто желает — снова загляните сюда и ознакомьтесь.

    Как не раз бывало, конец — это вовсе не конец. Если вас «не отпускают» затронутые в круглом столе темы — пишите и присылайте свои тексты в редакцию. Мы опубликуем их либо в дополнительном выпуске, либо отдельными статьями.

    Приятного чтения и творчества!

    1. Выпускающий редактор
      — 2020-09-19 19:15:
      «выйдут сегодня же вечером, без задержки, отдельными публикациями»
      ///
      Очень жаль, что среди этих отдельных публикаций уже не будет вошедшего в этот выпуск «И последнее…» Владимира Суравикина. Это, к сожалению, единственный подробный отзыв на переведенную Владимиром Лумельским статью «Дезинформированные до смерти», и имеет весьма косвенное отношение к нынешнему Круглому столу.
      К сожалению, этому опусу Владимира Лумельского уделили куда меньше внимания, чем его же фантазиям «Вопрос к вам всем — согласитесь лечить Гитлера?» в этом круглом столе. Хотя «Дезинформированные до смерти» затрагивает куда более серьезные вопросы, чем фантазии Лумельского в этом круглом столе, у которых не просматривается вообще никакой цели, кроме как лягнуть оппонентов.

      1. «И последнее…» Владимира Суравикина. Это, к сожалению, единственный подробный отзыв на переведенную Владимиром Лумельским статью «Дезинформированные до смерти»

        Да, пока единственный, но никто не мешает написать ещё и ещё отзывы, рецензии, подробные разборы. Если их придёт несколько в одно время — сделаем новый мини круглый стол (или продлим этот, никто не запрещает), либо напечатаем отдельными статьями. Всё в ваших руках, дорогие читатели-авторы, были бы хорошие тексты, а за нами дело не станет.

  3. Я никого «огульно» не обвиняю в сидении на пособии. Хотите конкретику — пожалуйста, её сколько угодно. Ни о какой общине речь не идёт, но о заметной крикливой её части. В ФБ прочитал (и потом проверил по официальному сайту), что пособия русскоязычных Ришон ле Циона (246000 жителей) в 3 раза больше, чем в религиозном Бней Браке (148000). Однин из лидеров ветеранров ВМВ в Израиля приписал себе военное инвалидство , ордена, и содрал с государства несколько миллионов шекелей. Дело прикрыла министр Ландвер (НДИ — Авода). Кстати, в Германии есть вполне молодые, по крайней мере были, на пособии — социал на детей платили до 21 года, или до окончания учёбы (так было) в ВУЗ. Один из тех, кто в США — борец против незаслуженных выплат, писал: «Мы всего добились своим трудом!». Я его спросил, на что жили радители, и как дела с восьмой программой. На том разговор прервался, но ведь это тоже деньги, шедшие людям, ничего для США не сделавшим. Тема большая, несправедливо заметаемая под ковёр. Помощь незаработанную в 803 — девяностые и позднее годы получили сотни тысяч, если не миллион человек из СССР — так, на вскидку, по нижней границе.

  4. Конечно, жить на пособии не слишком комфортно с моральной точки зрения, но работать, фактически, за те же деньги, тоже далеко не каждому понравится.
    Однако, если посмотреть в далекое (или не очень далекое) будущее, то роботизация самых разнообразных сторон жизни приведет -таки к тому, что даже при всем желании работу человеку найти не удастся. В результате помощь государства («халява») будет только увеличиваться. Так что то, что мы наблюдаем сейчас, это еще только цветочки. Ягодки — впереди.

    1. . Так что то, что мы наблюдаем сейчас, это еще только цветочки. Ягодки — впереди.
      —————-
      Может и так, но не так уж много социальных стран, Анатолий, где можно пожить вполне прилично на халяву. Россия к ним, насколько я знаю, не относится. И это совсем неплохо, так как халява развращает

  5. Не попади впросак, историк,
    Дающих беспощадно бьют —
    Хлеб подаяния так горек,
    Они ж другого не дают…

  6. Дорогой Соплеменник! Хотел бы «заступиться» за М. Амусью. Ведь он не критиковал ВСЕХ русскоязычных получателей пособий, а имел в виду конкретные, знакомые ему примеры. А то, что они есть никто не сомневается: есть пенсионеры, накопившие последнее время в РФ неплохие сбережения, которые хранятся в валюте, есть и такие, что работают по-черному и т. п. Но все-таки это не молодежь, как в США или Германии.

    1. Вы правы. Михаил. В данном случае у нас с Мироном, примерно, одинаковые оценки.

  7. Конспирологический подход мешает думать.
    То, что происходит в Европе, в Америке, в Африке, в Азии имеет совсем другие корни. И не имеет никакого значения то, что «невинно убиенные» — кАзлы. Они (невинно убиенные_ — не прочина, а всего лишь триггер, запустивший цепь событий, которая закончится вовсе не торжеством псевдолиберальных идей.
    И ещё…
    Глобализация неизбежна. Её (глобализацию) можно слегка притормозить, но не остановить.
    Некоторым повезёт, и им не придётся привыкать жить в совершенно новом и чужом мире особенно тем, кто…

    Не помнит давно он ни фактов ни лиц
    И даже при свете не видит ни зги,
    И сыпется порох из пороховниц,
    Который песком называют «враги»…

    Может даже мне повезёт… 🙂

  8. Уважаемый Лев, ваш «момент истины» меня приятно удивил. В Израиле вполне достаточна доля русскоговорящих приезжих, которые, ни дня не проработав, получают вполне заметные блага от государства, позволяющие спокойно жить и разок-другой прокатиться заметно дальше, чем их «коллеги» из ФРГ. Они при этом — ярые критики страны, поэты Германии и США, где, по их мнению, «дают больше», ненавистники ПМ, опора Либермана, в первых рядах борцов с «религиозным засильем». Нет предела их требованиям «давай» в адрес государства при малом или просто нулевом «получи» в его же адрес. Знаю примеры отнесения к инвалидам, с весьма большими выплатами, абсолютно здоровых людей, знаю явно липовых ветеранов ВМВ, получающих совсем не липовые по размеру пенсии, а также «пострадавших в Холокосте», к Холокосту прямого отношения не имеющих. Есть очень шустрые ребята, куда впереди О. Бендера по умению брать собою не заработанное.

    1. Мирон Амусья 19 сентября 2020 at 9:34
      =====
      Прекрасный образец голословного огульного обвинения.

    2. Есть очень шустрые ребята, куда впереди О. Бендера по умению брать собою не заработанное.
      —————-
      Думаю, Мирон, что в рамках «халявной»темы мы с Вами не имеем в виду тех, кто не может работать по возрасту или по болезни. С уважением отношусь, надеюсь, как и Вы, к тем кто работает, хотя получает в результате, примерно, те же деньги, что и социальное пособие. Знаю случай, когда даже меньше (!)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *